«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 18
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 179 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Дуэн Кард. Часть 2.На окровавленном снегу. глава 4.2.

    ***

      Перед юным Дуэном стояла полная миска супа из трав алликайды и гетиросовых грибов. Это его любимое блюдо, которое очень часто варила приёмная мать. Тётушка Амийя сидела рядом и с любовью в глазах смотрела на юношу. Остался последний день, перед тем, как его жизнь изменится. Завтра для Карда знаменательное событие, когда он впервые войдёт в Храм стихий не как прихожанин, а ученик. Вискалис[1] и элидан[2] храма решили включить его в состав мелигианцев. В этом году их будет всего лишь одиннадцать. Но и этого вполне хватит.

      Дуэн посмотрел в окно, за которым было видно дерево и часть большого фонтана, изрыгающего воду на пять метров вокруг. Вода в нём переливалась всеми цветами радуги. Фонтан то угасал, то набирал силу, раздваивался и соединялся воедино. Меняя цвета от синего на красный, затем на зелёный и переливаясь бордово – жёлтым, струи воды переплетались между собой, завораживая, как бы гипнотизируя. Они принимали вид то распускающейся лилии, то стройного тюльпана.  Заложенная в фонтане магия с безупречностью творила эту красоту.

      Поглощая суп, Дуэн ни на мгновение не отрывал от фонтана взор. Вот уже на протяжении семи лет он каждое утро так принимал еду – не торопясь и не отрываясь от красоты. Тётушка Амийя сидела рядом и наблюдала за ним, разделяла его радость. Эти моменты жизни глубоко и навечно запечатались в сознании Дуэна. Самые прекрасные моменты его жизни.

      Открыв глаза, Дуэн оглянулся. Дом тётушки Амийи и фонтан исчезли. Наступила реальность, которой он всем сердцем не желал.

      Кард лежал на небольшом ложе, укрытый тонким одеялом. Он вместе с остальными мелигианцами и демоном спали в палатке, установленной в центре лагеря. Как ни странно, но не взирая на бушующую снаружи пургу, здесь было довольно тепло.

    -Печальный сон?- тихо спросил у Дуэна Шептала, читающий невесть откуда взятую книгу.

    Он выглядел как обычно: всё тот же старик в залапленной тунике с капюшоном на голове, под которым находилась лишь тьма. Установленные в палатке свечи как бы ярко не светили, а прогнать эту тьму не могли.

    -Детство, проведённое в Синее, - ответил Дуэн.

    -Даже когда мы находимся далеко от неё, тихо заговорил Демон, положив открытую книгу на колени,- Она всегда с нами и будет напоминать нам о том, что там тебя ждут.

    -Да,  - согласился Дуэн. Его голос стал подавленным, в душе вновь поселилась печаль,- и это угнетает. Мы далеко от неё, а там наш дом. Настоящий дом.

    -Все мы скучаем по Синее,- ответил Шептала. Странно, но в голосе демона тоже чувствовалась печаль,- Знаешь, здесь время летит по-иному. Я в этом мире уже четвёртый год, а там, в Синее прошла только неделя. Я знаю, как вам тяжело и обещаю, что верну вас всех домой.

    Замолчав, демон снова погрузился в книгу. По белоснежного цвета переплёту, украшенным чёрным орнаментом Дуэн тут же узнал автора. Эльдис Андж прославлен в Синее как один из лучших поэтов. Его стихи посвящены тематике любви и войны, его учат в школах.

    Отец и дочь, по велению судьбы

    Разъединены навеки

    Разорвав узы семьи.

    Плачет, рыдая,

    Девочка маленькая –

    Не вернётся больше папа,

    Поле боя могилой

    Стало ему…

      Вспомнив строки из стихотворения о гибели семьи, Дуэн встал с ложа и одев меховую шубу, вышел из палатки. Холодный ветер тут же дал о себе знать. Его порыв ударил в лицо, под ногами завели хоровод снежинки. Прикрыв воротником уши, синеец вдоль палаток направился к отходной яме. Дойти до неё Дуэн не смог. Его внимание привлекла тень, крутившееся около палатки, в которой отдыхали женщины. Развернувшись, Кард направился к ним и остановился у входа, около которого крутился молодой гладиатор.

    -Не поздновато бродить среди палаток, особенно около этой? – спросил Дуэн у воина.

    -Может и поздно,- ответил ему знакомый голос.

    - Вален Юнес, - узнав гладиатора, Дуэн, настроенный на драку, стал успокаиваться,- Шёл бы ты спать. Завтра будет такой же тяжёлый день, как и сегодня. Тебе нужен отдых, а вместо этого ты стоишь здесь. Кто та красавица, в которую ты влюблён?

    -Я не понимаю, о чём ты! – от неожиданности гладиатор отступил от синейца на несколько шагов.

    -Стоишь около женской палатки и не понимаешь о чём я? Не притворяйся, что любуешься звёздами,- улыбнувшись, Дуэн снова пошёл к яме,- Не забудь отдохнуть!

