«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
johnny-max-cage

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 19
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 165 johnny-max-cage
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Случай в деревне (рассказ заводчанина)

     

      ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!
      В представленном ниже тексте могут (но не обязательно будут) присутствовать элементы сюрреализма, абсурда и всякого рода эксперимента, полностью или частично несовместимые с имеющимися у некоторых читателей культурными традициями, религиозными воззрениями, этическими установками и представлениями о литературе и языке, как таковых.
      Кроме того, текст включает описания жестокости и насилия. Он категорически не предназначен для прочтения лицами до 18 лет, беременными, страдающими психическими заболеваниями и особо впечатлительными.
      Текст, по замыслу автора, представляет собой лишь частично упорядоченный набор букв и является не более чем вымыслом, лишённым какой-либо подоплёки. Любые совпадения с чем угодно - исключительно случайны.
      Автор не считает, что его тексты на самом деле настолько хороши в своём роде, что требуют подобного предупреждения, однако - поскольку ему нередко высказывается иное мнение по этому поводу, то приходится на всякий случай предупреждать новых читателей заранее.
      Вышеприведённое предупреждение не является частью текста произведения и действительно служит для предварительного уведомления.
      ===================================================
      
      СЛУЧАЙ В ДЕРЕВНЕ (рассказ заводчанина)
      
      

    Этот рассказ я услышал, когда учился в третьем классе.

    По какому-то знаменательному поводу в школе было торжественное собрание и на нём присутствовал в качестве важного гостя Коробцов Леонид Васильевич.

    Он был человек известный в наших (да и не только) краях, по праву заслуживший всеобщие почёт и уважение, достойно пройдя на заводе со дня его основания весь свой трудовой путь: от, как говорится, и - до.

    Должность у Леонида Васильевича была всегда скромная, но он и не стремился к новым записям в трудовой книжке - не был карьеристом, а кроме того - ручной труд особо любил и ценил как таковой. И правильно сказано: “Не должность человека красит” - ведь какая ни была бы та должность, а душа-то у человека - своя собственная, и оттого - хороша она или нет - таков будет и вклад в общее дело, и оценка его окружающими…

    А это всё - и вклад, и оценка - было у Леонида Васильевича - как ни у кого, ибо не для себя он старался, а - для завода!

    Вот и в то время, уже находясь на заслуженном отдыхе, во многом, к сожалению,  вынужденном - по причине ослабшего здоровья, Леонид Васильевич продолжал быть неотъемлемой частью дружного коллектива родного завода, куда он не прекращал ходить по обыкновенному своему рабочему графику. Только не руками он теперь помогал в первую очередь, а - советами.

    Опыт, которым Леонид Васильевич охотно, щедро и умело делился всегда и со всеми, был безо всякого  сомнения - бесценен в самом деле, поскольку на производстве для достижения требуемого результата решающим было даже не столько соблюдение нормативных требований (это было безусловно необходимо, но отнюдь не достаточно), а сколько - выполнение нигде не задокументированных, порой даже нерациональных на первый взгляд, мелочей, постигнуть которые можно было только при условии долгого, упорного и внимательного труда. И к Леониду Васильевичу всё это относилось в полной мере.

    И не будет, пожалуй, преувеличением сказать, что именно Леонид Васильевич не только вывел в передовики свой завод, но и, пожалуй, всей отрасли дал второе дыхание.

    Сколько раз отправляли его в командировки, в том числе и за границу... На сколько изобретений им были получены патенты… Как - в одиночку! - он буквально спас Межнинск во время аварии на местном заводе... Как обеспечил бесперебойное снабжение космодрома… И это всё - являясь почти что простым рабочим, без титулов и званий, без высшего образования даже!

    Мы о Леониде Васильевиче знали всё чуть ли не наизусть, конечно. Недаром и в школьном музее ему были посвящены целых два стенда. Однако, подлинного значения всех этих сведений мы тогда не могли осознать ещё - попросту ввиду своего малого возраста, что, разумеется, было вполне ожидаемо.

    Леонид Васильевич всё это понимал, и с нами, школьниками младших классов, не стал заводить серьёзный и поучительный разговор. Нам он рассказал всего одну историю - из собственного детства, но такую, и так, что мы поняли всё, и даже лучше и правильнее взрослых, и затем уже - всегда следовали сделанным для себя в тот важный день выводам и принятым решениям.

    Говорил Леонид Васильевич не как учителя, соседи или друзья родителей - не как умный взрослый с глупыми детьми. Говорил он иначе -  просто и понятно, без намеренного упрощения и не с высоты прожитых лет - а скорее, как старший товарищ, которому доверяешь, и который доверяет сам.

    Вот что рассказал он нам.

    “Я, ребята, вас не стану утомлять долгими и верными словами про завод, жизнь и мир. Вам всё это хоть и интересно, но всё равно - скучно будет. Я лучше вам небольшую историю расскажу, про то, как я маленьким в деревне отдыхал, у своей бабушки.

