«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 13
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     LordOfGames (21-го, 31 год)
  •     roobiwenz (21-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2146 Кигель
    Стихи ЖИЗНЬ... 1619 Lusia
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Флудилка Курилка 2120 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна
    Проза Двойники 0 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мертвая земля - 3. Часть - 42

     

    Лиса  просидела в  кабинете  отца  до  рассвета. Перестрелка  продолжалась,  но  в  основном  стреляли  со  стороны  двора.  С  другой  стороны  дома,  в нескольких  метрах  от  него,  стоял  бар,  там  даже  стекла  уцелели.  Пребывая  словно  под  действием  неведомого  галлюциногена,  мозг  Леоны  не  хотел  воспринимать  действительность. Взгляд  в  одну  точку,  мышцы  ватные,  в  душе  пустота.  Внезапно  упавший  с  подоконника  осколок  стекла,  вывел  ее  из  транса.   Лиса  вздрогнула  и  вдруг  заметила  рюкзак  отца,  лежащий  на  полу  под  столом,  он  был  чем-то  набит  до  отказа.  Она  встала  с  пола,  на  котором  просидела  полночи,  подпирая  спиной  стену,  подняла  рюкзак  и  взвесила  его  на  руке. 

    - Тяжелый, - проговорила  Леона  и,  поставив  его  на  стол,  заглянула  внутрь.  Пачки  денег  плотно  лежали,  прижавшись,  друг к  дружке.

    - Вот  это  да.  И  куда  же  ты  собирался,  отец?

     Испугавшись,  что  в  кабинет  может  кто-нибудь  войти,  она  быстро  застегнула  молнию  на  рюкзаке.  Открыла  дверцу  сейфа,  вынула  оттуда  несколько  коробок  патронов  для  винтовки, пару  ножей  и  пистолет  с  полной  обоймой. Подумала  пару  секунд  и  взяла  еще  три  коробки  патронов  для  пистолета. Пустой  рюкзак  нашелся  тут  же  и,  сложив   в  него  все,  она  сняла  со  стены  винтовку. Пробравшись  к  себе  в  комнату, собрала  нужные  вещи  и,  застыв  на  мгновение,  обвела  взглядом   все  нехитрые  предметы  обстановки. Что-то  подсказывало  ей,  что  она  сюда  больше  не  вернется.

     Выбраться  из  дома   не  составило  труда,  выпрыгнув  в  окно,  Лиса  поспешила  к  бару.  Выстрелы  продолжались,  но  стреляли  по  ту  сторону  дома,  а  по  эту,  ее  никто  не  мог  заметить. Леона не  пошла  через  главный  вход,  а  влезла  в  бар  через  окно.  Пройдя  на  кухню,  открыла  шкаф  и  переложила  оттуда в  рюкзак  несколько  банок  тушенки, пачку  соли,  немного  крупы  и  заварку.  Так  же  прихватила  маленький  котелок,  парочку металлических шампуров, алюминиевую  кружку, чашку  и  ложку.  Заметив  казан  с готовым еще  теплым  мясом,  она  взяла  плотный  бумажный  пакет  и  наполнила  его  ароматными  жареными  кусками.  В  другой  пакет  положила  несколько  лепешек. Пройдя  за  стойку  бара,  толкнула  дверь,  ведущую  на  склад.  Там  она  прихватила  еще  всякую  мелочь,  которая  могла  пригодиться  во  время  пути.