    Яма выглядела так, словно её выкопали под длинный шириной в метр столб. Справляя нужду, Дуэн поднял взор к горизонту и тут же замер. Его внимание привлекли восемнадцать тусклых огней, светящихся далеко в горах, чьи вершины возвышались над горизонтом. Ночью они были похожи на светящиеся глаза тварей, живущих во тьме – столько же таинственности.

      Сзади Дуэна раздались тихие шаги. Кто-то подошёл к нему и только когда поравнялся с ним, Кард краем глаза заметил неясные очертания чёрной мантии. Шептала стоял неподвижно чуть более минуты, затем резко вытянул правую руку вперёд и лагерь мгновенно погрузился во тьму. Разом потухли все факелы, что возродило панику. Демону пришлось применить все свои силы, чтобы нарастающий шум не покинул пределов лагеря.

      Пока демон боролся со всем этим, Дуэн стал успокаивать армию. Ему стали помогать верные друзья Альфак и Раитос, на автоматизме ставшие помощниками. Из палатки показались остальные четверо синейцев. Они в недоумении наблюдали за стихающим хаосом, затем дружно направились к демону.

    -Для вас работа,- тихо сказал Шептала, как только они приблизились к нему.

    -Что происходит? – спросил у него Дрогорог, вертя головой, словно ветряная мельница лопастями,- Нападение?

    -Нет, всего лишь огни в дали,- отозвался возникший сбоку от них Дуэн. Он в сопровождении толпы восставших присоединился к ним,- Видите, там?! На горы смотрите!

    Синейцы не сразу заметили восемнадцать огней, а как только увидели, стали всё таки гадать, что это.

    -Хватит предлагать всякие версии,- произнёс Шептала,- Нужно просто разведать.

    -Сделаем,- сказал Айвел,- Вот только обеспечь нас.

    -Оружие в палатке,- прошептал демон, наблюдая за кострами, - Возьми это, - в его старческой руке возник лист пожелтевшей бумаги,- Нарисуй план, поможет.

      Взяв листок, Айвел скрутил его в трубочку и передал Гелису. Развернувшись, он в сопровождении остальных троих мелигианцев направился в палатку. Войдя во внутрь её, Гелис остановился. Снова чувства взяли вверх над ним, пробудив подавленность, от которой он ещё недавно с трудом избавился.

    -Опять это с ним,- заметил Колрас, подойдя к большому красному сундуку, которого в момент их ухода здесь ещё не было.

    -Гелис, что с тобой опять? – спросил у него Айвел, подойдя к сундуку и заглянув во внутрь. Разнообразие и количество оружия его тут же вдохновило на подвиги. Взяв небольшой скайрас[3] в светло-серых ножнах с белыми перевязками, он сделал пару шагов в направлении Дестоса. -Снова скучаешь по Синее? –снова спросил Айвел, взяв лежащий на его ложе белый кафтан. Дрогорог и Колрас сделали вид, что увлечены оружием.

    -Знаешь, когда я жил в родном мире, у меня была семья. Родители, сестра, даже первая любовь, Аринна. Я обещал ей, что только настанет нужный год, мы поженимся. Там у меня была любовь, семья, но чего-то не хватало. Когда же я стал синейцем, стало немного хуже. Смотреть, как все твои близкие стареют, а сам молодой. Я отправился в Синею, закончил обучение в Храме Стихий, а когда вернулся в родной мир, он стал для меня чужим. Я пытался найти родителей, дом, построенный отцом. Сестру. Но нашёл лишь их могилы. Прошло столько времени, что внуки сестры стали взрослыми. Все кто меня помнил, оказались давно мёртвыми, а остальные меня не знали. Даже внуки. Для своей семьи я стал чужим. Сам мир стал чужим, и я поклялся больше не возвращаться. Прожил в Синее до этого момента, пока не очутился здесь. А знаешь, я не сожалею. Может быть, они в Загробном мире наблюдают за мной, может быть и сейчас смотрят. Не знаю, простили ли они меня, но когда мы встретимся, я обязательно попрошу у них прощения. Знаю, у синейцев свой Рай, но всё же, может властелин смирится надо мной и позволит остаться со всей семьёй.

    -Гелис, насчёт этого не переживай. Наступит время уходить и вы снова будете вместе. Рано ли поздно всех нас, смертных Она забирает к себе, насчёт этого не волнуйся. Туда попасть легче, чем до сотни досчитать. Вот только вести счёт можно и в обратном порядке, а вернуться оттуда нельзя. Мы здесь все тоже имеем семьи. Но долг зовёт нас делать то, что поручил Властелин. Это даже не для себя, не для семьи. Это не только для этих людей, которые ещё недавно были рабами. Это для мира сего, и не только,- Айвел сделал маленькую паузу, надев кафтан и застегнувшись,- Ты и сам знаешь, сколько добра приносят синейцы и ты один из них. Прошу тебя, хватит вспоминать. Хватит тревожить прошлое! Есть настоящее и будущее. Мы живём сейчас и здесь, что было уже прошло и не стоит сожалеть. А что будет, оно наступит, ведь мы не можем всё предугадать. Многие смотрят далеко в будущее, но судьба девка шустрая, всё равно сделает по-иному.

