«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Regina Gimaldinova valeri.rb

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 13
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     Lora (15-го, 48 лет)
  •     Ремаре (15-го, 2018 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1966 Кигель
    Флудилка Поздравления 1679 Lusia
    Дискуссии ПЕСНЯ ГОДА 1990! 4 Моллинезия
    Организационные вопросы Доска объявлений 9 NikiTA
    Флудилка Курилка 1962 NikiTA
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 138 Моллинезия
    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 240 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля - 3. Часть - 34

    Мертвая земля - 3. Часть - 34

     

    Лиса  открыла  глаза,  и  несколько  минут  бессмысленно  смотрела  на  оранжевое  небо,  проглядывающее  сквозь  листву.  Солнце  садилось.  Память  постепенно и  безжалостно  возвращала  ее  в  реальность,  отчего  она  снова  зажмурила  глаза  и,  сжав   пальцами,  пучок  травы,  вырвала  его  с  корнями. Судя  по времени,  она  провела  в  лесу  несколько  часов. Нарыдавшись  от  горя, заснула  в  траве  под  деревом,  ветви  которого  низко  склонились  к  земле,  закрыв  ее  своей  кроной  от  всех  бед. От  всех,  кроме  ее  собственной  душевной  боли.  Лероя  больше  нет,  в  душе  пустота.  Даже  не  пустота,  а  огромная  воронка  после  взорвавшейся  бомбы.  А  от  ее  взрыва,  Лиса  больше  ничего  не  слышит  и  не  видит,  а  точнее  она  ничего  не  хочет  ни  слышать,  ни  видеть,…и  Геллерта  нет.  Брата  и  его  спутников уже  несколько  часов  в  пещере  поедает  плесень.  Медленно  ест,  но  основательно,  до  костей.

    Лиса  приподнялась,  опираясь  руками  о  прохладную  землю,  и  огляделась,  чувствуя,  что  глаза  сильно  припухли  от  слез.  В  лесу  быстро    темнело  из-за   пышных  крон  деревьев,  почти  сплетенных  между  собой  длинными  ветвями.  Если  смотреть  на  Танцующий  лес  с  Белой  скалы,  он  напоминал  сплошной  плюшевый  ковер,  и  казалось  если  прыгнуть  вниз,  то  можно  идти,  по  нему,  не  проваливаясь.  

    Леона  встала,   накинула  рюкзак  на  плечи  и  подняла  с  земли  винтовку. В  какую  сторону  двигаться  она  не  знала,  поэтому пошла  наугад,  подсвечивая  себе  путь  фонариком.  Лампочка  мигала,  садилась  батарейка.  Осветив  в  очередной  раз  пространство  перед  собой,  она  резко  остановилась,  от  волны  адреналина  сердце  забилось  быстрей,  по  коже  пробежал  мороз.  Прямо  перед  ней  парило   черное  дымовое  пятно  Портала  тьмы.  Случайно  повезло,  если  бы  она  не  взмахнула  светом  фонарика,  то  сейчас  бы  угодила  в  вечную  тьму.  Не  каждому  удается  выбраться  оттуда, а  в  своих  успехах  она  не  была  уверена. 

    Лиса  хотела  обойти  аномалию  стороной,  но  потом решила  все  же  уничтожить  ее.  Вытащив из  кармана  камешек,  специально  хранившийся  для  этой цели,  она  швырнула  его  в  Портал  и  тот  с  глухим  хлопком  закрылся. За  все  годы,  что  она  прожила  в  Зоне,  Леона  встретила  на  своем  пути  четырнадцать  Порталов,  этот  пятнадцатый. От  многих  ее  уберег  Геллерт,  а  от  этого,  видимо,  сама  судьба.

    Из-за  аномалии,  внезапно  встретившейся  на  пути,  Лиса  на  минуту  забыла  о  своем  горе, но  вспомнив  брата  опять  почувствовала  пустоту  и  боль.  Слез  уже  не  было,  дикая  тоска  и  раскаяние  продолжали  грызть  ее  изнутри,  отчего  казалось,  что  сил  больше  нет,  ни  идти,  ни  думать.

