«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 4
Всех: 6

Сегодня День рождения:

  •     volk199516 (16-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1671 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля - 3. Часть - 3

    Мертвая земля - 3. Часть - 3

     

                                   ¤ ¤ ¤

    Ночь  застала  Ворона  у  болота.  Несмотря  на  то,  что  луна  светила  ярко,  переходить  его  он  не  рискнул.  Да  и  торопиться  ему  некуда,  он  был  уверен,  что  Аспид  залег  на  одном  из  островов.  Расположившись  под  деревом,  он  достал  из  рюкзака  банку  тушеного  мяса,  зачерствелую  лепешку  и  фляжку  с  виски. Сделав  несколько  глотков  спиртного,   отломил  кусочек  лепешки  и  закусил.  Теплая,  приятная  волна  пробежала  по  телу.  Достав  из  кармана нож,  Ворон открыл  банку.  Об  одном  он  сейчас  жалел,  что  нельзя  развести  костер  и  пожарить  свежее  мясо.  Мародеров  он  не  опасался,  видел,  как  те  после  разговора  со  странным  типом  в  сером  плаще,  отправились  совсем  в  другую  сторону.  И  возможно  его  костер  скрыли  бы  от  посторонних  глаз  деревья, но  проводник  не  хотел  рисковать.

    Покончив  с  ужином, Ворон  лег  спать,  подложив  свернутый  гамак  под  голову. Глядя  на  серебристое  болото,  освещенное  лунным  светом,     старался  ни  о  чем  не  думать,  чтобы  скорей  заснуть.  Но  жители  болота  не  спали,  где-то  вдалеке  кричала  птица,   ей  отвечала  другая,  пением  это  было  трудно  назвать.  В  воде  сидя  на   кочках,  громко  квакали  жабы,  а  в  траве   порхали  светлячки.  Совсем  рядом,  хлопая  крыльями,  пролетел  филин  и,  не  заметив  проводника,  сел  на  ветку  соседнего  дерева.  Но  внезапно  все  стихло.

    Ворон  насторожился  прислушиваясь. Кто-то шел  по  воде  в  его  сторону  и  был  наверняка  не  один. Птица,  повертев  головой,  издала  гортанный  звук  и,  взмахнув  крыльями,  улетела.   Ворон  взял  в  руки  автомат  и,  прижавшись  к  дереву,  стал  ждать.  Сначала  он  услышал  приглушенное  рычание,  а  потом  и  увидел  их -  стая  пещерных  мутантов,  из  пятнадцати  особей,  шлепая  по  воде  конечностями,  продвигалась  по  краю  болота. Затаившись,  он  продолжал  наблюдать,  опасаясь,  что  они  могут  его  учуять.  Мысленно  оценив  ситуацию,  Ворон  понял,  что  не  сможет  отбиться  от  них,  если  мутанты  набросятся  на  него  все  сразу. Но  к  его  счастью,  людоеды,  постояв  на  берегу,  несколько  минут,  двинулись  дальше,  переговариваясь  между  собой  короткими  рыкающими  звуками.   Проводив  их  взглядом,  он  снова  лег,  закрыл  глаза  и  медленно  погрузился  в  поверхностный  чуткий  сон,  просыпаясь  при  каждом  шорохе.  Ему  снились  сны,  обрывочные,  нелепые. И  почти  в  каждом  из  них  он  видел  Ханну…

      Девушка  стояла  на  пустынной  дороге  и  ветер  трепал  светлые  длинные  волосы,  пронося  над  ее  головой желтые  листья.  Это  была  не  осень, просто  листья  вдруг  пожелтели  и  стали  сыпаться  с  веток  вместе  с  пушистыми  хлопьями  снега. Падали  на зеленую  траву,  засыпая  лесные  цветы.  Ханна  в  оранжевом  платье  из  легкой  ткани,  ноги  босые,  а  ветер  дул  холодный,  пронзительный,  несмотря  на  яркое  солнце.  Ему  неожиданно  захотелось  согреть  девушку,  но  он  никак  не  мог  приблизиться  к  ней,  шел,  но  все  время  оставался  на  одном  месте. Ворон  протянул  ей  руку  в  надежде,  что  Ханна  сама  преодолеет  расстояние,  разделяющее  их,  но  она  не  сдвинулась  с  места. И  вдруг  за  ее  спиной  появился  странный  человек,  в  сером  плаще  прихрамывающий  на  одну  ногу.  Он  подошел  к  девушке  совсем  близко и,  распахнув  плащ,  укутал  ее.  Новый  порыв  ветра  поднял  вверх  все  опавшие  листья,  и  они  словно  омут  поглотили  их,  кружась  по  кругу. Зеленели  на  глазах  чудесным  образом  и  обратно  возвращались  на  ветви  деревьев. А  странный  человек  и  Ханна  стояли  на  дороге,  медленно  тая,  словно  утренний  туман  под  лучами  солнца.  И  вдруг  понял  проводник,  что  не  человек  то  был,  а  сама  Зона  явилась  ему  в  подобном  образе.

