«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
KURRE

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 11
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Simply Son (18-го, 27 лет)
  •     Vir dolorum (18-го, 26 лет)
  •     Рэйв Саверен (18-го, 29 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1948 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Дети Калипсо. Дорогу осилит идущий

    "Говорю же, садись на самолет, вылетишь сразу из родного Саратова, и будешь через четыре часа на Восточном!" - примерно так говорил ему его одногруппник Серега. Ну да ладно, не важно. Андрей уже на Восточном. Только пришлось париться в поезде почти сутки, а после трястись в раскаленном жарой автобусе еще битый час, перед тем как доехать до аэропорта. А теперь, он проснулся в удобном мягком кресле, аналоге того, что стоят в салонах самолетов. Поблизости, в камере хранения, лежит его небольшой багаж - вместительный рюкзак с парой комплектов повседневной одежды, да и все, пожалуй. Тем не менее, для его путешествия, даже этого будет достаточно.
    Проснулся он в девять утра, продрых целых пять часов. Сразу же появилось острое чувство голода, заставившее голову хоть немного рассуждать спросонья. Так как делать было нечего, парень встал с кресла и поплелся в ближайшую забегаловку, минуя скопления людей. В мыслях кроме завтрака было еще кое что из разряда светлого и радужного. Того, зачем вообще вся эта поездка оказалась затеяна.
    До отправления орбитального лайнера оставалось еще около шести часов, когда молодой человек прикончил остатки своего малобюджетного завтрака. Сам собою встал вопрос, а чем, собственно, заняться дальше? Спать Андрею не хотелось, да и уснуть в суете бодрствующего аэропорта казалось ему невозможным. Поэтому Андрей решил прогуляться. Выход наружу из протяжного полукруглого здания, по форме, в плане, походившего всем своим видом на полумесяц, было видно издалека, так как зона ожидания выходила прямо в протяженный коридор главного вестибюля космопорта. И, на сколько Андрей знал из интернета, основные коммуникации и ангары для кораблей находились прямо под землей, а взлетное поле тянулось по направлению от этого громадного центрального коридора. Общий силуэт космопорта походил на циклопическую секиру, "древком" которого было взлетное полотно. Космопорт был рассчитан и на самолеты и на спускаемые аппараты, подобные допотопным шаттлам. Но основная нагрузка приходилась все таки на орбитальные корабли, что-то среднее между самолетом и ракетой, с двигателями, способными работать на высоте до пятисот километров. Именно такой корабль-лайнер, размером со старый-добрый авиа автобус "боинг" должен был умчать Андрея на орбиту.
    Даже по своим размерам, главное здание космопорта было внушающим гордость за отечество - длина главного вестибюля на взгляд была метров с двести, а то и триста. А высота стеклянного купола над головой вообще казалась бесконечной, хотя и имела в себе метров тридцать. Очень долго парень ходил взад вперед по этому чудному месту, глазея на подобных ему приезжих, пока ему, естественно, не наскучило данное дело. Удивляло еще то, что сие помещение было многоярусным, справа и слева в вестибюль балконами выходили оранжереи, полные зелени. Среди серого сияющего пластика, растения выглядели довольно мило.
    "Пойду наверх" - решил Андрей, и отправился на поиски приключений.
    Оттуда, со второго яруса, что находился на высоте метров десяти над землей, вполне себе была видна большая часть взлетного поля. Обследовав левый балкон, парень встал на его окраине прямо напротив наружного остекления и стал дожидаться, когда очередной лайнер поднимется на платформе из под земли, или сядет на полосу с воздуха. Самих полос было восемь, и они шли параллельно друг другу. Но отсюда, со второго этажа, было видно лишь три ближайшие - левую, и две центральные. Спустя какое-то время, Андрей, наконец, смог запечатлеть взлет орбитального лайнера. Вроде бы, тот летел до узловой станции направления "Венера"? А хотя, леший его знает, парень пропустил мимо ушей объявление об отлете, по тому как прилип взглядом к поднявшемуся из под земли орбитальному самолету. Вроде, самолет как самолет... Напоминает гиперзвуковой бомбардировщик. Огромная стрела с восемью двигателями, расположенными прямо в плоскости крыльев.
    "У него, похоже, половина корпуса это крылья, один сплошной Конус" - размышлял Андрей.
    А тем временем "чудо-машина" успела вырулить на взлетную полосу. А затем совершенно неожиданно громыхнула двигателями, шустро разбежалась и ушла под плотным углом в добрые шестьдесят градусов прямо в небеса. Все зрелище продолжалось каких-то двадцать секунд и первая реакция парня была такая: "А что это было? Как это так, так быстро?"
    Андрей не боялся летать, но тут поджилки немножко затряслись от представленного парнем ощущения предстоящих перегрузок. Это волнение заставило отпрянуть от поручней и спуститься на нижний уровень. На высоту вдоволь насмотреться он еще успеет.
    Вернулся парень в зону отдыха, когда уже было около одиннадцати по полудню. В запасе оставалось четыре часа, из которых один час выпадал на прохождение через зону посадки.
    "Господи, как же долго время идет."
    Не найдя идеи получше, Андрей пошел за вещами. Из вещей ему пока что был нужен лишь его планшетный компьютер, но, похоже, придется кроме него взять и все остальное.
    "Не беда, все равно делать нечего"
    Итак, спустя двадцать минут, парень сидел в привычном мягком кресле, свалив свой рюкзак в соседнее "посадочное место" и погрузился через планшет в изучение интернета. Первым делом зашел в "Глагол" на свою страницу, поболтать с парой знакомых. Среди находившихся в сети, оказался и Серега. Друзья горячо поприветствовали друг друга, после чего Андрей стал рассказывать о космопорте.
    "Андрюх, давай, может, по телефону звякнемся?" - предложил Серега. Сказано, сделано - совсем скоро они уже болтали друг с другом по мобильному.
    - Вот интересно, как тебя там встретят? - размышлял Сергей.
    - Я и сам не знаю. Представь себе, через два дня мы не сможем общаться так, как сейчас. Только через глагол.
    - А лететь ты два месяца будешь? Билеты то уже купил?
    - Да. Два месяца туда, два обратно. Все уже в кармане, для меня и для Нее. Три штуки.
    - А если не поедет?
    - Две тысячи сорок седьмой раз спрашиваешь. Или сорок восьмой? Не поедет, значит не поедет. Но я все сделаю, чтобы вернуться домой вместе.
    - Прямо, "миссия не выполнима", - рассмеялся Серега.
    - Да, это точно, - задумался Андрей. Но в следующую секунду отогнал эту тяготившую душу мысль и перешел на другую тему:
    - Ты лучше расскажи, что там наша любимая "Калипсо"? Я слышал, обещали практику в институте на старших курсах?
    - Так и есть. Несколько направлений, Черноморская, Балтийская, Каспийская и Арктическая научные группы.
    - Это из наших, Российских?
    -Да, на счет европейского филиала, пока ничего не говорили. Я бы хотел на тихоокеанские базы...
    - Ох ты, размечтался-то! - улыбнулся Андрей.
    - А чем черт не шутит?
    - Вот не надо этой фразы. В моем случае так шутить вредно! - смеялся Андрей, хотя за этой штукой была чистейшая истина. Именно с этой фразы все и началось, когда ему в голову пришла затея отправиться в путешествие стоимостью двести тысяч рублей за пределы Земли.
    Собственно, со своим другом Андрей разговаривал по поводу той самой известной организации мониторинга экологических ситуаций в области гидросферы. Калипсо. Детище гениального потомка великого морского ученого Жака Ива Кусто. Его внук в седьмом поколении, Франсуа Мотиз, перенял бразды правления у своего отца Ролана Мотиза, и оба носят официальное второе имя в честь своего деда и основателя "Калипсо". Для русского человека, фамильные традиции французов довольно странны.