    -Гелис,- подойдя к ним, Дрогорог вручил ему мешочек с сякенами,- Айвел прав. Все мы потеряли кого-то, все мы совершили немало ошибок. Их можно лишь исправить, но это как в цепочке: затронешь одно звено, отзовутся все остальные. Свои же ошибки ты можешь исправить служа Синее. Знаешь же, она обязательно вознаградит тебя. Так зачем портить настроение себе и окружающим? Вперёд, сделаем это! Помни, что как только мы выполним миссию, нас будет ждать Синея. А там тебя эти глупые мысли и чувства не посмеют потревожить.

    -Сделаем это, - произнеся эти два слова, Гелис взглянул на друзей, кивнул Колрасу и они вчетвером вышли из палатки, где их встретили заждавшиеся Шептала с Дуэном и с аранийцами.

    -Ну наконец-то,- произнеся это без каких либо эмоций, Шептала отвернулся от них,- У вас три часа, прежде чем начнётся рассвет. Вы должны успеть пробраться туда и передать нам что это. Если же там враги, дожидайтесь нас, не вступайте в бой.

    -Хорошо, - кивнул Дрогорог. Одеждой он напоминал Шепталу: такой же плащ, капюшон на голове. Вот только вместо чёрных цветов был сплошной белый, да и под капюшоном вместо непроглядной тьмы была маска, прикрывающая нижнюю часть лица, наличие оружия и подвижность.

    -У нас проблема,- внезапно сказал Колрас и указал на Айвела, - Его глаза уж слишком видны.

    Белые глаза мелигианца, почти полностью лишённые зрачков немного светились в полутьме. После того, как Шептала потушил все факелы, свет исходил всего лишь от четырёх из семи спутников этого мира.

    -Действительно, проблема,- задумался Дуэн, - Шептала, исправь!

    -Ага, сейчас же! – возмутился Шептала,- Я не сумасшедший демон, чтобы экспериментировать над телом синейца. Вы представляете, что со мной проклятие сделает?

    -Но ты же демон! – воскликнул Гелис.

    -А это проклятие! – тем же тоном ответил Шептала,- Оно создано всеми двенадцатью стихиями и вряд ли кто-то сможет выдержать его! Нет, ну вы даёте. Простые смертные, особенно люди, такие глупые!

    -Ты же сделал из ледяной халупы хоромы, создал вполне реальное оружие, - продолжил настаивать Гелис Дестос, стоя напротив него.

    -Да эти фокусы даже ваши колдуны и шарлатаны исполнить могут! Но здесь совсем иное. Нет уж, делать этого я не стану. Пусть намажет глаза грязью, или зажмурится и не смотрит, это дело его, но я тут пас.

    -С демонами всегда одна проблема, - как бы сам себе произнёс Гелис,- Как начнут кудахтать, так и не скоро закончат. Вам дай повод наброситься, и вы тут же стаей налетите, словно стервятники!

    -Так мы стервятники? – возмутился демон, - Была бы воля, я бы тебе показал!

    -Уже и в моих глазах у них повод поругаться, - на скрытом за маской лице Айвела появилась улыбка.

    -Успокойтесь оба! – выкрикнул Дуэн, единственный, кто наблюдал за этим спором без усмешки. Аранийцы же ничего не понимали, но тоже разделили смех Айвела, Колраса и Дрогорога, - Тебе, Шептала, следует учесть, что стоит показать людям один маленький фокус, тут же потребуют большой и в огромном количестве. А тебе, мой друг Гелис, следует учесть, что разозлив демона, ты будешь в нём зверя. Они не так могущественны, как, например, ангелы, но по злопамятности лидируют среди всего царства Зла. И, к тому же, если вы заметили, то вокруг бе-лы-й снег, а значит, глаза много внимания не привлекут! Поэтому, мои друзья, человек и демон, пожмите друг другу руки и вперёд, время-то идёт!

    С трудом, но они оба выполнили просьбу Карда, и Гелис направился к остальным мелигианцам, а демон остался стоять на месте. Не оборачиваясь, четвёрка мелигианцев направились в сторону огней в дали и их тут же поглотила ночная темнота.

    -Вот и всё, - произнёс Дуэн,- Осталось только ждать. Шептала, ты не держи на него зла.

    -Всё прошло, - ответил демон,- Все знают, что людские чувства это и вам награда от Высших Сил, и в то же время ваше наказание.

    -Что верно, то верно,- задумчиво сказал Кард, ногой притаптывая и без этого скомканный снег. Он смотрел во тьму, внутренне переживая за соотечественников.

      Они же бегом направлялись к огням, время от времени останавливаясь, чтобы перевести дух и не дать появиться усталости. Но несмотря на частые минутные остановки, они становились к цели всё ближе и ближе. Под ногами на земле стали попадаться камни. С каждыми десятью метрами они становились чаще, и только снег кругом не изменился.