    Покинув  территорию  лагеря  через  потайной  лаз  в  заборе,  Леона  поспешила  удалиться  от  него  как  можно  дальше.  Два  рюкзака  и  оружие  нести  оказалось  тяжело,  но   оставлять  в  лагере  деньги  отца,  или,  скорее  всего  Дюка,  Лиса  не  собиралась.  На  эти  деньги  она  сможет  прожить  на  Большой  земле  долгое  время,  не  заботясь  ни  о  чем.  Только  надо   до  нее  еще  добраться.  Дорогу  через  ущелье  Леона  знала,  но  одной  ей   не  пройти.  Путь  через  водопад  значительно  безопасней,  но  и  намного  продолжительней.  К  тому  же  он  ведет  в  поселки,  а  до  Большой  земли  оттуда  далеко.  Через  ущелье  можно  сразу  попасть  за  периметр,  если  повезет.  Этой  дорогой  в  лагерь  ходили  контрабандисты,  с  ними  Дюк  заключил  договор,  им  же  он  и  сбывал  смолу  Серой  плесени.  Всего  каких-то  десять  дней  пути.  Если  военные  не  закрыли  лазейку  через   границу.  Десять  дней,  и  она  вырвется  из  цепких  лап  Зоны.  Навсегда.  Для  этой  цели  ей  нужен  был  Геллерт,  на  крайний  случай  Кочевник. С последним  пришлось  бы   делиться,  чего  совсем  не  хотелось.  Карим  хитрый,  может  обмануть. Был  еще  неплохой  вариант,   уйти  с  контрабандистами,  но  они  появятся  только  через  месяц.  Ждать  она  не  могла.  

    Лиса  быстро  шла  знакомой  тропой,  обдумывая  на  ходу  разные  версии  своего  побега  на  Большую землю.  Конечно,  был  еще  один  вариант,  и наверняка  самый  лучший.  Можно  было  остаться  в  лагере,  дождаться  окончания  перестрелки  и  уйти  на  Большую  землю  с  Аспидом  и  теми,  кто  останется  в  живых.  Но  Леона  не  хотела,  чтобы  Лерой  взял  ее  с  собой  из  жалости.  Несмотря  ни  на  что,  чувства  к  проводнику  не  угасли.  Даже  после  того  как  его  друзья  убили  ее  отца,  к  которому  впрочем,  нежных  чувств  она  не  питала.  Все  что  угодно,  пусть   ненависть,  но  только  не  жалость.  Уязвленная  гордость  Лисы,  не  позволяла  ей  пасть  низко  в  глазах  Аспида,  превратившись  в  вынужденную  обузу. 

    «Пусть  не  думает,  что  он  центр  вселенной!».

    К  тому  же,  Леона  была  уверена,  что  Аспид  попытается  найти  Ханну  и  та,  прикинувшись  невинной  овечкой,  наверняка  выпутается  из  этой  истории,  представ  перед  ним  белой  и  пушистой.  А  видеть  их  влюбленными  и  счастливыми,  у  Лисы  не  было  никакого  желания.  Вот  если  бы  Геллерту  удалось  переманить  Ханну  на  свою  сторону,  соблазнить,  очаровать…чтобы  она  отказалась  от  Аспида  сама,  не  пошла  с  ним.  Что  тогда  будет  с  Геллертом?

    «Аспид  его  убьет!».

    Эта  мысль  заставила  ее  остановиться.  Потерять  брата  навсегда  она  не  хотела,  ей  было  плохо  без  него  и  к  тому  же,  Геллерт  остался  единственным  родным  для  нее  человеком.  Но  где  его  искать?

    «Кот!».

    Только  он   знает,  где  залег  ее  брат.  Но  явится  ли  теперь  знахарь  в  лагерь  или  нет,  неизвестно,  наверняка  он  уже  в  курсе,  что  там  произошло. Может  даже   наблюдал  со  стороны  за  перестрелкой. Идти  же  к  нему  домой  не  было  смысла,  неизвестно  когда  тот  там  появится. Да  и  неблизкий  это  путь. Оставалось  одно,  спрятать  рюкзак  с  деньгами  в  удобном  месте,  чтобы  забрать  их  тогда,  когда  она  пойдет  к  Большой  земле.  У  Леоны  имелся  такой  тайник,  и  о  нем  знали  только  они  с  братом.