    Было мне тогда лет примерно столько же, сколько вам сейчас. Только учился я во втором классе, поскольку в первый пошёл позже на год из-за того, что переезжали в ту пору мы с родителями из города в город постоянно, и никак не могли нигде обосноваться дольше, чем на несколько недель. Такова уж была работа у моего отца. Он был инженер по редкой технике, которую осваивать тогда только начали и надо было, чтобы всюду её как можно скорее наладили и обучились управлению.

    Так вот, на лето отвезли меня к бабушке, в деревню. Как называлась она - не помню, к сожалению. Находилась она километрах в ста от Москвы, примерно. Деревня-то маленькая была, опустелая, все по городам разъехались, и поэтому детей там совсем не было, только один всего приятель и нашёлся мне - Витька. Он там тоже на лето к деду был.

    Ну, детские занятия - дело ясное: бегали, играли, лазили всюду, на речку ходили купаться и окуней ловить. Весело конечно, но вообще - одновременно и скучно, каждый день одно и тоже.

    И вот раз бабушка послала нас малину собирать - в лес. Не хотела она пускать нас одних, да у неё нога заболела, далеко ей тяжко ходить было. А малина как раз поспела - сейчас упустишь, а потом уже поздно. Ну мы поручению такому рады - и бабушке помочь, и в лес сходить, и малины насобирать! А потом и пироги с ней, и варенье…

    Так что бабушка дала нам по лукошку, да велела сперва их наполнить, а потом уже самим ягоды есть, да всякими напутствиями снабдила про то, чтоб себя берегли, туда не лезли, сюда не совались, в общем - как это всегда у бабушек заведено в таких случаях...

    Так-то мы и одни в лесу часто бывали, но для меня дело это было всячески запретное, поэтому - без спросу… А Витьку дед пускал, он у него такой был...

    Ну что ж  - бабушку выслушали, головами покивали и - за калитку скорей, на улицу!

    Лес был за полем, у речки. Мы вот по полю и шли, там через него колея была. Ну, по пути бесились всячески - а как же иначе! - и вышло так, что лукошко Витькино случайно закинули далеко в рожь. Он за ним убежал, а потом зачем-то позвал меня оттуда к себе.

    И как-то тревожно так позвал.

    Я подхожу и вижу - небольшой участок ржи вытоптан и посередине вроде как - крест могильный. Ну, что особенного - в ту пору могилы в разных местах встречались. Хотя, конечно, на колхозном поле - это не вполне уместное дело. Но это ладно... А вот что не ладно - так другое: это же всё - не крест, а простая лопата в землю воткнута, а поперёк черенка - прибита рука детская. Вся то ли высушенная, то ли обугленная… Коричневая, почти чёрная и вся такая сморщенная, будто высохла, как вобла, например.

    А рядом - фанерка с бледноватым пятном, разноцветным, как будто туда стошнило кого, и  мелкие червяки там копошатся. И по пятну этому - зубы вроде как человеческие рассыпаны - крестом...

    Мы с Витькой разом замерли так, и страшно стало. Даже не страшно, а жутко, просто обмерло всё внутри. Ну и стоим, едва дышим. А потом разом вдруг - побежали… И чем дальше бежим, тем страшнее. Уже казаться, что за нами гонится кто-то, стало. Что если чуть замедлишься, то - пропал… Не знаю - сколько бежали и куда, но уже когда совсем из сил выбились, и воздуха не хватать начало - тогда остановились.

    Сперва вообще ничего не соображали, только дышали, чуть с ног не падали. А потом как отдышались - глядим, а лес вокруг уже. Вот куда прибежали. Только лес не тот, куда мы всегда ходили - березняк такой, молодой и редкий, а совсем другой - ельник - деревья высокие, толстые, разлапистые, всюду мох. Тесный лес, густой, тёмный. Ясно, что старый.

    Ну тут уж малины и задаром не нужно - домой захотелось. Пошли. А куда идти-то? Мы забежали в лес не глядя, по какой дороге - непонятно. Осмотрелись - нет вокруг ни тропинок, ни следов наших. По Солнцу думали определиться - так и неба-то не видно там даже из-за ёлок этих, непонятно - где оно, Солнце. Не знаю - как выбрали, но побрели в какую-то сторону.

    И - не поверите! - довольно скоро вышли снова на поле, вроде как на то же самое, да не на то - на том колея была, а на этом нет. И на том поле рожь, а на этом - сорняк один, колючки. Заброшенное поле, скорее пустырь, пожалуй. И ещё ямы всюду, по пояс примерно. Даже не ямы, а борозды, длиной шагов пятнадцать, а шириной - в пол-шага. И всё у этих ям гладкое - дно, откосы, и земля по краям тоже, будто укатана, и ямы кажутся не вырытыми, а выдавленными даже... Но трава всюду растёт, и по краям, и внутри них. Значит - ямы не свежие.