    Ворон  открыл  глаза  и  долго  смотрел  на  сумеречный  туман  окутывающий  черные  силуэты    елей.    Как  только  забрезжил  рассвет,  он  поднялся,   умылся   прохладной  водой  и  разжег  костер. В  утреннем тумане  огонь  не  так  заметен.  Набрав  в  котелок  воды,  в  более  чистом  не  подернутым  ряской,  месте,  подвесил  его  над  огнем,  бросив  в  жидкость  горсточку  сухого  чая  и  щепотку  жабьей  травы.  Оставив  рюкзак  у  костра,  проводник  взял  с  собой  автомат  и  пистолет  с  глушителем, и  отправился  на  охоту. Обычно  у  воды  полно  всякой  дичи,  и  побродив  с  полчаса  по  болоту,  ему  посчастливилось  подстрелить  дикую  утку. Стая  птиц  резвилась  в  проточной воде,  где  в  болото  впадал  ручей.   В  утренней  тишине  выстрел  прозвучал  глухо, но  его  все  равно  могли  услышать.

    Вернувшись  к  костру,  Ворон  снял  котелок  с  кипящим  чаем,  и  подбросил  хворост  в  огонь.  Общипав  наскоро  утку,  распотрошил  ее  и, проткнув  шампуром,  подвесил  над  огнем.

    Со  стороны  болота  раздался  выстрел,  потом  еще  один  и  еще…

     - С  добрым  утром,  Аспид, - проговорил  проводник,  поворачивая  тушку  птицы  другим  боком  к  огню.

     Стреляли  из  винтовок,  значит -  охотились.  Видимо  мутанты прошли  мимо  болота.  Опасное  соседство,  можно  нарваться  на  стаю.

    Он  достал  из  пачки  сигарету  и  закурил,  глядя  на  поджаристый  бочок  утки,  с  которого  капал  жир  в  огонь. Повернув тушку  на  другой  бок,  затянулся,  выпустил  облачко  дыма  и,  потянувшись  к  рюкзаку,  достал   кружку.  Зачерпнув  из  котла  горячую  жидкость,  сделал  глоток. Ворон  не  любил  жабью  траву,  и  не  стал  бы  ее  пить  никогда,  не будь  она  столь  полезна  для  организма. Он  собрал  ее  у  болота  на  территории  Джетта,  именуемой  теперь - территорией  Гантэра. Ворон  был  не  в  курсе,  куда  внезапно  исчез  лидер  той  группировки  несколько  лет  назад,  но  теперь  там  заправлял  всем  зять  старого  Гленна. Да  ему  было  плевать  на  все  эти  пертурбации.  Он – одиночка, и  ходит  там,  где   хочет.

     «Вот  только  какого  черта  я  сейчас  делаю  здесь?», - мрачно  подумал  он.

    На  водопаде  Ворон  никогда  не  был  и  сейчас  был  уверен,  что  Аспид  ведет  группу  именно  туда. 

    «Вот  только  нахрена  ему  это  надо? Что  они  забыли  в  том  Богом  забытом  месте?».

      Подумав  о  Боге,  проводник  усмехнулся - в  Зоне  не  было  Бога.  А  для   него  самого,  Богом  была  именно  Зона,  создавшая  его  таким,  каким  он   появился  на  свет – мутантом. 

    «Ладно  бы  если  туристы  наняли,  а  то  нет  же,  сами  прутся  туда,  по  собственному  желанию». 

    Ворон  знал,  что  Вожак  со  своей  группой  водил  туристов  к  водопаду  пару  лет  назад.  В  тоже  время  и  Аспид  был  в  тех  местах.  Слышал  так  же,  что  Лерой  потеряв  группу, ушел  на  Черную  землю,  вернулся  оттуда  не  так  давно.

    Ну  ладно  водопад,  но  тащиться  к  Черной  земле  у  Ворона  не  было  никакого  желания.   Мало  кто  бывал  в  тех  местах,  возвращались  единицы,  вот  они  то  и  рассказывали   ужасные  истории  о  мутантах,  о  ядовитых  растениях,  о  чудовищах,  живущих  в  озерах.  Он  был  уверен,  что  рассказы   приукрашены  ровно в  половину,  но  даже  если  это  так,  то  ничего  хорошего  все  равно  там  нет.