    Фонарик  погас.  Лиса  вытащила  из  него  батарейку  и  отбросила  в  сторону.  Запасной   не  было,  она  отдала  ее  Геллерту  еще  в  поселке. Оглядевшись,  Леона  заметила  вдалеке  оранжевый  просвет.  Ориентировалась  в  лесу  она  плохо,  всегда  полагалась  на  брата,  но  кое-что   все  же  помнила. 

    «Если  идти  в  сторону  заходящего  солнца,  то  обязательно  выйдешь  к  скалистой  гряде», - сказал  ей  однажды  Геллерт.  – «Если  не  хочешь  угодить  в  плети  Ползучей  травы,  двигайся  быстро».

    И  она  побежала.  Глядя  только  вперед, на  спасительный  свет,  рискуя  попасть  в  очередной  Портал  или  наступить  на  что-нибудь  живое,  Лиса  бежала  и  чувствовала,  как  в  нее  вонзаются  острые  иглы Осьминога.  Так  называли  крупное  растение  с  бежевыми  цветами  похожими  на  осьминожек  и с пятисантиметровыми  иглами,  стреляющими  во  все  живое. К  счастью  эти  иглы  не  были  ядовитыми,  и причиняли  только  боль.

    На  ходу  вырывая  из  своего  тела  иглы,  Леона  выбежала  из  леса  к  подножью скалистой   гряды  и  тут  же  рухнула  на  землю. В ее  ногу  впился  цветок  Ползучей  травы,  а  ее  лианы  с  цепкими  липучими  усиками  опутывали  уже  ботинок.

    - Черт! – выругалась  она,  доставая  из  ножен,  висящий  на  поясе,  нож.  Резать  лиану  надо  было  быстро  и  ловко,  чтобы  она  не  успела  опутать   еще  и  руки.  Леона  умела  справляться  с  травой  мутантом,  ведь  не  раз  попадалась  в  ее  плети.  Без  ножа  вырваться  на  свободу  практически  не  было   шансов,  хотя  многое  зависело  еще  от  того,  сколько  цветов  на  растении.  Ведь  именно  цветы  высасывают  кровь,  вонзая  в  живое  существо  острые  хоботки.  Чем  растение  старше,  тем  больше  на  нем  цветов.   Лису  в  данный  момент опутало  совсем  молодое  растение  с  одним  крупным  цветком  нежно  розового  цвета.  Цветок был  красивый,  но  пах  отвратительно.

    Леона  ножом  отсекла  от  себя  толстую  гибкую  плеть  и  вырвала  из  своего  тела  присосавшийся  цветок.  С  наслаждением  смяла  его  пальцами,  и  откинула  в  сторону.  Хоботок  остался  в  ноге,  и  ей  пришлось,  закатав  штанину,  надрезать  ножом  ранку,  чтобы  избавиться  от  него.  

    Ей  повезло,  к  гряде  она  вышла  в  правильном  месте,  отсюда  до  лагеря  Дюка  было  совсем  близко,  и  теперь она  не  боялась   заблудиться,  хотя  солнце  уже  почти  село.  

    Лагерь был  огорожен  высоким  забором  и  охранялся  дозорными  с четырех  высоких  вышек.  Дозорный  с  ближайшей  вышки  еще  издалека  заметил  ее  и,  приветствуя,  помахал  рукой.  Лиса  небрежно  махнула  в  ответ  и  вошла  во  двор. Большой  бревенчатый  дом   возвышался  над  двумя  бараками,  баней  и  баром. Больше  на  территории  лагеря  ничего  не  было.  В  одном  бараке  держали  рабов,  в  другом  жили  охранники.  Дом  имел  два  выхода  с  разных  сторон,  так  как  был  поделен  между  Дюком  и  его  главным  помощником Крайтом – отцом  Леоны  и  Геллерта.

    Видеть  отца  и  тем  более  отчитываться  перед  ним  за  отсутствие  брата  ей  сейчас  не  хотелось.  Надеясь  не  встретить  его  в  коридоре,  Лиса  тихонько  прошмыгнула  в  дом  и  прошла  к  своей  комнате. Комната  брата  находилась  напротив.  Она  остановилась,  глядя  на  его  дверь,  и  нерешительно  взялась  за  ручку.

    - Леона! – раздался  голос  резкий  и  злой.