    В общем - чужое поле это, не наше.

    Подумали с Витькой и решили - мы, должно быть, насквозь лес прошли и к другой деревне вышли. А обратно -  идти боязно через такой лес-то. Пошли по полю вперёд, думаем - в деревне там попросим кого, так и подвезут домой. А то уже темнеть начало совсем. Хотя странно - вышли-то мы утром, недавно совсем, и прошло часа четыре, не больше. Так что до вечера ещё долго должно быть. Ну, гроза может надвигается. Тоже ничего хорошего.

    Так что мы ходу прибавили. И чувствуется - устали всё же сильно. Но делать нечего, идём.

    А поле никак не кончается, только ям всё больше вокруг. И у некоторых ям как бы ответвления в стороны стали встречаться, и чем дальше - тем больше. А ещё стало попадаться всякое - куски колючей проволоки, тряпки грязные, обугленные тетради какие-то здоровенные, осколки синего стекла - мы такое стекло прежде и не видали никогда. Потом от приборов каких-то детали, некоторые со стрелками, некоторые с кнопками и рычажками. Ну уж такие-то штуки нам любопытны, конечно, были, стали разглядывать - а там всё непонятно подписано, буквы вроде как и русские, да только - не совсем, и слова получаются ну такие, что даже и захочешь - не выговоришь.

    Вот мы стоим, изучаем всё это, я случайно оглянулся, а там - корова. Ну, корова - это хорошо, значит люди рядом точно.

    Я Витке сказал, он тоже на корову поглядел, и вдруг мне отвечает: “А она не живая”. Я: “Как это?”. А он: “Ну какая-то она ненастоящая”. А верно - что-то не то с коровой. Она стоит, не шевелится, как чучело в музее. Не жуёт, и уши с хвостом неподвижные совсем. Чучело - точно.

    Но если это чучело - то откуда оно там взялось? Мы же прошли вот прямо там, где оно сейчас - видно по траве примятой. Кто-то, значит, его поставил, а сам спрятался.

    Шутят что-ли местные так?

    Я уж в лёгкие воздуху набрал - крикнуть этим шутникам - вылезали чтоб те, как вдруг корова начала идти к нам. Вернее - не идти, ноги-то у неё стояли на месте, а - медленно двигаться, плавно и ровно, будто на верёвке её тянули. И какое-то бульканье от коровы заслышалось, или урчание.

    Корова-то эта, значит, к нам потихоньку приближается, и, как вышла из травы поближе - стало ясно, что не на колёсах ни на каких, не на полозьях она, а вообще и земли-то не касается вовсе - над ней она сантиметрах в десяти зависшая! И верёвки, за которую тянуть её можно, не видно уже точно.

    Испугался я снова. Хотел Витьку локтем пихнуть, бежать чтобы оттуда, а гляжу - его трясёт всего, и улыбка на лице дикая какая-то.

    Я говорю: “Вить, ты чего?”. А он отвечает: “Это же ведёрко!”. Я не понял: “Какое ведёрко, где? Давай драпать отседова!”. А Витька такое начал говорить, что меня аж пот прошиб: “Лёня, ну ты что же, не видишь, это про нас такого Бобика разбило, да сухожильным настоем осеяло, ты ж бабушкино равновесие исчерпал, преклоняться во имя подземное перед неждущим, где там за иконой котят малых косточки постные упрятаны, придушенных котяток, слёзками венчанных, неисчерпаемых, нажористых, Лёня, сально в зарок выпрямляйся, уже прогудело корневищно на дыбу, сапотня ж не в удушии, Лёня, а в заповедии рыбовом!”

    И тут - вдруг разом у Витьки волосы на голове все выпали - осыпалось, как иголки с лиственницы! За пару секунд он облысел полностью, даже бровей не стало. Но дальше - ещё хуже: Витька начал волосы эти собирать вокруг и прямо горстями поедать их, с жадностью какой-то звериной просто, а сам хрипит, и временами по своим ушам ладонями бьёт с размаху.

    И глаза у него косые стали.

    Тут я от ужаса попросту соображения всякого лишился, ничего не понимаю, только в голове одно вертится - спасаться надо. А как спасаться? У меня ноги застыли, тело не слушается, я остолбенел попросту, не на словах, а на деле остолбенел. Как деревянный весь, только ноги ватные.

    А Витька встал на цыпочки, и мелко-мелко так перебирать ногами начал, да навстречу корове отправился. Я хотел Витьку остановить, да ведь я-то и рот открыть не могу, только и вышло, что промычал что-то. А в корове - что-то как затрещит, загудит, как вот кузнечики с жуками, только громко оглушительно и намного басовитее.

    И корову всё лучше становится видно. Небо темнеет - а корова всё чётче и выраженнее как-то. Как бы светится, но не светом. Трудно объяснить.

