«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
Filosofix Lusia
StreloK

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 22
Всех: 27

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 148 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля - 3. Часть - 10

    Мертвая земля - 3. Часть - 10

     

                                                             ¤ ¤ ¤

    Ступая  по  мягкой земле,  покрытой многолетней опавшей  хвоей,  я  тащился  позади  всех,  как  всегда  замыкая  процессию. Херби  шел  впереди,  и  сначала  я  пристроился  позади  него,  но  снова  почувствовал стойкое  давление  на разум.  Тоска подкралась  противненько,   исподтишка,  когда  я  ее  совсем  не  ждал. С  утра  настроение  было  хорошее и  на  тебе вдруг - сопливые  мысли   и  обида  на  весь  мир. В  общем,  я  вспомнил  нашу  группу – Вожака,  Беркута,  Стрелка  и  Змея.   До  Виолетты  дело  не  дошло,  я  демонстративно  перекочевал  в  конец  группы,  предоставив  Французу  сеанс  мозготерапии. Я  не  знал,  заметили  ли   друзья  эту  особенность  за  Херби,  но  смутная  догадка  дрейфовала  в  моем  подсознании,  что  это  все  же  он  действует  мне  на  нервы. Не  прошло  и  полчаса,  Арман  остановился  завязать  шнурок,  пропуская  Снайпера  вперед. Я  ухмыльнулся,  мысленно  загадывая,  сколько  же  продержится  нигер.

    - Пятнадцать  минут, - сказал  Француз,  словно  читая  мои  мысли.

    - Полчаса. 

    С  Французом  мы  понимали  друг  друга  на  уровне  телепатии.  Порою,  он  бывал,  упрям  как  осел, часто  делая  все  по-своему,  но  всегда  принимал  верное  решение.  Снайперу  я  доверял  как  себе.  Ему  никогда  не  надо  было  говорить  дважды,  все  выполнял  точно  и  в  нужное  время. В  экстренных  ситуациях  это  помогало  ни  раз.

    Киаран  стойко  шел  за  Херби  в  течение  всего  часа,  до  самого  привала.  Вид  у  него  был  хмурый, уставший,  взгляд  потухший  и  злой.

    - Опять  думал  о  брате, - сказал  он  мне,  садясь  на  пригорок,  рядом  с  рюкзаком. - Чувствую,  что  с  ним  что-то  случилось.  На  душе противно  хоть  вой.  Даже  думал  вернуться  назад. 

    - Не  забивай  голову  хренью  всякой.  На,  это  тебе  поможет, - я  протянул  ему  маленький  сушеный  гриб.

    - Откуда  у  тебя  Ухо  дьявола? – удивился  нигер,  улыбнувшись  в  тридцать  два  зуба. Киаран  повеселел  на  глазах.

    - Выменял  у  Бренды.

    Киаран  взял  гриб,  отломил  от  него  кусочек,  и  положил  под  язык,  медленно,  рассасывая.  Я  тоже  откусил  немного  и  прилег  на  траву,  закрыв  глаза.  Ощущая  невероятный  прилив  сил,  и  одновременно теряя  связь  с  реальным  миром,  я  чувствовал  легкую  невесомость.  Перед  глазами  все  поплыло,  пронеслось  мимо  меня  словно  торнадо - небо,  деревья,  цветы  и,  конечно  же,  большие  радужные  бабочки.  Внезапно  все  стихло,  исчезло,  осталось  только бескрайнее  желтое  поле  с  одиноким  домом  вдали.  Я  пошел  по  бездорожью, и   желтые  цветы - колокольчики  пахнущие  медом,  цеплялись  за  ноги  длинными  плетями,  мешали  идти.  Чем  ближе  я  подходил  к  дому,  тем  дальше  он  отдалялся.  Я  остановился  и  подумал:

    «Что  будет,  если  идти  от  него  в  противоположную  сторону?».