    Туман  стал  спадать,  и  солнечные  лучи  подползли  к  нему  словно  ласковые  котята,  несмело  прикоснулись  к  его  уже  три  дня  небритому  лицу. Потрогав  щетину  рукой,  он  нахмурил  брови, и  решил  перенести  процедуру  бритья  до  следующего  водоема.

    В  этот  миг  где-то  неподалеку  хлюпнула  вода,  и  сквозь  тающий  туман  Ворон  увидел  трех  вооруженных мужчин.  Они  вышли  из  леса  и,  не  заметив  его,  двинулись  по  болоту. Впереди  шел  проводник.  Что-то  знакомое  показалось  Ворону  в  его  силуэте,  но  разглядеть  мужчину  ему  не  удалось.

    «Проводник  и  двое  туристов», - вспомнил  он  слова  молодого  светловолосого бармена  из  поселка.

                                                             ¤ ¤ ¤

    Ханну  разбудили  выстрелы,  испуганно  открыв  глаза,  она  нащупала  рукой  автомат  и  приподнялась,  намереваясь  вскочить.   Увидев  у  костра Снайпера,  спокойно  перебирающего  хворост,  поняла,  что  на  их  лагерь  никто  не  нападает.   

    - Это  наши  уток стреляют, - пояснил  Киаран,  увидев,  что  девушка  проснулась.

    - Где  Лерой? – спросила  она,  вставая.

    - Не  знаю.  С  ними,  наверное, - пробурчал  нигер.

    Ханна  нехотя  встала,  достала  из  рюкзака  полотенце,  мыло  и  зубную  пасту.  Подойдя  к  краю  болота,  брезгливо  посмотрела  на  воду  подернутую  ряской. Нагнулась  ниже  и,  приглядевшись,  увидела  плавающих  головастиков. Желание  умываться  пропало  сразу. Но  пересилив  себя,  все же  намочила  лицо,  но  зубы  прополоскала  водой  из  бутылки.

    - Ты  где  воду  для  чая  набирал? Здесь  из  болота?

    - Нет,  мать  твою,  в  Лесной  поселок  бегал, - огрызнулся  нигер.

    - Что  с  тобой? – удивилась  Ханна.  Снайпер  никогда  ей  не  грубил  до  этой  минуты.

    Киаран  не  ответил,  отойдя  от  нее  подальше,  сел  у  воды  и  достав  сигарету  из  пачки,  закурил. Он  с  самого  утра  чувствовал  раздражение,  точнее  сказать  даже  с  вечера. Сначала  в  его  голову  лезли  всякие  мысли  и  воспоминания,  от  которых  стало  тошно  на  душе. Потом  не  отпускало  ощущение,  что  они  никогда  уже  не  увидятся  с  братом. За  себя  Снайпер  не  волновался,  с  ним  ничего  не  могло  случиться,  а  вот  как  там  Джамей  без  него?  И,  в  конце  концов,  что-то  нашло  на  него  такое, от  чего он  выбросил  в  болотную  жижу  все  запасы   сушеных  грибов  Дьявольских  ушей  и   галлюциногенный  мох  Эльфийских  крыльев.  Проснувшись же  утром  в  паршивом  настроении,  он  сразу  вспомнил  об  утрате  и  никак  не  мог  понять,  что  же  заставило  его  поступить  таким  образом? 

    - Снайпер! - окликнула  Ханна.

    Киаран  оглянулся  и  увидел  троих  мужчин   приближающихся  к  костру. Одного  взгляда  хватило,  чтобы  определить,  что  один  из  них  проводник,  другие  двое – туристы. Проводнику  на  вид  было  лет  тридцать  пять,  выше  среднего  роста,  черноволосый,  глаза  карие.  В  левом  ухе  серебряная  серьга виде  кольца.  Турист  постарше  выглядел  обычно - лет  пятьдесят,  среднего  роста,  редкие  волосы  в  проседь,  на  глазах  очки.  Второй - молодой,  лет  двадцати  пяти,  светловолосый,  глаза  голубые. Взгляд  наглый,  самоуверенный.

    - Не  думал,  что  встретим  здесь  кого-нибудь, - сказал  проводник. - Меня  зовут  Кочевник. Эти  - со  мной.

    - Дейл, - представился  турист постарше. – А  это  мой  сын – Алекс.