    Вот они друг навстречу другу идут, а я всё стою и наблюдаю, даже зажмуриться не выходит, а я ведь уже понял, что будет что-то такое… Даже смотреть не хотелось.

    Они остановились одновременно, когда полметра буквально осталось до столкновения. И Витька так смеяться начал непонятно, никогда такого смеха не слышал - больше на икоту похоже, что ли… И руки начал к морде коровьей вытягивать.

    Мне сразу подумалось - сейчас она откусит их. Забыл, что это чучело.

    Но нет, корова и не шелохнётся, а Витька положил ладони ей на нос и начал вести медленно вверх. И тут я понял: у коровы глаз-то - нет! Вместо глаз у неё - просто чёрные дырки в голове. И Витька прямо к ним уже руки подвёл и дальше пальцами тянется, ну как нарочно, чтобы туда их ей засунуть. И точно - он корове в глазницы сперва кончики пальцев вставил, а потом начал всё глубже заводить, и уж не знаю как, а только не успел я одуматься, а кисти рук почти полностью там уже и скрылись.

    Не пойму вот - как: они же маленькие были, дырки те? Может растянулись или что, а только на этом Витька не остановился и руки дальше начал вставлять корове в голову. И почти что по локоть они вошли!

    На этом Витька замер и начал головой мотать по кругу, и зубами щёлкать - быстро-быстро.

    А корова начала вдруг со звоном каким-то раздуваться в боках - ну почти как цистерна железнодорожная - и обратно сдуваться, да так, что в ширину становилась совсем тонкая, как доска.

    А Витька назад прогнулся, очень сильно, чуть ли не касаясь своей спины пятками, и так остался над землёй висеть, в корове руками держась, получается.

    А у коровы тело стало опускаться вниз - но её ноги не сгибались, так и были прямые. И видно было, как шкура над верхушками ног изнутри ими натягивается всё сильнее, по мере опускания туловища. И вдруг шкура с треском лопнула и кости ног прорвались сквозь неё наружу, и оттуда с рёвом повалил во все стороны жёлтый дым или пыль, как вот на гриб дедушкин табак если наступить.

    А у Витьки затылок стал удлиняться как-то и ноги стали мягкими, как хоботы некие, и волнообразно по сторонам рыскать начали.

    А у коровы вдруг с щелчком отвалилась нижняя челюсть и Витьку стало как бы засасывать ей в пасть, а сам он загорелся полупрозрачным зелёным пламенем!

    И тут меня словно отпустило - я завопил и бросился прочь, пути не разбирая - напролом сквозь сорняк, через канавы те... Запинался несколько раз, падал, да сразу подымался и дальше, не оборачиваясь, только вперёд всё. Хорошо, ногу хоть не сломал, в канаву же запросто мог оступиться!

    Но бежал я не особо долго. Выскочил вскоре из травы на пустошь, будто на площадь какую-то. Размером  она - с футбольное поле, а может и с два. И такая же прямоугольная - по краям её бурьян густой, как по линейке выкошен, а дальше - земля всюду ровная, утрамбованная, даже скорее не земля, а глина обожжённая. А в середине - трактор в землю наполовину вкопанный, но не просто - а фарами к небу.

    Я остановился - и от удивления, и от усталости. Хоть и не запыхался особо, но сколько уже за день пробежал-то! За всё лето не бегал столько!

    Но главное - надежду терять стал, что выберусь. Тоска настала дурацкая. Я же такое пережил, что и представить невозможно, и вспоминать нестерпимо.

    И Витьку жалко...

    Одно только на уме осталось - как бы мне обратно случайно не вернуться, к корове той, круг вот не дать бы лишь. А то я читал, что такое бывает - когда в лесу заблудишься, или ещё где, то бродишь там долго, и откуда начал - туда и приходишь. Шаг у одной ноги - короче, чем у другой, вот круг и получается...

    Подумал я было - так надо, чтобы трактор за спиной всегда оставался. Ну хотя бы - видно его пока. Тогда назад не попаду. А потом вспомнил - из-за травы его сразу не будет видно. Я ж пока бежал - его и не замечал вовсе.

    Тогда решил на трактор забраться, чтобы повыше с него посмотреть вокруг, а то может и пойму тогда - куда мне дальше-то.

    Подошёл к трактору. Странный он, конечно. Хотя и ржавый насквозь, а видно местами, что краской покрашен такой блестящей был, ну прямо зеркальной вот вроде.

    Стал искать - как бы удобнее залезть на него. Кругом обошёл, а за ним - второй трактор. Вернее - одна задняя часть его, тоже кверху совсем, из земли торчала, и в ней он заметно глубже был - я поэтому на первый полез. Зацепился ногой за дверь - там стекла в окне не было. И, едва начал подтягиваться - дверь отломилась, и я с ней вместе на землю упал. И как на асфальт - больно очень. Да только я на это внимания и не обратил почти - на меня из кабины сразу что-то с грохотом посылалось, небольшое, но твёрдое, и много!

