«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 32
Всех: 34

Сегодня День рождения:

  •     Entony (17-го, 40 лет)
  •     Кигель (17-го, 86 лет)
  •     Машуня (17-го, 26 лет)
  •     Сашка Фаул (17-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2801 Кигель
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 42 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Серп и Звезды

    Сигарета, раскрутившись в победоносное сальто, под барабанную дробь совершила последний переворот, хлопнувшись оземь раскаленной половиной. Одновременно с ней уличный музыкант завершил выступление. Барабанная палочка в последний раз врезалась в натянутую ткань ударного инструмента. Время остановилось. Горстка людей на осенней улице захлопала в ладоши. Майкл Фелпс отвернулся от фасада выполненного в стиле американского арт-деко и советского конструктивизма, серого многоэтажного здания, на крыше которого, переплетенные толстыми проводами, мерцали фиолетовым газом слова: “ЦЕРЕБРО-ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ИМЕНИ В.И. ЛЕНИНА И ДЖОНА Ф. КЕННЕДИ”. Подул сильный ветер, и Майкл Фелпс поднял воротник черного кожаного плаща, защищаясь от острого холода. Река Дружбы за ночь покрылась толстым слоем льда, а на многочисленных заросших голыми деревьями островках ровно в полночь зажглись крошечные фонарики - станции по прокату коньков, снабженные передвижными ресторанчиками, продающими кофе, булочки и горячий шоколад. За спиной Майкла раздался смех. Молодой русский в форме международной дипломатической миссии, помог подняться поскользнувшейся на льду девушке и что-то тихо сказал ей на своем языке. Девушка скромно улыбнулась и покачала головой. Вскоре приударивший за незнакомкой солдат скрылся из виду. Майкл Фелпс бросил взгляд на тускло освещенную оранжевым светом аллею, ведущую в парк, и оттолкнулся от чугунной ограды набережной.
    “Такси, эй, такси!”
    Народу на улицах Столицы Двух Континентов было немного, и первый же проезжающий мимо автомобиль, скрипнув тормозами, прижался к обочине. Водитель зажег аварийные огни и опустил стекло. Майкл Фелпс подошел ближе и осторожно спросил:
    “Вы говорите по-английски?” - Незаконный таксист коротко кивнул. Его лицо было скрыто за черной маской и темными очками (незарегистрированные перевозчики людей таким образом прятались от наблюдательных летательных аппаратов дорожной полиции). Майкл Фелпс протянул таксисту несколько мятых купюр, и тот, нажав на кнопку в приборной панели, с щелчком открыл дверцу заднего ряда. Как только рессоры старого “сыромобиля” скрипнули под весом нового пассажира, автоматическая дверь сразу же захлопнулась, и извозчик с визгом шин резко рванул с места.
    Заиграла тихая музыка. Огни ночного города слипшимися линиями света проносились мимо угловатого тонированного автомобиля, внутри которого, в тепле обогревателя, Майкл Фелпс наблюдал за незнакомыми улицами. Таксист, казалось, не обращал внимания на американца, он сосредоточенно наблюдал за дорогой и маленькой проекционной панелью на лобовом стекле. Изредка машина сбрасывала скорость, когда странное устройство, похожее на рогатого жука начинало кукарекать, говоря по-японски единственное слово, которое помнил Майкл из курса языковых наук в колледже: “Abunai! Abunai!” - “ОСТОРОЖНО!”. Пошел снег. Майкл Фелпс почти заснул, когда услышал яростный скрип тормозов. Автомобиль повело в сторону на скользкой дороге, но водитель, выругавшись, справился с управлением и, заложив крутой вираж, плавно вошел в поворот.
    “Detekuru... - Буркнул таксист, мягко ткнув Майкла кулаком в плечо. - You go out...”
    Когда желтый треугольник, на прощание сверкнув красными огнями, скрылся из виду за поворотом, одинокий ученый, вздохнув, вошел через калитку в темный двор, окруженный невысокими полуразвалившимися домами. Поднявшись по лестнице, Майкл достал ключ-карту и вставил ее в анализатор под дверной ручкой: “Ласкаво просимо!” - Поприветствовал его веселый женский голос и замки один за другим с шипением разошлись в стороны. Скрипнула железная дверь. На освещенной свечами кухне свистел на газовой плите самовар. Дверь в туалет была закрыта. Оттуда раздавалось тихое пение.
    “Каждый раз...не пройти не проехать...” - Вздохнув, пробормотал Майкл Фелпс по-русски, снял с себя плащ-куртку и повесил ее на крючок в прихожей. Захлопнув входную дверь и переключив тумблер безопасности системы наблюдения в ночной “станган режим”, он снял мокрые от снега ботинки и прошел в гостиную. На встроенном в стену телеэкране знаменитые шоумены Ауц Кляйнер и Владимир Прусицкий рассказывали зрителям о том, почему важно бояться китайцев.
    “Ни хао...” - Ухмыльнулся Майкл, и громоздкий суперкомпьютер, стоящий в углу, шкафа с книгами сверкнув разноцветными лампочками, ответил своему хозяину, медленно, тягуче, словно ленивый кот, сидящий на печи: “Ваньшан хао, господин Фелпс!”
    “Самое время прочитать новости и поработать...”
    “Чай с бутербродами на столе, я не успела приготовить ужин, задержалась на работе!” - Голос жены Майкла, Ольги, был почти не слышен из-за шума воды и бесперебойного лая репортеров ленты новостей в телевизоре.
    “Хорошо!... - Майкл почесал макушку, вспоминая нужное слово, - роднулечка!” - Ольга рассмеялась.
    ***
    На другом конце Столицы Двух Континентов, за звукосветонепроницаемыми окнами, в лаборатории нейрофизиологии, на старом разрушенном во время холодной войны заводе, после перемирия превращенном японскими и советскими инвесторами в научный городок, за древними вычислительными машинами сидели трое. Линь Янцзы, бородатый старик с острым взглядом, чертил на грязном столе график. За ним неотрывно наблюдали два юноши. Они боялись вздохнуть.
    “Если моя теория верна, то завтра мы получим Нобелевскую премию!” - Хрипло рассмеялся руководитель лаборатории, хлопнув в ладоши.
    “Сяньшен Янцзы, можно я позвоню мистеру Фелпсу?” - Один из молодых ученых рванулся к трубке телефонного аппарата, но Линь Янцзы поднял руку, останавливая ученика.
    “Не так быстро, мой друг, подожди, осталось проверить еще одну вещь...”
    В ту же секунду защищенная от пыли герметичная дверь, взорвавшись, слетела с петель и в комнату один за другим с оглушительным медвежьим ревом: “На пол, все на пол, вашу мать!” Вбежали русские бойцы спецподразделения внутреннй разведки. Проявив странное уважение к ничуть не испугавшемуся вооруженных солдат Линь Янцзы, один из бойцов поклонился и быстро быстро заговорил на китайском языке. Придавленный к холодному полу тяжелой тушей солдата Фердинанд Каосяй, застонав, попытался подняться и тут же получил по спине резиновой дубинкой:
    “Лежи-лежи, боец...” - Рассмеялся солдат, от холодной камуфляжной формы которого сильно пахло сигаретами...


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Duxovniaaron
    Категория: Фантастика
    Читали: 104 (Посмотреть кто)

    Размещено: 5 сентября 2018 | Просмотров: 162 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.