      Мелигианцы сохраняли полную тишину. Они наслаждались хоть и холодным, но чистым воздухом. Гелис даже попытался слепить снежок и запустить его к Колраса, но тот распался едва покинув облачённую в светло-серую перчатку руки синейца.

    -Дрогорог, что будешь делать после всего этого? – поинтересовался у самого старшего в группе Айвел, первым нарушив тишину.

    -Останусь в Синее, - ответил тот, - Хватит с меня путешествий по мирам и сражений. Может построю собственную кузницу, где буду изготавливать оружие, может быть займусь чем-то другим. Не решил пока. Выращу внуков, правнуков и тогда можно помирать. Я думаю, Синея будет не в обиде за то, что я бросаю мелигианство.

    -Мелигианство бросить нельзя, - тихо произнёс Айвел, - единожды став им, останешься навеки. Можно лишь забросить, словно рыбак удочку.

    -Вот только с удочкой это и не сравнимо, - подождав, пока Гелис поравняется с ним, Дрогорог шутя ударил его по плечу, - Веселись, молодой, до времени, пока не наступит время вытащить клинок из ножен.

      Четвёрка синейцев шли с шутками, веселились, общались между собой. Но шум, который они издавали, не покидал пределов десяти метров вокруг них. Было ли это умение соблюдать тишину, даже когда её нет, или это дело рук Шепталы, так и осталось загадкой. Но синейцам приблизиться к огням на полкилометра, как они тут же стали тише воды и пригнулись почти да земли. Увиденными ими в лагере огнями оказались большие факелы, освещавшие низину, из которой торчали верхушки трёх палаток и две деревянные башни, стоявшие около них. Справа от таинственного лагеря находился обрыв, судя по расположению земли за которым, нетрудно было догадаться, что обрыв этот глубок. От лагеря к скале вели три широкие траншеи, соединявшие низину с тремя входами в пещеры.

    - Поднимемся на скалу, над пещерами, - прошептал Айвел, - мне нужно составить план.

    - Мы с Колрасом займёмся этими вышками, - шёпотом ответил Дрогорог, показав на башни,- Гелис, поможешь ему, - указав на Айвела, Дрогорог Готист упал на землю и вместе с Колрасом пополз к башням.

      Айвел с Гелисом бегом направились к скале, при этом выбрав самый незаметный путь – под обрывом. Здесь, в низине они были незаметны, и если ночная темнота полностью скрыть их и не смогла, то белые одежды с лёгкостью слились с вездесущим снегом этого мира.  Поэтому ничто не смогло помешать мелигианцам добраться до скалы.

      С самого подножия скала имела прямой вертикальный подъём, затем на уровне сорока метров плавно наклонялась к горе до того места, где становилась частью её. Весь этот промежуток она, скала, была покрыта льдом, словно сотворена не из камня, а из этого льда.

      Достав, по паре клевцов, висевших на поясах, Айвел с Гелисом вонзили одни из них в лёд, подтянулись и вонзили вторые, после чего освободив первые. Снова подтянулись. Так они быстро поднимались вверх, делая одинаковые движения. За это время Дрогорог вместе с Колрасом доползли до ближайшей башни и стояли у её подножия со стороны долины так, чтобы всегда быть незамеченными. Деревянная башня больше всего походила на небольшую вышку, вот только амбразуры были настолько малы, что только арбалетный болт или стрела могли свободно вылететь из них. Это давало большой плюс обороне башни, но в то же время ограничивало обзор. Попасть внутрь её можно было по лестнице, которая вела к люку в полу.

    Указав на него, Колрас, получив согласия Дрогорога, стал медленно подниматься по лестнице вверх, стараясь не издавать ни звука. В левой руке он держал небольшой кинжал, лезвие которого напоминало змеиный хвост, а эфес – тело скорпиона. Такие кинжалы обычно используют сектанты в своих кровожадных жертвоприношениях.

      Доползя до люка, Колрас держащей кинжал рукой попытался легонько приподнять люк. К счастью он оказался не закрытым и мелигианец стал приподнимать крышку выше, для того, чтобы можно было заглянуть в образовавшуюся щелочку. Люк оказался около изголовья двух кроватей, на которых виднелись очертания спящих людей. Ещё двое стражников сидели за прямоугольном столом в противоположной стороне башни и играли в местную игру с дюжиной фигурок, изображающих воинов и гладиаторов. Около них стоял высотой в пять сантиметров серый кристалл, излучающий лёгкое свечение, освещающее лишь стол и лица игроков. Для них, привыкших к этому хоть и тусклому свету, всё кроме стола было погружено в непроглядную тьму, поэтому синейца они увидеть и не смогли, если бы даже и знали о его присутствии.

      Не сводя с игроков глаз, Колрас достал из-за пояса ещё два кинжала и убедившись, что в башне больше никого нет, стал медленно поднимать крышку вверх. Прошло чуть больше минуты, прежде чем мелигианец смог её полностью открыть. Как и обычно, все его мысли были направлены лишь на цель, на выполнение миссии.