    Лиса  не  веря  своим  ушам  повернулась  на  звук.  Перед  ней  стоял  Геллерт,  он осунулся  словно  после  болезни,  на  лице  и  руках  свежие   ссадины.  Такие  следы  оставляет  Серая  плесень.  В  тот  же  миг  она  почувствовала  резкую  боль  на  щеке  и  сбитая  с  ног  отлетела  к  своей  двери,  ударившись  об  нее,  сползла  на  пол.  В  эту  пощечину  брат  вложил  всю  свою  злость.  Не  говоря  ни  слова,  он  перешагнул  через  нее  и  вышел  из  дома.                                                       

                                                             ¤ ¤ ¤

    Геллерт  никогда  не  бил  сестру,  никогда  не  обижал  и  всегда  выполнял   ее  капризы. Она  для  него  была  всем,  и  ради  нее  он  мог  пойти  на  многое.  Но  только  не  мог  и  представить,  что  Лиса  способна   его  предать,  или  бросить  умирать  где-нибудь,  прекрасно  зная  об  этом.

    Очнувшись  на  берегу  Безымянного  озера,  он  первым  делом  увидел Кочевника,  тот  нервно  курил,  топчась  по  песку,  у  самой  кромки  воды.

    - Ты  мне,  наконец,  объяснишь  что  произошло? – Увидев,  что  он  очнулся,  Карим  быстро  подошел. – Где  остальные?  Где  Леона?

    - Что  ты  от  меня  хочешь?- проговорил Геллерт,  и  попытался  приподняться,  но  не  смог,  не было  сил. 

    Карим  отбросил  сигарету  в  сторону  и  помог  ему  присесть.

    - Что  я  хочу? – переспросил  он,  сквозь  зубы. –  Где,  черт  возьми,  твоя  сестра,  спрашиваю?  И  где  еще  трое  проводников?  И  почему  ты,  разорви  тебя  Воронка, поперся  в  четвертый  сектор?

    - Не  сработал  план. Это  тебе  не  туристы,  их  не  интересуют  красоты  Черной  земли  в  разгар  солнечного  лета,  и  пещера  Забвения  в  том  числе.  Они  никогда  бы  туда  не  пошли  добровольно,  пришлось  обмануть.  Я  сказал,  что  поведу  их  через  каньон.  Только  четвертый  сектор  можно отдаленно  принять  за  каньон,  если  не  придираться.  Остальные,  как  тебе  известно,  не  годятся.  Леона  должна  была  предупредить  тебя,  что  мы  находимся  там, -  и  тут  только до  Геллерта  стали  доходить  слова  Карима. Он  пристально  посмотрел  на  проводника  и  спросил. – Ведь  она  предупредила  тебя?

    - А  вот  хрен! Я  ее  даже  не  видел.  Лиса  не  появилась  до  сих  пор, - Кочевник  заметно  стал  нервничать,  он  снова  достал  сигарету  и,  помяв  ее   пальцами,   сунул  в  рот.  Пошарив  по  карманам,   нашел  спички,  прикурил.

    - Как  ты  узнал,  что  мы  в  четвертом  секторе? – Геллерт  прищурив  глаза,  смотрел  на  Карима,  он   понимал,  что  если  бы  не  проводник,  их  никто  не  стал  бы  искать. В  этот  сектор  ходили  реже,  чем  в  остальные.

    - Догадался,  случайно, - Кочевник,  затянувшись,  выдохнул  облако дыма  и  посмотрел  на  тропу  вдоль  скалистой  гряды. -  Может  что-то  случилось  с  Леоной?

    - Случилось, - проговорил  Геллерт,  вставая. -  Я  убил  Аспида, а  это - была  ее  месть.

    - Не  может  быть, - удивился  Карим. – Она  бы  так  не  поступила, - он  даже  вытащил  сигарету  изо  рта. - За  что  ты  его?

    - Лиса  рассказала   ему  о  нашем  плане.  Она  надеялась,  что  Аспид   останется  с  ней,  а  он   не  остался.  Это  вышло  спонтанно,  я  подошел  как  раз  в  тот  момент,  когда  она  пыталась  его  удержать.  Мне  надо  было  его  остановить.

    - Понятно.  Куда  же  делись  еще  двое?

    - Не  знаю.  А  кто  остался?

