«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 14
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Глава 1 Хранители миров Шевченко Г. А. Судьба хранителя судеб

    Глава 1
    Судьба хранителя судеб
    Хруст снега под ногами. Вьюга, сильнейший ветер бьет в лицо. Что, где? Не сообразить. Туман из маленьких снежинок накрыл все вокруг. Одинокие голые деревья, будто какие-то неведомые чудовища, свирепо глядят на одинокую фигуру, бредущую в темноте. Куда бредет этот полустанок? Где его дом? Почему в такую страшную ночь он здесь, среди свирепствующей природы. Неужели он действительно не имеет дома, неужели его душа столь одинока, что там поселился холод? Кто же все-таки же он?
    Мы видим знакомые черты его: долговязое тело, плащ до пола, но почему-то он изодран в клочья, старый и кривой посох, но довольно крепкий, потому как он выдерживает весь вес своего хозяина, но ужасающая трещина прошлась сверху к центру его, будто некая величайшая сила разрезала его напополам, как режет нож общества сердце, душу человека. Нет, может это просто так и нужно, но что-то значит, что-то бьет в глаза. Почему же он один? Казалось, что весь мир он потерял, а может и весь свет. Идет впотьмах, ища чего-то. Вьюга вьюжит, заметает. Тяжелыми шагами бредет наш Владиус к себе домой.
    Где же дом этого человека, где его очаг? Вокруг скрюченные деревья, будто души тысячи людей все искажены. Нечто страшное таят они в себе. За всем этим унылым пейзажем мы и не узнаем свое любимое Подмосковье, ставшее оплотом для хранителей миров, членом общества которых и был Владиус Сумеречный Светоносец. Но как такие трущобы могут стать оплотом? Да это оплот, потому как «Хранители» скрываются в тени, в закоулках, творя свое вечное предназначенье – быть хранителями судеб. Пусть все они и одиноки, но душа их чиста как маленькая росинка по утрам, как слеза ангела, которого изранил дьявол. Она свободна и не так уж и больна. Вокруг стоит их тишина.
    После массового перемещения нашей компании к месту портала, он переживал величайшую боль, боль не столько физическую, сколько духовную. Всему причина та, что столь сильная магия света доступна лишь опытным старикам-хранителям, но никак не Владиусу, только недавно ступившего на путь становления защитником миров. Отличаясь своей одаренностью с детства, он уже с самого детства умел использовать многие из приемов начертаний белой мистики. Вся сила хранителя кроется в его душевном настрое, духовном развитии и свободе до небес. Но столь мощное заклинание никак не могло соответствовать его духовному уровню, ведь именно сейчас он не имеет больше ничего в своей душе, кроме таящейся в глубине опустелости и боли утраты. Что же потерял такое наш герой? Что делает его таким? То ли потеря семьи, то ли недавнее (всего прошло 3 года) расставание с другом детства, который был последней нитью, которая держала сердце с миром. Одиночество вновь грызет душу, кажется, что парень стар не по годам.Тяжелые шаги по снегу, крик боли среди тьмы. Стоит глубокая ночь вокруг. Та самая, когда последний отчаянный человек остается на улице, делая невольно себя объектом душевных истязаний. Боль не останавливалась, а резала, резала, как кинжал по сердцу, тонкими слоями, оставляя при этом не мелкие шрамы, а громадные раны. Кто держит это острие, кто бьет им в сердце? Люди, кто же может быть еще. Они ведут себя и всех вокруг в глубокие колебанья. Человечество, как звучит то слово громко. Но что же все-таки оно такое? То ли мир отдельный, то ли исчадье ада? Ответ на этот и многие другие вопросы искал тогда Владиус, тихо продвигаясь по сугробам. Усталость мучала его, не давая двигаться все дальше.
    Куда же все-таки он шел? К свободе, к свету и добру? Нет, на приговор судьбы, приговор быть узником собственных сотрудников, людей в которых верил он, которым всю любовь отдал. Он, по приказу Верховного хранителя Линиуса Александруса должен был переправить избранного на Нибирус, но планы общества сорвались, Владиус отправил целых шесть человек в другой мир, вовлекши в конфликт, целую группу людей. Это произвести может необратимые последствия, в том числе такие, что весь Нибирус станет полем боя ада и людей, в том числе и местных жителей планеты. Узнав все это, хранители просто обязаны наказать Владиуса за ослушанье приказаний. Мир стоит на распутье, а все завит от воли этих людей – защитников миров от посягательств сил зла, таящихся не просто в людях, но и в душах, мыслях их. Именно Земля, наш дом, наша колыбель, навеки обречена, быть под властью, и гнетом этих сил. А людям больше и помочь нельзя, ведь навек останутся они объектом правленья ада.