    О чем думал Андрей, ожидая вылета, в пассажирском кресле? Наверное, ни о чем. Просто смотрел на шершавое покрытие взлетной полосы из своего иллюминатора. Постепенно, все таки, размышления проникли в пустующую голову. Подумать только, а ведь в детстве он только об этом и мечтал. Фантазировал о звездах, как это свойственно мальчишкам в возрасте десяти лет. И совсем не так представлял себе полет на Марс...
    "Я лечу на Марс. До сих пор не верится."
    Наконец, голос стюардессы, инструктаж по пристегиванию перегрузочных ремней, на трех европейских языках, затем пожелания приятного полета. Краешком духа парень почувствовал, как лайнер рывком тронулся с места и начал разгон. Потом невероятно быстро набрал рабочую скорость и оторвался от полотна аэродрома. Земля ушла куда-то вниз и весь иллюминатор затопило бесконечное небо с сияющим послеполуденным солнцем. Многие в салоне позакрывали шторками свои иллюминаторы, но парень этого практически не заметил. Прилип взглядом к небу.
    "Ну вот, сказка и начинается."
    Он вспомнил вдруг, в сотый раз, как началась вся эта безумная история. Нет, не со слов "Привет, давай познакомимся?", что написал тогда Оксане. И не с тех пор, когда они познакомились, а потом подружились будто брат и сестра. Наверное и не с того момента, когда Оксана со слезами говорила о том, что живет на Марсе, а хотела бы родиться на Земле... Все это было лишь начальной причиной. А вот началось все с вопроса "а что, если?"
    Андрей живо помнил, как это было, тогда, в парке. Весна, вечер, прохладно. Они с Серегой решили выпить, а точнее - немного напиться с горя, ибо не видать парню хорошенькой девчонки, живет ведь в другом мире!
    И тогда Андрея осенило. А ведь и там люди живут, ведь и там они откуда-то взялись. Ведь там тоже работают инопланетчики, как между Землей и Луной.
    "Стало быть, на Марс есть корабли!"
    И с того момента не было иных вопросов, мелочных опасений или времени раздумывать. Все было ясно сразу - Андрей должен лететь.
    "И все это пронеслось в башке за полсекунды," - вспоминал парень, наблюдая за ощутимо выгнутым низким горизонтом. Высота сейчас уже, наверное, была больше двадцати километров.
    А что дальше, за решением? Андрей взял академ на два года, пошел работать. Работал в разных местах, где по месяцу, где по два. Денег не тратил, так как жил с родителями. За прошедший в таком темпе год, парень собрал 140 тысяч, еще 60 занял у родителей. Этого хватило с лихвой и на три билета на самолет, и на три билета на межпланетный перелет. Далее тщательно продумал план этого полета, вместе с поддержкой Сереги и ребят из их общих друзей.
    Итак, после всего этого, Андрей здесь, летит на стратосферном самолете прямо на орбитальную узловую станцию. Там он проведет четыре с половиной часа в ожидании отправления огромного межпланетного корабля, направлением Земля-Марс, полет займет два месяца, а точнее - шестьдесят три дня, если верить информации в билетах. Обратно будет та же дорога, с перелетом на корабле, а так же четырехчасовым полетом на стратосфернике.
    Но самое тяжелое парня ждет на Марсе. Он ведь не просто так, погостить, туда едет!
    Андрей хотел избавиться от тяжелых мыслей о предстоящем, потому, как совершенно не знал, получится ли у него провернуть задуманное или нет.
    В этих размышлениях парень провел битый час, а самолет тем временем разгонялся, наворачивая по кругу вираж за виражем и медленно, по спирали, поднимался наверх. Наконец, он проложил плавный поворот вверх, почти на сорок пять градусов, и начал напрямую набирать высоту и скорость. А Андрей тем временем думал сначала о чем-то земном, вспоминая совсем недавнее привычное ему прошлое. Медленно мысли переключились на происходившее вокруг, внутри салона орбитального самолета. Пока Андрей рассматривал все вокруг, сам размышлял об устройстве корабля - он попытался примитивно представить себе тот невероятно сложный аппарат, внутри которого находился, и тем не менее воображение в определенный момент не смогло нарисовать все вместе. Как самолет может летать без атмосферы? От чего и чем толкают его двигатели? Можно было посмотреть и в интернете... Ах ты, черт - да бог с ним, нечего задумываться! - так и решил парень, хотя мысли все равно пробирались через это нежелание думать на тему окружавших инженерных систем. На сколько все стало сложным сейчас, в 25 м веке? Все в мире поставлено на широкие конвейерные ноги, даже разведение морской пищи на подводных фермах. Единственная, пожалуй, проблема этих "ног", в их экологически плохом запахе, отчего жизнь становится потихоньку отравлена сама своими же продуктами деятельности (или производства?). Вроде бы, космическая цивилизация... А нефть все равно, как и в древние времена, берется из под земли, для нужд легкой промышленности. Это на фоне того, что на Луне руды и топливо для термоядерных реакторов добывают ультра технологичные автоматические заводы. Только вот два миллиона человек на Луне - зачем? Зачем на Марсе такое же количество людей живет? И ведь живут, и как живут...
    Андрей невольно вспомнил Оксану, и понял, что все его мысли опять замкнулись на ней. Бессмысленная болтовня с самим собой.
    Если б это было смешно, Андрей бы и посмеялся, однако веселиться было особо не над чем. И снова эта мысль про Оксану взбудоражила голову, заставляя по кругу думать об одном и том же. О ней. Андрей не хотел лететь четыре часа, из которых прошло сейчас всего сорок минут полета. Он желал сейчас сию минуту оказаться на межпланетном корабле, а еще лучше - так сразу на Марсе. А между тем горизонт земли становился совсем изогнутым и далеким. Поэтому для глаз не было никаких серьезных ориентиров, чтобы понять - стоит ли корабль на месте или движется. Наверное, от этого у Андрея часто возникало желание выползти наружу и помочь тяжелому орбитальному лайнеру донести свою ношу, подтолкнуть до приличной скорости, чтобы уж наконец...
    Такое время, в интернете, все равно постоянно появляются новости об очередных столкновениях малых народов, и все это происходит на фоне такого интенсивного освоения космоса. О Марсе Андрей знал мало, хотя и припоминал, что там сейчас обитают потомки шести разных национальностей. Эту планету осваивали в свое время европейцы, в основном французы, британцы, немцы, россияне и австралийцы. Американская же нация основала Лунные города. И тем не менее, даже их след остался там, на Марсе.
    "Столько людей в одном единственном городе-государстве. Невероятно."
    Естественно, Андрей никогда сильно не интересовался историей города Нового Вавилона, да и остальной частью истории, связанной с космическими колониями, тоже. Не интересовался до тех пор, пока не встретил очаровательную марсианку...
    В пассажирском салоне было полно иностранцев, отовсюду слышалась то английская, то французская, то немецкая речь. Из всего этого облака людских разговоров Андрей не понимал ровным счетом ничего, и поэтому было столь приятно слышать редкие слова русского языка, откуда то из глубины пассажирских рядов. Говорили люди об одном и том же, хотя и на разных языках, Андрей старался не вникать в суть. Прошло еще минут десять и он просто включил музыку и скоро задремал. Очнулся он прямо перед прибытием на орбитальную станцию.
    Станция была выполнена в классическом стиле в форме кольца с отходившими во все стороны в одной плоскости от него лучами. Эти "лучи" являлись стыковочными модулями, и в момент сближения было ясно видно, как четыре из двенадцати таких модулей были заняты прибывшими кораблями. Размеры этой орбитальной станции были довольно протяженные, но они шли в ничто по сравнению с огромным марсианским кораблем, покоившимся рядом. Между станцией и кораблем курсировал паром, вероятно, по системе лазерного трапа-якоря. Это устройство представляло собой сеть излучателей и приемников между двумя причалами на стороне станции и корабля, между которыми курсировал маленький кораблик с набором одинаковых двигателей спереди и сзади, собственно сам паром. Что удерживало межпланетный корабль точно напротив станции, Андрей совсем не понимал. Тем не менее и корабль и узловая Станция, которая, кстати, казалась в пять раз меньше него, оставались в одном и том же положении относительно друг друга, и вероятно, вообще имели единую орбиту. Над загадкой такой синхронности Андрей бился все время, пока проходил многочисленные контрольные пункты. Очень удивился, когда оказался перед пропускным модулем биологического мониторинга, еще больше удивился и немножко напугался, очутившись сразу после этого в автоматической стерилизационной камере, где его попросили снять одежду до нижнего белья. А после этого Андрею на голову вылили бесцветную тучу распыленной жидкости. Финалом этой странной процедуры стало то, что его попросили переодеться во внутрикорабельное белье. Андрей думал, что ему подадут типичные вещи что велики для него, к тому же и поношенные, как это бывает. Но все оказалось не так уж плохо Потому, что размер всей одежды и обуви оказался его личным (еще одна загадка). Багаж студента поместили в герметичную вакуумную упаковку, наверняка, так же предварительно простерилизовать. К ряду часто задаваемых вопросов о космических перелетах прибавился типа такого: "для чего такая чистота нужна на подобных кораблях?"
    Уже внутри парома Андрей долго не мог справиться со смешивавшей его мысли полнотой эмоций. Он был удивлен, озадачен, он боялся этого перелета после биологического и радиационного контроля (какого черта?!). Все эти предосторожности больше походят на уровни систем безопасности на военных объектах или высокоточных производствах. Но тут то они зачем?
    "Радиация понятна, куда все ни шло без нее на орбите. А биологическая защита для чего?"
    Так или иначе долго раздумывать не пришлось. Два часа отделяли Андрея от начала полета, из которых последние несколько минут он провел вместе с десятками людей, стоя внутри автоматического блока парома.
    И вот широкие шлюзовые двери раскрылись и глазам предстал внутренний отсек корабля для пассажиров. Это была широкая комната, украшенная в футуристическом стиле полосами неоновых панелей, отдававших мягким контрастным зеленым цветом. Несмотря на такое освещение, в комнате не было сумрака. Как только наружные двери закрылись, в движение пришла внутренняя перегородка. Она отделяла шлюз от главного коридора, в который по видимому выходили еще четыре таких шлюза. Пропускная способность их была рассчитана на пятьдесят человек в пять минут, люди проходили на корабль группами. В совокупности получалось двести человек в пять минут. Если корабль был рассчитан на две тысячи человек, то вся процедура приема на борт растягивалась на час, но это было более разумно чем свободный проход на борт.
    "Так не создается толпы, но что будет во время аварии и экстренной эвакуации?"
    Чуть позже выдали ключи от номеров кают, и так же небольшими группами с сопровождающими, люди стали расходиться по жилым секторам. Андрею достались ключи с выбитыми на брелке цифрами "406" с одной стороны и "5-F" с другой. По логике вещей, это номер каюты и блока. Далее с группой людей с таким же "5-F" отправился к вертикальному лифту, группу вела милая девушка лет двадцати пяти, в серебристой форме с синими стильными нашивками на рукавах. Снова вспомнилась Оксана. Интересно, люди всегда сравнивают других со своими любимыми?
    Сразу же захотелось курить. До сих пор, как ни странно, Андрей не замечал этого, Но вдруг, совершенно случайно и неожиданно на парню нагрянуло знакомое чувство. "Никотиновый голод" стал давать о себе знать прямо в тот момент, когда группа только только отправилась к лифту. С собой у Андрея сигарет не было, да и вообще он хотел бросать курить, обещал же. И тут кто-то воскликнул:
    - Ребята, у кого номер 401?!
    Сначала Андрей не обратил внимания, но потом осознал, что ищут как раз его.
    - У меня, - отозвался он и поднял руку с брелком вверх. К одну подошел владелец того голоса, что искал 401 номер, представился:
    - Максим. Похоже, что мы соседи! У меня тоже 401 номер! - парень почему-то радовался как мальчишка.
    - Вот так да, - ответил Андрей, с дойди скептицизма, - А я уж надеялся, что один жить буду. От ладно, пошли домой, соседушка.