    - Из  пещеры  мы  вынесли  Снайпера,  Шустрого  и  Ханну.

    - Ты  уже отправил  их  к  Дюку? – Геллерт  насторожился,  предположив,  что  Кочевник  не  захочет  с  ним  делиться  деньгами,  полученными  за  рабов.

    - Нет.  Пусть  придут  в  себя,  а  то  вид  не  товарный. Договор  в  силе,  за  парней  деньги  пополам,  Дюк  хорошо  заплатит,  у  него  осталось  всего  пять  рабов,  передохли  все.  За  Ханну,  как  договорились,  все  заберу  себе.

    - Идет. Надо  найти  Француза  и  Дакоту,  далеко  они  не  ушли. Зачем  терять  деньги,  ведь  так?

    - Ты,  наверное,  и  в  гробу  будешь  думать  о  выгоде,   рыжая  морда, - усмехнулся  Кочевник  и,  подцепив  под  руку  шатающегося  Геллерта,  повел  его  в  сторону  Белой  скалы.

    В лагерь  они  попали  только  к  вечеру.  Геллерт  сразу  выяснил,  не  возвращалась  ли  Леона  домой.  Он  знал,  что  она  появится  в  любом  случае.  Куда  ей  деваться? В  ожидании  он  провел  томительные  два   часа,  за  это  время  накрутил  себе  нервы  дальше  некуда. В  его  голове  никак  не  укладывалось,   что   родная  сестра,  с  которой  они  прожили  бок  о  бок  двадцать  пять  лет,  пожелала  ему  смерти. И  самое  главное,  как  он  сможет  теперь  ей  доверять?   Вот  на  этом  пункте  Геллерт  решил  поставить  точку.  С  сестрой  пути  их  разошлись  окончательно. 

    В  этот  миг  он  услышал,  как  тихо  закрылась  входная  дверь. Кто-то  крадучись  вошел  в  дом,  как  вор. Выглянув  из-за   угла,  он  увидел  сестру.  Лиса  стояла  напротив  двери  его  комнаты  и,  протянув  руку,  собиралась  ее  открыть. Выглядела  она  как  побитая  нашкодившая  собака.  Возможно,  если  бы  сестра вошла  в  дом  смело  и  попыталась  нагло  отовраться  от  всего,  как  в  детстве,  он  поступил  бы  по-другому.  А  сейчас  ему  вдруг  захотелось  двинуть  ей  со  всей  силы  по  морде,  чтобы  добить   окончательно. Что  он  и  сделал.

     Геллерт  влепил  любимой  сестре  звонкую  пощечину, но  ему  не  стало   от  этого легче.  На  душе  было  тошно  и  пусто. Выйдя  из  дома,  он  направился  прямиком  в  бар,  надеясь  встретить  там  Кочевника  и  залить свое  горе  виски  или  пивом.  Сегодня  он  потерял  напарника…

                                                             ¤ ¤ ¤

    Кот  явился  в  лагерь  рано  утром.  Пройдя  в  высокие  распахнутые  ворота,  он  поднялся  на  крыльцо  бревенчатого  дома  и  вошел  внутрь.

    - Почему  не  пришел  вчера? – басовитый  голос  хозяина  дома,  заставил  знахаря  оглянуться.

    Дюк  стоял  в  дверях своего  кабинет   с  кружкой  в  руках.  По  дому  витал  запах  кофе. 

    - Занят  был.

    - Зайди  ко  мне  сначала,  потом  пойдешь  к  Ромине.

    Кот  повиновался   и,  войдя  в  кабинет,  уселся  без  приглашения  в  кресло,  оббитое  оленьими  шкурами. Мебели  в  комнате  было  немного,   стол,   стоящий  посередине, четыре  кресла  и  большой  металлический  сейф. 

    - Кофе  хочешь?

    - Я  не  пью  эту  гадость.

    - Знаю,  знаю.  Твои настойки  куда  лучше  этого  пойла. Так  и  не  откроешь  секрет,  на  чем  ты  их  настаиваешь?

    - Название  сырья  тебе  все  равно  ни  о  чем  не  скажет.

    - И  то,  правда, - Дюк  усмехнулся. – Кочевник, говорят,  вернулся. Видел  его?

    - Видел.

