«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 10
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     9518765188 (18-го, 29 лет)
  •     Anatoliy (18-го, 70 лет)
  •     Tenderness (18-го, 36 лет)
  •     ZucuMuzu59 (18-го, 25 лет)
  •     балерина (18-го, 6 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2646 Кигель
    Флудилка Поздравления 1801 Lusia
    Литература Впервые слышу такое слово и выражение! 11 Моллинезия
    Стихи ЖИЗНЬ... 1656 Lusia
    Флудилка Курилка 2236 Моллинезия
    Проза Галлерея портретов вымышленной династии (цикл иллюстрированных саг) 10 Зелёный-Мох
    Флудилка Время колокольчиков 211 Моллинезия
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 619 Сталь.
    Флудилка Рассуждения о соклубниках. 63 Моллинезия
    Стихи Стихи для живых 89 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Груз первоочередной важности

    В «Сытом кабане» останавливаться в прошлом мне доводилось не один раз, но второй этаж всегда поражал до глубины души своей роскошью. Белые и черные статуи из мрамора вытянулись вдоль стен, будто бы охраняя сдаваемые зажиточным торговцам и представителям других поселений номера. Обнаженные мужчины и женщины, плотники, шахтеры, писари и даже древние воины, в угловатых, явно из толстой стали, доспехах – все они настороженно смотрели на чужака с карабином, крадущегося по темному, будто бы бесконечному коридору. На стенах висели картины в массивных деревянных рамках. Довоенные: странные, слишком яркие, четкие, жизнерадостные, нереальные. А вперемешку с ними полотна, написанные современниками – их выдает серость, мрачные оттенки, такие привычные глазу, такие настоящие….

    Я продвигался дальше по коридору, оставляя грязными ботинками на мохнатых коврах неряшливые кляксы. Было тихо. Каждая дверь неизменно встречала запертым замком, а если внутри кто и прятался, то ничем не выдавал своего присутствия. Да, кто-то из постояльцев мог сейчас отдыхать в другом месте, но чтобы все сразу…. Подозрительно.

    Окно в конце коридора было открыто и сквозняк ласково трепал занавески, снаружи все также накрапывал заунывный дождь. Тишина на улице неприятно удивила. Да, «Сытый кабан» находится на отшибе, вдали от праздной шумихи, но после того, какую перестрелку мы здесь устроили, полгорода уже должно стоять на ушах. Только вот никакой суеты по этому поводу я не наблюдал: ни вооруженного патруля, ни толпы зевак, ни даже какого-нибудь одинокого забулдыги. А значит, с вероятностью в сто процентов, Гробовщик свою десятку у меня честно выиграл.

    Кроме пары сараев на заднем дворе, рядом с таверной других построек не наблюдалось, до ближайшего дома где-то метров триста по пустырю. Если засада и была, то сектанты наверняка прятались в аккуратно подстриженных кустах, густым кольцом окружавших «Кабана», поэтому я решил пару минут понаблюдать за обстановкой и собраться с мыслями.

    В голове уже сложилась примерная картина произошедшего. Прокаженные пришли за Ключником, это очевидно. Они знали, что у него в «Кабане» назначена встреча, но не были в курсе с кем и во сколько. Поэтому четверо переодевшихся в старателей головорезов дожидались нас в таверне. Усатый бармен и вышибала наверняка внедрились уже давно и работали информаторами. Ну а тип с винтовкой, которого застрелил Ключник, присматривал за вторым выходом, на случай, если кто-то из нас попытается убежать. Только ошибся он – нужно было или на улице ждать, пока сами под пули выбежим, или идти в таверну раньше. Может, задремал или еще что.

    В целом, план хороший, подвели детали – ни один старатель никогда не пошел бы пропивать заработанные деньги в «Сытого кабана». Да и я весь день был на взводе, чувствовал же, что дело мутное, поэтому сразу зацепился взглядом за подозрительную компанию. Приоденься сектанты в зажиточных торговцев, вполне возможно, что это мое тело с простреленной головой сейчас обыскивали бы там внизу.

    А ведь не так уж и прост этот Ключник! Неужели он настолько важен, что из-за него внутри городских стен кто-то рискнул начать перестрелку? Ну, ничего – как выберемся отсюда, поговорю с ним по душам. Хотя бы перед Балахоном пускай объяснится. Сектанты, хоть и не добились своего, но застрелили двух хороших парней….

