«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
kabevg Герман Бор
Моллинезия

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 32
Всех: 37

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 100 Моллинезия
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Блики в темноте

    Я сидел в столовой и терпеливо ждал, когда подойдет очередь нашего отряда получить вечерний паек. Стены корпуса дрожали и сотрясались от порывов ветра, лампы то и дело гасли, а большие окна, открывающие потрясающий вид на горы, скрывались за опущенными шторами.

    Мои сослуживцы выглядели уставшими и обозленными. Вчерашняя вылазка в город, обещавшая принести неплохую выручку, оказалась неудачной. Все чаще они думали о том, что территория, приобретенная на аукционе пустышка, и вместо выручки принесет одни убытки.


    От невеселых раздумий нас отвлекла отворившаяся дверь, ведущая к подземным этажам жилого корпуса. В проеме показалась крепко сбитая, коренастая фигура капитана отряда "Хват", не узнать которую было практически невозможно и, странное дело, в этот раз он был без команды. Втянув голову в плечи и заметно сутулясь, Рич Родер проследовал к дальнему столу и, рухнув на стул, уставился в новостной экран.


    - Гарри, что это с ханжой Ричем? Никогда его таким не видел, - прервал я гробовое молчание, царившее за столом.


    - А ты не слышал?


    - Откуда же он слышал, если две недели в госпитале провалялся, - вклинился в разговор Кай, буравя меня помутневшими от бессонницы глазами. В его словах, как и во взгляде, сквозило нескрываемое презрение.


    - Завелась шарманка. Теперь не заткнуть, - хихикнул Бобик, сидевший рядом со мной. При этом он многозначительно хрустнул шеей и положил тяжелую, пропахшую табаком и машинной смазкой руку на мое плечо. - Парень не виноват, Кай. Не будь дураком. Людям свойственно в течение жизни обзавестись парой-тройкой болячек.


    - Не виноват? Ну как же. Если здоровье не ахти, на кой черт в космос поперся?  Скажете, не так? Мы же, как кретины, все это время без чувствующего по развалинам ползали, от каждой тени шарахались. Да если бы...


    Неприятный для меня разговор прервал Зик, несменный, незаменимый командир нашего отряда. Он привстал, сжав кулаки и не сводя тяжелого взгляда с серого лица Кая. Зик говорил редко, был немногословен и часто жесток, и стоило ему открыть рот, как все замолкали, нутром чувствуя исходящую от него силу. Он способен свернуть шею каждому, кто посмеет ему возразить, иногда думал я, и предпочитал держаться как можно дальше от Зика во время его «учений». – Держи себя в руках, Кай. Территория города, выкупленная нами, по большей части пустышка, но каждый из вас знал, на что он подписался. Более того, вы понимаете, что с каждым днем пребывания на этой планете мы влезаем в больше долги. Через пару месяцев нам нечем будет платить за обмундирование, и в самом худшем варианте разрешения этой ситуации все мы окажемся в бригаде, отрабатывающей долги. С другой стороны, каждый осознавал сопутствующий риск данного предприятия. Марк - единственный чувствующий, оказавшийся нам по карману. Большинству разведывательных команд не хватило даже на это, и сейчас часть из них гниет в земле, а другая грызет стены в психушке. К тому же, в отсутствие Марка, мы исследовали те территории, которые, как я и предполагал, не стоят дальнейшей разработки. Теперь же, когда чувствующий опять в строю, мы можем смело углубиться в развалины, бросить все силы на изучение оставшейся территории, примыкающей к центру города, и провалиться мне под землю, если через неделю ваши рожи не засияют от сытости и вида деньжат. И еще…


    Но Зик не закончил. Устало махнув рукой, он опустился на место и сразу стал меньше, слабее и старее.

    Кай не произнес больше не слова, но изредка я чувствовал его пропитанный ненавистью взгляд и смело отвечал тем же. Пока Зик командир мне нечего бояться. Именно благодаря ему не было ни одного пустого стула за нашим столом, в то время как большинство отрядов заметно поредели за время, проведенное на этой планете.


    - Так ты кажется хотел узнать, что случилось с ханжой Ричем? - неожиданно пробасил Бобик.