    Ускорив  шаг,  Лиса  свернула  с  тропы,  намереваясь  до  полудня  добраться  до  ущелья  но,  не  пройдя  и  двадцати  метров,  угодила  в  клумбу  Ползучей  травы.  Занятая  своими  мыслями  она  не  заметила  в  густой  траве  цветущие  плети  аномалии.  Мощная  лоза  в  одно мгновение  опутала  ей  ноги,  цепляясь  липкими  щупальцами,  и  Леона  потеряв  равновесие,  рухнула  на  землю.  Растение  было  немолодое  и  развитое,  десятки  крупных  красных  цветов  в  один  миг  присосались  к  ней,  вонзив  сквозь  одежду  в  ее  тело  тонкие  и  острые  хоботки. Другая  плеть  пыталась  опутать  руку,  но  Лисе  удалось  высвободить  ее  и  достать  из  кармана  куртки  нож.  Орудуя  им  как  мачете,  она  принялась  рубить  стебель  плети,  ощущая  новые  уколы  от  присасывающихся  цветов. Справиться  с  ней   было  нелегко,  перерубить извивающуюся  упругую плеть  не  так-то  просто. Прижав  растение   свободной  рукой  к  земле,  Леона  вцепилась  зубами  в  стебель,  пытаясь  его  удержать  на  одном  месте,  но тут  же,  получила  по  лицу  другим  отростком.  Растение  словно  большой  осьминог  старалось  опутать  ее  со  всех  сторон,  но  Леона  не  сдавалась.  Пытаться  сломать  или  оторвать  голыми  руками  лозу  не  было  смысла,  и  она  продолжала  рубить  самую  мощную  и  активную  плеть,  на  которой  росло  больше  цветов. Когда  же  ей  все-таки  удалось  справиться  с  ней,  первым  делом  Лиса  вырвала  из  своего  тела  присосавшиеся  цветы,  насчитав  девятнадцать  штук. С  остальными  отростками,  более  тонкими,  она  разделалась  быстро,  отрубив  их  под  самый  корень.

    - Как  я  вас  ненавижу! - процедила  Леона  сквозь  зубы,  ощущая  на  губах  горьковатый,  отдающий  железом,  привкус  Ползучей  травы.

    С  таким  развитым  растением  она  столкнулась  впервые,  и  если  бы  ей  не  удалось  вытащить  нож,  то  неизвестно  кто  бы  победил  в  этой  схватке.  Крови  цветы  успели  высосать  немного, но  она  все  же  чувствовала  легкое  головокружение. Подхватив  с  земли  рюкзаки  и  винтовку, Лиса  не  спеша  побрела  дальше,  теперь  более  внимательно  глядя  под  ноги  и  по  сторонам.

    До  подножья  ущелья  она  добралась  быстрей,  чем  планировала,  но  входить  в  узкую  расщелину  между  скал  сейчас  не  собиралась.  Лес  здесь  был  значительно  гуще,  деревья  росли  на  каменистой   поверхности, и  издалека  казалось,  что  горы  покрыты  плюшем. Чуть  в  стороне  от  ущелья  тянулся  глубокий  овраг,  поросший  огромными  лопухами,  вот  туда-то  Лиса  и  направилась. Спустившись  по  довольно  крутому склону,  она  сняла  с  плеча  винтовку  и,  прислушиваясь  к  шорохам,  пошла  вдоль  оврага. Лопухи  возвышались  над  ней,  раскинув  огромные  листья,  словно  зонты,  и  в  непогоду  здесь  можно  было  бы  укрыться  от  дождя.  Сравнение  листьев  с  зонтами,  всколыхнули  в  памяти  Леоны  воспоминание  о  матери,  а  точнее  об  ее  большом  и  ярком  зонтике,  висевшем  в  прихожей. Однажды  играя  с  ним,  она  сломала  несколько спиц,  случайно  наступив  на  него,  и  брат,  чтобы  спасти  ее  от  наказания,  сказал,  что  зонт  испортил он.  Мать  Геллерта  наказывать,  конечно, не  стала,  ведь  она  догадывалась,  что  он  ни  в  чем  не  виноват. И  наверняка  ждала,  что  Леона  сознается  сама  в  проступке. Лиса  никогда  и  ни  в  чем  не  сознавалась.  Какие  бы  гадости  она  не  делала  в  детстве,  да  и  потом, всю  ответственность  за  нее  брал  на  себя  брат. 

