«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 12
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 21 год)
  •     ANDREY8880 (17-го, 37 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1947 Кигель
    Флудилка Поздравления 1672 NikiTA
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Груз первоочередной важности

    Мне повезло той ночью. Когда я открыл глаза, вокруг царил мрак, лишь чуть-чуть рассеиваемый догорающим факелом. Было тихо, только что-то противно скребло над ухом.

    «Где я?»

    Осознание пришло мгновением позже, вместе с болью во всем теле. Каждый вдох отдавался вспышками где-то внутри, видимо, были повреждены ребра. Затылок трещал, будто по нему с размаху зарядили здоровенной кувалдой. Хотелось блевать.

    – Кобольд, ты живой? – Раздавшийся где-то близко, и в тоже время так далеко голос окончательно вставил мозги на место. Летящая навстречу тварь, револьвер, бесконечная чернота – все слилось в единое целое и снова пронеслось перед глазами.

    Стиснув зубы от боли в груди, я дотянулся до револьвера, который лежал рядом, обиженно уткнувшись рукояткой в бедро.

    Ночной вестник обнаружился секундой позже. Тварь дергалась совсем близко, в паре метров. Черные глаза сверлили меня в бессильной ярости – единственный выстрел, напрочь вылетевший из памяти, оказался удачней некуда, каким-то чудом перебив вестнику хребет.

    В противном случае я был бы уже давно мертв.

    – Ну, ты, братишка, и даешь! – Именно такими были первые слова Гробовщика, когда луч его фонаря показался из-за контейнера. – Черт, да у тебя взгляд, как у покойника!

    – Лучше бы встать помог, – буркнул я в ответ, наверное, сам не до конца осознавая, что произошло.

    Напарник вместе с одним из пришедших с ним парней протянули мне руки и подняли на ноги. Я замер, борясь с болью в груди, а отдышавшись, с трудом доковылял до ближайшей стены и привалился к ней. Гробовщик озадаченно переводил взгляд с меня на тварь и обратно, остальные шептались в стороне.

    – Черт, да он же ее одной пулей уложил!

    – С чего ты взял, что одной?

    – Дурной что ли? Дырка-то одна в шкуре.

    – Ага. Вторая тварь четверых наших порвала, а он один справился… Одной пулей.

    – А помните, как он на броненосца днем бросился? Я ж вам еще тогда сказал, что он не человек.

    – Да конечно! А кто, по-твоему?

    – Не знаю. Мутант какой или робот...

    – Ты сам-то в это веришь?

    – Да ты посмотри на него! Стоит и хоть бы хны ему, морщится только.

    Я слышал каждое их слово и наверняка бы посмеялся, но не мог оторвать взгляда от матово черных глаз затихшего вестника. Что-то было в них такое, до мурашек жуткое, но и чертовски притягательное. А ног у него все же было не шесть, а четыре…

    С рассветом мы поспешили как можно скорее покинуть гиблое место, вестники могли вернуться в любой момент – и от этой мысли каждого в караване пробивал холодный пот. Даже Гробовщика, хотя напарник после вчерашнего срыва снова нацепил на себя маску отстраненности и бодро чапал впереди повозок, едва ли песенки не насвистывая. Но я-то знал, что его тоже проняло.

    И было отчего. Караван в жуткой ночной бойне потерял двенадцать человек. Пол-утра были потрачены на похороны, если так можно было назвать сброс в общую яму искромсанных изуродованных тел. Вдобавок, погибло две лошади, и из-за этого один воз пришлось бросить, хотя с него и удалось переложить часть товара. Целина смотрел на это дело, поджимая губы и чуть ли не плача – выручка за партию новеньких башмаков торговца, естественно, интересовала больше людских жизней. Пришлось заверить старого пройдоху, что на оставшийся в таком гиблом месте товар вряд ли кто-то позарится.

    Раненых же кроме меня и пострадавшего еще в схватке с броненосцем Бубна не было – если твари до кого и дотягивались, то наверняка. Можно было сказать, что еще легко отделался – хотя от боли в груди временами хотелось выть. Помимо этого, я при падении рассадил затылок, и теперь периодически страдал от накатывающих приступов тошноты и головокружения. Приходилось во время привалов ковылять подальше от общего костра – не хотел, чтобы кто-то видел, как меня рвало.

    Тем не менее, я упрямо шел своим ходом, и каждый раз отказывался от предложений Целины пересесть на телегу. Это окончательно и закрепило за мной в караване репутацию какого-то нечеловека, но мне было глубоко плевать. Весь путь до Спирали я вел войну в первую очередь с собой, и протекала она с переменным успехом.