    Повернувшись  к  нему  спиной,  двинулся  вперед  и,  пройдя  несколько  шагов,  оглянулся. Дом  стоял  позади  меня,  обветшалый,  с  покосившейся  крышей,  с  окнами  без  стекол.  Некрашеные  ступени  крыльца  посерели  от  времени.  Я  наступил  на  ступеньку,  проверяя  ее  прочность,  и  она  жалобно  скрипнула, но  не  сломалась. Поднявшись  на  крыльцо,  толкнул  входную  дверь  и  хотел  на  всякий  случай  приготовить  автомат,  но  оказалось  что  я  без  оружия. Войдя  в  просторную  пустую  комнату,  остановился,  прислушиваясь.  Я  никого  не  видел,  но  знал,  что  в  комнате  кто-то  есть.

    - Хорошо,  что  пришел, - раздался  знакомый голос  у  меня  за  спиной.

    Я  оглянулся.  На  подоконнике сидел  Ветер,  высокий,  худощавый.  Длинные  темные  волосы,  как  и  раньше,  были  заправленные  в  хвост,  глаза  стального  цвета,  смотрели  пытливо, а  взгляд  задумчивый,  грустный.

    - Пригодилась  тебе  моя  тетрадь? – спросил  он.

    - Да, - и  честно  признался. -  Хочу  написать  такой  же  сборник  рецептов. Как  думаешь,  получится?

    - Главное  ничего  не  перепутай,  а  то  перетравишь половину  населения  Зоны. Люди  злые,  не  простят.  Придешь  на  Черную  землю,  не  трогай  красный  лишайник,  растущий  на  камнях.  Ядовитый  и  бесполезный.  И  не  лезь  в  пещеры  у  Безымянного озера,  даже  если  тебе  очень  захочется.

    - А  что  там?

    - Не  знаю.  Я  не  был  на  Черной  земле.

    Воздух  качнулся,  я  уловил  его  теплое  движение  и  в  комнату,  словно  ниоткуда,  вплыла  Сойка. 

    - Джейн? – удивился  я,  увидев  невысокую  светловолосую  девушку.

    Ее  большие  глаза  смотрели,  на  меня,  не  мигая.

    - Ее  зовут  Люси,  она  моя  дочь, - сказал  Ветер. – Нам,  к  сожалению, пора.

    - Стойте…

    Но  они   начали  медленно  таять,   становясь  прозрачными,  и  сквозь  них  я  уже  видел  обшарпанные  стены  дома.

    - Скажи  Аспиду,  пусть  не  верит  рыжей, - прошептала  Сойка  чуть  слышно,  как  будто  из  другого  измерения  и  исчезла.

    Я  остался  стоять  один  посреди  пустой  комнаты,  но  и  она  начала  таять.  Всего  лишь  мгновение  и  нет  дома,  только  бескрайнее  желтое  поле.  И  снова  все  закружилось  вокруг  меня.  Желтые  цветы  цеплялись  за  ноги  длинными  усиками,  отрывались  и  улетали,  словно  уносимые  ветром.  Следом  за  ними  устремился  рой  радужных  бабочек,  больших  размером  с  мою  ладонь.  Их  бархатные  крылышки  нежно  хлопали  меня  по  лицу…

    Почувствовав очередной  шлепок  по  щеке,  я  открыл  глаза  и  увидел  расплывчатый  силуэт  Француза,  тот  склонился  надо  мной,  пытаясь  привести   в  чувства.

    - Как  вы  меня  достали, - сказал  он. – Грибожоры  тупоголовые.

    - Нигер  вернулся? – спросил  я,  пытаясь  приподняться.

    Арман  подцепив  меня  за  шиворот,  помог  сесть.

    - Вернулся.  Куда  он  денется.

    - Сколько  я  был  в  отключке?

    - Минут  пятнадцать.  Еще  десять  минут  я  пытался  оживить  вас.  Жалко,  что  тут  нет  ручья  с  живой  водой,  как  в  сказке.  Утопил  бы  обоих.  

    - Я  видел  Ветра. Он  сказал,  что  Сойка  его  дочь. Бред  конечно.  Она  тоже  там  была,  вместе  с  ним. Привет  Аспиду  передала.

