«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 18
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     MadMaxxx (18-го, 37 лет)
  •     Евгений С (18-го, 31 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Курилка 2088 Ольга К.
    Стихи ЖИЗНЬ... 1616 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2077 Кигель
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 0 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1725 mik58
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман
    Организационные вопросы Заявки на повышение 788 KURRE
    Рисунки и фото свободный художник 274 Pavek
    Рисунки и фото Наши детки рисуют 3 NikiTA
    Стихи Мысли 4 kleo_xxx

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля - 3. Часть - 36

                                                                                  ◊  ◊  ◊

    Охранник  повел  Ханну   через  двор  к  большому  бревенчатому  дому,  имеющему  два  входа  с  разных  сторон. Она  подозревала,  к  кому  ее  ведут,  и  на  всякий  случай  стала  присматривать  себе  путь  к отступлению, озираясь  по  сторонам  и  отмечая  все  детали. 

    «Забор  высокий,  прочный,  без  щелей  и  лазов.  Ворота  открыты,  охранники  только  на  вышках,  но  они  вооружены.  Два  длинных  барака  справа  от  дома,  из  одного только  что   вышли,  а  в  другом, скорее  всего,  держат  рабов. За  бараками  еще  большой  сруб,  видимо  бар местный,  за  ним  баня  и  работающий  генератор.  Вокруг  сплошной  забор,  и  вдоль  него  нет  поблизости  ни  одного  дерева,  ни  снаружи,  ни  изнутри».

    Спасения  для  себя  она  не  видела,  а  в  чудеса  уже  не  верила. Узнав  о  том,  что  Аспида  больше  нет,  ей  не  на  кого было  надеяться.  К  тому  же,  она  и  представить  не  могла,  что  случилось  с  Дакотой  и  Французом,  и  предполагала что,  скорее  всего,  они  погибли  в  пещере,  иначе  были  бы  тоже  в  этом  лагере. 

    Они  поднялись  на  крыльцо  и  охранник,  открыв  дверь,  втолкнул  ее  внутрь  дома,  сам  заходить  не  стал.  В  комнате,  куда  она  попала,  находились  двое.  Первым  кого  Ханна  увидела,  оказался  Кочевник,  сидя  в   широком  кресле,  оббитом  оленьей  шкурой,  он  довольно  улыбался.

    «Получил,  наверное,  за  нас  деньги,  вот  и  светится  как  золотой  пятак», - подумала  она   с  презрением  и  перевела  взгляд  на  второго  мужчину.  В  другом  кресле  сидел  невысокий  тучный  человек  с  рыжими  волосами,  торчащими  густым  ежиком, и  пышной  рыжей  бородой.  Маленькие  светлые  глазки  блестели  из-под  мохнатых  бровей. На  вид  ему  было  лет  шестьдесят,  может  чуть  больше.  С  первого  взгляда  он  напомнил  Ханне  Санта  Клауса,  и  не  вызвал  неприязни.  Но  постепенно  до  нее  начало  доходить,  что  это  и  есть  Дюк,  женой  которого  ей  предстоит  стать.  В  душе  все  оборвалось…

    «Ну,  уж  нет!», - подумала  она,  с  ужасом  представляя,  что  ей  придется  жить  с  ним  под  одной  крышей,  да  еще  и  выполнять  супружеский  долг.

    - Хо-ро-ша! - процедил рыжебородый,  улыбаясь  в  пышные  усы. – Отмоется,  причешется,  станет  еще  лучше. А  я  еще  подумал,  что  ты  завысил  цену,  а  теперь  вижу,  что  она  стоит  этих  денег.  Подойти  ко  мне! – Последние  слова  адресовались  Ханне.

    Ханна  сделала  несколько  шагов  в  сторону  Дюка  и  остановилась  напротив  него  так,  чтобы  тот  не  дотянулся  до  нее  руками.

    - Ближе! – Приказал  он.

    - Отсюда  посмотришь! – огрызнулась она. – Если  не  видишь,  надень  очки.