    Я поскидывал это с себя всё, даже не понял что именно, и на четвереньках пополз оттуда. Встать на ноги не догадался даже. Остановился, когда коленки совсем ободрал все - и услыхал тут сам себя, что просто реву я в голос, рыдаю. И как дошло до меня это, так на земле распластался я, да кулаками по ней замолотил!

    Долго не мог успокоиться. Ну, как есть - истерика случилась, настоящая...

    А когда умолк, наконец, то встал на ноги и решился глянуть - что же это на меня из трактора вывалилось. Оказалось - это куклы были, деревянные, с бутылку ростом, и все в липком чём-то, как мёд - клейкие нити между ними вытянулись. Я себя оглядел - тоже в этом вымазан оказался. А сами куклы какие-то уродливые, у них руки и ноги все длинные и скрученные, туловища разбухшие, а головы просто огромные, будто чужие приделаны. Причём лица у них - и не лица, а просто морды - да такие страшенные! И все куклы значками непонятными разрисованы и звёздами.

    Но я почти не испугался - наверное, силы кончились попросту, даже бояться устал уже. Попятился только и дальше выбираться оттуда собрался. На трактор лезть расхотел.

    Вдруг сзади - голос: “И это всё один трактор, не два!”. Низкий и жестяной какой-то. И почему-то на женский похож.

    Я так вздрогнул, чуть снова не упал. Как от тока электрического.

    Обернулся - в паре шагов от меня солдат, с папироской во рту. Офицер, вернее. Наш - обычный, в фуражке и с погонами. А лицо какое-то знакомое даже. Он усмехнулся так непонятно: “Думаешь разорвало его? Нет… Он такой у нас и должен быть. Он - зыбкий!”.

    Я не отвечал ничего, всё с мыслями собраться пытался, но без толку. Какие тут мысли. Как во сне всё страшном, и давно уже… Одно ясно было, сразу - что это опасный человек, очень. И он совсем не моргал, да и глаза у него такие выпуклые были, что веками их и не прикрыть, наверное. Мне показалось, что они даже стеклянные у него. Только меня же он как-то видел всё же?

    А офицер продолжал говорить, да прямо сквозь зубы, рта не раскрывая: ”Ну хочешь - я тебя на танке скатаю? Тут рядом, как на мотоцикле - он зелёный. И к бабушке твоей. Она обрадуется. Она ведь твоя бабушка? А у Витьки - дедушка. Витьку-то не забыл ещё?”

    И сам папиросу ту жуёт, а она хрустит, как косточка куриная.

    Я со стороны будто себя видел тогда - не понял ничего, но от него отшатнулся и побежал, да сразу же налетел на что-то, прямо лбом. С такой силой треснулся, что и не искры из глаз, а попросту сознание потерял.

    Очнулся я в сарае, наверное, каком-то. Или в подвале. Там темно было. И пахло чем-то, как на болоте или в погребе.

    Я сидел на чём-то, вернее - так вот полулёжа был, как у врача зубного в кресле, и был крепко связан, аж затекло всё и не чувствовалось. В рот у меня железка длинная всунута, и ей зубы зажаты. А на голове - что-то стеклянное, и вокруг не видно почти ничего - потому, что внутри я надышал и запотело.

    Потом зашумело тихо и воздух по лицу пошёл - а стекло очистилось, и я увидел перед собой каменный стол, большой, с узорами,  и за ним - опять офицера того . Он включил зелёную лампу рядом с собой и начал писать что-то в журнале, долго очень, больше часа, наверное. А потом поглядел на меня, лампу выключил, и сказал: “Вот, Лёня, ты теперь не одинок в себе!”.

    Кресло, или на чём я там был, загудело и медленно стало поворачиваться. И как я спиной к офицеру стал, то увидел метрах в трёх родителей своих. Только отец был очень худой и старее намного, а мать - слишком толстая и на лице пятна были оранжевые. А рты у них были зашиты блестящей проволокой. Они возле стены стояли и раскачивались из стороны в сторону. И тоже не моргали.

    Офицер сказал: “Ты ненаправленный мальчик, Лёня. Тебе за это чужое снится. И в школе ты не стараешься по-красному. Тебя надо зашить. В прямом космосе”

    Вдруг подскочил ко мне, схватил за руку, у рубахи рукав разорвал, и лезвием от бритвы несколько раз полоснул - вот где рука сгибается. И на раны сразу из чашки плеснул чем-то. Больно стало ужасно, я прежде боли такой не чувствовал ни разу, и не там, где бритвой, а сразу везде!  А потом жар в затылке такой, как от кипятка, и всё защекоталось противно. И стало как-то всё равно, только пить сильно захотелось - и почему-то из той кружки именно.