    Француз,  закатив  глаза,  покачал  головой.  Слов  для  нравоучений у  него  уже  не  было.  Чуть  пошатывающейся  походкой  к  нам  подошел  Снайпер,  в  руке  он  держал  кружку  с  водой.  Протянув  ее  мне,  сказал:

    - Мощный  гриб.  Скорее  всего,  с  Черной  земли.  От  такого  маленького  кусочка,  провалился  сразу  в  бездну.

    - Отравитесь  когда-нибудь.  Предупреждаю сразу,  слезы  лить  не  стану! – Арман  надел  рюкзак. – Все,  пора  идти.

    Я  поднялся  с  земли,  накинул  рюкзак  на  плечи,  туда  же  водрузил автомат. Голова   кружилась,  как  будто  вокруг  меня,  все  еще  вились  вихрем   бархатные  бабочки.

     Херби  стоял  неподалеку,  ожидая  нас.   Поравнявшись  с  ним,  я сказал:

    - Настройся  на  позитивную  волну.

    Старик  пристально  глянул  на  меня.  В  его  бледно  голубых  водянистых  глазах  за  секунду  пронеслись - страх,  злость, тревога и  снова  спокойствие. Херби  понял,  что  я  догадался  что  он  - мутант  и  ждал,  что  же  я  буду  делать  дальше.  Мутантов  в  Зоне  не  любили,  и  возможно  кто-то  другой,  окажись  он  сейчас   на  моем  месте,  обязательно  бы  пустил  старику  пулю  в  лоб. Но  мы  никогда  не  преследовали  полулюдей. 

    - Что  застыл  как  пень  осиновый?  Мы  идем  или  нет?

    Херби  пошел  вперед,  его  высокая  худощавая  фигура,  в  длинном  сером  плаще,  прихрамывающая  на  левую  ногу, маячила  перед  моими  глазами. Я  шел  позади  него,  и  на  протяжении  всего  пути,  до  самого  привала  на  ночлег,  не  ощущал  больше  признаков  тоски  и  отчаяния.  Может,  на  старика  так  подействовали  мои  слова,  или  его  гипноз  не  мог  пробиться  сквозь  все  еще  не  отпускающее меня  радужное  состояние   Дьявольских  ушей?

                                                             ¤ ¤ ¤

    Ханна  проснулась  позже  всех,  в  комнате  уже  никого  не  было.  Она привела  себя  в  порядок  и  спустилась  в  бар. Кочевник,  Шустрый  и  Дейл  сидели  за  столом.  Она  не  стала  подходить  к  ним,  а  села  возле  барной  стойки  и  попросила:

    - Кофе.

    Бармен,  бросив  взгляд  в  сторону  стола,  за  которым  сидели  ее  спутники,   быстро  выполнил  заказ,   поставив  перед  ней  кружку  с  горячим  напитком.  Под  кружку  положил  свернутый  листок  бумаги.

    Ханна,  внимательно  следившая  за  его  движем,  удивилась,  но  не  подала  вида.  Она  осторожно  вытащила  листок  и,  развернув  его,  прочитала:

    «Не  верь  Кочевнику. Уходи».

    - Кто  это  написал?

    - Бродяга  какой-то.  Я  не  видел  его здесь  раньше, - ответил  бармен  и  поставил  перед  ней  блюдце  с  аппетитной  булочкой.

    - Как  он  выглядел?

    - Высокий, черноволосый,  глаза  голубые,  кажется.  Не  помню  точно.  На  вид  лет  тридцать - тридцать  пять.

    Такое  описание  могло  подойти  к  половине  жителей  Мертвой  земли.  Верить  записке  у  Ханны  не  было  повода,  и  не  верить  тоже. Она  мысленно  стала  взвешивать  все  за  и  против,  пытаясь  найти  ответы  на  свои  вопросы.  Кочевник  ведет  себя  так,  как  будто  все  идет  по  плану. Возможно, по  его  плану. Они  идут  к  причалу,  где  их  будет  ждать  Лерой.  Почему  не  пошли  по  прямой  дороге,  а  поперлись  через  лес?  Возможно, так  короче.  Ладно.  А  что  если   они  намеренно  не  идут  к  причалу?  Почему  не  стали  ждать  Аспида   где-то  поблизости?  На  случай  погони?  Бред  какой-то!  Кочевник  и  туристы  вообще  могли  помочь   парням  во  время  драки,  но  вместо  этого  сбежали.