    Дюк  оторопел  от  неожиданности  и  перевел  взгляд  на  Кочевника.

    - Ее  характер  единственный  недостаток, - поспешил  Карим  успокоить  его. – Думаю,  это  тебя  не  смутит?

    - Это  даже  интересней, - обрадовался  Дюк. – Надоели  мне  безмолвные  овечки,  их  бьешь,  а  они  молчат.  С  этой  я  всю  дурь  выбью  с  большой  охотой. Как  тебя  зовут?

    - Смерть  твоя, - процедила  Ханна  сквозь  зубы,  начиная  медленно  ненавидеть  рыжебородое  чудовище.

    - Уведи  ее, - сказал  Дюк  Кочевнику. – Пусть  сводят  в  баню,  а  вечером  приведут  ко  мне.  И  организуй  группу,   чтобы  отловить  тех  двоих,  которых  вы  упустили  в  пещере.  Пару  человек  отправь  к  Коту,  уверен,  что  Ромина  прячется у  него,  где  же  ей  еще  быть.  Как  только  пригонят   ее  в  лагерь,  пусть  ведут  сразу  ко  мне.  Еще  ни  одна  тварь  не  сбежала  от  меня  живой.

    Карим  поднялся  с  кресла  и,  положив  руку  на  плечо  Ханне,  направил  ее  к  выходу.  Они вышли  на  крыльцо,  залитое  утренним  солнцем.

    - Что,  гад,  получил свои  тридцать  серебренников? – спросила  она  ехидно,  не  глядя  на  Кочевника,  и  сразу  же  заработала  от  него  подзатыльник.

    - Еще  слово и  я  тебя  удавлю, - процедил  он  сквозь  зубы.

    - Напугал.  Что  если  я  предложу  за  себя  и  за  Снайпера  в  три  раза  больше  чем  ты  получил?  Вытащи  нас  отсюда  и  выведи  к  Большой  земле,  мой  отец  заплатит  столько,  сколько  скажешь.

    - А  как  же  Шустрый?

    - Мне  плевать,  пусть  хоть  подохнет  здесь  завтра  же. 

    - Я  подумаю.

    - Ты  только  недолго  думай.  Мы  должны  уйти  отсюда  еще  до  вечера.  Избавишь  меня  от  Дюка,  получишь все  что  захочешь, - предлагая  сделку  Кочевнику,  она   не  верила  в  успех,  но  маленькая  надежда  на  спасение  все  же  зародилась  в   душе.

    - Рабов  приведут только  к  вечеру, - сказал  Карим,  закуривая. -  Снайпера  и  Шустрого  уже  повели  в  пещеру.

    - Ладно,  черт  с  ним.  Если  сможешь  вывести  отсюда  троих,  возьмем  и  Алекса, - согласилась  она,  почувствовав  внезапную  жалость  к  парню,  которого  видеть  уже  не  могла.

    Из  барака  вышел  охранник  и  направился  в  их  сторону. 

    - Так  я  могу  на  тебя  надеяться? – быстро  спросила  Ханна,  чувствуя  нервную  дрожь.

    - Я  же  сказал,  что  подумаю.