    Это осознавали все хранители, в том числе и Владиус, который все продолжал свой непроторенный путь, отмахиваясь от летевшего в лицо снега, при этом превозмогая боль, которую я бы вам, друзья-читатели, никогда бы не пожелал. Навеки опустошенная душа не видит в зеркале отраженья своего, оставаясь вовеки вовлеченной в мысли и раздумья. Ни света, ни добра Владиус больше не видел в своей жизни, хотя его и никогда не было. Осталось лишь опустошенье. Ему казалось, что он делает все, чтобы спасти их - людей, но это глупо. Общество не видит, презирает его. Кто он таков тогда? Пустяк, который из кожи вон лезет, в блаженных мечтах сближаясь с тем народом, которому ввек служит, да и будет служить. Взамен то что? Обида, предательство, оскорбленья. Общество кинжал подняло и навек прорубило рану, но не просто рану, а вырвало целый кусок сердца из тела, оставив маленький островок для души, потерявшей связь с разумом навеки.
    Вьюга постепенно утихала, оставляя неизгладимый след на природе и окружающем унылом темном пейзаже. Сугробы до колен, да шапки снежные на ветках. Кажется, будто деревья и есть люди, закрытые своими одеждами, снегами, глубоко сковавшими их души в холоде, потеряв все тончайшие нити, связывающими их со всем миром. Осталось лишь нам, посторонним наблюдателям, глазеть на все, как будто утешая себя тем, что я не такой или такая, скрывающий или скрывающая свою душевную боль тихого одиночества, навеки легшего на сердце. Очень скоро перед Владиусом открылась чистая, чуть припорошенная снегом дорожка, а впереди горели одинокие фонари, распространяя хоть частичку доброго света вокруг. Встав посреди нее, наш друг тихо произнес: «Простить весь мир за все лишенья и боль, нет, не могу. И не прощу никогда. Пусть навеки вечные он будет низвергнутым во тьму». Неожиданно потеряв контроль над собой, он кидает посох на ледяную землю, от чего палка раскололась, угрожающе ознаменовав разрывом сломленную душу, ставшую, мучительно борясь с собою, искать хоть смысл, искру истины вокруг, но нет, нет ничего вокруг. Пустота, холод одиночество. Хочется пролить скупую слезу, в которой бы таилась та чистая любовь к прошлому, родным, друзьям. Где же теперь они? Туман навечно скрыл их в небесах. Став на колени, наш друг, начал кричать столь сильно, что казалось, будто зверь продирал все части тела Владиуса. Вот он человек, которого предал весь мир, каждая его частичка отлетает, оставив лишь маленький оплот мечтаний, которых и в помине быть не может. Душа погибла, больше нет ее внутри. Но крик тот крик, что рвался не возьми откуда это боль, продолжающая терзать все нутро, перерастая из духовного своего бытия в физическую составляющую. «О небеса, за что такие муки? Зачем я здесь все еще? Почему тогда не умер, ко всем дьяволам и чертям? Зачем ты держишь меня под опекой своей? Дай умереть в блаженстве и надеждах, что тем освобожу я мир, оставив кроху памяти в людях, которые лишь скажут: «Был хорош, а вспомнят лишь за разом, когда наткнутся на досье мое в библиотеке, иль может книгу, что оставил я тогда недочитанною в школе». Не важно. Главное же то,… Что? Что важно? Любовь? Нет-нет, ведь все мы знаем, что она жестока, что больше веры в нее и нет у всех жителей Нибируса. О небо, забери же ты меня навеки, как больно, что не слышишь ты меня». Встав тихо, почти неслышно, он пошел вперед, будто одинокие фонари те и есть его судьба, тот оплот мечтанья. Нет. Может это дом? Может свет манит его как одинокого мотылька, но вот и он сжег ему крылья. Мотыль упал, одиноко скрючив лапки. Но что-то теплится, что-то движется в нем, что это? Жизнь, жизнь, друзья. Это единственная ниточка, которая держит нашего мотыля на страшной Земле. Его мечтательный ум видел одно – готовность сделать величайший подвиг, какой не совершал еще ни один герой-хранитель, тот подвиг, который навеки оставит в памяти каждой души понимание его – Владиуса, как благодетеля и героя. Светоносец хотел, чтобы люди ввек помнили все деяния своего кумира, но эти наполеоновские планы были почти неосуществимы в той ситуации, в которой находился наш друг.