    Досталась им небольшая двухкомнатная каюта, одна комната была 3х6 метра, другая и того меньше, 2х3. В большей комнате располагался встроенный в стену шкаф у дальнего левого угла, занимавшей четверть длинной стены, рядом с ним декоративная полка, под которой покоился мягкий диван. Напротив дивана и у дальней стены стояли две кровати, а в ближнем левом углу, где оставалось свободное место, располагался письменный стол с бортовым ноутбуком. Между кроватями же, в правой стене, была дверь в меньшую комнату, и там располагался санузел с душем и умывальня. Единственное окно оказалось жидкокристаллическим экраном, передававшим панораму с одной из наружных камер. На полу в этой каюте лежал чистый ковер с незамысловатыми узорами, а на потолке висела добротная люстра, хорошо освещавшая все вокруг.
    - Welcome to home! - воскликнул Макс. Анализируя его поведение за последние полчаса, Андрей понял, что попал в одну комнату с пресловутым чудаком, коим был и его друг Серега, и невольно улыбнулся:
    "Везде все то же самое, и везет ведь на таких ребят мне!"
    Андрей занял кровать у окна, его соседу досталась кровать у стены. Стали раскладывать вещи в шкафу, после этого задалась дискуссия о том, кому достанется ноут.
    - В любом случае я взял с собой планшет, - заявил Андрей. - Одна беда, он не настроен на здешнюю сеть.
    - А это так важно?
    - Ну, это довольно важно, если здесь есть внутренняя локалка. Вдруг там что-то интересное, а мы же не на день тут.
    - С уверенностью могу сказать, систему управления двигателями ты со своего планшета не взломаешь! - ухмыльнулся Макс, на что Андрей ответил: "Прикол засчитан..."

    Позже Макс предложил Андрею сходить развлечься, а заодно, как это водится, немного выпить и познакомиться.
    Корабль изнутри был настоящим городком на две тысячи человек со всем подобающим ему оснащением и инфраструктурой. Внутри этого муравейника совсем не чувствуешь себя пассажиром-космонавтом, если убрать с глаз долой все информационные панели, транслировавшие поочередно панорамы звезд, что снаружи, фотографии планет с оптических спутников, раскиданных по всей солнечной системе, снимки звезд, туманностей, галактик, скоплений и прочего прочего прочего. Многие часы на борту можно было убить, просто засматриваясь на эти красоты.
    Именно этим и занимался Андрей по дороге к центру жилой зоны, где располагались несколько "вечерних" клубов, парк, оздоровительный комплекс и аллея. Это было круглое помещение, диаметром около километра, куда вмещалась вся зона досуга на корабле. Магазины располагались прямо по диаметру, будто влитые в стены, в центре находился сам парк, сердцем которого и было вечернее заведение. Что было интересно, так это расположение аллеи между этой зоной и следующей, в которой располагался Фок. Было трудно поверить своим глазам и осознать, что все это находится внутри корабля. Тем не менее вся эта площадь была частью звездолета.
    Несколько минут спустя ребята вошли в вечерний клуб и заказали по паре виски с колой.
    - Давай, рассказывай о себе, друг, - заявил Макс.
    Андрей вместо этого вознес стакан, его сожитель ответил тем же. Отпили за знакомство с традиционным русским чоканьем.
    - Вот теперь можно. Я студент, взял академический и решил поехать на Марс. Есть одно важное дело, важное для меня - Андрей явно не хотел делиться своими секретами с человеком, которого пока не знает. Макс, как ни странно, это понял и адекватно отреагировал:
    - Погоди с делами, давай я о себе расскажу. Я совсем недавно закончил технический вуз. Встал вопрос о выборе работы. Ты, наверное знаешь - на местных предприятиях платят в восемь раз меньше, чем на марсианских. Вот я и подумал, а что такого, если я предам родину предков? По сути, работать на Марсе выгоднее, чем на земле. Ну и, само собой, взял я свои вещи, объявил родителям и знакомым, что отправляюсь в большое путешествие... И вот, я здесь!
    Такой подход не очень понравился Андрею, он был чувствителен к вопросам "что главное: родина или благополучие?" Но так или иначе, осуждать других людей парень тоже не имел права.
    - Кем работаешь?
    - Оператором сварочного аппарата. Марс поставляет на Землю корпуса для транспорта, этим занимается металлургическая компания "Селестия". Слышал о такой?
    Андрей тщетно пытался напрячь свою память в поисках подобного названия, но ничего не вспомнил и пожал плечами.
    - Не удивительно. Вещь специфическая, - говоря об этом, Макс отпил еще немного от стоявшего рядом его напитка.
    - Ну, а как же неудобства? На сколько я знаю, Новый Вавилон это подземный город?
    - Да. Ну и что? Десяти лет мне хватит, чтобы обеспечить себя и свою семью. Одно плохо, на Земле осталась моя любимая. Даша, - назвав имя избранницы сердца, Макс невольно улыбнулся. Андрей в это время осушил бокал на половину.
    - Тебе ведь плохо придется на Земле после десяти лет на Марсе.
    - Почему? - неожиданно удивился Макс.
    - Ну, разница в тяготении, все такое... Неужто на Земле нет другой работы?
    - Да брось ты! Детям буду рассказывать, как на Марс летал работать. Да и потом, по моей специальности высокооплачиваемая работа есть лишь в соединенных штатах. И если честно, между америкосами и марсианами, я выберу вторых. Ну, точнее уже выбрал, - Макс, договорив, даже рассмеялся. Андрей знал почему, ведь за столетия, страна западного континента превратилась в державу, нелюбимую многими народами планеты. Чего стоит лишь дискриминация землян на Луне по американскому гражданству.
    - Да, тут ты прав, Америка - это зло! - рассмеялся Андрей.
    - Ну, а ты зачем на Марс летишь? - задал, наконец, заново свой вопрос Макс, - Я вижу, дело деликатное, наверняка. Но все-таки?
    Андрей немного подумал, стоит ли сказать глупую правду, или солгать что-то более правдоподобное. И вообще, стоит ли о таком распространяться?
    - У меня здесь есть знакомая. Как-нибудь расскажу... А откуда ты родом?...