    Карим  передал  девушку  подошедшему  охраннику,  и  пересказал  ему  распоряжение  Дюка.  Оставшись  один,  он  докурил  сигарету,  рассеянно  глядя  на  распахнутые  ворота.  Конечно, заманчивое  предложение  сделала  ему  Ханна,  но   вывести  из  лагеря  троих, это  почти  нереально. Даже  ее  одну,  слишком  большой  риск.  Если  Дюк  не  дождется  вечером  в  своих  покоях  новую  жену,  он  пошлет  за  ними  вдогонку  своих   охотников.  А  Карим  знал  их  хорошо,   настоящие  ищейки,  жестокие   и  неутомимые,  от  них  не  ушел  еще  ни  один  раб.  Правда,  был  случай,  когда  одному  рабу  посчастливилось  перейти    Топь.  Но тому  не  повезло, стая  псов  мутантов  загнала  его  в  ущелье,  и  бедняга  вынужден  был  забраться   по  ровной  стене  в  маленькую  пещеру,  где  и  умер  через  несколько  дней  от  жажды.  Потому  что  псы  безоружного  человека  всегда  ждут  до  последнего  вздоха.  А  охотники,  зная  об  этом, не  стали  его  спасать,  и  оставили  несчастного  раба  умирать   мучительной  смертью.  Было  еще  кое-что, о  чем  Кочевник  не  забыл,  Дюк  ему  всегда  хорошо  платил   за   рабов,  и  потерять  его  доверие,  это  означало  лишиться   стабильного  заработка.  Надеяться  же  на  то,  что  отец  Ханны  заплатит  ему  за  дочь,  перспектива  сомнительная.  Там,  на  Большой  земле,  они  в  лучшем  случае  пошлют  его  куда  подальше,  в  худшем  же  могут  сдать  в  полицию.  За  торговлю  людьми  из  тюрьмы  ему  не  выбраться.  Да  кроме  этого  у  полиции  еще  много  чего  есть  на  него,  и  светиться лишний  раз  на  Большой  земле,  совсем  ни  к  чему. А  если  он  потащит  с  собой  еще  и  проводников, то,  скорее  всего,  они  попытаются  от  него  избавиться  еще  в  пути.

    - Нет  уж,  выбирайся  сама, - проговорил  Карим,  и  бросил    истлевший  окурок  в  стоящую  на  ступеньках,  для  этой  цели,  банку.   

                                                             ¤ ¤ ¤

    Лиса  с  самого  утра  искала  брата, но  его  негде  не  было.  Впервые  Геллерт  исчез  без  нее. Охранник  с  вышки  сказал,  что  тот  вышел  за  ворота  вслед  за  Котом,  и  еще  не  вернулся. Не  находя  себе  места,  Леона   отправилась  к  Безымянному  озеру,  туда  где  еще  в  детстве  они  с  братом  облюбовали  уголок,  и  где  часто  пропадали  до  самого  вечера. Проходя  по  утоптанной  тропе,  она   увидела  группу  людей  из  пятнадцати  человек,  это  охранники  вели  рабов  на  промысел. Рабов  было  семеро,  среди  них  она  узнала  Снайпера  и  Алекса.  Почему-то впервые  Лисе  захотелось  спрятаться,  чтобы  никто ее  не  заметил.  Прислонившись  к  дереву,  она  подождала  пока  они  отойдут  подальше.   Рабы  ушли,  а  осадок  в  душе  остался.  Выждав  еще  несколько  минут,  она  не  спеша  пошла  знакомой  тропой.

    Геллерта  Леона  увидела  еще  издалека,  тот  сидел  у  самой  воды,  бросая  в  озеро  мелкую  гальку. Услышав  ее  шаги,  он   на  мгновение   оглянулся  и  сухо  спросил,  отведя  взгляд:

    - Что  тебе  надо?

    - Поговорить.

    - Говори  и  убирайся.

    - Ты  должен  меня  простить, - она  подошла  ближе,  но  присесть  рядом,  не  решилась.

    - Я  тебе  ничего  не  должен!

    - Ты  убил  Лероя,  и  я  была  не  в  себе,  поэтому  потеряла  счет  времени.  Потом  заблудилась  в  лесу,  а  когда  очнулась,  было  уже  поздно  искать  Кочевника.  Я  ни  в  чем,  не  виновата,  а  ты  вчера  не  дал  мне  даже  слово  сказать.

    - Все  было  куда  проще, - Геллерт  посмотрел  на  сестру  и  его  взгляд  ей  не  понравился. – Ты  просто  решила  отомстить мне  таким  образом.

    - Это  неправда!

    - Ну,  признайся  в  своей  лжи,   хотя  бы  себе.

    - И  как  ты  собираешься  поступить? Станешь  избегать меня  и  перестанешь  со  мной  разговаривать? -  Лиса  усмехнулась,  на  миг  став  прежней,  сменив  заискивающий  тон  на  насмешливый.