    От  этих  воспоминаний  у  Лисы  не  возникло  угрызение  совести,  ей  не  захотелось  застрелиться  или  сделать  что-то  подобное,  но  она  в  очередной  раз  почувствовала,  как  ей  не  хватает  Геллерта. Сейчас  бы  сгрузила  на  него  оба  рюкзака,  а  сама  бы  шла  рядом  счастливая,  поплевывая  на  весь  мир  с  большой  колокольни.

    За  гущей  лопушиных  зарослей  должна  была  находиться  пещера,  вымытая  когда-то в  каменисто-глинистом  грунте  водным  потоком.  Это  место  нашел  Геллерт,  когда  им  было  по  двенадцать  лет.  С  тех  пор  они  здесь  ни  разу  не  были.  Но  подходя  сейчас  к  заветному  месту,  Леона  почувствовала тревогу. Слегка  примятая  трава  и  свежий  сломленный  лист  лопуха  ясно  говорили  о  том,  что  в  пещере  кто-то  есть.  Сбросив  рюкзаки  на  землю,  она  сняла  винтовку  с  предохранителя  и,  выставив  ее  вперед,  раздвинула  лопушиный  куст. Если  кто-то  и  был  в  пещере,  то  он  наверняка  затаился.   Сделав  несколько  осторожных  шагов,  Лиса  вошла  в  пещеру  и  тут  же  оказалась  в чьих-то  крепких  тисках.  Этот  кто-то  чуть  не  сломал  ей  шею,  обхватив   рукой.  Бросив  винтовку  на  землю,  Леона  попыталась  высвободиться,  но  неизвестный  и  сам  уже  ослабил  хватку.

    - Не  ожидал  тебя  тут  встретить, - услышала  она  голос  Кочевника.

    Леона  раздраженно  оттолкнула  от  себя  Карима,  освобождаясь  от  его  рук.

    - Ты  знал,  что  Аспид  жив? – спросила  она, пристально  глядя  на  проводника. – Знал?

    - Откуда? Так  это  он  напал  на  лагерь?  Сколько  у  него  людей?

    - Я  видела  Дакоту, Француза, Снайпера и  еще одного, не знаю  его прозвища.  

    - Не густо. Когда  началась  перестрелка,  я  подумал,  что  вояки  нагрянули.  В  поселке  Норвуда  поговаривали,  что  скоро  Зону  захватят  военные,  будут  строить  здесь  базы  и  полигоны.

    - Врут. Как  ты  нашел  это  место?

    - Случайно.  Хотел  отсидеться  здесь  некоторое  время.  Как  там  все  закончилось?

    - Ты  сбежал  как  трусливый  заяц, - сказала  она  с  презрением.

    - Да  и  ты  я  вижу  здесь, - Карим  улыбнулся,  и  эта  ухмылка  совсем  не  понравилась  Лисе.

    - Лагерь  разбит. Отца  убили.

    - Я  знал,  что  этим  все  закончится.  Во  всем  виноват  твой  братец.  Если  бы  он  не  убил  Дюка,   мы   не  прошляпили  бы  лагерь. Дюк  не  позволил  бы  захватить  себя  врасплох.  Крайту  далеко  до  него.

    - Да  пошел  ты  к  черту  со  своим  Дюком! – разозлилась  Лиса. – Сам-то  хорош, услышал  первый  выстрел  и  сразу  в  окно  бежать.  Военные  ему  примерещились. Что  же  ты  не  схватил  автомат  и  не  кинулся  в  бой?

    - А  где  был  твой  брат?  Почему  он  не  защищал  лагерь?