    Несмотря на ограниченность пассажирской зоны внутри этого межпланетного дома-корабля, два месяца полета оказались не такими уж и скучными. Организаторы перелетов на славу постарались обеспечить всем необходимым комфортом пассажиров. На корабле была даже локальная сеть с набором массовых виртуальных игр - уже это должно было сжечь уйму времени постояльцев, не говоря уже о довольно просторном физкультурном комплексе, ночном клубе, четырех кинотеатрах и нескольких ресторанах. Богатый выбор для богатых людей!
    Андрей же с Максом - не были богатыми людьми, и поэтому старались вести скупой студенческий образ жизни. И это вполне подобало их возрасту и статусу. Однако, малоденежье совсем не мешало им изучить весь корабль вдоль и поперек, да сутками просиживать в компьютерных залах. Андрей впервые так серьезно увлекся виртуальной реальностью, и весьма вовремя - новое увлечение отбило лихорадочные мысли о недалеком его будущем, уже на Марсе.
    Макс же был отпетым игроманом. Построение карьеры и поиск своей профессии, тем не менее, не мешали старому увлечению. И естественно, парень был в курсе всего, что происходило с игровой индустрией, знал фишки во многих играх. И вел себя в знакомой обстановке обители игроков, как рыба в воде. Андрей, в сравнении, чувствовал себя полным лузером, когда пытался разобраться в очередной не знакомой, но круто выглядевшей игре. Так же часто вечером ребята бродили по местному гидропонному парку. Это место было уголком жизни в железо-бетонных оковах, покрытых пластиковыми панелями. Удивительно, какова разница между живым и рукотворным! Остальное пространство звездолета походило больше на нечто игрушечное и вычурно-глянцевое. По крайней мере, именно такое ощущение появилось у Андрея после пребывания под кронами немногочисленных деревьев этого "сквера внутри склепа".
    Давала о себе знать и пониженная гравитация. Окружающие предметы казались поначалу Андрею неестественно легкими. Сам собою назрел естественный вопрос: почему же не "9,8 метров на секунду", положенные землянину от природы? Не хватает мощности установки? Да это же чушь!
    Позже, уже на Марсе, Андрей вспомнит эти мысли, да посмеется над собой. А пока этот вопрос волновал его всякий раз, когда приходилось сталкиваться с маловесием, то есть - постоянно.
    Часы на борту медленно тянулись в череду дней, те же медленно сменяли друг друга, приевшиеся развлечения добавляли хоть какое-то хаотичное разнообразие в череду серых будней космических странников. А титанический межпланетный корабль, обретя в полете свои маршевые восемьдесят километров в секунду, стремительно рвался через пустоту к Марсу.

    ***

    Уже будучи на Марсе, Андрей разыскал то самое место, где наверняка должна была быть в тот день Оксана вместе со своими друзьями.