    К городу вышли на второй вечер. Конечно, эта окруженная, где деревянным, а где кирпичным, забором промзона с ангарами, пакгаузами, цистернами и вагонами вряд ли даже могла посоревноваться по размерам и населенности с городами прошлого. Но на фоне редких, разбросанных по разрушенному миру, хуторов, выглядела чуть ли не мегаполисом. Спирали играло на руку то, что она находилась примерно на одинаковом расстоянии между самыми крупными кланами этого региона, и именно поэтому чуть ли не судьбой ей было предначертано стать центром торговли на Пустоши. Местного населения здесь было не особо много, не больше тысячи человек, но благодаря постоянно приходящим караванам с товарами, отрядам старьевщиков и просто бродягам, которые искали место, где можно потратить свои деньги, оно вырастало в два раза. Неплохо для поселения, выросшего из придорожного трактира с одноименным названием.

    – Ну, наконец-то дома! – Обрадовался шедший рядом со мной мужик, и я не мог с ним не согласиться.

    Только для начала нужно было пройти досмотр.

    Городские ворота выглядели, как настоящая крепость: массивные дубовые створки, обшитые поверх рыжими листами железа. Кирпичный забор, высотой в три человеческих роста, замотанный сверху колючей проволокой и утыканный всякими арматурными шипами, как еж. На помостах вооруженные до зубов стражники, человек десять примерно, еще столько же внизу, во дворе. Из бойниц в стенах на караван уставились тупые рыла двух крупнокалиберных пулеметов – чуть что, вмиг всех положат. Точнее, это они так думают – расслабилась стража Спирали за последние годы, давно стены никто не пытался штурмовать.

    Это не единственные ворота в города – были еще, с противоположной, северной стороны, но не такие внушительные – оттуда приток людей всегда намного меньше.

    – Эй, кто это у нас идет?! – Когда головной телеге до ворот осталось метров тридцать, закричал с помоста один из стражников. Нас увидели еще издалека, но решили подпустить поближе – если свои, так пустят, а если чужие – то стрелять удобнее. Лица кричавшего в сумерках отсюда не видно, но по голосу вроде Пепел, вот этот-то как раз старой закалки вояка, лично знаком с ним.

    – Петр Целина с товаром, – караванщик шагнул чуть вперед. Опасливо так шагнул, боится, пройдоха, что кто-нибудь возьмет да и стрельнет в него. Просто так, для порядка.

    – Петруха, ты что ли? – Недоверчиво протянул Пепел.

    – Ну да, кто еще-то. Ты мне к слову пятнашку торчишь за карты, не забыл?

    – А как же не помнить-то? – Расстроено пробубнил стражник. – Что везешь хоть?

    – От башмачников иду, партию обуви новенькой, да по одежде немного.

    – Наркоты нет?

    – Обижаешь, Пепел. Я разве занимался когда таким?

    – Всякое бывает. Ладно, заходите, – махнул рукой стражник. – Только это, если больные есть, лучше сразу сознавайтесь, в ваших же интересах. У нас тут туберкулезник недавно на северных воротах прошел, недосмотрели, суки! Человек десять успел заразить, гнида безмозглая… Поэтому, если заразу какую принесете в город, то мы вас сразу кончим, ясно? Лично проследим. Да, Рэм?

    – Ага, – пробасил Рэм, здоровяк в стальном шлеме с забралом. – Своими руками удушу суку.

    – Здоровые мы все, вот те крест! Открывай калитку, время позднее, а нам еще на постой нужно становиться.

    – Открываем уже. Но я предупредил, если что, без обид потом.

    За воротами и вправду послышался лязг снимаемых засовов, а потом створки медленно поползли в стороны. Караванщик махнул рукой, и телеги по одной начали заезжать внутрь. И вот там-то началась настоящая проверка – стража Спирали, может быть, и ленивая, но дураков в ней нет, Целине на слово никто не поверил. Пока двое бойцов в специальных масках и перчатках проверяли каждого на наличие язв, оспин и тому подобной ерунды, четверо держали нас на прицеле коротких черных автоматов, а еще несколько целились из винтовок с помостов. Но самым главным аргументом был, ни много, ни мало, целый довоенный танк, вкопанный в землю по самую башню и сейчас развернувший в нашу сторону свое солидное орудие. Точнее, оно всегда на ворота было направлено.

    Не слишком вежливый прием, конечно, но вполне логичный. А если кому не нравится что – то иди, ищи другое место, где переночевать можно и деньги потратить.

    – Что-то у тебя, Целина, караван какой-то тощий, – усмехнулся Пепел, когда с осмотром людей закончили, и очередь дошла до товара. – Всего четыре телеги. И народу немного, ты ж вроде всегда большой командой ходил.

    – Нарвались неудачно, – неохотно ответил караванщик после небольшой паузы.

    – Бандюки что ли щеманули где-то?

    – Не. Зверье. У Проклятого завода.

    – У Проклятого завода?! Вот ж нихрена себе. Рэм, слыхал, у нас тут восемнадцать конченных психов – через Проклятый завод перлись. Интересно, кто ж тут самый такой безбашенный, что караван вел? А, это ты, Кобольд. Ну, не удивил, я почему-то так и думал.