    - Нет. Я  больше  никогда  не  возьму  тебя  с  собой,  и  ты  годами  будешь  сидеть  в  этом  лагере  безвылазно.  Если  конечно  не  станешь  женой  Кочевника,  потому  что  это  единственный  выход  для  тебя,  чтобы  не  сойти  с  ума  от  однообразной  жизни.

    - Ты  не  поступишь  так  со  мной! – Леона  была  напугана  как  никогда.  Она  бы  с  легкостью  бросила  брата,  и  ушла  за  Аспидом,  будь  тот  жив,  но  менять  Геллерта  на  Кочевника не  входило  в  ее  планы.

    - Неужели? Завтра  я  ухожу!

    Геллерт  поднялся  с  места  и,  не  оглядываясь,  быстро  пошел  в  сторону лагеря.  Лиса  хотела  пойти  за  ним,  но  остановилась,  зная,  что  сейчас  она  все  равно  ничего  не  добьется. Надо  выждать  время,  чтобы  брат  остыл,  и  тогда  она  сможет снова  завоевать  его  доверие. Но  ее  тревожила  одна  мысль,  что  если  Геллерт  больше  никогда  не  вернется  в  лагерь?

                                                             ¤ ¤ ¤

    Охранник  отвел  Ханну  в   баню   и  остался  ждать  за  дверью.  Войдя  в  тускло  освещенный   предбанник, она  брезгливо  огляделась,  но  баня  оказалась  на  удивление  чистой  и  просторной. Нервная  дрожь  не  проходила,  надеясь  на  Кочевника,  она  все  же  не  покидала  мысли  выбраться  отсюда  самостоятельно. Но  единственное  маленькое  окно   бани  выходило  во  двор  и  совершенно  не  подходило  для  побега. Других  вариантов  не  было.

    На  полке  предбанника  лежало  сложенное  в  несколько  раз  большое  полотенце  и  рядом  стопочкой  чистая  одежда,  явно  кому-то  принадлежавшая  до  нее. Ее  собственные  вещи  остались  в  рюкзаке,  там  же  где  сейчас  находилось  и  оружие.  Пистолет,  автомат  и  острый  нож  с  серебреной  рукояткой,  покрытой  узором  с  одной  стороны,  на  другой  же  стороне  стояло  клеймо  Инграма.  Лидер  клана  «головорезов» дал    ей   нож  в  их  первую  и  последнюю  встречу.  И  потерять  именно  эту  вещь, почему-то,  было  жальче  всего. 

     Ханна  оглядела  придирчивым  взглядом  одежду, но  белая  блузка  из  хлопка,  в  мелкий  голубой  цветочек, удобные  легкие  брюки  коричневого  цвета  и  курточка  из  той  же  ткани,  все  было  чистым  и  хорошего  качества.  И  главное,  подходило  по  размеру.

    «Видимо  вещи  принадлежали  бывшей  жене», - подумала  она  и  начала  раздеваться.  Что бы  там  ни  было  дальше,  а  помыться  все  же  не  мешало. Неизвестно когда ей  еще  истопят  баню,  а  сегодня  же  вечером  она  покинет  этот  проклятый  лагерь.

    Моющим  средством  здесь  служил  Мыльный  корень,  листья  которого пучком  торчали  из  ведра.  Ханна  вытащила  один  большой  лист  и  смяла,  выдавив  из  него  прозрачный   гелеобразный  липкий  сок  без  запаха.  Намылив  им  волосы,  стала  сбивать  его  в  пену. Пены  образовалось  больше  чем  от  обычного  шампуня,  а  волосы  на  ощупь  стали  мягкими  словно  шелк.  Покрыв  соком  растения  все  тело,  она  с  наслаждением  стала   тереть  его  мочалкой,  на  мгновение,  забыв  обо  всех  своих  проблемах. О  Лерое  она,  конечно,  не  забыла,  но  старалась   держать  свое  горе  глубоко  в  душе,  чтобы  не  поддаться  эмоциям  и  не  раскиснуть. Сначала  надо  было  выбраться  отсюда,  а  остальное  потом…

     В  предбаннике  тихо  скрипнула  дверь,  но  Ханна  не  обратила  на  это  внимания  и,  продолжая  поливать  себя  теплой  водой,  думала  о  Кочевнике.  Пойдет  ли  он  на  сделку  с  ней  или  нет?  Ведь  единственная надежда  только  на  него. Конечно,  она   слышала  распоряжение  Дюка  о  поимке  беглецов,  возможно  Дакота  и  Француз  живые,  но  нельзя  надеяться  только  чудо.