    -Кафе "Соната", - прочитал Андрей вывеску на здании с почтительного расстояния. Вроде бы, оно...
    Каждый месяц, в определенный день - субботу второй недели, здесь собирались ребята из друзей Оксанки, с которыми постоянно была и она сама. Если традиция не изменилась, то они должны быть сейчас внутри.
    На часах минуло 14.00, когда Андрей вошел в здание. Сразу же он оказался в довольно просторном помещении, где располагалось файе и окно гардероба. Вежливо отказавшись от услуг персонала, парень проследовал в основной зал. Народа было не много, поэтому острый взгляд сразу смог определить - Оксаны здесь нет. Зато здесь было сразу несколько компаний молодых ребят. Влюбленная пара в углу - наверняка на свидании, несколько ребят слева от них, через столик - студенты, двое взрослых мужчин, о чем то весело смеявшихся - скорее всего, старые друзья. И еще ближайшая к нему группа людей, откуда-то знакомая Андрею. Он сел за один из столиков и от делать нечего стал наблюдать за присутствующими. Всмотревшись в черты лиц этих людей, парень приуныл. Оксаны здесь точно нет.
    "И чего я сюда пришел" - тяжко размышлял парень, рассматривая предметы столовой утвари перед собой.
    Нужно искать, действовать дальше. Но где?
    Не видя официантки, подошедшей уже к его столику, Андрей резко встал и двинул к выходу.
    "А если еще не собрались? Всякое ведь бывает!". - эта мысль остановила Андрея на последней ступеньке выхода из кафе. В самом деле, куда спешить? Если они здесь не встретятся, то он пойдет прямо к ней домой и будет ждать, пока не появится.
    Решив, что это самое хорошее решение, парень прошел скамейку в скверике напротив кафе и твердо намерился ждать ее здесь, перед входом. Удивление тому, что на Марсе, под землей, могут расти деревья, между тем, осталось не существенным в общей сумятице мыслей, что была вызвана несколько смутным положением. В такую ситуацию, Андрей, безусловно, попадает впервые. Идти к Оксанке домой? Слишком грубо может получиться. Подождать ее здесь. А она придет? Если эти два варианта провалятся, то найти девушку будет намного труднее. Школу она закончила, постоянные маршруты передвижения, естественно, поменялись... И единственным верным способом увидеться, теперь виделся лишь визит домой.
    "С коня, да на бал..."
    Минуты медленно тянулись, дверями кафе хлопали совершенно разные входившие и выходившие посетители, в основном, молодежь. Среди постепенно вышедших, Андрей узнал многих, кого видел внутри, когда был там сам. Только одна компашка до сих пор находилась все еще внутри.
    Захотелось курить. Посмотрев на часы, Андрей осознал, что находится здесь уже битый час. Оксаны все нет и нет. Уже было ясно, что она не придет, но Андрей все сидел в ожидании. Несколько раз вставал, чтобы пройтись взад вперед по скверику, и вечно бешенно вертел головой во все стороны света, чтобы не упустить появления девчонки. Однако, увы.
    Неожиданно, парень увидел пожилого человека на той стороне скверика, закурившего сигарету. Возникло желание подойти и попросить угостить табаком, что парень неприминул сделать...
    ...Несколько ранее, в тот же самый момент, когда дверь за Андреем в фае захлопнулась, из уборной, с недовольством на лице, вышла Оксана. Она все это время, вместе с друзьями уже была внутри кафе, и с земляниным девушка просто разминулась по времени.
    -А мы сейчас одного классного парня видели! - заворковали подруги, - Пришел, кого-то искал наверняка. Не нашел, обиделся и сбежал.
    Оксана пропустила мимо ушей очередные сплетни о каком-то незнакомце. Она села за стол к друзьям и недовольно скрестила руки на груди.
    Друзей было шестеро - Консель и его девушка Эйприл, Никола и Мари - еще одна влюбленная пара, и друзья по парте Ролан и Лорейн. Практически со всеми из ребят, кроме Мари, Оксана еще совсем недавно училась в
    школе. А теперь они оказались в одном институте и третьей к Оксане и Мари, как первокурсница, подключилась Эйприл. И так получилось, что именно по дружбе Машу, кроткую и тихую девушку, новые подруги познакомили с Николой. Так Мари оказалась седьмой в компании одноклассников.
    -Сандра, ну чего ты какая недовольная? - разжаловался Никола, - Ладно я имею право быть недовольным, - смеялся он, - Имею право, потому что вышел с ночной смены, и даже поспать не успел толком...
    Он не успел договорить фразу, потому что его девушка, Мари, вдруг сначала удивленно на него посмотрела, а потом обиделась и отвернулась.
    -Врунишка.
    -Эй, Маш! Ты чего, ты обиделась?!
    -Да, обиделась. Потому что ты всегда после ночной смены не спишь, хотя и обещаешь...
    Никола устало вздохнул и отпил из чашки преющий дымком невероятно крепкий кофе, который обычно пьет именно после ночной смены, и нехотя стал извиняться.
    -Ну ладно тебе дуться... Ну, извини, что не сказал...
    Мари повернулась к любимому и тихо, но довольно сухо шепнула на ухо "давай не при ребятах".
    Оксана же только усмехнулась, наблюдая за этой сценкой.
    А вот Эйприл, девушка Конселя, наоборот состроила смешную мину и с привычным сарказмом воскликнула:
    -Ну все! Ну поругались! Ой, беда-наводнение!
    Особенно смешным для ребят, выросших под землей на планете-пустыне, было слово "наводнение".
    Даже Мари улыбнулась и уже без упрека смотрела на ребят и любимого.
    Одна только Оксанка сидела, налившись синевой, будто туча.
    -Смешно вам. Меня вот родители уже достали пилить за вторую плохую сессию. Ну не интересна мне эта диффузная полиметаллургия!
    Раздраженное восклицание вызвало только улыбку.
    -Все так же бунтуешь против воли предков? - улыбалась Лорейн, сидевшая напротив Эйприл, вместе с другом детства, школы и соседом по парте, Роланом.
    -Наверное, это уже традиция, - смеялся ее сосед, припоминая, что так было всегда.
    -Ага, такая же, как у Эйпи с Пионом, вечно, везде и всюду держаться за руки - подмигнула им Оксана.
    "Пионом" был Консель. А получил он свое прозвище от сокращения слова "Пионер". Прозвище досталось от того, что отец Конселя - геолог разведчик - вечно таскал и таскает своего сына по экспедициям. Поэтому всю среднюю школу ребята видели Конселя раз-два за полугодие. Зато короткие недели пребывания этого парня в школе ярко запоминались всем килотоннами баек, пересказанных отцом сыну в первопроходческих, для сверстников, походах.
    -Ой, да ладно тебе!.. - весело отмахнулась Эйприл.
    -Ребят, давайте, я вам расскажу про последнюю экспедицию! Мы с отцом только в понедельник вернулись!
    -Опять в своем репертуаре, - рассмеялся Ролан.
    Консель только с ухмылкой и упреком покосил взгляд на друга. После же он начал рассказывать о том, как вместе с отцом и их группой геологической разведки, вдобавок вместе с двумя сейсмографами, изучали самые отдаленные уголки большого марсианского каньона. Как попадали в песчаную бурю по пути к месту, как долго спускались вниз по опасным тропам и отвесным скалам, как ночевали в надувных модулях и по нескольку суток не спали. Как проводили ремонт сейсмометров, как собирали целую кучу разнообразных образцов камней и пород со стен тоннелей и многое-многое другое. Пока длился рассказ, Никола сделал заказ на всех "чего-нибудь перекусить", а сам Пион показывал фотографии и видео из экспедиции, чтобы уж совсем не быть голословным. Хоть это и повторялось очень часто, но всем было интересно посмотреть на такие диковинные снимки и кадры. Одна только Оксана оставалась скептически безучастной и без особого интереса смотрела все вместе с остальными, а потом вообще переключила взгляд на окно на улицу. Как бы ей хотелось, чтобы это была действительно улица, а не пещера! Хоть и своды этой пещеры были на высоте нескольких сотен метров, хоть и усеяны они были диковинными строениями, площадками, да переходами, что нависали над жилым сектором города, будто ветви дерева, хоть и освещены были так, что пласты пород сверились в лучах прожекторов дневного света... Это все было не тем, чего душа просит. Лучше - небо.
    И почему она опять задумалась про Землю?..
    -Вот такие дела, - закончил свой рассказ Консель, - Я вам, кстати, подарки привез! Кристаллы разные со дна каньона.
    И с этими словами парень полез к себе в сумку...
    -Эх, - невесело вздыхал Никола, - А я все торчу и торчу в бригаде обслуживания на этом чертовом заводе. Уже начало надоедать. А то, вон, люди вместо того чтобы время зря терять, по горам лазают. Ну, ничего! Еще настанет мой час! - рассмеялся он - Еще поступлю на курсы пилотов и тоже всем подарки с других планет привезу!
    Безобидная шутка мечтателя больно резанула по ушам Оксанке. Так уж повелось, что при упоминании о других планетах, первая возникающая мысль была о Земле. И не только...
    "Андрей..."
    Никто, впрочем, не заметил этого в лице подруги, и ребята так и продолжили делиться впечатлениями о прошедшем со школы времени и с теми, кого видели каждый день, и с теми, кто появлялся только на таких вот встречах в этом кафе.
    -А у нас сегодня подруга во дворце культуры выставляется! - поведала всем Лорейн.
    -Да? А кто? - поинтересовалась Мари.
    -Таиссия. Одногруппница наша. Ей отпустили на это аж целую стену, будет принимать участие шесть картин. И тему выбрала она интересную - "человек и мир" называется. Кстати, выставка открывается через час и будет работать всю неделю. Мы с Роланом сегодня идем на открытие!
    -Так, а может и мы с вами? - предложила Эйприл.
    -Куда ты спешишь, душа беспокойная?! - запротестовал Консель, - Может, отложим? Только все собрались,
    наконец...
    -На самом деле, торопиться не обязательно, - обнадежил всех Ролан, - До Дворца отсюда всего ничего, а времени еще целых два часа.
    -Оксан, ты чего сидишь, как не родная? - вдруг заметил, наконец, Консель, - Давай, делись прошедшим! Как все это время провела?...
    Вопрос оторвал Оксану от одних невеселых думок и заставил напрячься над другими. Только в этот момент девушка поняла, что похвастаться то ей, собственно, и нечем. Учеба? Две сессии подряд - едва сдала. Путешествия? Все путешествия ограничились пределами города. Личная жизнь? Здесь дела еще хуже...
    -Да ладно тебе принижаться, - воскликнул Консель, - Кстати, а как же тот землянин из Саратова?
    Вопрос - как контрольный в голову!
    Но Оксанка сдержалась от резких оговорок и ответила, что они не общаются.
    -Примерно с тех пор, как произошел сбой связи. Это было почти год назад, в июле. Потом были два краха городских серверов "глагола" и я удалила страницу. Все равно, этот сайт больше не работает...
    -Вот тебе и раз, - понимающе хмыкнул Ролан, - Общались люди, общались, и вдруг бац и будто ничего не было...
    -Обидно, - вздохнула Мари.
    Наступила неловкая пауза, в которой сама же Оксанка чувствовала себя неуютней всех. Явно, не стоило начинать такую тему. Только настроение всем испортила.
    -Да ну ладно вам! Ничего страшного не случилось... - наконец выдавила она из себя, - Мы ведь все равно не смогли встретиться.
    Положение спасла Лорейн. Она вдруг предложила пойти в парк и там прогуляться, а заодно и продолжить разговор, и уже после пойти на выставку.
    -А то мы тут так и просидим, ничего не делая...
    ...Уже безнадежно уставший ждать, Андрей все сидел на скамейке. Он уже не думал о том, что кто-то должен прийти. Но уходить все равно не решался. Не решался он так же и закурить сигарету, щедро подаренную прохожим. Так и сидел с сигаретой в зубах, да смотрел вдаль на огни над потолком пещеры. Именно в этот момент компания ребят вышла из здания кафе.
    -Ксан, слушай, - окликнула девушку Эйприл, - А помнишь, мы были недавно на поддоне? У тебя остались оттуда фотки?
    Говоря о "поддоне", Эйприл имела в виду широкий воздушный мост между двумя торговыми башнями в центре Нового Вавилона. Он нависал над входом в центральный парк на двадцатиметровой высоте, и это было излюбленное место для многих фотографов города. Оксана была таким же фотографом.
    Дело было месяца два назад, поэтому она не могла вспомнить, куда сохранила фотографии - на свой планшет или же на семейный домашний компьютер.
    -Я посмотрю, как приду домой, - оповещала Оксана и заметила, что внимание подруги на какое то время переключилось куда-то в сторону. Когда же они пересеклись взглядами обратно, на немой вопрос Эйприл кивнула Оксане за спину, сказала:
    -Ой, смотри! Тот самый парень, вон вдалеке стоит. Я думала, он уже ушел.
    -Который? Опять ты за свое! - стала сердиться Оксана. Хватит уже юмора на тему того, что у нее нет никого!
    И тут девушка услышала, как за ее спиной раздался радостный мужской крик. Звали ее, по имени. Оксана обернулась - незнакомый молодой человек стремительно сорвался со скамейки в скверике, перелетел через дорогу и остановился в десятке метров от нее. Как только ослабленное вечными ночными посиделками в интернете зрение сошлось на его лице...
    Внезапный озноб ударил в спину девчонке, в глазах все потемнело. Не может быть!
    Парень из другой вселенной, до которой даже связь интернета не всегда в состоянии добраться - который когда-то был одновременно так далеко и так близко - стоял теперь в тридцати шагах от Оксанки.
    За шоком, в который провалилась девчонка, прямо из глубин взорвавшегося ликованием сердца в голову ударила волна невероятной силы, заставила закричать в надрыв "АНДРЕЕЕЕЙ!!!"
    Секунднда растерянности, и в следующее мгновение они уже рванулись друг к другу. Скорее! Все ближе!
    В несколько шагов она просто перелетела через все ступеньки и на последней, что есть сил, рванулась вперед, прямо в крепкие объятия к Андрею, а тот закружил ее вокруг себя, да так, что ножки высоко оторвались от земли.
    Все шестеро друзей так и застыли, кто как пришлось, наблюдая за эдакой нелепостью. Прямо на их глазах двое этих безумцев с весельем и вскруженной головой упали на ступени кафе и только и знают, что целоваться!
    После нескольких секунд безмолвия, первым подал голос Никола.
    -Что... За... Хрень... Здесь творится? - едва выговорил он онемевшим от удивления лицом, а Эйприл вдруг нервно засмеялась, и смех этот перешел в безудержный хохот.
    -Это, наверное, Андрей, - сквозь странный смех выдавила из себя она
    -Ребят, - начал, наконец, соображать Ролан, - Это же ведь тот самый землянин...
    Подтвердилась эта догадка, уже когда Андрей представился сам. Все шестеро при этом ме проронили ни слова. Один только Никола сказал единственную фразу, над которой потом долго смеялись уже на Земле.
    -Ну, вы, молодые люди, совсем уже охренели!..
    Уже после были выкрики наперебой, каждый из друзей Оксаны пытался что-то спросить у землянина первым. А Оксанка, перебивая всех стала извиняться перед парнем за все вранье, которое ему наговорила еще в глаголе.