    - Оставь  Геллерта  в  покое,  он,  возможно,  ничего  не  знает  о  перестрелке.  Уверена,  если  бы  он  находился  в  лагере,  то  не  стал  бы  сбегать  как  ты.

    - Ну  ладно.   Что  сделано, то  сделано.  Думаю,  все  еще  утрясется. Аспид  рано  или  поздно  покинет  Черную  землю,  а  пещера  Забвения  никуда  не  денется.  Мы  с  тобой  можем  забрать  этот  бизнес  себе.  С  контрабандистами  я  договорюсь,  людей  для  охраны  найду.  Как  ты  на  это  смотришь?

    - Без  меня.  Я  ухожу  на  большую  землю.

    - Что  ты  там  будешь  делать? Что  ты  умеешь?  Разве  что  встанешь  у  какой-нибудь  грязной  забегаловки  снимать  клиентов.

    - Заткнись! У  меня  есть  деньги,  и  если  ты  меня  проведешь  к  Большой  земле,  я  тебе  хорошо  заплачу.

    - Откуда  у  тебя  деньги?  Папашу  ограбила?

    - Не  твое  дело!

    - Покажи,  где  они  у  тебя?  Я  не  стану  верить  тебе  на  слово.

    Лиса  вышла  из  пещеры  и  тут  же  вернулась  обратно  уже  с  двумя  рюкзаками.  Вскрыв  один  из  них,  она  показала  Кочевнику  содержимое  рюкзака.  Взглянув  на  тугие  пачки  денег, Карим  довольно  ухмыльнулся.

    - Вот  это  улов.  Давай  поступим  по  другому, эти  деньги  я  заберу  себе,  но  и  тебя  не  брошу. Ты  станешь  моей  женщиной.

    - Иди  к  черту! Не  будет  этого.

    - Ты  плохо  меня  знаешь. Отца  твоего  убили,  брат  неизвестно  где.  На  что  ты  надеешься?

    - На  себя.

    - Брось, в  первый  же  день  за  периметром,  тебя  облапошит  какой-нибудь  прохвост.  Ты  и  глазом  моргнуть  не  успеешь. О  моих  чувствах  к  тебе  ты  знаешь,  мы  могли  бы  неплохо  устроиться, прибрав  к  рукам  пещеру  Забвения.

    Кочевник  схватил  Лису  за  руку  и  притянул  к  себе,  пытаясь  поцеловать. Леоне  с  трудом  удалось  вывернуться,  при  этом  она  больно  пнула   Карима  по  ноге,  чем  только  разозлила  его. В  ответ  он  наотмашь  вмазал  ей  рукой  по  лицу.   От  его  удара  Лиса  отлетела  к  стене  и  сползла  на  землю.

    - Ты  думала,  что  я  шучу? Не  хочешь  по-хорошему,  будет  по-плохому.

    Леона  быстро  встала  на  ноги  и  попыталась  проскочить мимо  Кочевника  к  выходу,  но  новый  удар  в  живот, заставил  ее  согнуться  пополам. От  боли  она  не  могла  дышать.

    - Геллерт  убьет  тебя, - с  трудом  выдохнула  Лиса.

    - Аспид  найдет  его  быстрей,  чем  он  меня.  Или  ты  забыла,  что  твой  братец  задолжал  ему?

    - Тогда  я  сама  тебя  убью!

    - Попробуй.

    Новый  удар  откинул  Леону  вглубь  пещеры.  Упав  на  землю,  она  ударилась  головой  о  торчавший  из  земли  камень  и  на  миг  потеряла  сознание.  Словно  сквозь  сон  она  чувствовала  на  своем  теле  руки  Кочевника.  Он  не  спеша  раздевал  ее,  гладил  по  обнаженной  гладкой  коже,  осыпал  поцелуями. Ничего  кроме  болезненных  ощущений  она  не  испытывала.  Болели  не  только  те  места,  куда  были  нанесены  удары,  но  и  душа.  Уязвленная,  униженная  и  все  же  непокорная,  отчего  было  еще  больней.  Девственницей  Леона  не  была,  первым  ее  мужчиной  стал  проводник  одиночка,  которого  она  встретила  в  баре  Норвуда.  Ни  имени  его,  ни  лица,  уже  не  помнила.  Тогда  ей  было  пятнадцать   лет,  и  она  накурилась  какой-то  дури.  Возможно  этот  же  проводник  и  угостил  ее  галлюциногеном. Лиса  провела  в  его  комнате  несколько  дней, практически  не  приходя  в  себя.  Оттуда  с  трудом  ее  вытащил  брат.  А  Лиса  хотела  уйти  с  тем  проводником…