    Ханна  в  очередной  раз  машинально  подняла  ковш  с  водой  над  головой  и  вылила  на  себя,  смывая  остатки  пены. Потом собрав  длинные  волосы  в  жгут,  отжала  их  и  только  тут  боковым  зрением  заметила  чей-то  силуэт,  стоящий  в  дверях.  От   испуга  сердце  замерло,  медленно  повернув  голову, Ханна  увидела  Геллерта.  Близнец  стоял,  прислонившись  к  косяку  плечом,  и  нагло  разглядывал  ее.

    - Что  тебе  надо? – раздраженно  спросила  она,  пытаясь  прикрыться  от  его  взгляда  всем,  что  попалось  под  руку.

    - У  меня  к  тебе  предложение, - ответил  он,  продолжая  смотреть  на  нее. - Будь  со  мной,  и  я  вытащу  тебя  отсюда.

    - Ты  еще  смеешь  мне  такое  предлагать? – От  возмущения  Ханна  чуть  не  потеряла  дар  речи. – Ты  убил  Лероя!

    - Поэтому  и  предлагаю, - спокойно  ответил  он. -  Ты  сейчас  свободная,  пока,  а  я  могу  о  тебе  позаботиться. Будь  моей.

    - У  тебя  с  головой  все  в  порядке? – Ханна  сделала  шаг,  назад  видя,  что  Геллерт  собирается  к  ней  подойти. – Стой  на  месте  и  не  вздумай  приближаться!

    - Подумай  хорошо, я  могу  избавить  тебя  от  Дюка.  Он  никогда  не  прикоснется  к  тебе.

    Геллерт  подошел  совсем  близко,  но  отступать  Ханне  было   уже  некуда,  позади  нее  находилась  бревенчатая  стена. Он  протянул  руки  и,  обхватив  ее  за  талию,  притянул  к  себе,  попутно  отбирая  у  нее  из  рук  то,  чем  она  успела  прикрыться  от  него. На  пол  полетели  мочалка  и  ковшик.

    - Не  трогай  меня,  ненавижу, – ворчала  Ханна,  вырываясь  из  его  объятий.  Но  Геллерт  не  слушал,   ухватив  руки,  он  завел  их  ей  за  спину,  чтобы  она  успокоилась,  и  приник  к  ее  губам.  Видя,  что  Ханна  замерла  на  мгновение,  стал  нежно  поглаживать  ее  еще  влажное  тело  одной  рукой,  продолжая крепко  удерживать  другой.

    - Отпусти,  гад! – Выкрикнула  она,  отвернувшись  от  него. – Как  ты  вообще  попал  сюда?  Кто  тебя  пропустил?

    - Попробовали  бы  они  меня  не  пропустить, - проговорил  он,  внезапно  отпуская  ее. – Ну,  так  что,  пойдешь  со  мной?

    - Даже  не  думай!

    Геллерт  резко  повернулся  и  вышел,  захлопнув  дверь.  Ханна   растерянно  подняла  ковш  с  пола,  села  на  лавку  и,  зачерпнув  им  холодную  воду,  вылила  на  себя,  даже  не  почувствовав  холода.