    Тем временем офицер к родителям подошёл и дал им по большому ножу, кривому, как сабля у всадника. А сам рядом встал и к животу себе прищёлкнул чем-то барабан, вот какой у пионеров, но чёрный весь и с крестами - церковными как будто. И начал сразу играть на нём, но без палочек - просто пальцами, и при этом быстро очень и сложно. А родители от этого стали скакать вокруг меня и друг в друга тыкать ножами и резать. А офицер что-то стал петь на иностранном языке и глаза у него потрескались.

    А я гляжу и не чувствую ничего уже.

    И внезапно такой грохот, как будто дверь выбили, и какие-то люди вбежали - в чёрных халатах или вот у монахов какая одежда бывает. Но на головах у них были каски, или скорее - шлемы, как у водолазов. Они прямо на бегу в офицера и родителей из ружей и автоматов стреляли. Те упали сразу, а люди их начали каким-то порошком посыпать, от которого пузыри у них стали появляться на коже и под одеждой, и расти быстро, а потом лопаться с брызгами. И запах стал, как на железной дороге.

    А мне вдруг стало отчего-то радостно и легко. Всё смешить начало и глупым казаться. Один человек подошёл ко мне и что-то сказал или спросил - а я не понимал, совсем ничего, хотя слова все его были ясные. Он покачал головой и что-то приказал остальным. Те принесли ярко-жёлтый гроб и меня в него положили, развязав неожиданно быстро. А потом накрыли крышкой и её приколотили. У меня звон от молотков потом несколько дней в ушах стоял, неприятно так. И мне там, в гробу-то, ещё радостнее сделалось, ну вот совсем уж не знаю как, нехорошо даже как-то от веслья. А затем начало гроб трясти так, что меня било о стенки внутри очень сильно. И перевернуло вверх ногами пару раз. Видимо - тащили гроб куда-то. А может и роняли.

    Ну а потом я, наверное, снова потерял сознание. Я это потому понял, что вдруг вместо гроба очутился в кровати. И был яркий свет, а на улице радио играло. Тогда репродукторы на столбах ставили.

    Это детский дом оказался.

    И мне сказали, что теперь я там жить буду. И объяснили, что бабушка моя заболела тяжело, а родители за границу сбежали.

    Но директор мне потом - по большому секрету! - сказал, что я сиротой стал круглым. Просил только не говорить никому. И бумаги показывал какие-то, с печатями. Там было написано, что отец мой на рабочем месте скончался - скоропостижно от неизвестной болезни. Мать - она через пару месяцев на станции с моста прыгнула, прямо под электричку. И перед этим ещё снотворных таблеток съела несколько пачек. Про бабушку директор сказал, что не знает ничего толком. Вроде бы в лес ушла или на речку, да и не вернулась, а найти не смогли её.

    А про Витьку - ничего, а я и не спрашивал. А что спрашивать - если я и так сам всё видел? Да и догадывался я, что про него тоже сочинят, как про родителей.

    Сам-то я ничего не говорил о том, что знал, как на самом деле всё было. Думал - не поверят, да ещё скажут, что чокнутый. Или в милицию отдадут. Да и как поверить в такое на слово - если в документах по-другому всё? Так что я решил - лучше это наплевать и забыть, как в кино сказали. Да ведь - как забудешь такое? Никто не сможет, уже это понятно всякому. Я и спать не мог даже, всё перед глазами стоял день тот… Я вообще, до сих пор не знаю - как смог аттестат получить тогда. Всё будто пелена какая перед глазами. Туман такой вместо мыслей в голове.

    Вот...

    Вообще, мы потом с директором очень хорошо ладили. Я его уважал сильно, а он ко мне относился, ну к сыну как, пожалуй. Поэтому при выпуске самом - я к нему про себя спросить пошёл. Долго хотел, да никак всё не решался. Директор-то мне ничего в тот раз не сказал ведь - откуда меня в детский дом привезли, кто, когда? А то что ж получается - я в деревне был, потом остальное всё, а затем - раз, и в детский дом сразу что ли? Непонятно совсем...

    И вот - пришёл я к директору с вопросом этим, а он меня увидал как на пороге только - побагровел весь, руками замахал и прогнал со страшными ругательствами. И, как потом сказали - минут через пять повесился. Голым и с иконой на спине.

    А меня после этого сразу почти в армию забрали. И там, во время первых же учений - снаряд рядом со мной взорвался. Такой несчастный случай вышел.

    Но - скажу я вам! - вместе с тем и счастливый случай! От взрыва винтовку мою - пополам, пряжку с ремня срезало, а на мне - ни царапины, ну совсем ни следа! Только щёлкнуло в голове что-то и - вот сразу! - я вдруг правильным человеком сделался! Я это понял - мгновенно! И осознал - каким каждый должен быть, кто человеком назваться хочет не по рождению, а по сути своей, по цели!