    - Зовите  меня – Шустрый, - добавил  молодой.

    - Снайпер, - ответил Киаран,  бросив  насмешливый  взгляд  на  молодого  туриста,  и  спросил. - Куда  путь  держите?

    - К  Черной  земле. 

    - По  пути  значит.

    - О,  вы  тоже  идете  туда? – обрадовался  Дейл. – Приятная  новость.

    Ханна  не  встревала  в  разговор,  хотя  заметила,  что  нигер  ее  не  представил  даже.   Впервые  она  задумалась -  почему  у  нее  нет  другого  имени? Даже  у  Кейт   есть  прозвище – Пантера. С  этим  срочно  надо  было  что-то  делать.  Она  отошла  от  мужчин  в  сторонку  и  подумала:

     «Какое  бы  имя  выбрать?  И  вообще  как  его  выбирают?».

    Но  мысли  ее  были  прерваны  появлением  Дакоты  и  француза,  те  возвращаясь  с  охоты,  несли  в  руках  по  нескольку  птиц  каждый.  Взгляды  охотников  были  устремлены  на  незнакомцев.

    - Ханна,  ощипай  уток, - сказал  Дакота  и  бросил  убитых  птиц  к  ее  ногам.  Туда  же  положил  свою  добычу  и  Француз.

    - Арман! - окликнула  она  последнего,  и  когда  тот  оглянулся,  спросила. – Какое  бы  прозвище  мне  подошло?

    Француза  этот  вопрос  застал  врасплох,  он,  подумав  несколько  секунд,  ляпнул  первое,  что  пришло в  голову:

    - Кошка.

    - Да  ну  тебя, - обиделась  Ханна  и,  подхватив  уток,  потащила  их  к  воде.

    «Кейт  значит  Пантера,  а  я всего  лишь  Кошка?».

    Перья  вырывались  плохо, птицу  не  мешало  предварительно  окунуть  в  кипяток,  но  для  этого  у  них  не  было  подходящей  посуды.  Один  котелок  Снайпер  занял  под  чай  с  «головастиками»,  а  в  другом  обычно  варили  жидкую  пищу.  

    Ханна  не  слушала,  о  чем  разговаривали  мужчины,  она  не  спеша  рвала  пух  и  перья,  а  сама  все  думала:

    «Дакоту  зовут - Дакота. Он  родился  в  тех  местах.  Француз -  потому  что  француз. Снайпер – видимо  хорошо  стреляет.  Почему  Лероя  называют  Аспидом?  И  почему  Кейт – Пантера?».

    Вообще  Ханна  заметила,  что  женщин  на  территории  зоны  мало,  и  единственных,  не  считая  Кейт,  она  видела  в  Городских  развалинах,  в  баре  Джака.  Женщины  из  его  борделя   не  имели  прозвищ.

    Эти  мысли  так  увлекли  ее,  что  она  не  заметила  даже,  когда  в  лагерь  вернулись  Лерой  и  Херби.

    - Тебе  помочь? – донесся  до  ее  разума  голос  Киарана.  Ханна  вздрогнула  и  оглянулась.  Снайпер  стоял  рядом  в  ожидании  ответа,  видимо  таким  образом  решил  загладить  свое  хамство.

    Ханна  равнодушно  пожала  плечами  и  молча,  продолжила  свою работу.  Киаран  присоединился  и  к  своему  удивлению,  она  заметила,  что  у  него  это  получается  значительно  лучше  и  быстрей  чем  у  нее.

    - Я  охочусь  почти  с  детства, - пояснил  он,  уловив  ее  взгляд.

    - На  Большой  земле  я  этим  никогда  не  занималась. У  нас  есть  домработница, -  сказав  это,  Ханна  осознала,  что  все  еще  считает  себя  жительницей  цивилизованной  половины  земли,  и  что  ее  пребывание  здесь  всего  лишь  временное. Возможно,  Снайпер тоже  это понял.  Затянулось  молчание,  и чтобы  прервать  его,  она  спросила,  бросив  взгляд  в  сторону  «гостей». - Кто  они?  

    - Проводника  зовут – Кочевник,  те  двое -  туристы.  Они  тоже  ночевали  в  том  поселке,  где  убили  Койота. Говорят,  что  ничего  не  знают  об  этом.

    - Ты  раньше  видел  этого  проводника?

    - Никогда,  даже  не  слышал  его  имени,  но  могу  поклясться,  что  он  не  новичок,  это  чувствуется.

    - Скажи,  пожалуйста,  только  подумай  хорошо,  какое  бы  прозвище  мне  подошло? 