    «Что  если  Кочевник  обманет,  не  решится  предать  Дюка?», - об  этом  не  хотелось  даже  думать.  Она  помнила  слова  Дюка  о  безмолвных   овцах,  хорошо  понимая,  что  старый  садист  с  удовольствием  отыграется  на  ней  за  ее  грубость. И  возможно  предложение  Геллерта  это  самое  лучшее  на  данный  момент,  что  у  нее  было…

                                                             ¤ ¤ ¤

    Снайпер  и  Шустрый  стояли  у  входа  в  пещеру рядом  с  остальными    рабами.  Познакомиться  они  еще  не  успели,  но  Киаран  наметанным   взглядом  отметил,  как  хреново  парни  выглядят,  словно  их  не  кормили  пару  недель  и  при  этом  заставляли  работать  без  отдыха.  Все  очень  худые,  лица  серые,  глаза  потухшие,  кожа  в  ссадинах, изъеденная   плесенью.  Без  сострадания  смотреть  нельзя.  Один  из  охранников  выдал  им  рабочий  инструмент -  скребки  и  металлические банки  с  откидной  крышкой,  так  же  дал  защитные  маски  и  сказал:

    - Повторяю  для  новеньких.  Выход  из  пещеры  только  один,  где  мы  и  будем  вас  ждать,  он  же  вход.  Поэтому  не  надо  метаться  по  лабиринту  в  поисках  спасения.  Не  найдете,  а  время  потеряете. Ваша  задача  набрать  полную  банку  смолы  Серой  плесени,  и  пока  вы  не  выполните  норму,  в  лагерь  не  вернетесь. Между  сбором  разрешается  выходить  наружу,  чтобы  отдышаться,  но  не  стоит  частить. Опять  же  потеряете  время.  Кто  первым  выполнит  норму,  будет  ждать  остальных  на  природе  под  лучами  солнца,  любуясь  на  зеркальную  гладь  озера.  Уяснили?  И  да,  не  забудьте,  что  не  стоит  лезть  в  те  отсеки  пещеры,  где  затоплено  водой.  Там  живет  большая  Гидра,  она  хоть  и  нелепо   матерится,  но  все  же  охотится  на  людей  с  завидной  скоростью. И  значит  так,  это  касается  вас  двоих, - охранник  указал  пальцем  на  Снайпера  и  Шустрого. – Подходите  к  плесени,  скребком  снимаете  тонкий  слой  покрытый  пыльцой,  остальное  соскребаете  в  банку,  висящую  у  вас  на  шее. Это  понятно?

    - Понятно, - буркнул  Киаран. – А  если  я  не  захочу  этим  заниматься?

    - Тогда  тебя  просто  оставим  там.  Плесень  тоже  хочет  есть.

    Этот  весомый  аргумент  убедил  Снайпера  и,  подтолкнув  в  спину  Алекса,  он  вошел  вслед  за  всеми  в  пещеру,  предварительно  натянув  на  голову  эластичную  маску  с  встроенными  для  глаз  большими  стеклянными  линзами.

    Это  был  совсем  другой  грот,  не  тот  в  который  их  завел  Геллерт.  Он  казался  намного  просторней  предыдущего,  и  плесени  здесь  было  значительно  больше,  как  и  человеческих  костей. Алекс  шел  за  Снайпером  след  в  след,  словно  боясь  потеряться.

    - Может,  сбежим? – тихо  предложил  он,  оглядываясь  по  сторонам.

    - Как?  Ты же  слышал  что  из  пещеры  выход  только  один.  Если  только  по  воде.  Думаю,  что  все  секторы  этой  проклятой  пещеры  соединяет  один  водный  канал,  иначе   каким  образом,  Гидра  попадала  бы  в  другой  грот?

    - Может  он  врет  про  Гидру?  Чтобы  никто  не  сбежал.

    - А  это  мы  сейчас  узнаем, - Снайпер  подошел  к  одному  из  парней,  усердно  собирающему  серебристую  смолу  и,  похлопав  его  по  плечу,  спросил:

    - Гидра  на  самом  деле  существует?

    Парень  испуганно  отшатнулся  от  него,  пряча  за  спину  банку  с  плесенью.  Вытаращив  глаза  в  стеклянные  окуляры,  непонимающе  уставился  на  них.

    - Что  таращишь  глаза?  Спрашиваю,  ты  видел  Гидру?