     Взяв два кинжала поудобнее, Колрас прикинул расстояние и резко метнул их вперёд. Они равномерно пролетели над спящими воинами и вонзились в виски игроков, издав глухие удары. Но ещё до того, как кинжалы настигли свои цели, мелигианец выпрыгнул из люка и на ходу доставая висевшие у него за спиной короткие мечи, в прыжке вонзил их в лёгкие спящих воинов, затем ещё по стремительному удару в рты, вогнав лезвие в основание мозга. Пока Дрогорог поднимался наверх, а делал он это не спеша, Колрас забрал свои кинжалы назад и полностью осмотрел помещение.

      Особым наличием мебели башня не отличилась. Кроме упомянутых кровати и стола здесь больше ничего не было, вот только в каждом из четырёх углов находились урны, набитые стрелами и по два лука, стоявших на специальных подставках, копирующих их формы. Взяв один из луков, Колрас вложил на него стрелу и подошёл к амбразуре.

    -Пока рано, - произнёс Дрогорог, поднявшись внутрь, - Лучше помоги сдвинуть кровать.

    Ничего не ответив, тот подошёл к Готисту и они вдвоём поставили кровать на крышку люка, после чего уложили тела мёртвых воинов на ней, а сами сели за стол и занялись изучением игры, в которую играли стражники.

      В это же время Айвел и Гелис, добравшись до перехода скалы в гору, стали двигаться в направлении пещер. Вся долина у них была как на ладони. Превосходно видящий в темноте, Гелис отчётливо увидел вдали лагерь союзников. Айвела же больше волновали три палатки, которые располагались почти под ними.      Остановившись, он из-за пояса достал свёрток, вручённый ему Шепталой взяв из кармана кафтана уголёк, подобранный им на пути из лагеря около потухшего факела. Усевшись поудобнее, мелигианец стал рисовать то, что видел, при этом делал это не как разведчик, а как художник, который больше любуется пейзажем, чем наносит краски на полотно. Всё это начало играть Гелису на нервы и он стал поторапливать друга. К счастью хватило лишь одной фразы «давай быстрее», чтобы Айвел закончил рисовать и они оба стали тихо спускаться вниз, наблюдая то за башнями, то за раскинутым внизу лагерем. У них ещё было достаточно времени, прежде чем сюда ворвутся войска гладиаторов во главе с Дуэном и Шепталой. Остановившись над входом одной из трёх пещер, Айвел указал на чёрную ленту, свисающую из амбразуры одной из башен, что свидетельствовало о том, что Дрогорог и Колрас захватили её.

    -Давай, вторую захватим, - предложил Гелис, - Будем с неё армии помогать.

    -Хочешь отсидеться? – усмехнулся Айвел.

    -Нет, но…

    -Ладно,- сказав это, Айвел обнажил висевший традиционным способом (за спиной) меч и внезапно спрыгнул со скалы на снег перед самым входом в пещеру. Как раз перед лицом стражника, который даже и звука не успел издать, как мелигианец перерезал ему горло и вонзил клинок ему в живот. Приземлившиеся рядом Гелис помог оттащить труп в сторону, подобрал  копьё стражника и двинулся в направлении свободной от синейцев башни. Айвел уже был готов к тому, что Гелис будет критиковать его, но всё обошлось. К счастью он быстро среагировал на появившегося стражника. Да и вооружён тот был всего лишь одним копьём. Странно, ведь обычно помимо этого оружия у стражника должен быть если не меч, то хотя бы длинный кинжал.

    До башни синейцы добрались без приключений, хоть и замечали других стражников. Но мелигианцы оба понимали, что сейчас убийствами лучше особо не заниматься, больше шансов армии приблизиться как можно ближе, а там они сами разберутся.

    -Зачем тебе копьё? – шёпотом спросил Айвел у Гелиса над ухом, когда они оказались около лестницы башни.

    -Возьму домой, создам свою коллекцию оружия, как это делают другие, - ответил тот.

    -Хотя бы древко оставь.

    -Не-а, без древка копьё словно меч без эфеса,- сравнил Гелис. Поставив копьё к лестнице, он медленно пополз вверх, как это минут двадцать назад сделал Колрас. Пока он поднимался вверх, Айвел осмотрел периметр.

    Внимание синейца привлекла небольшая яма, наполненная почти полностью покрытыми снегом трупами людей.    И снова тела лежат просто так, и никто не позаботится об умерших. Похоже, здесь, в этом мире работает принцип: «ты мёртв и никто тебя не вспомнит». Во многих мирах, где народ даже суровее, чем здесь, к своим покойным соотечественникам и то проявляют хоть какую-то милость, а здесь пока ты жив, ты есть. Ни как в других мирах, где ты есть до тех пор, пока тебя помнят.

       Интересно, а долго будут помнить о нём? Скорее всего да. Властелин из тех Высших, что никогда не забывают своих. Как ни странно, но Айвел, впрочем, как и остальные синейцы, помнит имена всех своих предков. Да и не только имена! Все добрые дела, которые совершили они, тоже запечалились в его памяти, оставляя хоть и не его, но приятные воспоминания. И Айвел даже и не сомневался и никогда не засомневается, что его тоже вот так долго будут помнить.