    Я уже собрался уходить, чтобы обыскать подсобные помещения на первом этаже и не терять понапрасну время, как вдруг заметил движение внизу. А вот и гости! Несколько темных фигур тихо пробирались по кустам в сторону таверны, навскидку человек восемь-десять, точнее сложно сказать из-за темноты. Крадутся аккуратно, без лишнего шума, еще и дождь  глушит посторонние звуки. Никаких сомнений – это за нами. Стрелять в людей не хотелось, но сегодня я уже пролил кровь и, судя по тому, как обернулось дело, далеко не в последний раз. За это Ключник мне тоже ответит. Но не сейчас. Сейчас нужно что-то решать с разделившимися на две группы сектантами. Все предельно просто и понятно – окружат таверну, блокируют обе двери и начнут штурм, а может даже, и подожгут здание. Я вздохнул – выбора у меня точно не оставалось.

    Легкий карабин удобно прильнул деревом приклада к плечу, неожиданно напомнив первое ружьецо, подаренное чуть ли не прыгающему от радости Кобольду на восьмилетие. Только стреляла моя новая игрушка уже не свинцовыми шариками, а тупоголовыми патронами калибра 7,62. Дульные вспышки на мгновение осветили темный двор, намертво врезав в память картинку – далекие огни городского веселья за пустырем, угловатые силуэты деревянных сараев, кусты и сектанты в них, застигнутые мною врасплох. Впрочем, стоит отдать им должное, отреагировали быстро, после первых выстрелов бросившись на землю, будто сбитые удачным выстрелом мишени в тире. И я изо всех сил ухватился за спасительную соломинку. Очередная ярмарка, привезенный с хуторов и ферм урожай, конкурсы на забитой до отказа городской площади. Метание копий, стрельба из лука и винтовки, кулачные бои, поднятие тяжестей и перетягивание каната – типичный набор ярмарочных развлечений. Я стою у стенда и, под улюлюканье толпы, стреляю по движущимся из стороны в сторону мишеням, быстро переводя ствол с одной на другую. Где-то за спиной довольно улыбается Гробовщик, понимая, что из-за двух моих досадных промахов награда в очередной раз уйдет ему. А затем около уха просвистела пуля, моментально уничтожив такую приятную иллюзию.

    Я выругался и, бросившись на пол, пополз обратно к лестнице – потенциал позиции был исчерпан, да и изначально не планировалось удерживать ее до конца. Десятки пуль решетили все вокруг, осыпая меня щепками, осколками дорогих статуй и пыльной крошкой. Судя по выстрелам, арсенал у нападавших был солидный: помимо привычного треска десятизарядных карабинов и мощного грохота винтовок, в дело периодически вступали трещотки автоматов. А еще кто-то пронзительно кричал от боли – значит, пару-тройку минут я нам выиграл.

    Сбежал по лестнице, на ходу сменив магазин. Внизу обстановка практически не поменялась – разве что тела погибших Митяя и Гаса оттащили в угол, накрыв лица тряпками. Правильно. Негоже, конечно, их тут бросать, но выбора не оставалось, поэтому надо было уважить ребят хотя бы таким образом.

    Гробовщик бросил на меня быстрый взгляд, но я только отмахнулся. Перескочил через мертвого усача и ворвался в подсобные помещения с карабином наперевес. Очередной коридор, сразу же вызвавший раздражение, но всего три двери – две обычных, а вот третья – массивная, с тяжелым висячим замком. За ней явно пряталось что-то интересное, но ключа у меня не было, поэтому я решил поискать его в других комнатах.

    Первую открыл пинком, чуть не снеся ее с петель. Карабин описал дугу, но внутри, конечно, никого не оказалось. Просторная квадратная комната, очевидно кухня, с массивным разделочным столом посередине и очагом в дальнем конце. Разделанная кабанья туша, которой, видимо, не суждено было поджариться этим вечером, аккуратно нарезанные овощи, аппетитно булькающий котелок с бульоном на огне…. Запах соответствующий, чуть слюнки не побежали. Выглядит так, будто кто-то готовил здесь ужин для дорогих постояльцев, да так все и бросил. Причем бросил совсем недавно. Интересно, а куда это подевалась вся прислуга? Я честно обыскал комнату, заглянув даже под стол – никого, только время зря потерял. Но ничего, позади меня ждали еще две двери, и я был уверен, что ответы на вопросы ждут за одной из них.