    И на завод как после армии пришёл, так совсем уже там я утвердился в одной мысли - главной! заветной! - что все мы теперь вместе обязательно выстроим такое великое будущее, что вы, ребята, сможете жить гораздо лучше нас, и сделаете уже сами потом так, что на всей земле мир и счастье настанут уже - навечно!”.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: shomin
    Категория: Фантастика
    Читали: 120 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 августа 2016 | Просмотров: 294 | Комментариев: 9 |

    Комментарий 1 написал: Дмитрий Королёв (20 августа 2016 18:08)
    Это не фантастика, а мистика. С интересом прочитал, но вот концовка (начиная с тюрьмы) всё портит. Стиль изложения интересный. Завершающий аккорд всё же неудачный. Дерзайте дальше, почитаю.

    P.S. Насчёт опечаток: нигде не задокументированных - пишется раздельно.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: shomin (20 августа 2016 21:27)
    Дмитрий Королёв, благодарю Вас за отзыв и замечания!
    Возможно, что про тюрьму - это, действительно, избыточно... Я подумаю, может быть заменю её на что-то иное... Например - на секту или комсомол. Или тот же завод. В любом случае - надо либо окончательно свести с ума рассказчика, либо вернуть в начало, где он рассказывает школьникам поучительную историю.
    Насчёт жанра я вообще не знаю... вроде бы ужасы, а вроде и постмодернизм какой-то. Вот и подумал, что смесь постмодернизма и ужасов - это в некотором смысле фантастика.




    Комментарий 3 написал: DonAlehandro (21 августа 2016 15:21)
    И это всё - являясь почти простым рабочим, без титулов и званий, без высшего образования даже!

    как-то не звучит сочетание "почти простой".

    По изложению. Не знаю как тут насчет фантастики, общее впечатление - это достойно жанра ужасов и не далее.

    Прочитал, и совершенно не могу найти объяснения тому, как взрослый, проработавший всю жизнь человек, мог нести такую дичь младшеклассникам.
    Конечно, может он извращенец там, скрытный, по тихому запугал детишек и тащиться.
    Но вроде бы человек (именно человек, а не подобие и прочее), проживший жизнь, повидавший многое, должен хоть чуть чуть понимать что детям рассказывать стоит что-то позитивное.
    Просто логика - впариваете детям ужастики с младых ногтей - имеете выращенного на негативе ребенка. Наоборот, соответственно, по другому.

    С содержанием рассказа не согласен, посчитал его невероятно глупым.
    Слог на уровне. Подача материала легкая, аккуратная. Написано ровно. Читается легко.


    Комментарий 4 написал: shomin (22 августа 2016 19:35)
    DonAlehandro, благодарю Вас за замечание и отзыв.
    Я бы назвал рассказ этот скорее абсурдным, а не глупым. Впрочем - я это и сделал заранее - в предуведомлении к тексту.
    Скорее всего - у нас различные литературные предпочтения - рискну так предположить.
    Впрочем, если бы событие, описанное в рассказе (то есть безумный рассказ детям в школе), произошло в настоящей жизни - я бы, возможно, первым либо вызвал психиатрическую бригаду к этому Леониду Васильевичу, либо обратился с жалобой в РОНО (если они ещё не упразднены). Ибо в школе - это всё ненормально и неправильно.
    Тут Вы полностью правы!


    Комментарий 5 написал: DonAlehandro (22 августа 2016 21:00)
    Цитата: shomin
    DonAlehandro, благодарю Вас за замечание и отзыв.

    Пожалуйста.
    Цитата: shomin
    Я бы назвал рассказ этот скорее абсурдным, а не глупым.

    Мне понятна такая точка зрения. Из классической литературы, могу упомянуть "Процесс" Кафки - очаровательный образец жанра абсурд. Упоминаю я это произведение не для сравнения, а скорее для того чтобы подчеркнуть одну свою мысль. В абсурде (литературном жанре) почти нет места жестокости и ужасам в том виде, в котором они обыкновенно предстоят в прочей литературе. Вывод все же дальнейший делать не буду.
    Цитата: shomin
    Скорее всего - у нас различные литературные предпочтения - рискну так предположить.

    Знаете у меня как в 50 оттенков серого - "Мои вкусы очень специфичны" )))
    Цитата: shomin
    Впрочем, если бы событие, описанное в рассказе (то есть безумный рассказ детям в школе), произошло в настоящей жизни - я бы, возможно, первым либо вызвал психиатрическую бригаду к этому Леониду Васильевичу, либо обратился с жалобой в РОНО (если они ещё не упразднены). Ибо в школе - это всё ненормально и неправильно.

