«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Владимир Самсонов

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 10
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     kreddos (19-го, 24 года)
  •     Дарья Лукьяненко (19-го, 24 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1968 Кигель
    Флудилка Поздравления 1680 NikiTA
    Школа начинающих поэтов УРОК №5 ПРАКТИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ 420 Моллинезия
    Дискуссии ПЕСНЯ ГОДА 1990! 4 Моллинезия
    Организационные вопросы Доска объявлений 9 NikiTA
    Флудилка Курилка 1962 NikiTA
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 138 Моллинезия
    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 240 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Сказка о светлом будущем

    - Мы не знали о той чудовищной силе, что сидела в головах каждого из них. Мы не знали, что она может сотворить с нами, со светлым солнцем и голубым небом. Человек не сможет жить, петь, танцевать, зная, что такую силу, не сдерживая никакими силами природы, можно свободно отпустить, смотря на то, что она вершит со спокойной душой. В их головах пылает красный огонь, который я не смогу изобразить, ведь я не они. Они держат вас в руковицах из адского огня, а вы им ещё потакаете и кормите и поите их. Хватит это терпеть! Возьмите в руки палки, копья. Бейте по их хрустальным головам и смотрите, смотрите, что это такое «красный огонь». Существует ли он? Управляет ли он ими? И может быть следующим весенним днём я увижу здесь не печальные лица униженных и оскорбленных, а лица светлых людей, которые дарят своим потомкам будущее, которое никогда не покроется этой «кирпичной коррозией».

    Этим голосом заливалась вся поляна, на которой толпились разношерстные кучки. Некоторым было по боку на господина оратора и они курили цигарки, плевались на траву и очень тихо матерились. Всё-таки в них был какой-то инстинкт послушания и некого уважения к другим. В кучках, где было побольше народу, было печальнее. Там находились свои мелкие говорители. Одни утверждали, что нужно звать большевиков да вешать оратора на ветке березки, а другие наоборот, уже размышляли, где бы взять палок и копий. А голос продолжал:

    - Не вижу я здесь хороших помыслов насчет народа, не вижу лучших побуждений. Никто здесь не стоит мук, которые уготованы вам Высшими силами. Спасите себя, спасите своих детей и свое хозяйство, наконец. Поднимайтесь с колен на кои вы припали, замахивайтесь кулаками коими вы трудились и говорите, что вы хотите. Я здесь не просто так, а ради тех людей, которым нужен. Нужен ли я вам, девушка? - обратился оратор к грязной оборванке, послышались гулкие уканья и гаканья.

    - За тебе денег много заплотят, - засмеялась девушка, - как за врага народа!

    - Да что вы такое говорите! Я ведь стараюсь для вас, что пробудить в ваших головах, те порывы, которые давно зачахли, их давно не поливали, их давно не окучивали. Вот вы, господин, сколько вы работаете часов в день?

    Мужик, к которому обратился оратор, вздрогнул, улыбнулся беззубой улыбкой и заговорил:

    - Хосподин? Нет тут у нас хоспод, есть мужики да бабы. А работаю я в спозаранку до самой глубокой ночи. Тебе то чего с этого?

    - Я считаю, дорогой сударь, что вы сами должны выбирать свой рабочий день! Хоть с дня по день, хоть с утра по утро. Они, - он указал своей конечностью на холмы, - не думают о вас, они те, которые были до них, им всё равно на ваши потребности, на ваши желания. Вы хотите еды, они хотят денег, вы хотите сон, они хотят еды...