    Дальше решил воспользоваться уже отработанной методикой. Мощный пинок, дверь с треском распахнулась, впечатавшись в конце своего короткого пути в стену и открыв глазам ряды стеллажей и полок с горшками, кувшинами, коробками и мешками – кладовая. Мозг еще не успел обработать информацию, как по ушам ударил пронзительный визг и по комнате метнулся размытый силуэт. Прыжок из прохода в сторону, на рефлексах, прочь с линии огня, ствол карабина следом за силуэтом в угол. Два выстрела. Неведомым чудом я, разобравшись, все же успел в последний момент увести оружие в сторону, и пули, предназначенные перепуганной кухарке, разнесли вдребезги горшок с какой-то крупой, брызнувшей вместе с осколками этого горшка во все стороны. 

    – Дура! – заорал я больше от испуга. И еще раз пнул дверь, чтобы хоть как-то выплеснуть эмоции и успокоиться. – А если бы я тебя пристрелил?!

    Кухарка на мой вопрос естественно не ответила. Сидела, скрючившись в углу, и рыдала, закрыв лицо ладонями. Возможно, кто другой на моем месте, и бросился бы к ней, торопливо обнял, бормоча на ухо неловкие слова извинений. Но только не я. Перед глазами в очередной раз пронесся вырезанный залетной бандой хутор, скалящийся провалами окон недогоревший сельский трактир и чудом уцелевшая девчонка-разносчица. И Радмир. Радмир – опытный стрелок из охраны каравана. Радмир – парень, с доброй, для человека его ремесла, душой, выросший на похожем хуторе. Радмир, попытавшийся успокоить обезумевшую от страха девчонку и получивший от нее в живот нож. Я стоял на месте.

    Время, которое дал мне на поиски Гробовщик, уже давно закончилось, как, наверное, и те выигранные в перестрелке с сектантами минуты. А я к цели так и не приблизился, стоя в тесной кладовой и смотря на плачущую женщину, которую сам же чуть и не убил меньше минуты назад.

    – Как тебя зовут? – вопрос прозвучал глупее некуда, но нужно было как-то завязать диалог.

    Она удивленно покосилась на меня, даже прекратив реветь от неожиданности. Уже неплохо, есть контакт. Теперь я смог разглядеть ее лучше – моложе, чем сначала показалось,  навскидку лет тридцать пять, с симпатичным, пускай сейчас и заплаканным лицом. Узкая полоска губ, голубые глаза, под которыми протянулась небольшая сеточка морщин, выдававшая возраст, из-под платка торчит непослушная прядка русых волос. Сколько таких кухарок и горничных я повидал за свою жизнь даже и не счесть, но в ней помимо заурядности было и что-то странное. Понять бы еще, что именно.     

    – А тебе какое дело? Давай, стреляй, чего ждешь? – Ее реакция меня обрадовала, лучше уж пускай бросается оскорблениями и упреками, чем молча рыдает, замкнувшись в себе.

    – Если не хочешь, можешь не говорить. Я не хотел в тебя стрелять, просто подумал, что ты одна тех психов, которые стреляют наверху.

    – Ты глаза сначала разуй, а потом уже пали во все подряд, – проворчала она, поднимаясь на ноги и вроде бы окончательно успокоившись. – Меня Ирия зовут.

    – А я Радим, – соврал я, натянув на лицо самую теплую доброжелательную улыбку, на какую только был способен. – Ты здесь прячешься?

    – Как все началось, сразу и схоронилась. Думала, стражу дождусь, но вместо них ты, ненормальный, объявился. Ты кто вообще такой?

    – Простой посетитель. С другом договорился о встрече, а тут такая заварушка. Пару бандитов мы подстрелили (я намеренно не стал говорить, что мы имеем дело с сектантами, чтобы не пугать ее лишний раз), но остальные окружили здание и уходить не собираются.

    – А здесь что забыл? Тоже прячешься? – Не совсем, – уклончиво ответил я, подбирая слова. – Не хочу тебя расстраивать, но стражников ты вряд ли дождешься.

    – Почему это? – недоверчиво прищурилась Ирия. – Даже после одного выстрела сюда бы давно нагрянул патруль. Я знаю, уж поверь. Но до сих пор никого нет.

    – На что ты намекаешь? Думаешь, они подкупили стражу? – женщина фыркнула. – Бред собачий! Это невозможно. – Не хочешь – не верь, дело твое. Я пошел, а ты можешь и дальше прятаться. Только подумай хорошенько, что они с тобой сделают, когда здесь найдут.

    На пару минут в комнате снова повисла тишина, женщина явно крепко задумалась над моими словами. Наверняка сейчас стремительно рушился мир, который она знала, поэтому я ее не торопил. Хотя и нервничал все сильнее от напрасной траты времени.