    - Да  что  из  тебя  клещами  что ли,  вытягивать  все  подробности? Привел  он  рабов?  Сколько?

    - Не  знаю.  Он  был  один.  Встретились  ночью  на  площадке  Путников.

    - Черт. Работать  некому.  Заказ  большой  на  смолу  Серой плесени  поступил,  хоть  самому  лезь  в  пещеру.

    - Попробуй.

    Дюк  нахмурил  рыжие  мохнатые  брови,  отчего  его  взгляд  стал  суровым.

    - Ты  у  меня  сейчас  договоришься,  самого  отправлю  на  промысел. Иди,  давай  отсюда.  Ромина  заждалась.

    Кот  поднялся  с  кресла  и  отправился  в  комнату  очередной  жены  Дюка,  к  которой  его  вызывали  с  постоянством  раз  в неделю. Старик  любил  поколачивать  своих  женщин. Ромина  задержалась  тут  дольше  всех,  живя  в  доме  третий  год,  а  с  тех  пор  как  Дюк  окопался  на  Черной  земле,  она  у  него  уже  пятая  по  счету.

    Он  не  стучась,  вошел  в  комнату.  Худощавая  темноволосая  женщина  сидела  на  кровати,  обняв  колени  и  положив  на  них  голову.  Услышав  скрип  двери,  она  резко  взглянула  на  вошедшего,  и  в  ее  больших  карих  глазах  промелькнули  страх  и  ненависть.

    - А,  это  ты, - сказала  она  потухшим  голосом  и  снова  опустила  голову  на  колени,  но  знахарь  все  же  успел  заметить  синяк  под  левым  глазом.

    - Что  на  этот  раз? – поинтересовался  Кот,  снимая  легкий  тряпичный  рюкзак  и  кладя  его  на  стол.  Он  расстегнул  молнию  и  вынул  из  него  пакет  с  травами  и  различными  камешками  артефактами. Следом  вытащил  маленькую  ступку  и  принялся  готовить  лекарство.

    - Не  так  посмотрела, - ответил  Ромина, не поднимая  головы.

    - Я  заметил.  В  твоем  взгляде  неприкрытая  ненависть.

    - Может  быть,  мне  смотреть  на  него  с  любовью? – в  ее  голосе  послышалось  раздражение. – Видеть  его  не  могу!

    - Считай,  что  ты  от  него  уже  избавилась, - Кот  растер  в  ступке  пару  маленьких  разных  по  цвету  камней,  добавил  щепотку ломанных  синих  листьев  Павлиньего  глаза  и  несколько  сухих  перламутровых  ягод.  Капнул  в  получившийся  порошок зеленой  жидкости  из  пробирки  и  стал  тщательно  все  вымешивать  пестиком.

    - Что  ты  имеешь  в  виду? – Ромина  внимательно  наблюдала  за  его  действиями.  Приложив  ладонь  к  ребрам,  она  поморщилась  от  боли  и  осторожно  прилегла,  вытянув  ноги.

    - Кочевник  привел  другую  женщину  для  Дюка, - ответил  знахарь,  не  глядя  на  нее.

    В воздухе  повисла  тишина,  но  длилась  она  недолго.

    - Откуда  ты  знаешь?

    - Видел  его.  Он  намекнул,  что  приготовил  сюрприз  для  старика.

    - Что  будет  со  мной? – голос  ее  задрожал.

    - То  же  что  и  с  другими.  Он  отправит  тебя  в  пещеру  Забвения  добывать  смолу  Серой  плесени.

    - Я  не  хочу  туда!

    - Никто  не  хочет.

    - Как  выглядит  эта  женщина? Молодая?

    - Я  не  видел  ее.

    - Кот!

    - Правда,  не  видел, - он  подошел  к  кровати  и,  склонившись  над  Роминой,  намазал  полученной  смесью  ее  синяк  под  глазом. – Мажь  три  раза  в  день,  пройдет  быстро.  А  сейчас  давай  я  осмотрю  тебя,  нет  ли  переломов.

    - Кот,  что  мне  делать?

    - Лежать  и  не  шевелиться.

    - Да  я  не  об  этом!  Помоги  мне  выбраться  отсюда.

    - Помогу,  только  успокойся.

