«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 8
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     annel (03-го, 30 лет)
  •     dmross (03-го, 2022 года)
  •     Dreamer (03-го, 27 лет)
  •     egor_stazis (03-го, 27 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2854 Кигель
    Флудилка Поздравления 1825 Моллинезия
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 47 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2277 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Маммуллоед

    ***СКАППА (ГЛАВА) NEJL 1 (нейль)

    “Jott!”
    Водитель грузовичка выскочил из кабины и чихнул, а после высморкался в рукав рабочего комбинезона.
    “То есть как это нет?”
    “Jott jabim kikeluuuuzo!”
    Сморщенный, словно изюминка, летографинец тряхнул пушистой головой и внимательно посмотрел на землянина.
    “Ты мне не йотай тут!” - Шахтер погрозил пальцем спокойному, полному достоинства разнопланетянину, стоявшему у гигантской бочки Высветителя. Огромный прибор был похож на ржавого, подсвеченного автолампами слона.
    “Vuuuuulevule koko bem”. - Межпланетный контактер затряс крошечными усиками и большие, черные глаза его загорелись недобрым огнем.
    Шахтер вздохнул.
    “Тут, мать твою, - он достал из кармана пожелтевший кусок мятой бумаги, - ясно написано: “Передать вышестоящему должностному лицу и начать работать. Кто у вас тут должностное лицо? Ты?”
    Разнопланетянин робко взял из рук сурового шахтера документ и, казалось, внимательно изучил его. Бумага выпала из резиново-пупырчатых трехпалых рук пришельца, когда на боку у космонавта вдруг зашипело радио.
    “Консенсус, Консенсус, прием. Вас вызывает Станцорциум Майна”.
    “Что тебе, Лада?” - Шахтер быстро нажал на кнопку ответ-устройства почерневшим от въевшейся грязи пальцем.
    “Начальник говорит начинать работу”.
    Мужчина почесал затылок и посмотрел сперва на молчаливого разнопланетянина, а потом на стоящий позади него в бетонном ангаре звездолет цвета ртути, освещенный лучами прожекторов.
    “Видишь ли, у нас тут возникла проблемка...”
    Девушка на другом конце вскрикнула, а затем из динамика рации раздался раздираемый помехами взрывающе-шипящий, словно кислота, грубый голос Начальника Горнодобывающего Управления:
    “Почему задерживаем план выработки? Вы должны были час назад начать работать!”
    “Александр Вьякимович...”
    “Дьякимович!”
    “Прошу прощения...у нас тут ЧП случилось. Хозяева планеты не хотят пускать рудокопов в шахты”.
    “Разрешение у ихнего Просектора получили?” - Раздраженно-усталый голос начальника давал Прастни-Бальнику надежду на то, что шеф скоро остынет.
    “Получили, но потом что-то нарушилось...”
    “Zolke kek…kek kek, moshzheshti z’upek...” - В недрах переносного радио кто-то тяжело вздохнул.
    Разнопланетянин вдруг оживился. Он осторожно подошел к Прастни-Бальнику и робко указал на рацию:
    “Koko-nai. Nai-nai! Nai!”
    Густые брови космоходчика поднялись вверх. Сердце почему-то оттаяло и он, дружелюбно улыбнувшись пришельцу, сказал:
    “Что тебе, дружище, рацию дать подержать?”
    “Zolke kek…Ika znem dalloj fpukk!”
    “О чем он говорит...?” - Начал было шахтер, но Начальник Горнодобывающего Управления резко прервал его:
    “Видимо ему понравилась моя кодированная присказка о “заднеголовых работниках”...”
    “Александр Дьякимович, он улыбается!”
    Морщинистое лицо разнопланетянина и правда расплылось во что-то, похожее на улыбку. Уголки глаз сжались, синий язык высунулся из безгубого рта, а из гортани пришельца полились, похожие на звучание ксилофона, тихие музыкальные звуки. А потом Просектор начал танцевать. Теперь засмеялся уже шахтер:
    “Он танцует вприсядку!” - Шахтер покатился со смеху и чуть не выронил из кобуры тяжелый аннулятор. Впихнув хромированную металлическую трубку в “ножны”, Прастни-Бальник махнул рукой стоящим в стороне напарникам:
    “Эй, ребята! Добро получено. За работу!” - Весело крикнул он.