    Складывалось  впечатление, что  Кочевник  ведет  темную  игру. Но  зачем  ему  это?  Тут  ответов  не  было,  и  все  что  она  надумала,  превращалось  в  нечто  бессмысленное.  Ведь на  самом  деле,   проводник  и  туристы  не  обязаны  были   кидаться  в  драку,  если  это  их  совсем  не  касалось.  Да  и  до  причала  остался  всего  день  пути,  если  верить  Кочевнику. Что  же  по  поводу  записки,  тут  только  два  варианта.  Первый – ее  написал  тот,  кто хочет  досадить  Кочевнику.  Второй – тот,  кто  испытывает   к  ней  дружеские  чувства. 

    Подумав  немного,  Ханна  убедила  себя  в  том,  что,  скорее  всего,  первый  вариант  более  правдоподобный. Кто  может  испытывать  к  ней  дружеские  чувства,  если  ее  тут  никто  не  знает?  И  почему  она  не  должна  верить  Кочевнику? 

    Но  в  душе  все  же  затаилась  тревога.  В  такие  минуты  она  всегда  склонялась  в  сторону  сомнений – раз сомневаешься,  лучше   отступить.  Что  если  действительно  кто-то  решил  ее  предупредить  и  Кочевник  не  тот,  за  кого  себя  выдает? Ханна  быстро  допила  кофе, забрала  булочку  с  блюдца  и решительно  встала  с  места.  Проходя  мимо  стола,  за  которым  сидели  ее  спутники,  сказала:

    - Я  приму  душ.  Полчаса  в  комнату  не  входить!

    Она  не  спеша  поднялась  по  ступеням  и  как  только  скрылась  из  глаз,  бегом  ринулась  в  комнату. Как  убегать  из  бара  она  уже  знала,  спасибо  Виолетте,  которая  в  свое  время  показала  ей  этот  прием. Да  и  та  самая  веревка,  все  еще  лежала  на  дне  ее  рюкзака.  Ханна  как  можно  быстро,  трясущимися  от  волнения  руками,  достала  веревку, привязала  один  конец  к  железной  спинке  кровати,  другой  конец  сбросила  в  окно.  Следом  полетел рюкзак. Нацепив   автомат  на  плечо,  она  влезла  на  подоконник  и,  держась  за  веревку,  стала,  отталкиваясь  ногами  от  стены,  спускаться  вниз.  Жалко  было  расставаться  с  веревкой,  она  ведь  могла  еще  не раз  пригодиться. Спустившись  на  землю,  Ханна  надела  рюкзак  и  бросилась  бегом  в  лес.  Куда  идти  она  еще  не  знала,  но  надеялась  выйти  к  дороге. Хорошо  было  бы  вернуться  назад  к  бару  Норвуда, но  Кочевник  так  долго  вел  их  по  бездорожью,  что  она  естественно  не  смогла  бы  найти  туда  дорогу.  Даже  если  бы  очень  постаралась,   кругом  был  однообразный  лес.

     Стараясь идти  осторожно,  не  ломая  веток  и  по-возможности  не  оставляя  следов,  Ханна  случайно  вышла  к   тропе. Не  сомневаясь  ни  секунды   пошла  по  ней,   ведь  куда-то  же  та  должна  была  привести,  главное  чтобы  не  назад  к  бару,  из  которого  она  только  что  сбежала. 

    Превозмогая  усталость,  Ханна   несколько  часов  шла  без  остановки,  прислушиваясь  и  приглядываясь. Тропа  вилась  замысловато,  виляя  из  стороны  в  сторону.  Достав  из  рюкзака  булочку,  захваченную  из  бара,  она  стала,  есть  ее  на  ходу,  мысленно  вспоминая,  что  еще  осталось  в  рюкзаке: 

    «Три  банки  тушеного  мяса, пара  пакетов  крупы.  Денег  нет.  Патроны  только  те,  что  в  автомате.  Пистолет  и  начатая  коробка  патронов  к  нему.  Нож  Инграма».