    Парень  быстро  закивал  головой,  указывая  оттопыренным  пальцем  вытянутой  руки  на  темный  проход  в  конце  пещеры.

    - Она  там.  Я  видел.

    - Понятно, - проговорил  Киаран  и  нагнулся  над  участком,  поросшим  тонким  серебристым  мхом. Подцепив  скребком  поверхность  с  пыльцой,  осторожно  сгреб  ее  в  сторону,  обнаружив  под  ней  тягучую  серую  смолу  с  противным  запахом,  пробивающимся  даже  сквозь  маску. Пыльца  тут  же  устремилась  вверх,  облепляя  одежду,  руки  и  стеклянные  глазницы  маски.

    - Черт,  ничего  не  вижу, - Снайпер  протер  стекла,  но  пыльца  снова  покрыла  их  тонким  слоем,  как  бы  вынуждая  его  снять  маску. – А  вот  хрен  тебе! – Он  принялся  быстро  соскребать   тягучую  смолу  и  класть  ее  в  банку.  Это  оказалось  не  так  просто,  слой  был  тонкий  и  словно  вросший  в  скалистую  поверхность. Вскоре  он  почувствовал  головокружение  и  жжение  кожи.  Обтерев  кисти  рук  о  штаны,  снимая  вместе  с   въевшейся  плесенью  частички  собственной  кожи,  он  схватил  Шустрого  за  шиворот  и  потащил  к  выходу.

    - Надо  подышать,  а  то  голова  кружится.

    Алекс  не  возражал и  в  полуобморочном  состоянии  последовал  за  ним.  Охранники  расположились  у  самого  входа.  Сидя  на  камнях,  они  курили,  и  на  просьбы  рабов  одолжить  сигаретку,  отвечали  однообразно – пыльцы  понюхаешь.  Отдышавшись  несколько  минут,  Снайпер  вернулся  в  пещеру, смола  на  тот  момент  едва  прикрыла  дно  его  банки,  но  до  вечера  было  еще  далеко.

    - А  нас  что  кормить  не  будут? – спросил  Алекс.

    - К  вечеру  ты  и  сам  не  захочешь,  есть, - проговорил  один  из  парней,  проходящий  мимо  него.

    Шустрый,  со  злостью  оглянулся  на  охранников,  и  тихо  предложил:

    - Может,  нападем  на  них?

    - Давай,  вперед! С  чем   мы  на  них  нападем?  Нас  двое,  а  их  восемь  и  у  них  автоматы.  Или  ты  с  этими  дохляками   победить  собрался? Собирай  быстрей  эту  чертову  смолу,  потом  подумаем,  как  быть.  Дакота  и  Француз  нас  не  бросят,  если  конечно  их  не  сожрала  Гидра.

    Неподалеку  от  них  началась  возня,  один  из  парней  отобрав  у  другого  банку,  старательно  выгребал  из  нее  смолу,  перекладывая  ее  в  свою  тару.  Тот  же  пытался   помешать  обнаглевшему  собрату  по  несчастью,  но  как  то  неубедительно. 

    - Если  когда-нибудь  мы  с  тобой  превратимся  вот  в  таких  же  скотов, - сказал  Снайпер  Алексу. – И  ты  попытаешься  отобрать  мою  смолу,  я  проломлю  тебе  череп.  Понял?

    Шустрый  кивнул  и  отвернулся,  чтобы  не  смотреть,  как  Снайпер  мутузит  обнаглевшего  раба.

    Бездонная  банка  наполнилась  только  к  вечеру.  Отдав  охранникам  добычу,  рабы  гуськом  побрели  в  сторону  лагеря,  еле  волоча  ноги.  Кожа  на  руках  и  шее  болела  и  чесалась.  Голова  отяжелела,  словно  ее  набили  сырыми  опилками,  ноги, став  ватными,  подкашивались.  Мутило  так,  что  приходилось  постоянно  останавливаться,  а  есть  и  правда  совсем  не  хотелось…

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 25 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 января 2019 | Просмотров: 44 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.