    - Неплохо бы, - улыбнулся я, чувствуя, как напряженная обстановка медленно отступает, уступая место любопытству. Мало кто знал больше Бобика, что происходит на научной станции. Он был всеобщим любимцем научников, веселый, любопытный, с нескончаемым запасом забавных историй в лопоухой голове, и частенько вечерами пропадал в их лаборатории.


    - Тогда слушай.  Ты должен еще помнить, что месяца три назад отряд Родера оказался в центре довольно сильного землетрясения.Чувствующий Рича погиб под завалом. Пара его людей была серьезно ранена. Сам Родер лишился нескольких пальцев на левой руке и проклинал все, на чем мир держится, но вскоре оправился. Родер, как известно каждому, деньгами не обделен. В отличие от прочих отрядов его отряд состоит из отборных бойцов, принимавших участие в освоении диких территорий. Они выкупили на аукционе одну из самых опасных, но в то же время одну из самых богатых территорий города, его центральную площадь, автострады и жилые многоуровневые комплексы, расположенные под землей. То, что я сейчас сообщил, известно каждому, но я, - тут Бобик заговорил шепотом, и сидящие за столом придвинули стулья поближе. Даже Кай, казалось,забыл обо мне, а Зик о нем, - узнал кое-что интересное. Территории центра всегда были опасны, особенно подземная его часть. Родер взбесился не на шутку, когда отвалил немалую сумму на нового чувствующего, а академия прислала ему совсем мальчишку. Марику, как звали новоприбывшего, не исполнилось и двадцати. Я познакомился с ним за несколько дней до его первого путешествия в город и заметил, что он напуган предстоящей работой. Тогда отряд сразу ханже сказал, что тот не боец, мал еще для такой работы, да и спасануть может, но тот был непреклонен. Родер плевать хотел на приказы и предостережения начальника станции.

    Он не боялся опасности, подстерегающей его под землей, забираясь все дальше в туннели и принося оттуда бесценные находки. Возможно, именно поэтому ему было дано разрешение без должной подготовки прибегнуть к помощи Марика несмотря на то, что парень не высовывал носа дальше жилого комплекса. Когда наш Марк валялся в госпитале, отряд ханжи совершил одну из самых дерзких вылазок за всю историю открытия этой планеты. Используя роботов-грузчиков им удалось перебросить часть экипировки в потерпевший пару лет назад корабль "Айбер", где они устроили бункер, окопавшись в грузовых отсеках. Отряд проторчал там больше недели, настраивая систему защиты и наблюдательный пункт, провели пару набегов в центральные развалины города, разведуя обстановку, и после этого, целые и невредимые, вернулись в научный центр за Мариком. Тот был рад бесконечно, скакал и прыгал, как козленок. Наверное, он уже видел горы денег, что скоро заработает. Я видел это в его глупых глазах.

    После этого отряд Рича, прикупивший самоходную машину, окончательно перебрался в бункер. Родер вернулся на базу спустя пару дней, в полном одиночестве. Неживой какой-то он был и неадекватный. Вещи побросал в сумки и намылился к первому транспортнику, только его охранная инспекция подловила и задержала отъезд. Мне до жути интересно было, что же такое там приключилось, в бункере. Я не спал несколько дней подряд, и нечего ухмыляться, Марк. Ты же знаешь, какой я любопытный. Переговорив с одним из инспекторов, мне удалось попасть на допрос, и не буду уточнять, какими именно путями и уговорами я сумел этого добиться. Скажу только, что лучше бы я этого не делал, так как от того, что я тогда услышал, волосы на голове зашевелились от ужаса.

    В кратце дело так было. Оказавшись в бункере, отряд не стал медлить. Да и к чему это, когда под боком чувствующий, да не какой-то, а один из самых лучших. Вручили ему автомат, дичь пугать, дали пару советов и двинули в путь. До центра добрались на машине. Через чужие территории проезжали,не останавливаясь и пропуск не предъявляли, да и не просил никто. Каждый ведь знает их черные опознавательные нашивки на рукавах и мрачные лица, будто каждый день у них кто-то из близких на тот свет отправляется. Тормознули они у спуска в подземные жилые комплексы. Развернули над машиной защиту (штука, кстати, не из дешевых) и по приказу командира Марик с тремя отрядниками в поздемку двинулись, а сам Родер с оставшимися двумя на поверхности остались. Такая уж у них тактика, что одни с камерами за добычей идут, а другие следят за ними, поглядывают на датчики, которыми раньше территорию свою утыкали и вовремя отзывают, если что не так пойдет.