    С  таким  богатством  у  нее   не  было  даже  шанса  нанять  проводника. Да  и  где  его  здесь  наймешь,  в  лесу  что  ли? А  лес  между  тем  начал  редеть  и  вскоре  сквозь  редкие  стволы  деревьев  она  увидела  ржавые  ворота заброшенного  завода.

    Выходить из  леса  Ханна  не  спешила,  решила  сначала  осмотреться. Расстояние  от  леса  до  ворот  всего  несколько  десятков  метров. Несколько  метров  совершенно  открытого  пространства,  где  она  будет  как  на  витрине.  Надо  было  что-то  решать,  не  стоять  же  здесь  до  темноты.  Тишина  давила  на  уши,  даже  птицы  умолкли.  И  вдруг…

    - Эй,  Паук.  Я  поймал  их!

    Из  леса,  немного  правей  того  места  где  стояла  Ханна,  вышел  крупный  мужчина,  в  руках  он  держал  автомат  направленный  на  двух  парней  идущих  впереди  него.  Из-за  кустов  Ханна  не  сразу  заметила  пленников.  Они  были  невысокого  роста  и  совсем  «зеленые»,  на  вид   лет  по  восемнадцать,  и  против  здоровяка  выглядели  заморышами.

    Скрипнули  ворота.  Этот  противный  звук  резанул  Ханне  по  ушам,  взвинчивая  и  без  того  напряженные  нервы. На  площадку  вышли  двое  вооруженных  мужчин.

    - Думали  улизнуть?  От  нас  еще  ни  одна  собака  не  ушла, - сказал  один  из  них.  В  полной  тишине  его  голос  прозвучал  довольно  громко. Он  содрал  с  парней  рюкзаки,  и  начал  капаться  в  них,  проверяя,  чем  можно  поживиться. Дугой  мародер  отобрал  у  них  единственную  винтовку.

    - Не  густо.  Где  деньги?

    Светловолосый  парень  вытащил  из  внутреннего  кармана  куртки  тряпичный  мешочек  и  протянул  его мародеру.  Второй  парень  с  темными  волосами  последовал  его  примеру.

    - Что  будем  с  ними  делать? – спросил  здоровяк.

    - А  то  ты  не  знаешь? Пристрели  их.

    Здоровяк,  повесив  автомат  на  плечо,  достал  пистолет.  Ханна,  не  осознавая,  что  делает,  вытащила  свой  пистолет  из  рюкзака  и  прицелилась  в   мародера.  Тот  ничего  не  подозревая,  продолжал пересчитывать  деньги.  Ханна  могла  незаметно  уйти,  не  ввязываясь  в  это  дело,  но,  не  смотря  на  свой  страх,  не  могла.  Она  никогда  не  стреляла  в  людей  и  не  думала  даже,  сложно  это  или  просто. Сейчас  глядя  в прицел,  знала  одно – надо  торопиться. Палец  сам  нажал  на  курок,  когда  она   морально  еще  не  была  к  этому  готова. Выстрел  прозвучал  оглушительно.  Мародер   упал, а  его  спутники  сразу  схватившись  за  автоматы,  начали  стрелять  по  деревьям. Ханна,  сбросив  рюкзак  на  землю,  отползла  в  сторону,  спряталась  за  деревом  и  замерла,  тяжело  дыша.  В  руках  она  теперь  крепко  держала  автомат,  но  не  стреляла,  ждала,  когда  сможет  увидеть  противников. Стрельба  продолжалась  недолго.

    - Кажется,  мы  его  задели.  Пойду,  проверю.

    За  деревьями  показался  здоровяк,  он,  прислушиваясь,  направился  к  лежащему  на  земле  рюкзаку.  Подошел,  остановился  озираясь. Ханна  направив  на  него  ствол,  нажала  на  курок.  Прошив  его  длинной  очередью,  отскочила  в  сторону  и,  пригнувшись,  стала  продвигаться  вперед,  перебежками.  Оставшийся  в  живых  мародер  стрелял  уже  по  ней,  в  стороны  летели  щепки  и  кора  деревьев. Ханна  нырнув  за  дерево,  распласталась  на  земле,  затаив  дыхание,  слушала,  как  громко  бьется  ее  сердце.  Противник  тоже  затих.  Так  они  просидели  несколько  минут.