    Снайпер  задумался,  но  ненадолго,  взглянул  на  нее  и  неожиданно  спросил:

    - Зачем  тебе  прозвище  на  Большой  земле?

    - Снайпер,  я - здесь!  Я  пока еще  не  на  Большой  земле  как  видишь, - Ханна  разозлилась  и  бросила  утку  на  землю.

    - Да  успокойся.  Прозвище  дается  не  сразу,  и  в  основном  это  выходит  само,  не  специально. Меня  назвали  Снайпером,  потому  что  я  всегда  мазал,  ну  не  попадал  в  цель, - Киаран  широко  улыбнулся,  показав  ряд  ровных  зубов.

    - Я  думала  все  наоборот, - засмеялась  Ханна. – А  почему  Кейт  зовут  Пантерой?

    - За ее  грациозную  походку,  мягкую,  кошачью. Кейт – моя  мечта…несбыточная, - Киаран  тяжело  вздохнул. – Когда-то  я  надеялся  увести  ее  у  Аспида.

    «Может  согласиться  на  Кошку?», - подумала  Ханна. - «Пока  не  придумали  что-нибудь  хуже,  исходя  из  моих  поступков?».

    За  все  время,  пока  жарилось  мясо,  Ханна  держалась  подальше  от  новых  знакомых.  Она  ничего  не  могла  сказать  о  проводнике  и  о  Дейле,  они  казалось,  не  замечали  ее  вовсе,  но  Шустрый  ей  определенно  не  нравился. Ловя  на  себе  его  откровенно  наглые  взгляды, Ханна  удивлялась,  что  Лероя  это  нисколько  не  заботит.  Выбрав  момент,  когда  Аспид  остался  один,  она  спросила:

    - Ты  заметил,  как  на  меня  смотрит  Алекс?

    - Еще бы,  и  слепой  заметит, - равнодушно  ответил  Лерой.

    - Так  просто  говоришь  об  этом? Ты  не  ревнуешь?

    - Я  стал  умнее.  Когда-то  ревновал  одну, держал  возле  себя,  пытался  оградить  от  всего  мира.  А  ей  это  было  не  нужно.  Больше  я  никого  держать  не  буду.  Захочешь  уйти – иди.

    Лерой  не  смотрел  на  нее,  его  взгляд  был  устремлен  на  пылающий    костер.  Он  не  хотел  обидеть  Ханну,  просто  ответил  честно.  Еще  вчера  Аспид  не  стал  бы  говорить  девушке  таких  слов,  но  после  того  что  почувствовал  ночью,  в  его  душе  что-то  надломилось. 

    Ханна  пожалела,  что  задала  ему  этот  вопрос,  и  такого  ответа  совсем  не  ожидала.  Глядя  на  Лероя,  ставшего  внезапно  каким-то  чужим,  она  твердо  сказала:

    - Можешь  считать,  что  уже  ушла.

    Эти  слова  дались  ей  нелегко.  Изо  всех  сил  сдерживая  слезы,  она  отвернулась  от  него  и  старалась  не  смотреть  в  его  сторону  на  протяжении  всего  завтрака.

    Когда  снова  тронулись  в  путь,  Ханна  намеренно  отстала  от  Лероя,  чтобы  идти  в  конце  вереницы  и  случайно  оказалась  рядом  с  Кочевником.  Разговаривать  ей  ни  с  кем    не  хотелось,  но  он  спросил:

    - Как  тебя  зовут, красивая?

    - Как,  по-твоему,  меня  могли  бы  назвать?  - ответила  она  вопросом  на  вопрос, хотя  эта  тема  ей  уже  была  не  интересна.

    - Я  бы  назвал  тебя – Альнаир, в  честь  звезды  из  созвездия  Журавля.  На  арабском  языке  это  означает -  яркая.  Но  ты,  скорее  всего  Альфард   – Одинокая.  Поскольку  поблизости  от  этой  звезды,  на  небе  нет  других ярких  звезд. Одинокая  оранжевая  звезда  в  сердце   Гидры. Арабы  ее  еще  называют  по-другому – Сердце  Змея.

    «Сердце  змея?  Аспид - это  же  змея», - подумала  Ханна,  поражаясь,  как  тонко  подметил  Кочевник,   и  тихо  прошептала,  мысленно  обращаясь  к  Лерою:

    - Ты  еще  поймешь,  как  больно  жить  без  сердца.

                                                                     ¤ ¤ ¤


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 50 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 октября 2017 | Просмотров: 119 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.