    Эту реплику прервал режущий и резкий шум, потом начались переругивания и хлопки в ладоши. Те, что курили и матерились, стали ещё шумнее. Мелкие ораторы быстро заткнулись и рассматривали, как из кустов, строевым шагом вышли шесть медведей во главе с маленьким зайцем в фуражке, на котором пылала и переливалась красная звёздочка. Не та, что смотрит на нас глубокой ночью и освещает наш долгий путь, а та звёздочка, звёздочка нового мира, новой спиральки в истории. Выпятив грудь, заяц выстрелил ещё раз в воздух из своего черного, как смоль револьвера, поправил фуражку, и убрал руки за спину. Обойдя всех присутствующих, он скосил гримасу презрения, сплюнул на траву и сел на пенёк. Медведи в шапках-ушанках с дубинками (только у двух было по ружью, и то, одно казалось деревянным) смотрели на оратора со злостью и вот-вот готовились бить и стрелять в него, но ждали команды зайца.

    - Ну-ка, кто тут критикует власть? Кого повесить ? Тебя? - он ткнул дулом револьвера в какого-то старика. - Или тебя? - указал он на того самого оратора, который смотрел на красную команду с омерзением на морде.

    Мужики что-то шептали и боялись громко говорить, но нашелся среди них один, который взял в себя руки и с расстановкой объяснил:

    - Товарищ комиссар, мы пришли, думали нам объяснят чего, а тут этот как заговорит, мы уже хотели за вами бежать, а вы сами нас нашли.

    - Молодец! - заяц подбежал к мужику, хлопнул его лапой по бедру и приказал медведям. - Выдайте, товарищу, мешок зерна, да поживей!

    Медведи расступились, рыжий зверь взял в лапы серый заплатанный мешок и вручил в руки мужика, обдав его невыносимым запахом лука и самогона. Заяц прищурился и не заметил оратора, на сером камне уже никого не было. У зайца глаза зажглись словно звёздочка на фуражке, он закричал:

    - Чего встали? Поймать его и повесить! Быстро я сказал! Упустите, все у меня под трибунал пойдете.

    Медведи взревели и ринулись в глубь леса, мужики да бабы в рассыпную, один заяц остался на месте, рассматривая толпу.

    Оратор, перебирая своими лапками, прыгал с ветки на ветку. Лететь не позволяла возможность, несколько дней назад он ранил крыло и не мог взлететь глубоко в ввысь. Он слышал, как за ним гналась эта медвежья гвардия, как она ревела и материлась. Зачем это бессмысленное насилие, зачем это ненужное кровопролитие? Ведь люди должны решать проблемы словами, а не действиями. Этим неотесанным зверям, которые всю свою жизнь пили и курили, выдали по дубинке и по пачке сигареток и сказали, что они теперь будут наводить порядок в нашем лесу. На что эти болваны взревели победным «Ура!» и строевым шагом пошли забирать у всех тулупчики и шапки, объясняя, что теперь у нас всё общее. Тишину глуши разнес громкий выстрел ружья, целились в оратора, а попали в берёзу, изуродовав её, вывернув её содержимое наружу. Стрелявшему отвесили подзатыльник и отобрали оружие самосуда и по очереди стреляли в маленькую беленькую фигурку Соловейчика. Каждый могучий зверь был обязан выкрикнуть что-то в след оратору или вставить свои пять копеек в разговор:

    - Всех вас поперевешаем!

    - Стрелял бы нормально уже домой бы шли!

    - Заткнись, а то дубинкой по башке настучу!

    Пока медведи препирались, Соловейчик уже скрылся в пышной и колючей кроне ели, где он отдышался. Крыло ныло и вокруг него было так пустынно и темно, что Соловейчик упал на морщинистую ветку и тихо завыл. Он жалел не себя, жалел народ, к который его сдал, которому он не нужен. В их головы уже было вбито, что он плохой, что таких как он нужно вешать, что без таких как он наступит светлое будущее. Соловейчик тихо плакал, пока ветер ворошил изумрудные иголки.