    - Выходи.  Я  не  буду  стрелять, - раздался  голос  неподалеку  от  нее.

    Ханна  промолчала,  чуть  выглянув  из-за  дерева,  попыталась  вычислить,  где  залег  противник. Положив  автомат  рядом  с  собой,  она  снова  взяла  пистолет.  Страх  странным  образом  прошел,  руки  перестали  трястись,  откуда-то  появилось  чувство  азарта.   Внезапно  справа  от  нее  треснул  сучек,  резко  повернувшись,  она  выстрелила.  Мародер  с  направленным  на  нее  автоматом  замер,  ствол  стал  опускаться  к  земле.  Не  дожидаясь  пока  противник  придет  в  себя,  Ханна  выстрелила  в  него  еще  несколько  раз,  разрядив  весь  барабан.

    Мародер  упал.  Ханна  откинувшись  на  спину,  разжала  ладонь  и  выпустила  пистолет.  Полежав  на  земле   несколько  секунд,  глубоко  вдыхая  сырой  запах  леса, она  встала,  подошла  к  мертвому  мужчине  и  тщательно  его  обыскала.  Забрав  деньги,  оружие   и  патроны,  направилась  к  здоровяку.  Обшарив  карманы  второго  мародера,  переложила  все  ценное  себе  в  рюкзак. Теперь  у  нее  были  и  деньги  и  патроны,  даже  артефакты. Надев  рюкзак,  и  не  выпуская  оружия  из  рук,  Ханна  вышла  на  площадку  перед  заводом. Парни  были  еще  там,  стоя  как  замороженные возле  своих  распотрашеных  рюкзаков, они  смотрели  на  нее  с  удивлением.  Мертвый  мародер  лежал  рядом,  сжимая  в  руке  тряпичный  мешочек  с  деньгами.  Она  бросила  на  землю оружие  мародеров  и  сказала:

    - Что  стоите  как  пни?  Обыщите  его,  что  найдете – ваше!

    Парни  автоматически  выполнили  ее  распоряжение,  забрав  назад  свои  деньги  и  кое-что  ранее  им  не  принадлежащее.  Рюкзаки  мародеров  лежали  за  воротами.  Ханна,  понимая,  что  поступает  не  лучше  чем  сами  мародеры,  велела  парням  обыскать  их  и  забрать   необходимое,  все  равно  бывшим  хозяевам  это  уже  не  пригодиться.

    - Вы  кто  такие? – спросила  она,  когда  парни  справились  с  заданием.

    - Туристы, - ответил  светловолосый. – Меня  зовут Витор,  а  это, - он  ткнул  пальцем  в  сторону  темноволосого. – Рассел.  Мы  заблудились.

    - Как  вы  вообще  попали  сюда?  Где  ваш  проводник?

    - Мы  были  в  поселке.  Наш  проводник  бросил  нас  там  и  смылся.   Деньги  с  нас  заранее  взял,  гад.

    Ханна  усмехнулась,  вспомнив  свою  историю  так  похожую  на  эту.  Когда-то  другой  проводник  по  имени  Ворон  так  же  поступил  с  ними,  только  тот  бросил  их  не  в  поселке,  а  в  лесу.

    - Такое  могло  произойти  только  с  лопухами  вроде  вас, - сказала  она  деловито. – Как  можно  доверять  первому  встречному?  Проводника  надо  выбирать  тщательно,  надежного  и  опытного. И  вообще  вам  не  надо  было   уходить  из  поселка,  наняли  бы  там  другого  проводника.

    - А  ты  сама-то  кто? – спросил  Рассел,  хмурясь,  понимая,  что  она  права  во  всем.

    - Проводник, - сказала  она,  чувствуя,  как  ее  распирает  гордость.

    - И  как  зовут  тебя?

    Ханна  замешкалась  всего  на  пару  секунд,  и  как  ей  ни  хотелось  чего-нибудь  красивого  и  звучного, она  сказала:

    - Пиранья.

                                                             ¤ ¤ ¤

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 32 (Посмотреть кто)

    Размещено: 15 декабря 2017 | Просмотров: 61 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.