    Марика, оказавшегося под землей, будто подменили. Не успели они еще и на два яруса спуститься, покинуть безопасную зону, как он принялся подвывать от страха и проситься домой. Тут ему пару раз поддали, привели в чувство. Если это вначале и помогло, то потом на него снова нахлынуло. Идет вроде нормально, советует, куда ступать нужно и чего трогать не следует, но плющило его конкретно. То смеется до икоты, а то вдруг плакать начинает, сядет, руку свою гладит или землю под ногами, как котенка, и слюну пускает. Из трех парней, бывших с ним, никто духом не пал,хоть и перепугались заметно. Санчо сразу за Мариком шел. Он дорогу светодиодами помечал. Боевик еще тот. Говорят, участвовал в обороне Земли лет пять назад. Он у них снайпером числился. Второй, Григорий, спец по вещичкам. Он как робот ходячий обвешан с ног до головы аппаратурой, контролирует обстановку и держит связь с центром. Третий навроде нашего Кая, теневой. Без обид, Кай, но вы, теневые, уж больно бесите меня, хоть и работа у вас такая. Вечно пропадаете или мелькаете перед глазами. Ну так вот. Рич, рассказывая это, тогда замялся, не хотел все выкладывать,но следователь был опытный, все из него вытащил. Оказывается, ярусе на четвертом, куда никто никогда носа не показывал, отряд "Хват" обнаружил то, что привело бы археологов, будь они там, в дикий восторг. Под древним городом, который мы, земляне, обнаружили более столетия назад, а изучать  решились только сейчас, был замурован корабль. Не такие, на каких мы космос бороздим, небольших, топливных, а огромный, с мощными турбинами, воздуховодами, оросительными системами и многой другой дребедени. В век бы хватовцы не догадались, что это корабль,если бы не добрались до пульта управления, тогда-то до них и дошло. Они его неделю исследовали, пока не обнаружили хранилища. А там тебе и аппаратура, и карты исследований, и вещи из поколения на тысячелетия нас старше. Оттуда они все это и таскали, и богатели, и жирели. Главное, что без Марика страха не было, и бояться вроде нечего было. Все вокруг мертво. Но как только он ступил на борт, тут на колени и рухнул. В угол заполз и твердил, что близко они, что уходить нужно. Санчо сразу автомат скинул с плеча и на изготовку. За ним Григорий по отсеку аппаратуру расставлять принялся. Теневой, как ему и полагается, исчез неизвестно в каком направлении.Только Марик кричит, чтоб его защищали, за Санчо прячется, автомат бросил, вопит что-то сиплым голосом, а что - не разобрать. Отсек корабля, где они остановились, был небольшим, в человеческий рост высотой, но боковых туннелей тьма, через каждые пару метров. И каждый - возможный капкан. В такой бы ситуации бежать без задних ног, но теневой хорошо сработал. Опять же, не в обиду сказано, Кай, но за такого теневика я бы тебя на органы продал. Вышел он из одного такого туннеля, рюкзак к ногам ставит и смотрит на Марика. Мол, твоя работа,парень, настала. Без шлема, сами знаете, мы беззащитны, а теневой всегда без шлема ходит,как приманка по углам заразу собирает.И уже сгустки тьмы к теневому подкрадываются, как к самой легкой жертве, и шепот их сквозь камеры разобрать можно. Фонарики погасли, очертания туннеля и вовсе не разобрать. Такой страх на поверхности не встретишь. Тут Марик опомнился, встал на ноги. Руками за голову держится, глаза закрыл и назад отступает. Санчо кричит ему, просит цель указать, теневой от боли уже загибается, но парень все одно, стенку спиной подпирая, пятится к выходу. Родер говорит, на камерах тогда совсем темно стало. Только вспышки из дула автомата ее рассекали,как молнии ночной небосвод. Это Санчо наугад палил. А затем тряхнуло машину на поверхности, фары погасли, аппаратура вырубилась, и люди в ней сознание потеряли.