    «Как  же  его  звали?».

    Были  еще  мужчины  в  ее  жизни,  но  почему-то  вспомнился  только  он. Сейчас  Леоне  было  приятней  думать  о  забытом  парне,  о  котором  она  не  вспоминала  десять  лет,  чем  о  том,  что  делал  с  ней  Кочевник.  И  когда  все  закончилось,  она  проговорила:

    - Я  тебя  ненавижу…

    - Да  мне  плевать, - послышалось  в  ответ.

    Кочевник,  прихрамывая  на  левую  ногу,  прошел  к  выходу  и  прислушался.  Птицы  галдели  мерно,  не  пугливо,  а  значит,  никого   чужого   в  округе  нет.  Присев   возле  ее  рюкзаков,  он  вскрыл  второй   и,  порывшись  в  нем,  достал  оттуда  пакет  с  мясом  и  лепешки.

    - Молодец  что  взяла  еду,  я  голодный  как  волк.  Ты  есть  будешь?

    - Нет! – проговорила  сквозь  зубы  Леона,  пытаясь  натянуть  на  себя  одежду,  трясущимися  от  злости  руками.

    - Ну  и  зря. Силы  надо  беречь.  Я  не  собираюсь  нести  тебя  на  руках.

    Кочевник  сидел  к  ней  спиной,  с  удовольствием  поедая  уже  остывшее  жареное  мясо.  Лиса  осторожно  за  ремень  подтянула  к  себе  винтовку,  поднялась  на  ноги, и  нацелила  ее  на  Карима. Но  выстрелить   не  успела,  словно  почувствовав  опасность,  проводник  резко  повернулся  и  бросил  в  нее  нож,  который  тут  же  вонзился   Леоне  в  плечо.  От  неожиданной  боли  Лиса  дернулась  и  нажала  на  курок.  Пуля  пролетела  прямо  над  головой  Кочевника,  едва  не  задев,  и  вошла  в  глиняную  стену  пещеры  позади  него. Быстро  вскочив  на  ноги,  Карим  в  ярости  выхватил  из    рук  Леоны  оружие  и,  размахнувшись,  ударил  ее  прикладам  по  левой  стороне  лица.  Перед  глазами  Лисы  внезапно  промелькнула  залитая  солнцем  желтая  цветущая  поляна,  по  которой  они с  братом,  еще  десятилетние  дети,  бегут,  обгоняя  друг  друга. Их  рыжие  волосы  растрепались,  в  глазах  искорки  веселья…

    Падая  на  землю  и  медленно  теряя  сознание,  Леона  мысленно  тянула  к  брату  руки,  но  никак  не  могла  до  него  дотянуться,  чтобы прижаться  к  нему,  согреться,  спастись…

                                                                     ¤ ¤ ¤

    Рабов  выпустили  из  барака,  когда  взошло  солнце.  Худые, с  серыми  лицами,  с  пустыми  взглядами  они  стояли  во  дворе,  не  понимая,  что  уже  свободны.  Их  осталось  трое,  четвертый  умер  ночью.

    - Вы  свободны, - сказал  Аспид. – Мы  поможем  вам  вернуться  на  Большую  землю.

    В  ответ молчание  и,  ни  каких  эмоций  на  лицах.