    Проснулся Соловейчик глубокой ночью, когда луна светила сквозь зелёную «листву» прямо в его глаза. Стрельба, которую развела медвежья гвардия, давно стихла. В лесу наступила тишина. Пора было идти и Соловейчик спускался медленно вниз. У него был озноб, кружилась голова, но он стойко перебирал тоненькими ножками, выискивая опору и спускаясь всё ниже и ниже. И вот оратору в глаза забил яркий лунный свет. Недалеко отсюда слышался чей-то гул, кто-то что праздновал или просто пил и кутил, пока была такая возможность. Соловейчик прислонился к стволу дерева и уверенно зашагал вперед. Сейчас ему были не страшны любые муки, которые приготовили для него те, кому он был врагом. Пусть топят, едят, жарят, расстреливают с ним случилось самое страшное — он потерял свою цель. Больше в нём не теплилась искорка помощи всем тем, кто этого желал. Соловейчик шел на звук этого пьяного гула, твердо его ножки ступали по мягкому мху, склизким корням и гладкой травушке, которая будто пропускала мученика вперед. Твердость его шагов подвела его, он подскользнулся и упал назад в грязь, весь затылок и спина его были в черной липкой слизи. Соловейчик не стал даже чиститься, а пошел дальше. Проходя мимо одуванчиков к его липкой голове прилипли эти белые парашютики. По мягкому и холодному мху идёт маленькая фигурка мученика, освещенная белым светом луны, а на голове масенький белый венчик.

    До кострища, где гуляла пьянь, оставалось несколько шагов. Соловейчик ни разу не останавливался на перекур, он верил, что там, где пляшет огонёк, он найдет новое пристанище, новую цель или обретет вечный покой. Чем ближе мученик приближался, тем сильнее в его нос бил крепкий запах дыма и самогона. И вот белая фигурка выплыла из кустов и села на пень. Ругань и песни прекратились, в глазах этой масенькой птички была пустота, которую разглядели многие, кто были рядом. От них разило алкоголем и луком и сами они были грязноваты, но с блестящими медалями на груди.

    - Кем будешь? - спросил самый крепкий солдат.

    - Уже никем, - отвечал Соловейчик, смотря в пустоту.

    - А кем был? - подхватил румянистый красноармеец.

    - Народ настраивал против власти, - спокойно отвечал мученик.

    - И тебя ещё не расстреляли? - сурово спросил офицер, самый старший среди всех.

    - Не поймали, я убежал от них, спрятался.

    - Ну они не поймали, мы поймаем! - выкрикнул худощавый солдафон и ринулся на Соловейчика, но его остановил самый первый солдат.

    - По закону, мы тебя сдать должны и там уже решится твоя бедная судьба, - с некой грустью произнес офицер, и продолжил. - Но поскольку у нас была такая славная и великая победа, так и быть врага народа мы отпустим, ступай себе да поживей. Они напьются и побегут за тобой, чтоб отмутузить. Беги себе.

    Машинально Соловейчик спрыгнул с пенька и поплелся в своем дурацком венчике вперед в темноту, а за ним в ярко красном свете костра сидели двенадцать красноармейцев, которые продолжили пить, курить и плясать. Соловейчик забрался повыше и решил переждать беспокойную ночь.

    И правда через два часа пару солдат побежала в сторону Соловейчика, по их горящим глазам было видно, что те хотят сами свершить самосуд над врагом народа, врагом Великой революции. Соловейчик сжался, этот маленький серый и грязный комочек пролежал на ветке берёзы до утра, когда лучистое солнце уже испарила с травы росу. Щурясь, мученик высматривал внизу спины красноармейцев, которых он встретил ночью. И ему казалось, что не было никаких солдат, старого офицера и этого венчика. Нет, венчик был. Изрядно потрепался, но был. Его мирный порядок мыслей нарушил пронзительный крик, Соловейчик перескочил на другую ветку и увидел ужасающую картину. Трое из медвежьей гвардии склонились над старым орлом. Двое забивали его деревянными колами, а третий стрелял из револьвера в одну худощавую лапу и в другую. Птица жалобно выла и крыльями отмахивалась от душегубцев, те с усердием били в могучую грудь острыми, уже давно окровавленными, колами. Когда орёл перестал биться и мучится, уже не хватило сил, медведи оттащили его под дерево, и там подвесили за пояс. Некоторые минуты орёл ещё старался биться крыльями и простреленными лапами. Из его избитой, изуродованной груди сочился целый водопад ярко красной крови. Через минуту его шея поникла и он перестал мучиться.