    Очнулись они от стука. Рич, от радости, что команда его вернулась, дверь открыл, а там один Марик стоит. Стоит он, шатается, а на лице улыбка дурацкая цветет, как майский луг. Глазами хлопает, в одной руке автомат Санчо, в другой - рюкзак теневого с его шлемом.Рич тут обмяк, на ступеньки опустился и завыл по-волчьи. Что бы о нем не говорили,как бы за спиной не ругали, а он человек верный. Вся семья его -отряд этот, он за них глотки грызть готов, в ад спуститься, если потребуется. А тут парень этот, чувствующий, что за их спинами в туннелях, как закаменной стеной был, и в то же время единственным, кто тварей, живущих на планете, видеть способен. И когда Санчо, по слепому наитию тративший патроны, легко этих тварей, сползавшихся к теневому, свалить одним выстрелом мог, теперь в туннеле гнил. По вине Марика. Все это Рич сразу сообразил и определил по звукам с камер. Выхватив пистолет, прицелился точнехонько парню между глаз. "За что их, говорит?" Тут Марик изменился сразу,будто выше на две головы стал, посмотрел в лицо Рича и рюкзак к его ногам бросил. Рич его открыл, а там, в пластиковых пакетах, микросхемы, блоки питания, капсулы с бронием, с помощью которого легкий военный корабль лет пятьдесят летать сможет, не

    требуя дозаправки. В общем, все то, с помощью чего можно целую планету купить и еще останется. "Уходи", - говорит. И замолчал, и снова на две головы ниже стал, и улыбка эта дурацкая появилась, а увидев направленный пистолет, вдруг все понял, задрожал, и только хотел заговорить, как тот выстрелил. Убил он парня, в общем. А самое жуткое в этой истории то,что спустя сутки в бункер, где Рич с горя напился в стельку, вернулись Санчо с Григорием и теневым. Уставшие,злые, голодные, но живые и невредимые. Командир с дуру принял их за призраков и прощения просить стал, а затемзамолчал. Теневой сразу от усталости вырубился, а Санчо на пару с Григорием рассказали, что произошло после. "Они как море нахлынули. Со всех сторон, из всех углов. Я стреляю, а Марик командует. Не знаю, сколько так продолжалось, только меньше их не стало. У Робина уже кровь носом идет, сдает он, а ведь без теневого, считай, пропали мы. Тогда парнишка вдруг шлем свой снял и в самую чащу полез. Идет, а тьма эта его заметила сразу, и к нему ринулась. Знаешь ведь, как оно бывает. Ты вроде в шлеме, как в домике, и не видят тебя, но мысли все равно жуткие рождаются от их присутствия, картины в голове такие, что хочется сразу пулю в лоб пустить. Чувствующий оттого и чувствующий,что оттягиваетэто на себя от отряда, переживает за нас. Думаю, именно поэтому он кричал так вначале пути.Слишком много их было, будто знали, что мы идем и готовились. Так вот, снял он шлем, и я сразуочнулся, пелена с глаз спала, только голос Марика еще в голове звучит. И вижу, как он идетк Робину, и шагает все медленней, но добрался таки донего, шлем на голову ему одел, и в глубь туннеля, от входа пошел, потом по лестнице в шахту лифта спустился, и мы его больше не видели.Блики, странное дело, оставили нас, за Мариком отправились. Я Робина тогда под мышки - и к выходурванул. Долго бежали, заблудились и в той части города выбрались, где еще ни разу не были. Пока дорогу нашли, пока пищу кое-какую раздобыли. Только без чувствующего нам сложно было. Связь еще в туннелях пропала, и вроде мы к постройкамблизко не суемся, и вроде вещички эти проклятые не трогаем, но все одно тяжко, и такое чувствона душе, будто в воду окунули. На уши давит, глаза слипаются, голова раскалывается на куски,словно туда гвозди забивают. Мы тогда защиту на шлеме усилили настолько, что коленки подкашиваться стали, но даже это не помогло. На второй день где-то уже ближе к полуночиощущение появилось, словно за нами кто-то следит,и прикоснуться хочет, щупальца к мозгу тянет. И самое странное то, что теневой наш ни одного блика не обнаружил поблизости. Затем все закончилось и легче стало, когда рассвет забрезжил. Без приключений добрались до корабля. Но в мозгу одна фраза, как вырезанная, звучала: "Он… Он знает». Они знают…. И все в том же духе. А что это означает, черт его разберет. Вот такую историю Рич поведал.