    - Ты  не  обманешь  меня? – Ромина  схватила  его  за  руку. – Я  хочу  на  Большую  землю.

    - Большую  землю  не  обещаю,  но  шанс  отправить  тебя  отсюда,  все  же  есть.

    Знахарь  медленно  двумя  ладонями  провел сначала  по  левой  руке  Ромины от  плеча  до  кистей  рук,  потом  так  же  осмотрел  правую.  Погладил  плечи,  спустился  чуть  ниже,  задержался  в  районе  груди.

    - Кот,  мне  это  кажется  или  ты  меня  просто  лапаешь? – настороженно  спросила  женщина.

    - Лапаю, - признался  знахарь,  не  убирая  рук  с  ее  груди. – Но  заодно  и  сканирую  твой  организм. – Он провел  ладонями  по  ребрам  и  замер, - У  тебя  сломано  два  правых  ребра.  Сейчас  исправим.

    - Когда  этот  гад  ее  приведет?  Я  хочу  посмотреть  на  нее.

    - Не  стоит. Тебе надо  уходить  прямо  сейчас,  пока  Дюк  не  знает  о  сюрпризе.  Потом  тебя  сразу  бросят  в  барак  к  рабам,  а  оттуда  уже  не  выбраться.

    - Сейчас? – Ромина  испугалась. – Но  как?

    - Пойдешь  меня  провожать  и  не  вернешься, - Кот  положил  ладони  на  ребра  женщины  и  затих.

    - Меня  будут  искать…

    - Замолчи,  ты  мне  мешаешь.

    - Как  я  вынесу  свои  вещи?

    - Возьмешь  самое  необходимое,  положим  в  мой  рюкзак.  Охранники  не  обратят  на  меня  внимания. Кажется  все, - знахарь  убрал  руки. – Ребра  я  тебе  срастил,  но  болеть  еще  будет  несколько  дней.  Собирай  вещи,  да  быстрей.  Много  не  бери.  Мазь  не  забудь,  которую  я  тебе  приготовил.

    Ромина  поднялась  с  кровати  и,  шаря  в  большом  сундуке,  стала  вытаскивать  стопки  вещей. Кот,  внимательно  следивший  за  ней,  не  выдержал  и  подошел,  чтобы  помочь. Отбросив  все  ненужное  назад  в  сундук,  он  оставил  только  то,  в  чем  женщине  будет  комфортно  ходить  по  лесу. Сложил  все  в  свой  рюкзак  и  накинул  его  на  плечи.

    - Пойдем.  Не  суетись,  никто  не  должен  понять,  что  ты  сбегаешь  из  дома.  

    Они  вышли  из  комнаты  Ромины  и  направились к  выходу.  На  их  счастье,  Дюк  даже  не  выглянул  из  кабинета. Выйдя  во  двор,  не  спеша пошли  к  воротам. Кот  подняв  руку,  махнул  охраннику,  сидящему  на  вышке,  тот  в  ответ  помахал  ему,  не  обращая  внимания  на  Ромину.  Выйдя  за  ворота,  знахарь  пошел  вдоль  забора,  прибавляя  шаг.  Из-за  высоких  кустов с  этой  стороны  ограды  охраннику  они  видны  не  были.

    - Прижмись  ближе  к  кустам,  он  не  должен  видеть,  что  ты  пошла  со  мной.

    Ромина,  трясясь  от  страха,  нырнула  в  кусты  и  сделала  это  вовремя,  потому  что  почти  сразу  они  услышали  голос  Геллерта:

    - Кот!

    Знахарь  быстро  скинул  рюкзак,  бросил  его  в  кусты  и  тихо  сказал  женщине:

    - Иди  в  лес.  Я  найду  тебя  позже.

    Ромина  подхватила  рюкзак  и,  прижимаясь  к  забору,  поспешила  в  сторону  леса.  Кот  не  спеша  пошел  обратно  к  воротам.

    - Ты  был  у  Дюка? – спросил  парень,  как  только  он  приблизился.

    - У  Ромины.

    - Опять  избил?

    Кот  кивнул.

    - Кочевника  не  видел?

    - Не  видел. Слышал,  что  он  привел  новую  жену  Дюку.  Какая  она?