    – У тебя ведь есть какой-то план? – наконец, выдавила она, по всей видимости, приняв окончательное решение. – Вроде того, но нужна твоя помощь. Ты давно здесь работаешь?

    – Да… Где-то год, может больше… А что?

    – Тогда ты точно должна знать. Отсюда есть еще какие-то выходы?

    – Да, есть один. На задний двор, – подозрительно быстро протараторила Ирия. – Нужно вернуться обратно в зал. Дальше по длинному коридору и в дверь на улицу. А там за сараями есть пара тропинок в кустах, можно скрыться от кого угодно.

    – Я что, дурак по-твоему? Зубы не заговаривай, прекрасно же поняла, о чем речь. Дом окружен! Есть еще что-нибудь?

    Женщина замялась, неубедительно отведя взгляд в сторону.

    – Говори!

    – В подвале вход в тоннель.

    – Тоннель?

    – Да, тоннель! Уши прочисти, если с первого раза не понимаешь! По нему пару раз в неделю доставляют товар, я случайно подсмотрела. Что именно не знаю, всегда в мешках или ящиках. Хозяин точно в курсе, только он уехал вчера по каким-то делам, сказал, не знает, когда вернется.

    Я присвистнул. Ну, конечно же! Теперь все сходится. Откуда у хозяина заведения, которого, насколько помню, звали Эдгар Бирн, а за глаза Окурок, деньги, чтобы содержать такое заведение? Даже с учетом завышенных цен, при всем уважении, прибыль от сдачи нескольких комнат явно не настолько большая, чтобы покрыть все расходы. Девочек для привлечения клиентов тоже нет. Кухарки, вышибалы, бармены – обслуги немного, с десяток человек всего, но и им платить чем-то надо. А контрабанда как раз гарантирует неплохой заработок, часть из которого наверняка идет кому-то выше. В этот же раз Окурку наверняка предложили очень крупную сумму – только вместо мешков с запрещенным товаром всего-то нужно было пропустить через дверь в подвале отряд вооруженных «старателей». Деньги он взял, но сообразил, что дело рисковое – вот и свалил заблаговременно из города куда подальше. И вряд ли вернется теперь.

    – Подвал ведь за толстой дверью? – спросил я, уже прекрасно зная ответ на свой вопрос. Она кивнула. – А где ключ знаешь?

    Снова утвердительный кивок.   

    – Тогда веди.

    Ключ прятался в одном из многочисленных горшков, и Ирия торжествующе потрясла им перед моим лицом. Я только пожал плечами и пропустил ее вперед, готовый в любой момент выстрелить, если ситуация выйдет из-под контроля. Благо, далеко идти не пришлось, а коридор был все таким же тихим и пустым, так что путь до следующей двери занял у нас несколько секунд. Массивный замок открылся без единого скрипа – не соврала кухарка, пользовались им часто.

    За дверью нас уже ждала темнота, и Ирия со сноровкой зажгла снятый со стены факел. Пламя тут же скользнуло вперед, осветив узкую лестницу с кривыми, покрытыми выбоинами ступенями. Она, насколько позволял рассмотреть свет, уходила вниз на добрый десяток метров, а потом сворачивала влево. Да, и вправду слишком глубоко для обычного подвала. Интересно, как они оттуда наверх каждый раз поднимают пивные бочки? Мне бы не очень хотелось заниматься такой работой.

    Убедившись, что на лестнице нет никого враждебно настроенного, Ирия уверенно шагнула вперед, подсвечивая себе факелом. Я вынужден был поспешить за ней следом, даже не успев бросить какую-нибудь примитивную шутку, вроде "дамы вперед". Мне бы сейчас тоже не помешала хотя бы щепотка ее уверенности, но предчувствие чего-то нехорошего, наоборот, прочно засело глубоко внутри. А уж ему я за последние годы привык доверять. Что-то было не так.