    Бобик замолчал, бросая на нас лукавый, насмешливый взгляд.


    - А ведь и вправду, Марк, как у вас получается так, что вы здесь как по Земле гуляете и бликов увидеть можете? Что ты чувствуешь, когда они рядом?


    - Почем я знаю, - покосился я на него, -меня в чувствующие определили, когда я еще ребенком был. Пришли из комитета, забрали и в училище, затем сюда. Говорят, у меня сигнал от рождения слабый, но достаточный, чтобы работать здесь. Иногда нас еще магнитами называют. Мы притягиваем инопланетный разум, как передатчики.   Знаете, - я вдруг замолчал, но затем продолжил, - блики, они шепчут. Будто сообщить что-то пытаются. И когда вроде я уже знаю, что именно, связь рушится.Это у нас у всех так.


    Мы разошлись по комнатам поздно вечером, думая каждый о своем. Оказавшись в кровати, я тут же заснул и так же, как много ночей подряд, я видел сон.

    Город, когда-то живой, гудящий, цветущий. Затем -смерть. Болезнь, охватившая планету, губила одного за другим, разрушая тела и забирая души. От некогда благородной цивилизации остались лишь воспоминания, живущие в стенах и пропахшей гнилью земле. Словно сторожевые псы, они гонят чужаков прочь, прокрадываются в их тела, вгрызаясь в душу, чтобы донести одну-единственную мысль: "Больны. Вы больны. Некуда бежать..."

    И тогда я просыпался, весь в поту, и жалость к себе закрадывается в душу. Но я здоров, и знаю это. Это лишь сон, и день прогонит ночные страхи.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Seeker
    Категория: Фантастика
    Читали: 70 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 сентября 2016 | Просмотров: 131 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: katar (29 сентября 2016 13:58)
    Ну привет :)

    Во-первых, увеличь шрифт. У меня чуть кровь из глаз не потекла, пока читал, пришлось даже масштаб страницы увеличивать biggrin

    Во-вторых, сразу видно, что текст, так сказать, с пылу, с жару, без вычитки совершенно. Потому как есть такое вот слова:
    закаменной
    затемзамолчал


    Вот тут:
    перебросить часть экипировки в потерпевший пару лет назад корабль "Айбер" - корабль потерпевший? Терпила, что-ли? :)

    Да и к чему это, когда под боком чувствующий, да не какой-то, а один из самых лучших - откуда он лучший, если носа за базу не совал и вообще, отговаривали Родера его с собой брать? Непонятно

    оросительными системами - что на космическом корабле такие системы орошают? :) Грядки с огурцами? biggrin

    Вообще, люди космос осваивают, на чужую планету прилетели, и радуются каким-то микросхемам и блокам питания? Очень сомнительно. Ученых, археологов нет, есть только мародеры, или типа "сталкеры", которые тащат всякие приколюхи? Вообще, очень мутное представление о месте действия. Какие-то развалины, тоннели, есть автострады ( как у людей, что-ли?) Плюс, последние громадные абзацы, ничем не прерываемые и не разбавленные, тяжело читать, я иногда вообще терял нить повествования. Затем, совершенно непонятно, из-за чего машину на поверхности тряхануло. Почему Родер не попытался спуститься своим на выручку, если он так их любил, прям как семью? Сделал бы пару шагов к двери, да вырубился :) И неясна судьба еще двоих, с которыми он в машине сидел. По крайней мере бухал он в бункере в одинокого.

    Чувствуется, что стиль изменился. По мне, так в лучшую сторону. Хоть кое-где он сбивается на любимый тобой староообрядный, типа " а всё одно" :) всякие теневые и чувствующие тоже добавляют атмосферы, интересно. Непонятные тени отчего-то особо не пугают, наверное потому, что в тексте нет примера последствий. Так, слюни, улыбки глупые, да шепот в камерах. В предыдущих текстах, где инопланетяне напали на Землю, было реально жутко. Там вполне получилось нагнать страху. Тут просто неясные намеки. В целом интрига тут ничего, зашевелилось что-то в душе, жалко парнишку.

    P.S. любишь ты катакомбы! biggrin



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.