    - Скоро  увидишь.  Ты  будешь  встречаться  с  ней   чаще,  чем  с  Роминой.  Девушка  с  норовом,  а  старика  не  переделать.  Не  убил  бы  ее  в  первый  день.

    - Тебе  ее   жалко? – Кот  пристально  смотрел  на  парня,  невеселые  нотки  в  его  голосе  натолкнули знахаря  на  некоторые  мысли.   Геллерт  и  Лиса  выросли  на  его  глазах.  Крайт  привел  их   на  Черную  землю десятилетними  детьми,  где  они  благополучно  были   предоставлены   самим   себе.  Близнецы  держались  всегда  вместе  и  в  стороне  ото  всех,  и  Кот  никогда  не  замечал  в  них  сострадания  к  рабам.  Они  их  просто  не  замечали.  Как  выросли  стали  часто  уходить  в  далекие  Поселки,  промышлять  продажей  артефактов и  естественно  смолой  Серой  плесени. 

    - Нет, - Геллерт,  прищурив  янтарные  глаза,  насторожился. – Почему  ты  спросил?

    - Мне  показалось,  что  она  тебе  небезразлична.

    Не  прощаясь  и  не  ожидая  ответа, Кот  поспешил  к  лесу,   инстинктивно  чувствуя  на  своем  затылке  взгляд  близнеца.  Словно  под  прицелом  снайперской  винтовки.

                                                             ¤ ¤ ¤

    Комната,  в  которой  они  сидели,  напоминала  полутемный  тесный  чулан.  Глаза  к  темноте  привыкли,  руки  и  ноги  затекли  от  веревок. Ханна  сидя  у  стены  видела  Снайпера  и  Шустрого,  они  тоже    были  связаны  по  рукам  и  ногам.

    - Что  происходит? – спросила  она,  видя,  что  они  очнулись.

    - Могу  только  предположить, - проговорил  Киаран. – Дакота и  Аспид  подозревали,  что  Кочевник  и  близнецы  хотят  продать  нас  в  рабство.  

    - В  рабство? – Ханна  была  изумлена  такой  новостью.

    - Кочевника  убил  Охотник, - сказал  Алекс. – Я  сам  это  видел.   

    - Видимо  не  добил! – Снайпер попытался  освободиться  от  веревок  на  руках,  но  безрезультатно. – Надо  выбираться  отсюда.

    - Каким  образом? –  взвизгнул  Алекс,  он  начинал  уже  паниковать.

    - Действительно  как? – Ханна  не  видела  выхода  из  этой  ситуации.  Руки  у  всех  были  связаны  за  спиной,  и  каждый  был  привязан  к  вбитому  в  стену  металлическому  кольцу. Подползти,  и  развязать  узлы  зубами,  не было  никаких  шансов.

    За  стеной  послышались  шаги,  лязгнул  замок,   и  в комнату  ворвались  солнечные  лучи.  Ханна  закрыла  глаза,  чтобы  привыкнуть  к  свету,  а  когда  открыла,  перед  ней  уже  стоял  Кочевник.

    - Ну  что,  очнулись? – спросил,  он,  довольно  улыбаясь.

    - Да  пошел  ты! – пробурчал  Снайпер,  глядя  на  него  исподлобья.

    - Не  надо  ругаться,  вы  теперь  в  моей  власти,  могу  и  пристрелить. Но  я  этого  не  сделаю  по  вполне  понятной  причине.  Я  вас  выгодно  продам.  Снайпер  и  Шустрый  вы  будете  собирать  смолу  Серой  плесени  в  пещере  Забвения.  Ты,  Ханна,  станешь  новой  женой  Дюка,  хозяина  этого  лагеря. За  тебя  он  заплатит  тройную  цену,   я  постараюсь  выбить  из  него  эти  деньги.

    - Что? – Ханна  готова  была  провалиться  сквозь  землю  от  возмущения. – Я  не  стану  женой  непонятно кому!  Где  Аспид? Где  Лерой,  я  тебя  спрашиваю? – у  нее, как  и  у  Алекса,  начиналась  истерика.

    - Ты  еще  не  знаешь? Геллерт  убил  его, - Карим  улыбнулся. – Тебе  больше  не  на  кого  рассчитывать.

    - Врешь! – Ханна  не  верила  его  словам.