    - Долой орла, - прошептал Соловейчик.

    Соловейчик спустился с берёзы, он с ужасом поглядел на тушу мертвой птицы и сворачивал на поляну. Здесь он ощутил себя куда лучше, свежий ветерок ободрил его. В глазах больше не читалась пустота, потихоньку наполнялись соком жизни. Больное крыло заживало и Соловейчик ощущал это. Умывшись в лужице, Соловейчик выглядел забитым оборванцем, как те, которые были на поляне вчера. Неужели это было вчера. Самое безжалостное среди всех этих чудищ — это время. Оно действительно безжалостно, оно не хочет оберегать кого-то, оно самый главный враг это чертовой революции, этого ненавистного народа. Соловейчик задумался, а правильно ли он делал? Что вдалбливал, как дятел, эти мутные речи в головы деревенской пьяни и глупых баб. Может нужно было идти в комиссары. Командовал бы сейчас самый маленький командир большевиков небольшим отрядом, отыскивал вот таких как он и со спокойной душой вешал бы на ветках берёз под карканье ворон. Поэтично было бы. Мученик оглядывал траву и думал. Видимо правду говорят, когда догорает одно кострище, на другом месте появляться новое, и оно загорит гораздо ярче, но и одновременно потухнет. Вопрос, стоит ли поддерживать пламя угасающее и тушить новое или поддерживать новое, а тушить угасающее? Соловейчик задумался, ведь на стороне большевиков его ждет смерть, а на его стороне? Да какая сторона! Нет у него даже стороны. Он сам по себе, он сам по себе ненавидит их. Были одни, да всех перебили, не осталось никого. Бежали в другие леса, где там роднее, где там благ много. А что здесь будет, они задумывались? Дураки, все они дураки! Соловейчик окунулся в зелёное покрывало и закрыл глаза. Он мечтал, что вот потухнут все костры и разгорится один, который никто не в состоянии потушить.

    От бессилия Соловейчик пролежал на мягкой травушке-муравушке до полудня, не услышав возни, которая нарастала с каждой минутой. В траве возились в черных балахонах, похожие на старые прохудившееся пальто, несколько фигур. В лучах яркого солнца, на фоне зеленой травы, эта дюжина чёрных фигур смотрелась как лишние. Они притягивали глаз, и сложно было не заметить как под дырявыми балахонами торчали штыки винтовок и дуло здоровых ружей. Черная лапа окунулась в зелёное царство и вытащила серую фигурку, спящего Соловейчика. Скрипучий голос замычал:

    - Хлопці, дивіться, що у мене тут.

    - Бiльшовик? - спросил бас, скрывавшийся в кустах медуницы.

    - Чи не схоже, без усього.

    - Може бути білий офіцер? - заржал скрипучий голос.

    Дюжина черных фигур с шашками на поясе, смотрели на тихонечко дышащую фигуру Соловейчика. Скрипучий голос набрал в рот мутной водицы и брызнул на лицо мученика. Тот в миг встрепенулся, почистился и с выпученными глазами смотрел на новых гостей. Ими были странные черные, как смоль, вооруженные оборванцы. У двух из этой команды было по вороному коню, один содержал старенький миномет, а четвертый чистил пулемет, видевший не одну схватку. Немая сцена с участием черной команды, в натянутых по самые глаза шапках, и мучеником была недолгой. Бас из кустов медуницы заржал:

    - Ти звідки будеш, хлопець?

    - А почему вы так странно говорите? - осведомился Соловейчик.