    ***

    Пока Лидия Павловна ушла на кухню, чтобы приготовить чаю, отец Оксаны позвал Андрея за собой. Они вдвоем вышли на балкон, и начался серьезный мужской разговор.
    -Итак, парень, рассказывай, кто ты, - сказал Виктор Васильевич, - Куришь?
    По взгляду отец понял, что парень курит.
    -Я ей не сказал, да и на земле еще бросил.
    -Сейчас самое время немного развязаться, - неожиданно ответил на это отец Оксаны и предложил взять из своих. Они закурили.
    -Значит, ты с Саратова?
    -Ага, - кивнул Андрей.
    Виктор Васильевич призадумался о чем то, а позже тихо, будто сам себе, поведал:
    -А я с Мурома. Брат в Рязани.
    -Чего? - воскликнул Андрей и удивленно уставился на мужчину.
    -Да, я Землянин, как и ты. Был инженером, ныне шахтер, оператор подземного харвейсера. Вместе с братом поехали лет тридцать назад из владимирской области сюда за лучшей жизнью, - говоря о прошлом, Виктор Васильевич был печален.
    -Я бы тут и не остался, однако влюбился. Брат не поехал один. Тогда. А пять лет назад уехал.
    Слушая эту историю, Андрей задумчиво затягивал дым в себя. Взглядами старец и юнец старались не пересекаться, все смотрели в окно - а там были улицы с небольшими чахлыми деревцами, люди, машины, шум и суета, словом.
    -Кем, ты говоришь, будешь работать?
    -Я морской эколог. Практика после института будет за рубежом. Я все мечтаю практиковаться на большом барьерном рифе. Это в австралии.
    -Везет же. Я никогда моря не видел. У нас только Ока прямо перед городом протекала. Великая, однако, река. В иную погоду можно было увидеть большие волны... Как на море.
    За всем этим милым разговором Андрей все равно чувствовал подвох, прямо как затишье перед бурей. Одно из двух, либо отец Оксаны сейчас скажет "Зря ты приехал, парень. Мне тебя жаль", либо... Еще что похуже, чего Андрей был не в состоянии придумать.
    -Как же ты неожиданно, Землянин. Любишь ее?
    Оп-па. Такой вопрос поставил парня в ступор. Он посмотрел через матовое стекло на Оксану. Лица не видно, лишь очертания фигуры, на диване...
    -Она, когда увиделись, не верила что я настоящий. Потом всю дорогу щипала. Никогда таких глаз не видел.
    -Все ясно с тобой. Так на всю жизнь влюбляются, уж я то знаю, - рассмеялся Виктор Васильевич.
    -Ну а работа? Сможешь обеспечить? Как вы жить будете?
    -Она тоже о море мечтает. Вместе работать и будем. Работа оплачиваемая,
    разберемся...
    -Орел, - усмехнулся отец, - опрометчиво и дерзко. Ладно, добро. Знаешь, чего я хочу? Чтобы дочка домой поехала. На Землю. В Муром свези ее когда-нибудь, у меня же там семья осталась.
    -А Лидия Павловна?
    -Мать я отвлеку. Она марсианка, патриотка. Не отпустит. А я разрешаю, нечего дочери шахтером вкалывать в этой дыре! Вы только в гости хоть заглядывайте раз в сто лет...
    -Как же вы одни то?
    -Так ты о том, небось не думал, когда сюда лететь надумал? - улыбнулся отец, - Вот как не думал, так и сейчас действуй, а то я расхочу. У нас тут за старшего Оксанкин брат останется. Мал он еще по космосу летать. А сложится все, так и к вам переедем. Ну довольно, пойдем чай пить.

    Так же как Оксане было тяжело решиться на перелет и разлуку с родителями, Андрею было тяжело держать себя подальше от табака. Не будь Оксаны рядом, себя бы не поборол. И, наверное, для девушки Андрей значил того же самого помощника. Часто она беспокоилась, что на земле все другое - другое тяготение, другая жизнь, куча опасностей для здоровья, - все что человек делает впервые, с чем сталкивается, - все страшно.