      Сверху на Айвела упал комок снега. Подняв голову, он заметил в люке Гелиса, вопросительно смотрящего на него. На белой одежде у мелигианца было отчётливо видно пятно крови.

    -Пока ты мечтал, я их того, - прошептал он, - Лезь сюда, наверх и копьё не забудь.

    –Да на его,- подсунув носок башмака под древко, Айвел пнул копьё и оно устремилось вверх, где Гелис ловко его поймал.

      Поднявшись вверх, Айвел только и успел, как сесть за окровавленный стол, как заметил в углу тела трёх стражников. Он хотел что-то сказать, как снаружи послышались крики.

    -Началось, - произнёс Гелис, схватив один из луков, стоявших в дальнем углу башни и пододвинув урну со стрелами ближе к себе. То же самое сделал и Айвел.

      Паника в лагере началась с того момента, как около башен появились первые гладиаторы. Они набросились на палатки, из которых словно муравьи, стали выбегать бесятки стражников, так и не успевших вооружиться. Они хоть и были воинами, но приученные убивать гладиаторы с лёгкостью расправлялись с ними, словно одичавшие собаки, кидавшиеся на врагов. Они ворвались лагерь с четырёх сторон, при и этом три группы ввязались в бой, а четвёртая, во главе с Дуэном направились прямиком в пещеру.

       У самого входа на Дуэна набросился стражник, размахивая копьём. Пропустив древко мимо, Кард сделал резкий выпад вперёд, просунув клинок меча стражнику под мышку и ранил его. Бежавший сразу за синейцем гладиатор выхватил копьё, а следующий за ним бывший раб стукнул воина молотком по лбу.

      Ещё два противника появились чуть дальше. Здесь же Дуэн стал действовать более подвижно. Срубив клинком древко, он подхватил остриё копья, и увернувшись от меткого броска дротиком второго воина, вонзил обрубок копья первому в лоб. Второго же воина настигли сразу и меч Дуэна и стрела Валена Юнеса, почему-то решившего помочь синейцу. Была ли эта помощь тайным вызовом, или сообщением, что вот смотри, ты всегда у меня на расстоянии полёта стрелы. Может это связано с тем, что Дуэн заметил его около палатки бывших рабынь, может ещё что-то, правда, как обычно. Всплывёт, но позже и в самый неожиданный и неподходящий момент.

      Чем глубже Дуэн вместе с гладиаторами пробивались внутрь, тем проход становился всё труднее.  Пол уже не был таким ровным, как вначале пещеры. Ещё два стражника преградили синейцу путь. Эти уже были вооружены короткими мечами и, судя по всему, хорошо владели ими. Это сразу стало заметно по их манере держать клинки. С такими воинами даже интересно сражаться, не нужно поддаваться, всё зависит от умения вести бой, быстроты, знания приёмов и ещё много чего другого.

      Встав напротив стражников, Дуэн велел гладиаторам двигаться дальше. Выставив меч перед собой, Кард приготовился к обороне. Один из стражников стал обходить его с левой стороны, намереваясь ударить с соотечественником с двух сторон сразу. Чтобы помешать этому, синеец сам начал бой. Ударив первого стражника мечом по мечу, то же самое Дуэн проделал и с обходящим его вторым врагом. Затем перехватил меч в левую руку так, что остриё клинка выступало из-за локтя, снова ударил первого стражника, порезав тому нос. Резко обернувшись, Кард отбил меч обходившего его аранийца, ударил его ногой в челюсть, почти не глядя отбил клинок второго стражника. Обрушив остриё меча тому на лоб, подпрыгнул, оттолкнулся от его лица ногой и сделал прямой укол лезвием своего клинка продолжавшему наступать стражнику в левое плечо. Быстро развернувшись, метнул свой меч в первого стражника, пронзив его в живот. Заметив, что враг обезоружен, араниец оставил окровавленное плечо в покое и бросился на синейца. Дотянувшись до своего меча, Дуэн высвободил его из тела уже мёртвого стражника и бросил назад, снизу вверх,  угодив им  в шею врага. Подойдя к умирающему стражнику, Кард высвободил свой меч и побежал дальше.

      Как только начался бой, с обеих захваченных мелигианцами башен стали лететь стрелы. Некоторые из гладиаторов хотели штурмовать их, но Шептала быстро останавливал эти попытки. По чёрным лентам, свисающим из амбразур башен, демон с лёгкостью определил, кто там. Даже демонские способности здесь не понадобились.

      Все сражались за свою свободу, при этом никого не волновали жизни врагов. Даже приказ Дуэна не добивать раненых и брать пленных никого не волновал. Все свои годы жизни эти бывшие рабы накапливали ненависть и презрение, и вот настал момент, когда они дали волю своим чувствам, круша врагов. Сейчас они походили на зверей, для которых важнее испустить больше вражеской крови и законы чести и войны здесь уже не важны. И с этим ничего нельзя было поделать.