    Черные фигуры переглянулись, в миг их морды сделали гримасу и они были похожи на чудовищ кои рыскали и ели детей. Некоторые вытащили блестящие шашки, другие сняли с плеча винтовки и хотели было целится в этого дурака, но их остановил скрипучий голос:

    - Дивлячись з якого боку подивитися, для нас ти говориш не до душі! - завыл голос, высматривая из-за спины своих головорезов.

    - А кто вы такие будете? На большевиков не похожи, - отскочил в сторону Соловейчик.

    - Ми панацея! Ловiть його!

    Черные лапы с когтями ринулись на мученика, царапая, душа и убивая его. Соловейчик отмахивался, бился и хотел взлететь, бандиты не давали ему такой возможности.

    Прошло время. И вот Соловейчик прошел с бандитами не одну дорогу, пересек не одну реку. Когда у черных сволочей (так их назвал Соловейчик) случались стычки с остатками каких-то усатых солдат, Соловейчика кидали первым на амбразуру. Но с Божьей помощью его не ранила ни одна пуля, ни одна шрапнель. Он целехоньким выходил из боя, часто терял сознание, но его вновь находили. В свете костра, задрогший Соловейчик, тихим голоском спросил:

    - Чем же вы лучше красных? Бьете каждого слабого, грабите каждого богатого.

    Ему никто не ответил, черные сволочи уже привыкли к его глупым вопросам и истерическим порывам. Прибежала фигура с басистым голосом:

    - Настають банди червоні!

    В миг вся команда вскочила, сняла винтовки и вытащила шашки. Несколько сволочей побежало вперед, другие разместились за камнями и деревьями. В воздухе повисло ожидание. Постепенно быстрыми наплывами, темно-синее небо окрашивалось в розовое, после в алое. До рассвета было рано, Соловейчик задумался и посматривал на шокированные черные фигуры, которые с удивленными глазами смотрела на горизонт. А на горизонте, на этой чудесной линии, которая опоясывала землю, которая была границей между глубоко чистым небом и мертвенно холодной землей, виднелись стройные ряды красноармейцев и дула огромных пушек и минометов. Каждый источал желтое, даже золотистое сияние, эта армада шла строем и пела. В их лицах читалась твердая уверенность в своих действиях.

    В миг затрещали выстрелы, забухали пушки и забили минометы. Красная армия шла вперед, забивая штыками чёрных сволочей. Соловейчик с удивленным глазами смотрел на битву, в которой, как тараканов давили черные фигуры. У мученика появлялась симпатия к этим уверенным лицам, огненной артиллерии и той, пьяной медвежьей гвардии. Не осталось ни одного из бандитов, но армия продолжала идти вперед.

    - Пойдем с нами! - прокричал, обращаясь к Соловейчику, красный апостол, идущий впереди всех.

    - Но ведь меня расстреляют!

    - Никого здесь не расстреляют, - улыбнулся он и взял мученика, усадив к себе на плечо.

    Прошла эта парочка несколько верст и впереди них был не лес, нет. Дворец! Каменный с резными статуями в виду двух ребят — мальчика и девочки, которые радостно встречали победоносную армию, апостола и Соловейчика.

    За статуями ребят были ярко оранжевые ворота, которые пылали жаром, а на них красивыми аккуратными буквами было выбито «В светлое будущее». Соловейчик не мог описать того, что он там видел, оно было настолько прекрасным и чудесным, что он чуть не свалился с плеча апостола, который вел армию во дворец. Умер мученик. Из черного пепла, возродился ещё один огонёк Великой Революции.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: MBerger
    Категория: Фантастика
    Читали: 26 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 июня 2018 | Просмотров: 43 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Герман Бор (9 июня 2018 23:21)
    Честно говоря, сил не хватило дочитать - понесло автора...))
    Фиг с ним - с подтекстом, но даже в литературном плане - загнанная лошадь...

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.