    На удивление, за поворотом нас никто не подстерегал и, преодолев еще с пару десятков ступеней, мы попали в подвал. Он оказался даже меньше, чем представлялось сначала – в свете факела, который Ирия воткнула в крепление на стене, моим глазам предстала комнатушка, лишь немногим больше кухни. Все вокруг было заставлено крупными и не очень бочками с пивом, брагой и другими напитками, названия которых мне были неизвестны. Тут же, вперемешку с ними, стояли мешки и ящики с различными припасами, а возможно и доставленной под землей контрабандой. Дальний конец помещения оккупировали массивные шкафы, в которых шеренгами выстроились винные бутылки. Наполнены они были дорогим вином многолетней выдержки, сильно отличавшимся от той гадости, что, например, обычно оказывалась в кувшине у Погона. Да чего уж там – одну бутылку такого изысканного напитка вполне можно было сменять на винтовку старой модели и десяток патронов к ней. В голове моментально появилась соблазнительная мысль прихватить с собой хотя бы пару штук, когда будем уходить, но я откинул ее в сторону. Пока было не до того.

    – Тоннель там, – Ирия кивнула на один из шкафов, на первый взгляд ничем не отличавшийся от остальных. – Помоги отодвинуть.

    Я нахмурился. С оружием расставаться ни капли не хотелось, даже просто выпустив его из рук на несколько мгновений. Безоружный траппер – мертвый траппер, первое правило Пустоши. Да и кухарке я не доверял.

    – Так ты хочешь отсюда сбежать или нет? – съязвила Ирия, будто бы прочитав мои мысли. – Или, может, меня боишься?

    Подавив желание ответить какую-нибудь гадость, я все-таки перекинул карабин через плечо и шагнул к ней. Внутренний голос тут же забился в истерике, но прошла секунда, другая, а кухарка меня пырять ножом исподтишка не спешила. И на том спасибо. Массивный шкаф от наших совместных усилий легко сдвинулся в сторону, и я с изумлением понял, что все это время он стоял на металлических направляющих. Что-то вроде рельс, по которым на обжитом юге ездят «гигантские стальные гусеницы», плюющиеся в небо черными угольными облаками. Они же поезда. Окурок, похоже, не хотел делиться ни с кем лишним своей тайной, хорошо спрятав вход в тоннель, и я прекрасно его понимал. Стоило только, кому сболтнуть лишнего в той же Спирали, как хозяину «Сытого кабана» начали бы задавать неудобные вопросы, а потом вломилась бы стража с обыском. И про выгодный бизнес можно было забыть навсегда. Да и спокойную жизнь тоже.       

    После замка на входе в подвал и хитроумного маскировочного механизма на рельсах, сама дверь в тоннель разочаровала. Обычная деревянная дверь, запертая только на один засов, пускай и тяжелый. Очевидно, тот, кто все это проектировал, был полностью уверен, что таких мер предосторожности будет достаточно. Но только не я.

    – Открывай, – коротко скомандовал я кухарке, беря дверь на прицел. Про катакомбы под городом ходило множество слухов, и сомневаюсь, что все из них были пьяными байками. Да и любая выдуманная страшилка, как про тех же ночных вестников, в любой момент могла оказаться реальнее некуда, поэтому не стоило терять бдительности. Ирия с усилием откинула явно тяжелый для нее засов и распахнула дверь, проворно отскочив в сторону с линии огня. В последний момент в голову некстати пришла мысль, что если в тоннеле нас поджидает засада, то я для них окажусь подобно мишени в тире. Но за дверью не оказалось совсем никого: не зарычал в прыжке подземный хищник, и не выстрелил мне промеж глаз затаившийся сектант. Только тишина и знакомый запах подземной сырости.  

    – Ну, вроде бы тихо, – подытожил я, и тут же где-то наверху оглушительно бабахнул дробовик, полностью опровергнув мои слова. Прежде чем мозг успел до конца все осознать, следом протарахтела автоматная очередь, а за ней еще одна. От неожиданности я даже пригнулся, в рефлекторной попытке укрыться от вражеского обстрела. И этой секундной заминкой сполна воспользовалась Ирия, внезапно метнувшись в тоннель.

    – Куда! – Рявкнул я скорее от удивления, так как такого точно не ожидал. Карабин в руках громко треснул, выплюнув вслед беглянке язычок пламени.

    Конечно, убивать ее я не собирался. Только припугнуть, чтобы не делала глупостей. Но свист пролетевшей мимо пули, похоже, не произвел на улепетывающую, сломя голову, кухарку ни малейшего впечатления. А через секунду она полностью скрылась в кромешной темноте.

    – Ну и пес с тобой! – я сплюнул себе под ноги и, удобнее перехватив оружие, бросился в обратную сторону. Туда, где, судя по звукам, уже полным ходом шла перестрелка.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Ванадий
    Категория: Фантастика
    Читали: 33 (Посмотреть кто)

    Размещено: 31 января 2021 | Просмотров: 62 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.