    - Их  надо  сначала  откормить  и  дать  хотя  бы  неделю  на  отдых,  чтобы  организм  избавился  от  ядов  Серой  плесени, - посоветовал я. – Сомневаюсь,  что  они  тебя  вообще  понимают.

    - Да  я  уже  догадался.  Проследи  за  ними.  Надо  найти  Кота, чтобы  он  осмотрел  их.  Может,  приготовит  им  зелье  какое-нибудь  для  очищения  организма.

    - Где  же  его  искать?  Думаю,   если  он  сам  не  захочет  пообщаться  с  нами,  то  вряд  ли   появится.

    - Захочет.  Куда  он  теперь  денется, - Аспид  взглянул  в  сторону  мертвых  тел,  лежащих  вдоль забора. – Скоро  один  останется.  Пока  его  нет,  можешь попробовать оживить  их  своими  средствами. Если  помрут,  спишешь  на  отравление  пыльцой  плесени.

    Мы  собрали  всех  убитых  противников и  сложили  в  одном  месте.  Ромина  осмотрела  их  и  подтвердила,  что  не  хватает   троих  охотников,  Кочевника  и  Геллерта. Остальные  все  были  здесь.  С  нашей  стороны  потерь  не  было,  только  незначительные  ранения.  

    Случайно  взглянув  на  мертвого  охотника,  я  заметил  рукоятку  ножа,  торчащую  из  его  кармана,  серебряную,  покрытую  узором. Где-то  я  уже  подобное  видел.  Взяв  нож  в  руки,  я  повернул  его  другой  стороной  и  обнаружил  клеймо  Инграма.  Он  был  выкован  в  оружейной  мастерской  Городских  развалин.

    - Это  нож  Ханны, - сказал  Аспид.

    Я  протянул  ему  нож  и  спросил:

    - Ты  узнал,  где  она?

    - Лиса  сказала,  что  Ханна  ушла  с  Геллертом.

    - Думаешь, правда?

    - Зачем  ей  врать?

    - Ну,  мало  ли.  И  куда  они  ушли?

    - Не  спросил, началась  перестрелка.  Хотел  позже  поговорить  с  ней.  Не  дождалась.  Ханна  ведь  тоже  считает,  что  меня  уже  нет.

    По  лицу  Аспида  было  незаметно,  что  на  самом  деле  он  чувствовал.  Но  судя  по  последним  словам,  Лерой явно  задумывался   над  тем,  что  Ханна  вероятно  сейчас  уже  с  Геллертом. Прояснить  все  могла  только  Лиса,  но  и  та  исчезла.

    - Может,  Кот  знает,  где  их  искать? – предположил  я.

    - А ты  спроси  у  него, - вмешалась  в  наш  разговор  Ромина,  сидящая  неподалеку  от  нас  на  ступеньках  крыльца. – В  кабинете  Крайта  лежит  рация.  Если  рация  Кота  не  разрядилась,  он  тебе  ответит.

    Мы  с  Аспидом  переглянулись  и,  не  говоря  ни  слова,  быстро  пошли  в  дом. Войдя  в  кабинет, на  столе  обнаружили  рацию, торчащую  на  подзарядке. Лерой  взял  ее  и, нажав  на  кнопку,  позвал:

    - Кот,  отзовись.

    В  ответ  тишина.

    - Может  у  него  разрядилась  рация? – предположил  я.

    - Или  он  не  хочет  с  нами  разговаривать, - сказал  Лерой.

    Мы  вызывали  знахаря  еще  несколько  раз,  но  он  не  хотел  отзываться.  Подождав  несколько  минут,  мы  плюнули  на  него,  и  отправились  заниматься  делом,  а  дел  хватало.  Так  как  мы  планировали  задержаться  в  лагере  еще  на  некоторое  время,  надо  было  прибраться  тут  и  избавиться  от  мертвых  тел.  Про  отсутствующих  трех  охотников  никто  не  забывал,  поэтому  Ворон  отправился  на   вышку,  наблюдать  за  территорией.  Сгрузив  поочередно  тела  противников  на  носилки,  мы  вынесли  их  подальше  в  лес  и  завалили  еловыми  ветками.