    ***

    В самом начале своего путешествия Андрей оказался на узловой орбитальной станции, где было у него некоторое время полюбоваться на Землю со стороны, с высоты пятисот километров. С тех пор прошло почти пять месяцев - и вуаля, он снова здесь. Причем, здесь он не один.
    Как только межпланетный корабль причалил, к гравитационной "привязи", к нему подали паром.
    "Знакомая суета" - подумалось парню, когда все пассажиры покидали свои каюты, забрав вещи, и переходили в "промежуточный буфер" корабля. Вещи персоналом складывались в хранилища, а люди собирались в просторных залах ожидания. Спустя пару часов, когда корабль уже причалил, люди стали группами выходить из этого зала. Оксана не знала, куда, но Андрей мог ей сказать по воспоминаниям.
    -Вот не знающий человек подумает, что этот корабль, прямо таки, улей. И что у него один вход и один выход. Очень-очень маленький... - размышляла Оксана, когда они вместе с Андреем коротали время ожидания в буферной пассажирской зоне корабля.
    -Ну, вот смотри, - пояснял парень, - Кроме этого главного выхода есть еще спасательные капсулы. До земли они, конечно, не дотянут. Двигатели слабые. Но там внутри может человек сто поместиться. И провизии там на несколько месяцев. И связь есть с ближайшим спутником. Таких капсул тут штук пятьсот.
    Взвесив все это, Оксана с надутой важностью хмыкнула, как бы говоря, "Мдя, брат, да мы тут вообще не уязвимы тогда!"
    Андрей только рассмеялся, глядя на нее.
    Чуть позже пришла и их, Оксаны с Андреем, очередь в числе новой сотни войти в шлюзы корабля и перебраться на паром.
    Там было довольно не уютно, оттого, что в пассажирском пространстве отсутствовали какие-либо седлушки. Людям предлагалось стоять, держась за поручни.
    Паром тронулся и всего через несколько секунд все почувствовали приход сил невесомости. Люди покидали гравитационное поле корабля, и на орбитальной станции его не было. По мере приближения к станции, ход парома замедлился, а ощущение невесомости стало абсолютным. До этого, рядом с кораблем, Оксана не понимала смысла в горизонтальных поручнях под ногами, они в порядке постоянного тяготения были бессмысленны. Но теперь она поняла собственный промах, когда пришлось цепляться за эти же поручни носками туфель, чтобы не оказаться в воздухе без опоры. Эти волшебные ощущения полной свободы и пьянящего головокружения прошли через инстинктивный испуг, который возникает у человека, когда тот падает. В невесомости это падение казалось бесконечным. Девушка, привыкнув к новой среде, с весельем наблюдала над той же реакцией остальных людей, а еще ее насмешили торчащие во все стороны волосы на голове у Андрея. Люди в невольном испуге казались забавными, потому что их движениями всецело овладела невесомость. Даже короткая рубашка на Оксане вдруг ожила и приподнялась над телом, будто раздутая струей воздуха.
    Даже Андрей, более спокойный и несколько скупой на эмоции - и тот глупо улыбался при ощущении на себе тех же странных, не естественных сил. Потолок стал полом, а пол - потолком. Ориентация в пространстве сохранялась чисто символически, присутствием условных зон верха и низа, наличием поручней для рук и зацепов для ног. Теперь было ясно, почему внутри помещений парома мягкие стены, прорезиненные элементы для опоры - любое движение по инерции предательски отзывалось обратным толчком, и разбиться здесь было - что раз плюнуть. С непривычки, не зная этого, Оксана взмахнула рукой, в попытке уложить хоть как-то взбесившиеся волосы. Но мало того, что это было бесполезно, размашистый жест еще и опрокинул девушку назад. И хоть она и не упала, не могла упасть, но вознеслась кубарем в воздух. Пока Оксану кружило, та сначала визжала от испуга, а потом стала смеяться своей неуклюжести. Некоторые из пассажиров делали те же самые "ошибки пилотирования" и так же теряли контроль над собственным телом. От этого внутри помещения стало шумно от женского смеха и возгласов и мужской брани и ворчания, к потолку полетели разные потерянные людьми мелкие предметы и вещи. Сам Андрей знал о таких подвохах, приноровившись к невесомости еще в первое время своего пребывания на орбите, в начале своего пути длиной почти в полгода. Он легонько оттолкнулся от поручней и повис на зацепах па прямых ногах, держась за точку опоры лишь стопами. Приняв такой вид, он по-барски скрестил руки на груди и торжествующе смотрел на свою подругу-неумеху. Ту в этот момент все еще штормила болтанка.
    -Ну, хватит! Черт, я остановиться не могу! - сквозь безудержный смех визжала она.
    -Давай, помогу, - предложил Андрей. Он удержал девушку за руку и подтянул к опорам. Та схватилась что есть мочи за первую попавшуюся ручку и прижалась к ней, как цепляются за край бассейна изнеможенные пловцы. И как будто, погруженные в воду, ее ноги по инерции "всплыли", воспарив к потолку.
    -Ну вот кому надо было придумать эту невесомость! - все визжала и смеялась Оксана.
    -Ньютону, - ответил Андрей. Он, наконец, не выдержал и заржал при виде такой нелепой позы Оксаны.