    ***СКАППА (ГЛАВА) Zfolj’ (цьвойл)

    Огни ночного города со скоростью светящихся странной дымкой метеоритов Колец Сатурна проносились мимо грязного окна. Луцфе Зойфель сидел на пахнущем сигаретами, просиженном сидении старого таксмобиля и читал газету. Крошечный фонарик на потолке едва освещал убегающие от внимательных глаз маленькие чернильные буквы. Городской микроавтобус “Зеллья”, выпущенный ограниченным тиражом заводом Совметсталь по заказу Верховного Президиума, то и дело подскакивал на кочках, отчего пассажиры временами больно стукались головами в зимних шапках о потолок из искусственной кожи.
    Луцфу Зойфель считал минуты до отлета с Земли.
    “Уважаемые пассажиры! - Гнусаво произнес водитель в обернутый синей изолентой старый микрофон. Пассажиры зажмурились, до того им было неприятно слушать жуткий скрежет, больше похожий на игру расстроенной скрипки, чем на человеческий голос. - Мы подъезжаем к Астропусковой Станции Горелово. Просьба приготовить вещи на выход!”
    Желтый урчащий зверек лихо подскочил к выкрашенному в бело-черный цвет бордюру. Ржавые тормоза скрипнули, а сидящие в крошечной кабине люди в бесцветных пальто и головных уборах покачнулись. Пневматические засовы дверей открылись, и микроавтобус, пшикнув, опустился на рессорах до самой земли. Приветливые лампочки на подножке астротакси попросили пассажиров на выход.
    Астропусковая Станция Горелово была одной из крупнейших (и старейших) взлетно-посадочных полос для аэроскопов в Советском Союзе. Огромный, лежащий на земле, в окружении простого сада и редкой зеленой травы, полумесяц из стекла и металла приветствовал космоходцев тусклой неоновой вывеской. Мигающие красные буквы со следами ржавчины на поддерживающих каркасах как бы говорили пролетариям всех стран: “Ну, старички, объединяйтесь, станете как мы!”
    Луцфу Зойфель выкатил из багажника автомобиля черный чемодан на колесиках и, грохоча по асфальту, двинулся в вестибюль. Проходя мимо выкрашенных черной краской тусклых фонарей, стоящих в траве за слегка покосившейся железной оградой, он посмотрел на черное, звездное небо и глубоко вздохнул. В воздухе витал запах репсотрактида (горючего для звездолетов), пыли и бензина. Самораздвигающиеся двери открылись и замерзший космоходец улыбнулся. Внутри аэропорта было тепло. За ним, могучей и шумной рекой в Главный Приемный зал втекли другие пассажиры. Все как один в серых, черных, коричневых пальто, платках и редких шляпах. Луцфу Зойфель, стоя у высокого милиционера оглянулся назад и подумал, что, быть может, кто-то клонировал его и жену Алису. Мужчины стояли по-военному, прижавшись плотно друг к другу, в кожаных куртках и пиджаках, расправив плечи, а женщины, слегка сгорбившись под тяжестью пожитков, румяные, с растрепанными волосами, в шубках, пальто , шапках и платках.
    “Tek Tek. Pikazej?”
    Луцфу Зойфель достал из кармана пиджака паспорт и протянул его роботу. Он сразу заметил, что форма автомилиционеру не шла. Машина, лязгая механическими суставами и жужжа, поднесла к персонизатору на груди красную книжечку с золотой планетой, обернутой в снопы колосьев. Раздался щелчок фотоаппарата. Робот опустил голову и присел, чтобы получше рассмотреть товарища Зойфеля Андронида Луцфу.
    “Kele Zad. Nomiklazjek vongo!” - Металлические ворота открылись, пропустив путешественника к регистрационной стойке.
    “Здравствуйте. - Приветливо улыбнулся Луцфу Зойфель молодой девушке за деревянной стойкой”.
    “Vondegad! - Ответила она. Бросив взгляд на встревоженне лицо сконфузившегося гражданина, регистратор поняла, что он не знает принятого в межпланетном пространстве (все астропорты относились к Межпланетному Ведомству) кодированного языка и исправилась. - Добрый вечер”.
    Луцфу Зойфель вновь достал паспорт и посмотрел на стену за спиной регистраторши. По телеэкранам бегущей строкой плыли информационные сводки о Планетостанциях.
    “Я бы хотел попасть на Мьюг...” - Луцфу Зойфель вежливо кашлянул и протянул паспорт отвлекшейся на телефонный разговор работнице астропусковой станции. Она, что-то записав в большой тетради шариковой ручкой, поставила жирную печать и положила трубку:
    “Мьюг закрыт для посещения гражданам Советского Союза”.
    “Подождите, но ведь я уже купил билет! - Луцфу Зойфель растерялся. Он ведь надеялся попасть на Планету-Наукоград еще вчера. - У меня есть постановление Академии Наук, вот...”
    На стойку, закрыв серп и молот паспорта, легли мятые бумаги с подписью и печатью. Регистраторша отвела взгляд от космоходца и и зевнула:
    “Приказ Межпланетного Ведомства...”
    Ученый был сокрушен. Он с трудом сдерживал ярость, вперемешку с отчаянием и негодованием. Однотонный каменный пол с “разбитым” на треугольники узором, красный ковер, лакированные панели из дерева на стенах и пожухлые пыльные растения в кадках. Луцфу Зойфель хотел устроить в Зале Документо-Ожидания настоящий погром, но...сдержал себя.
    “Нужно позвонить в Академию Наук, нужно предупредить Алису...” - Тихо бормотал Луцфу Зойфель, опустив голову и стал в приступе нервозности барабанить узловатыми пальцами по жидким седым волосам. Вдруг кто-то прикоснулся к нему.
    “Вам на Мьюг?” - Пожилой ученый сердито поднял голову и нахмурился, но тут же просветлел. Тратина, бывшая ученица Луцфу, разнопланетянка с отличием окончившая Университет Дружбы Народов, отбросила назад золотые волосы и присела на жесткий железный стул.
    “Ну, здравствуй-здравствуй, Тратина Нептуновна. Хотел полететь, да вот не разрешают...”
    Разнопланетянка мягко обняла своего учителя и подмигнула:
    “К черту ваше государство и его глупые законы. Если для вас действительно важна работа, то я опаздываю на рейс “Цецелины”, у нас в разнопланетном флоте всегда есть лишние пассажирские места”. - Прошептала она.
    ***
    Тем временем на Мьюге, под проливным дождем, солдаты двестишестидесятой Звездной Дивизии Красной Армии устанавливали на горе артиллерийскую батарею. Межпланетная война обещала быть долгой и кровопролитной.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Duxovniaaron
    Категория: Фантастика
    Читали: 97 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 октября 2018 | Просмотров: 168 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.