    - Спроси  у  него  сама  или  у  Лисы,  она   все  видела  своими  глазами.

    - Им  нельзя  верить,  так  же  как  и  тебе!

    - Твое  дело.  Я  сказал  тебе  правду, - Кочевник  повернулся,  чтобы  уйти.

    - Позови  их! – Ханну  трясло  мелкой  дрожью,  она  все  еще  не  верила  проводнику,  но  ей  необходимо  было  услышать  и  версию  близнецов.  Глядя  им  в  глаза,  она  хотела  увидеть  в  них  ложь.

    - Геллерта  нет  в  лагере,  а  Лису  я  сейчас  пришлю, - Кочевник  вышел,  не  закрывая  за  собой  дверь,  он  не  боялся,  что  они  убегут,  потому  что   пленники  были  надежно  упакованы.

    Ханна  почувствовала,  что  сейчас  заплачет,  она  беспомощно  взглянула  на  Снайпера, и  тот  покачал  головой.

    - Это  не  правда, - сказал  он  уверенно. – Аспида  охраняет  сама  Зона,  так  про  него  говорят  старые  проводники  в  поселках,  а  они  знают  в  этом  толк.  Зря  говорить  не  будут. Не  верь.

    - Не  буду, - слова  Киарана,  как  ни  странно  успокоили  ее  немного.

    - А  я  верю! – почти  выкрикнул  Алекс. – Это  случилось  тогда,  когда  он  уходил  искать  их.  У  самого  каньона.  Помните?  Он  вернулся  быстро. Убил  его  и  вернулся!

    - Заткнись! – в  один  голос  сказали  Снайпер  и  Ханна.

    - Его  больше  нет! Как  бы  вы  ни  внушали  друг  другу  обратное,  Аспида  это  не  вернет, - Алекс  даже  улыбнулся,  видя,  что  его  слова  причиняют  Ханне  боль.

    - Если  бы  я  мог  до  тебя  дотянуться, - проговорил  Снайпер  сквозь  зубы. – Я  бы  сломал  тебе  челюсть.

    - У  тебя  будет  такая  возможность,  вы  ведь  отправитесь  в  пещеру  вместе, - проговорила  Ханна,  пристально  глядя  на  Шустрого.  После  ее  слов,  тот  сразу  сник  и  замолчал.

    Лиса  появилась  внезапно,  они  не  слышали  ее  шагов.  Войдя  в  дверь,  она  остановилась  на  пороге  и  стала  разглядывать  их  по  очереди,  не  спеша,  переводя  взгляд.  Остановилась  на  Ханне.

    - Кочевник  сказал,  что  ты  хочешь  поговорить  со  мной? – спросила Леона  надменно.

    Ханна  в  свою  очередь  разглядывала  Лису,  вид  у  той  был совсем   не  победоносный,  усталый,  как  после  нескольких  бессонных  ночей.  Припухшие  от  слез  глаза,  потухший  взгляд,  с  правой  стороны  лица  еле  заметный  синяк  на  скуле. Если  бы  Лерой  был  жив  и  остался  с  ней,  вряд  ли  бы  она  выглядела  так.

    - Нет, - ответила  Ханна. – Я  передумала.

    Лиса  окинула  ее  холодным  взглядом  и  молча,  вышла  из  помещения. Когда  затихли  ее  шаги,  Ханна  тихо  сказала:

    - Они  убили  его.

    Слез  не  было,  горло,  словно  кто-то  стянул  удавкой,  стало  тяжело  дышать.  Она  не  слышала,  что  говорил  ей  Снайпер,  возможно, пытался  успокоить.  В  голове  крутился  один  вопрос – зачем?  Зачем  Геллерту  понадобилось  убивать  Аспида,  если  они  собирались  продать  их  в  рабство? Зачем  убивать?

    В  комнату  вошли  трое  охранников,  двое  из  них  развязали  ноги  Снайперу  и  Алексу  и,  подняв  их с пола,  вывели  из  комнаты.  Третий  развязал  Ханну  и  помог  ей  встать.  Положив   руку  ей  на  плечо,  он  вывел  ее  на  свет  и,  не  отпуская,  повел  к  бревенчатому  дому.

                                                             ¤ ¤ ¤

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 18 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 декабря 2018 | Просмотров: 44 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.