      Внутри пещер обнаружились ещё рабы, а эти так называемые пещеры оказались шахтами по добыче железа. За счёт этих шахтёров армия Дуэна возросла ещё на сорок человек. Потерь же почти не было, всего трое крестьян, и те погибли только из-за того, что неумело сражались и с палками в руках. Сразу же после боя восставшие рабы стали заниматься привычным для них мародёрством, что вызвало недовольство у мелигианцев, но обстоятельства были такими, что им пришлось стерпеть и это. Но на этот раз тела погибших в бою людей собрали в одну кучу, туда, где покрытые льдом, покоились тела шахтёров.

      Став вокруг мёртвых на небольшом отдалении, синейцы вместе с аранийцами стали хлопать в ладоши, издавая печальный звучный ритм. Подойдя к телам, Шептала протянул к ним руки и из пальцев хлынули струи лавы, перемешанные с синим пламенем. Огонь мгновенно охватил тела и по долине стал разноситься специфический запах горящей плоти, вызывающий тошноты и отвращение. Многие из армии перестав хлопать в ладоши, отходили в сторону и через рот освобождали всё то, что ещё вечером успели поесть. Другие же просто возвращались назад, в лагерь. Там они принимали пищу и ложились отдыхать. Для них эта небольшая стычка была сродни большому бою, хоть многие оружием так и не воспользовались.

      Вскоре около костра остались только синейцы да аранийские генералы, которых на эту должность назначил Дуэн.

    -Я понимаю, что огонь для них редкость, но нельзя ли так делать? – задал вопрос Гелис, то ли забыв, что сказал это на синейском, то ли нарочно произнёс эту фразу, надеясь, что его не поймут.

    -А зачем? – ответил за аранийцев Колрас, - Для них огонь ценнее железа и золота и тратить на кремированные слишком роскошно. К тому же капать ямы большой труд, вечномёрзлая земля с камнем сравнима. А здесь как в мумии, только материалом снег и лёд служат.

    -Этакие вечные памятники, - произнёс Дрогорог, - Да, варварские обычаи. Это мы повидали множество разных миров и приняли от них только самое красивое, самое лучшее. Для них же такое обращение с людьми, не важно: живыми, ли мёртвыми, но это для них нормально. Они выросли в этом мире и иного просто не знают.

    -Пойдёмте, - произнёс Дуэн, Завтра тяжёлый день. Надо ещё горы перейти.

    -О чём вы говорите? – спросил у Карда Раитос Карленос. Он вместе с Альфаком, Стером и Валеном вопросительно смотрели на него.

    -Обсуждали ваш метод захоронения,- с улыбкой ответил Шептала. В бою он всё время держался около башни, а которой засели Колрас с Дрогорогом, поэтому на его одежде, в отличие от остальных здесь присутствующих, следов от этого боя не было.

    -А тебе весело,- без каких либо эмоций произнёс Кард,- Хотя, что ещё ожидать от демона.

    Ничего не ответив, Шептала дружески хлопнул Дуэна по плечу и вместе с мелигианцами и аранийцами направился в лагерь. И только Вален продолжал стоять. Айвел с Дрогорогом же отошли от них метров на двадцать и сделали вид, что заинтересовались только начинавшему набирать силу рассвету.

    -Дуэн, там у палатки, - начал было Вален Юнес.

    -Забудь, - отмахнулся Дуэн, взглянув на него.

    Юнес стоял в напряжённости, правой рукой нервно поглаживая железный эфес меча.

    -Ты не понял, - сказал он, - Та, в пещере. Я думаю, в следующий раз будешь повнимательней.

    -Что ты хочешь этим сказать? – удивился Кард. Этот по внешности его ровесник начал заходить слишком далеко.

    -Следующая стрела может быть твоей.

    -Ты лезешь не в свою берлогу, - ровным голосом произнёс Кард. Он же, в отличие от соперника, стоял расслабленный, из-под бровей глядя на Юнеса. В двух десятков метрах за спиной аранийца он заметил соотечественников. Молодцы, не бросают своего, но их помощь здесь лишняя.

    -Просто держись подальше от Юланны! – воскликнул Вален, достав меч, - Или закончишь как эти!

    Указав на догорающие тела, Вален развернулся.

    -Ах, да! Я не знаю, кто ты для своих людей, и мне не важно, что эти тупые гладиаторы выбрали тебя, - злобно произнёс он, направив на Дуэна остриё меча,- Но для меня ты не вождь. Я сам по себе.

    -Тогда тебе стоит покинуть нас, - ответил ему Дуэн, продолжая стоять на месте.

    -Если только вместе с Юланной, - сказав это, Вален быстрым шагом направился в лагерь, часто спотыкаясь об скрытые под снегом камни.

    -Что произошло? – спросил у Дуэна Айвел, когда тот приблизился к нему с Дрогорогом.

    -Любовь, - тихо на синейском ответил Кард.

    -Да уж, это веская причина, чтобы убить,- произнёс Дрогорог,- Да и разум похлеще любого эля затмевает. Только последствия бывают такими же.