    Рад такое слышать)


    Комментарий 6 написал: Тина (26 августа 2016 18:17)
    Ой. Пожалуй, одно из самых сложных произведений для написания отзыва, что мне встречались.
    Рассказ имеет ярко выраженный намеренный привкус совочка. Это не хорошо, и не плохо, это просто есть. Слог хороший, не прикапаешься, да и не успеваешь прикапаться, очень хорошо затягивает в сюжет, глаза жаждут развязки, но вот тут-то и поджидает разочарование. Развязка никакая. Концовку читаешь уже в недоумении, как будто от другого произведения её прилепили.
    Очень частый штамп ужастиков: герой переживает потрясение, а потом не помнит как оказался дома. И в этом рассказе этот штамп расцвел в полную силу. Герой не просто не помнит как уходил с места событий, он не помнит ничего до поезда или вообще до армии? Но не успеваешь ты понедоумевать на этим моментом, как нас ошарашивают дальше: внезапно, непонятно из-за чего родители главного героя... умирают! И намекают что это связано с тем что ГГ пережил в детстве. Но каким боком?! К чему это вообще было? Как это отразилось на герое?
    Вторая концовка вообще не понятно с какого момента повествования вплетается. Вот герой мальчик, а вот его "бьет током" и он идет работать на завод.
    Короче странное произведение. После основного страшного (действительно страшного и захватывающего, что печалит только сильнее) действия, во время чтения которого у меня волосы на шее дыбом вставали, хочется просто в каждую строчку тыкать со словами "что это такое и нафига оно вообще нужно? где продолжение сюжета? где логика, где концовка, после которой страшно ночью в туалет идти?". А ведь начало сильное, и я думаю, автор вполне способен был на куда более интересное завершение всего этого.


    Комментарий 7 написал: shomin (28 августа 2016 21:45)
    Тина, благодарю Вас за отзыв и справедливую критику! Особенно за её детальность и обоснованность!
    Ориентируясь на неё, я постарался внести соответствующие исправления и дополнения в текст.
    Единственное - самый конец я всё же не стал делать страшным. Дело в том, что изначально мне очень хотелось рассказ вернуть в финале к соцреалистическому штампу, которым он и начинался...
    Надеюсь, что рассказ стал лучше. А также - что в новом окончании стиль его удалось сохранить. Всё же возобновлять работу после некоторого времени - сложновато...

    P.S. Новый текст - с абзаца, начинающегося словами "И тут меня словно отпустило".


    Комментарий 8 написал: Тина (29 августа 2016 10:27)
    shomin, стиль повествования Вам очень даже удалось сохранить))
    Сейчас более целостно выглядит история случившаяся с ГГ, но не сам рассказ. Как все произошедшее помогло его становлению как коммуниста? Там выше писали про ГГ, что может он маньяк или еще чего-то, зачем вообще школьникам такое рассказывать.
    У меня возникло впечатление, что позвали "образцового советского гражданина" для проведения беседы перед юными пионерами, а у него, во-первых, никаких педагогических навыков, во-вторых, он выступает на публике первый раз и, возможно, вообще давненько общался с людьми, в-третьих, у него какое-то психическое отклонение. И теперь он рассказывает самое яркое воспоминание из своей жизни, потом вспоминает, что его позвали для воспитательной беседы, и поэтому быстренько делает вывод, что надо быть правильным человеком. Короче я не вижу связи между историей ГГ и тем, что он стал "правильным". Ну разве что удариться в бредовые теории и выдвинуть версию о том, что тот офицер провел над ним обряд экзорцизма посвящения в коммунисты с отложенным действием (до армии), и все происходящее, включая упомянутые смерти было частью этого обряда, и теперь герой подсознательно проводит параллели между теми событиями и тем, что он "правильный человек".


    Комментарий 9 написал: shomin (29 августа 2016 21:06)
    Тина, снова хочу Вас поблагодарить!
    Я именно хотел создать контраст между соцреалистическим вступлением и ожидавшейся после него такой же идеологически выдержанной историей становления передовика-заводчанина и тем, что пенсионер на самом деле начал вдруг рассказывать.
    Как раз в этом мне и видится основной смысл рассказа. Без того вступления - это был бы обычным ужастиком. Но с ним - всё несколько меняется.
    И ради того бравирующего отсутствия какой-либо логики в том, что рассказал Леонид Васильевич и к какому выводу он вдруг приходит - всё во многом и делалось. Помимо создания общей атмосферы, конечно.
    Особенно верно Вы подметили это:
    Цитата: Тина
    И теперь он рассказывает самое яркое воспоминание из своей жизни, потом вспоминает, что его позвали для воспитательной беседы, и поэтому быстренько делает вывод, что надо быть правильным человеком.

    Мне кажется, что вся Ваша первая трактовка может, пожалуй, считаться канонической.
    А вариант с мистическим посвящением в коммунисты - апокрифическим, но тоже вполне верным вариантом.
    Конечно - подобная туманная литература не может быть ребусом с однозначным правильным ответом. Здесь, скорее, существуют варианты - обладающие бОльшей или мЕньшей вероятностью соответствия разгадке. И мне кажется - что всё сказанное выше относится к варианту с очень высоким процентом вероятности.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.