    - Собаки  ночью  сожрут, - проговорил  Снайпер, глядя  с  сожалением  на  зеленое  еловое  покрывало.

    - Не  жалей.  Они  скормили  бы  тебя  живьем  Серой  плесени, - ответил  Француз.

    - У  меня  тут  одно  дело  есть  незаконченное, - признался  Снайпер. -  Поможете?

    - Какое? – спросил  я,  закуривая.

    - Надо  убить  Гидру. За  Шустрого.

    - Завтра  убьем. На  сегодня  хватит  смертей, - сказал  Француз. Он  повесил  винтовку  на  плечо  и  пошел  в  сторону   лагеря,  волоча  за  собой  носилки.  Снайпер  побрел  следом.

    Я  постоял  еще  несколько  минут  у  еловых  холмиков,  медленно  затягиваясь  и   думая  о  том,  что  табак  Ворона  уже  заканчивается,  и  надо  бы  запастись  листьями  Дикой  груши.  Докурив  самодельную  сигарету, бросил  окурок  на  землю  и  хорошо  растер  ее  подошвой  ботинка.  И  вдруг  вспомнил  о  Лисе,  ведь  она  не  могла  далеко  уйти  и  наверняка  затаилась  где-то  поблизости. Беззащитная  и  голодная.

    «Может,  отправилась  к  брату? Ведь  она  должна  знать,  где  находится  ее  близнец?».

    Очистив  лагерь  и  осмотрев  каждый  уголок,  мы  расположились  в  баре.  Еды  и  спиртного  здесь  оказалось  достаточно,  чтобы  не  покидать  это  место  долгое  время. Затопили  баню,  чтобы  помыться  самим  да  постирать  одежду,  благо  речка  протекала  неподалеку  от  лагеря. В  дозоре  решили  стоять  по  двое и  не  на  вышках,   ведь охотники  хорошие  стрелки  и  снять  дозорного  им  не  составит  труда. Рабы  постепенно  пришли  в  себя,  осознав,  что  власть  сменилась,  и  теперь им  не  надо  лезть  в  пещеру, чтобы  добывать  смолу  плесени.  Все  трое  оказались  бывшими  туристами,  которых  привел  в  лагерь  Черный  проводник.

    - Он  обещал  нам  показать  пещеру  Забвения, - сказал  Алвар,   и  залпом  выпил  виски,  налитый  в  кружку.

    - Ну  не  обманул  же, - усмехнулся  Снайпер. – Насмотрелись?

    - Видеть  ее  больше  не  могу, - проговорил  Дэвид. – Моего  брата  сожрала  Гидра.  А  я  стоял рядом  и  не  мог  ему  помочь.

    - Долго  будем   вспоминать  эту  проклятую  Зону, - добавил  Сол. Его  заметно  потрясывало,  как  конченого  наркомана. – Сжечь  ее  надо  дотла.  Всю  без  остатка.

    - Встречу  Кочевника – убью! – Алвар снова  плеснул  в  свою  кружку  порцию  виски.

    Уютно  развалившись  на  лавке,  я  прислушивался  к  разговору  и  чувствовал,  что  меня  клонит  в  сон.   Ворон  и  Француз  ушли  в  дозор,  и  через  несколько  часов  мы  с  Лероем  должны  были  их  сменить.  Аспид  сидел,  привалившись  спиной  к  стене,  держа   тлеющую  сигарету  в  руке, начатая   бутылка  бренди стояла  перед  ним  на  столе. Рядом  лежала  рация,  прихваченная  из  кабинета  Крайта.  Лерой больше  не  вызывал  Кота,  но  я  был  уверен  что он  ждал  когда  тот  отзовется  сам.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Paprika1970
    Категория: Фантастика
    Читали: 31 (Посмотреть кто)

    Размещено: 28 апреля 2019 | Просмотров: 47 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.