    Мы с Гробовщиком поздоровались со стражником за руку. Невысокий, цепкий, подвижный, с недобрым колючим взглядом, Пепел своим видом сразу же внушал уважение даже незнакомому с ним человеку. Ну а нам с напарником, знавшим его достаточно хорошо, подавно. Стражник не спеша достал из кармана кителя мятую пачку, одну сигарету протянул Гробовщику, другую раскурил сам. Целине не досталось, и он обиженно засопел, отойдя в сторону.

    – Говорите, у завода нарвались, значит? И что там за напасть такая, что у вас у всех поджилки трясутся?

    – Байки про Ночных вестников слышал? – Ответил я вопросом на вопрос.

    – Конечно. Это которые на летучих мышей похожи? Со свиным рылом?

    – Не похожи нихрена, но ты меня правильно понял. Потрепали нас они знатно, много хороших парней покромсали.

    – Вот оно значит как… – Пепел на секунду замолчал. – Молодцы, раз живы остались. Сейчас мои ребята с осмотром закончат, и идите, отсыпайтесь. Может, встретимся еще в Спирали, расскажете за кружкой пива подробнее.

    – Идет! – Обрадовался всегда охочий до выпивки Гробовщик.

    В это время осмотр и впрямь уже почти подошел к концу, оставалась последняя телега. Вокруг нее сейчас скакал караванщик, крича на Рэма, который перебирал и тряс каждый сапог.

    – Ты же сейчас разворошишь весь товар! А мне полдня потом перекладывать, чтобы как надо было! Сапоги тут, видишь же! Хорошие сапоги. Сам потом их же и купишь, ходить будешь.

    – Не. Мне и мои берцы по душе, – невозмутимо отвечал здоровяк. – А вот сушеные водоросли или крокодила в твоих хваленых сапогах сныкать можно. Проходили такое.

    После досмотра Целина заплатил обязательную пошлину, по две монеты с человека и еще по пять с каждой телеги, затем мы сопроводили караван в указанное молчаливым Рэмом место. Ну а уже потом, хмурые и смертельно уставшие, все разбрелись отсыпаться по постоялым дворам и гостиницам.

     

    С той жуткой ночи, когда я заглянул в глаза самой смерти, прошло больше двух недель – вполне достаточный срок, чтобы оклематься от полученных болячек. И мне, как обычно, это удалось, хотя первые пару дней были не из приятных. В отличие от Гробовщика, не вылезающего из борделей и трактиров, я на улицу выходить совсем не хотел. Заперся у себя в каморке, периодически отправляя то мальчишку-разносчика, то недовольно сопящую Розу за едой или выпивкой. Мог себе позволить, ведь караванщик отвалил нам с напарником целую кучу денег, несмотря на то, что понес потери в товаре и людях. Понимал, старый черт, что сам виноват во всем. Если бы не его идиотское решение идти через Проклятый завод, ничего этого бы не было. Единственный плюс – мы теперь знали, что за ужас обосновался в темных полуразрушенных корпусах, за бетонным забором. Ну и Целина потратился меньше, хоть и накинул выжившим еще по десятине обещанных денег – только у двоих из четырнадцати погибших были семьи, которым пришлось платить компенсацию, прописанную в контракте.

    Насколько я знал по рассказам заглядывавшего ко мне пару раз Гробовщика, караванщик выгодно распродал уже почти все и теперь искал людей, чтобы вернуться за оставленным товаром. В частности, хорошего проводника. Даже интересовался на этот счет у напарника, но тот его быстро развернул, сказав, что еще не скоро согласится с ним сотрудничать. Все тот же Гробовщик поведал мне, что не он один оказался таким осторожным и Целину отшили еще несколько трапперов. Да и людей у него стало, чуть ли не вдвое меньше: кто-то разорвал контракт, предпочтя потерять в деньгах, но больше не ввязываться в такую грязь, кто-то просто не стал этот контракт продлевать после истечения. В общем, желание Петра Целины опередить конкурентов больно ударило по его репутации и вполне могло стать закатом карьеры караванщика. Жадность наказуема, а это тот самый случай, когда удача резко поворачивается спиной.

    – Ну и поделом ему, – сказал я вслух, с сожалением выключив душ и обмотав полотенце вокруг пояса.

    У меня сегодня были дела поважнее, чем сидеть и жалеть прижимистого караванщика.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Ванадий
    Категория: Фантастика
    Читали: 16 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 ноября 2018 | Просмотров: 22 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: Paprika1970 (9 ноября 2018 14:22)
    Продолжение будет или это окончание? Последний абзац навел на мысль, как будто это завершение рассказа.


    Комментарий 2 написал: Ванадий (9 ноября 2018 15:24)
    Paprika1970,
    неее, это еще только начало) Планирую 7-9 глав в общей сложности. Тут завершение скорее двухнедельного запоя Кобольда после того, как он умом двинулся)


    Комментарий 3 написал: Paprika1970 (9 ноября 2018 15:34)
    Хорошо) Жду продолжения))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.