    -Пошли уже! – сказав это, Дуэн хотел было направиться в лагерь, но Айвел вместе с Дрогорогом быстро остановили его, схватив за плечи.

    -Вы чего? – удивился Кард.

      Ничего не ответив, Айвел указал далеко на горизонт, левее от лагеря. В дали, прямо над землёй стали появляться первые лучи солнца. Чёрное небо уступало бордовому свету, который с каждыми минутами светлел. На горизонте возникли красные лучи, которые быстро сменились розовыми, а те в свою очередь ярко жёлтыми. Как бы из-под земли ввысь стал подниматься большой яркий диск, моментально ослепивший синейцам глаза. Разом отвернувшись от него, мелигианцы устремили свой взор на ближайшую гору. Её вершина была словно игровая площадка для цветов. У самого подножия ещё царствовала тьма, чуть выше она сменялась бордовым цветом, а тот в свою очередь красным. Зато вся верхушка была в жёлтом цвете, словно гора состоит не из местами покрытого снегом камня, а из золота. Отражаясь от белого снега, лучи придавали горе бриллиантовый блеск. Даже камни разной породы имели один общий светло-коричневый цвет с тем же золотым оттенком.

      Но постепенно и жёлтый цвет уходил. Он словно советник императора, уступал место своему повелителю, белому цвету. Уже и на гору нельзя было смотреть не прищурив глаза. Создавалось такое впечатление, что светло – серое безоблачное небо освещало не местное светило, а горный блеск. Даже лютый холод немного стал теплее.

      Закрыв глаза, синейцы ещё минут пять стояли так, наслаждаясь рассветом, затем развернулись и медленно побрели в лагерь, соблюдая полную тишину и прислушиваясь к свисту ветра.



    [1] Вискалис – учитель лейлинь в Храмах стихий

    [2] Элидан – содержатель Храма Стихий

    [3] Скайрас - прямой меч, лезвие которого заточено с одной стороны, обычно имеет круглую крестовину

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Стел Джест
    Категория: Фэнтези
    Читали: 99 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 ноября 2012 | Просмотров: 605 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Natali_m (4 ноября 2012 14:31)
    Привет:)
    Короче, мне не понятно, для чего они это всё делали))Это было восстани? кого против кого?Хотя кого понятно...но зачем?Блин, н ужели всё придётся перечитывать)А теперь по мелочам)

    -Даже когда мы находимся далеко от неё, тихо заговорил Демон, положив открытую книгу на колени,-ну, тут понятно, тире пропущен.
    Его внимание привлекла тень, крутившееся около палатки, в которой отдыхали женщины. Развернувшись, Кард направился к ним и остановился у входа, около которого крутился молодой гладиатор.- во-первых,крутившАЯся, во-вторых два раза это слова повторяется: крутившаяся, крутился-не красиво.
    Кард краем глаза заметил неясные очертания чёрной мантии.- ну, тут я хотел чисто уточнить. Ведь была же ночь? Мантия в любом случае тёмная будет.
    стали всё таки- "таки"-через дефис)
    Войдя во внутрь её, Гелис остановился. - войдя во внутрь, всё!ЕЁ не обязательно вообще.
    почти да земли. - глупо) дО земли)
    Доползя до люка, - вот доползя меня Оочень смущает)можно заменить добравшись, потому что...ну ваще не звучит:)
    К счастью он оказался не закрытым и мелигианец стал приподнимать крышку выше, для того, чтобы можно было заглянуть в образовавшуюся щелочку. - точка, точка, запятая...запятые пропущены) К счастью(это вводное слово), и перед и, т.к. оно разделяет два простых предложения.
    внезапно спрыгнул со скалы на снег перед самым входом в пещеру. -О_О, это мне кажется было бы больно.
    Поднявшись вверх, Айвел только и успел, как сесть за окровавленный стол, как заметил в углу тела трёх стражников.-повторение как. Первое на ЧТО можно заменить.
    бесятки стражников- извиняюсь, бесятки?:D
    -И вообще, это такие мелочи)))Их можно увидеть при элементарном прочтении на свежую голову)Вотт битвы ты классно описываешь. Эффектно...только некоторые подробности меня как-то...в общем не нравятся мне подробности, типа про мозг:)И в диалогах больше жизни должно быть)Не знаю чем, но момент, когда Айвел кафтан застёгивал, запомнился))))
    Вот кажется и всё)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Стел Джест (4 ноября 2012 14:58)
    Цитата: Natali_m
    Привет:)

    Привет!)
    Цитата: Natali_m
    Короче, мне не понятно, для чего они это всё делали))Это было восстани? кого против кого?Хотя кого понятно...но зачем?Блин, н ужели всё придётся перечитывать)А теперь по мелочам)

    Они ищут медальон, вернее, знают где он, но до того места добраться нужно - это несколько раз было упомянуто)))
    Ошибки исправлю, спасибо!!!
    Цитата: Natali_m
    Эффектно...только некоторые подробности меня как-то...в общем не нравятся мне подробности, типа про мозг:)

    Это, так сказать, для большего эффекта)))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.