    ***

    За три дня до прилета корабль вошел в режим усиленной защиты корпуса. Это произошло, по вычислениям Андрея, на расстоянии 20 миллионов километров от Земли, объяснить такую меру никто не мог. В середине дня по внутрикорабельной связи было объявлено, что на Солнце произошла вспышка, и ее удар корабль будет ожидать вечером. Поэтому, пассажирам покидать жилой сектор было запрещено. В эти три дня он всячески готовил Оксану к встрече с Землей, стращая многими неприятностями, которые ожидают девушку на поверхности.
    -Слушай, а вакцинацию проходят уже на Земле? - спрашивала Оксана.
    -Насколько я знаю, первичная будет на орбитальной станции. Не представляю, что они с тобой собираются делать, но это продлится часа два-три, не больше.
    -Только бы все было хорошо...
    Было ясно, что Оксана боится. Андрей тоже побаивался в свое Марса. Но бояться Марса - это бояться пустоты, в которой нет никого кроме тебя. Бояться Земли - бояться дикой, бесноватой, грубой природы. И это лишь один из аспектов сравнения между двумя планетами. И через трое с небольшим суток молодые люди окажутся в самом центре стихии.
    А пока они только-только расположились в очередном буферном зале ожидания, уже на орбитальной станции. До этого была проверка, каждый пассажир проходил осмотр автоматической системы, похожей на рамку - она сканировала температуру кожи, каждый дышал в аппарат, регистрирующий вирусные заболевания у приезжих, позже, теми же сотнями, люди вакцинировались в зоне обогащения иммунитета. Минут через сорок "процедура первичной адаптации" подошла к концу. Багаж странников оказался во временном хранилище и тут же был погружен на ракетоплан, а люди были направлены в зону посадки.
    Оксана впервые видела своими глазами орбитальную станцию таких больших размеров - вся ее площадь, отдельные модули, фермы причалов, жилые зоны - могли сравниться с любым земным аэропортом. Несмотря на близость к атмосфере, станция была на геостационарной орбите. Несомненно, это достигалось хитрыми приспособлениями, вроде гравитационного якоря на поверхности Земли, но в первые моменты пребывания там такой факт казался чудом. И еще Оксана впервые чувствовала невесомость, а для Андрея она едва ли могла быть знакомой.
    До объявления посадки оставалось чуть более часа, и это время влюбленная пара провела в зале ожидания, с обзорной галереей, обращенной в сторону Земли. Зал был в центре квадратной платформы, по обе стороны которой тянулись два таких коридора. Центр платформы зиждился на осевой конструкции, через которую можно было попасть на нижний ярус - он вел к ферме причала. Там же находились посадочные модули и грузовые конвейеры. всего причалов было несколько, восемь с одной стороны и восемь с другой. Осевое основание этой части станции заканчивалось большим сочленением, соединявшим конструкцию с остальным скелетом станции. Все это пассажиры могли видеть во время сближения, сквозь толщу обзорных окон межпланетного корабля.
    За разговором, шедшим на тему дальнейших действий по прилету на Землю, Оксана нечаянно заметила. что Андрей нервничает и постоянно смотрит то на часы. то на темноту панорамного иллюминатора. Там. за толщей стекла. сияли ярким светом далекие холодные звезды. а поодаль. через крайние секции галереи струился яркий белоснежный свет полной Луны. Но Андрей будто был не рад этому. и все время хмурился. смотря на циферблат своих механических наручных часов.
    -Что-то не так? - забеспокоилась девчонка.
    Андрей сначала не ответил, потом натянуто улыбнулся и тихо сказал:
    -Я тут хотел тебе показать одно местечко на станции, но туда нужно успеть ровно за восемь минут. Правда, это служебное помещение...
    -А зачем нам туда? Там что-то интересное? - улыбнулась Оксана.
    -Саш, это сюрприз. - загадочным полушепотом ответил Андрей.
    -Ну, тогда пойдем! Если по дороге встретим что-нибудь неожиданное,.. - при этих словах Оксана взяла в руки свою зеркалку и прицелилась куда-то в сторону через оптический искатель. Сию же минуту телескопический объектив, резко взвизгнув приводами, с готовностью к действиям раздвинулся в рабочее положение.
    Андрей мило улыбнулся жесту своей любимой, потом резко встал с кресла и повел девушку за собой. В ослабленной гравитации станции можно было, практически как в невесомости, передвигаться с помощью длинных прыжков, так что ребята даже не бежали, а летели по коридорам, лишь изредка спускаясь на пол, чтобы снова оттолкнуться для полета. Спустившись на пару уровней ниже, они завернули в боковой проход, и оказались в довольно небольшом помещении с широким иллюминатором, таким же просторным. как и все обзорное остекление на станции.
    В недоумении, Оксана остановилась в воздухе и оглядела пустую комнату. А потом недовольно повернулась к Андрею и насупилась:
    -Ну и где же твой сюрприз?! Здесь же ничего нет!
    -Здесь - действительно ничего нет, - улыбнулся Андрей, как улыбаются люди, знающие ответ на заданную загадку, и наблюдающие за забавными попытками ее разгадать.
    -Ну, и?
    -Тридцать секунд, - призвав к терпению, сказал Андрей, поплыл к любимой и, приобняв, повернул к иллюминатору.
    -Смотри туда. Саш.
    В сумраке этой пустой комнаты глаза понемногу привыкли к абсолютной темноте за бортом. и Оксана заметила, что звезды оттеняет огромный силуэт изогнутого горизонта планеты. Небосвод медленно выплывал из под нее, и на свет, сквозь толщу атмосферы, появлялись все новые и новые звезды. Но где же сюрприз?
    -Внимание! Пять, четыре, три, два... - отсчитывал Андрей. а Оксана с замершим сердцем напряженно всматривалась в горизонт. А он становился все светлее и светлее и вдруг совершенно неожиданно в комнату ворвался водопад ярчайшего алого света. Свет был повсюду, он ослепил широко раскрытые глаза ребят, он пробивался сквозь толщи облаков, простираясь все дальше и дальше от горизонта. Еще секунда и огромный диск Солнца медленно вскарабкался над Землей, и голубым сиянием озарились ее океаны. Дальние облака, обагренные лучами светила, утонули в этом сиянии. а все ниже по диску проступили рельефы грозовых фронтов. искрившихся белыми вспышками молний.
    Оксана была настолько ошеломлена этим неожиданным восходом, что еще долгих несколько минут не проронила ни слова, так и замерев на месте. А Андрей все ждал от нее хотя бы какой-то реакции. Далеко внизу, тем временем, линия терминатора, разделяя день с ночью, рисовала все дальше и дальше маленькие детали на поверхности Земли. Проступили ясными очертаниями берега континентов, моря и океаны зажглись синевой, кучерявые облака чистой белизной, будто снегом. припорошили огромные земные пространства, и лучи Солнца, разгоняя их, пробиваясь внутрь, к поверхности, оставили на лике планеты золотые косые нити света, будто они были прядями волос.
    Оксана мягко оттолкнулась от пола и робко приблизилась к иллюминатору. а потом так же медленно, невесомо. будто перышко, осела на пол и прислонила ладони к стеклу. На холодной грани тепло тела оставило тонкую пленку влаги конденсата. Стекло было очень холодным, и этот холод Оксана почувствовала всем сердцем.
    Земля! До тебя отсюда всего полторы тысячи километров! А сколько миллионов километров было оставлено позади, покуда юная девочка и ее надежный спутник оказались здесь!
    -Саш - тихо позвал парень Оксану. Он подошел к ней ближе, и понял, почему девушка впала в такое глубокое молчание.
    По щекам Оксаны скользили слезы. и несколько капель, сорвавшись с очаровательного подбородка. медленно опустились вниз. Пряди кудрявых волос будто вобрали в себя окружающий воздух и бескрайний океан света в комнате, они распушились в едва заметном тяготении и засияли точно так же, как сияла сама Земля.
    Близость далекой детской мечты, до которой теперь сквозь стекло иллюминатора, казалось, можно было легко дотянуться, была такой завораживающей, что девушка едва осознала, что оказалась в объятиях Андрея.
    -Ну ты чего расплакалась? Все хорошо! Мы дома… - шепнул он Оксане.
    -Вот он, наш первый рассвет. Я боялся, что мы его пропустим там, в зале ожидания, ведь там обзор есть лишь с севера на юг...
    -Андрюшка, - дрожащим голосом промолвила девушка, не дав закончить его объяснения. Она глубоко вздохнула и расплылась в по-детски блаженной улыбке, а озябшие ладони отпрянули от стекла и легли на ладони парню.
    -Твоя Земля... Такая прекрасная...
    -Правда? - искренне удивился Андрей.
    -Угу... Она просто... Просто замечательная!!! - вдруг взвизгнула девчонка, не на шутку напугав Андрея. Она резко отстранилась от него, со звонким смехом взлетела с пола и закружилась юлой на месте. Маленькие капельки былых слез счастья, будто бусинки, прыснули во все стороны, и вихрь непослушных волос окутал счастливое лицо девочки. А через мгновение она так же внезапно застыла на месте, и едва радостно вскричав "спасибо", снова бросилась в объятья и страстно впилась в губы любимого. Любимого, подарившего ей этот рассвет, этот мир, эти бескрайние океаны и облака под ногами - все то, чего не было и никогда не будет у Марса.
    Андрей от такого порыва чувств даже оторопел на секунду, но разбушевавшаяся в жилах кровь сама подсказала, как крепко стоит обнять свою девчоночку.
    В абсолютно пустой комнате эта сцена могла бы зайти очень далеко, если бы не далекие голоса откуда-то сверху. Едва освободившись от пылкости поцелуев, Андрей через сбитое дыхание выпалил:
    -Черт, похоже, это к нам.
    Яркие, горящие любовью, страстью, благодарностью и счастьем глаза девчонки вдруг широко раскрылись после услышанной фразы.
    -Нам ведь здесь нельзя находиться? - шепотом, сорвавшимся в писк, выпалила из себя она.
    -Так. Нас здесь не было! Еще чего поймают, штрафы потом платить, - чуть ли не смеясь, заявил Андрей. А затем схватил Оксанку за запястье и поволок обратно, постоянно оглядываясь по сторонам. Возле каждого коридора они настороженно останавливались и выглядывали из-за угла. чтобы посмотреть не следит ли кто то за ними. А потом, удостоверившись, что путь свободен. быстро и оперативно пустились на утек.
    Всю сцену от начала до конца невольно подсмотрели два оператора мужчины, которые несли вахту на посту наблюдения системы безопасности станции. Поначалу они собирались вызвать охрану для разъяснения причин вторжения двух пассажиров на
    территорию служебных помещений, но после, увидев все своими глазами, сразу же
    передумали.
    -Во дают! - рассмеялся один из них, а второй, мысленно оценивал взглядом фигурку девушки, что улепетывала по подъему на основной уровень. Спустя секунду, после того как нарушители скрылись из вида, он заметил:
    -Эта юная особа не иначе как первый раз на Земле. Эх, мне бы жену такую...
    -Зачем же тебе вторая? - усмехнулся его напарник, на что сослуживец махнул рукой.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Dmitriy_SpekTRum
    Категория: Фантастика
    Читали: 53 (Посмотреть кто)

    Размещено: 30 июня 2016 | Просмотров: 110 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (1 июля 2016 06:06)
    Мысли вслух:
    "для чего такая чистота нужна на подобных кораблях?" - странный вопрос для эколога. Биологическое загрязнение - серьёзная проблема на космических станциях даже сейчас, когда микроорганизмы образуют биоплёнки в самых неожиданных и труднодоступных местах.
    Употребление слова "звездолёт" кажется мне не совсем уместным, поскольку рейс межпланетный. Думаю, к тому времени могут появиться настоящие звездолёты хотя бы в виде автоматических зондов.
    Про спасательные капсулы: пятьсот капсул, рассчитанных на сто человек - корабль рассчитан на пятьдесят тысяч? Получается, что между планетами огромный пассажиропоток, не вяжется с остальным текстом. Или парень на порядок преувеличивает, или лайнер старый, курсирует по маршруту со времён заселения Марса.
    Замеченные опечатки:
    "в соединенных штатах" - возможно, название государства пишется с заглавной буквы.
    "Там было довольно не уютно" - думаю, что в данном контексте лучше "неуютно".
    А вообще, рассказ очень хороший.
    Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.


    Комментарий 2 написал: Dmitriy_SpekTRum (1 июля 2016 22:36)
    Ivan_Al,
    Сейчас это уже устаревший текст, с общим сюжетным концептом. Отдельно по кораблю есть небольшой миниатюрный рассказ собственно о старте с Марса.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.