    Вновь одинокая фигура бредет во тьме ночной, оставляя за собой следы, сразу же заметаемые пургой, тихо стелющейся по земле. Свет фонарей озарял занесенную снегом дорогу, ведущую… куда? Скоро, скоро вы, друзья-читатели узнаете все, что интересует ваши умы. Чуть поодаль стоят старые домишки, с почти прогнившими крышами. Это выглядит столь уныло, что каждая частица этого пейзажа заставляла невольно задуматься, какая же все-таки губительная бедность творилась за границей городской, даже если она и формальна. На этом стоит весь наш мир людей: город богат, периферия – обитель пьянства и порока, в которой, как в зеркале отражены каждый из грехов, а мы горожане, даже и не задумываясь об этом своеобразном мире, можем лишь сказать несколько слов нашего равнодушия: «Пусть живут, как хотят!» Помочь даже рука не лежит. Вот результат – одинокие, унылые бараки-избы, гниющие где-то в трущобах. Немало важно и то, что какие-то старые, почти разломанные остатки проржавевших до основания машин, придают еще больший вид обеднелости места, по которому брел Владиус в поисках чего-то родного и близкого.
    Дорожка все петляла меж прежнего пейзажа вечной опустелости. В окне какого-то из бараков промелькнул свет одинокой свечки. Видно, что бедная старушка до сих пор ждет своего пьяного мужа, растерявшего совесть и совершенно ставшего деградированным монстром, вечно держащим бутылку в руке. Где же культура народа, которой можно было несколько лет назад гордиться так, что каждый из людей понимал величие моральных устоев деревни, но теперь вокруг голодные глаза, пьющие мужчины, окончательно потерявшие совесть, бьющие своих жен за малейший проступок. И это порочный круг. Он бесконечен.
    Снежный туман еще больше показывал каждую черту этой пустоты, таящейся в каждой песчинке деревни. Очень скоро Владиус натыкается на разветвление дороги, которое ведет куда-то вглубь бесконечно идущих вдоль нее все тех же домов-одиночек. Куда пойдет наш друг? Он знает. Повернув куда-то вбок, он скорчил от боли все свое лицо. Но что-то шло не так. Ему казалось, будто что-то непонятное ни ему, ни кому-либо еще следило за каждым его шагом. Обернувшись, он не видит ничего, кроме все также стелющейся пурги по асфальту, не дающей понять того, что же все-таки могло так глубоко в себе почувствовать два ока, смотрящих в самые заповедные уголки души. Светоносец чувствовал на себе самое настоящее чувство, когда нечто необычное было рядом, следя за каждым твоим неловким движением. В глазах нашего друга стала заметна самая настоящая паника, сменяющаяся с глубоким непониманием.
    Вдруг необычный шорох послышался откуда-то сбоку, испугав собой не ожидавшего такого Владиуса. Что же могло быть источником непонятного движения? То ли это одинокий пьяница шел домой, тот самый, которого ждет его жена, то ли какое-то животное, бредущее в ночи, ищущее на этих остатках цивилизации хоть щепотку еды. Глаза Сумеречного Светоносца кидались из стороны в сторону, но все то же опустошение видел вокруг.
    Одинокие и опустелые домишки, казалось, будто и есть душа нашего друга, такая же бедная, полностью накрытая туманом и больной душою. Неожиданно что-то послышалось вновь где-то за углом дома. Усталый взор хранителя вновь поднялся в сторону места, откуда издавались звуки, но уже не столь испуганно, сколько это было в прошлый раз. Что же увидел Владиус? Одинокий пес, весь взлохмаченный сидел около угла, но при виде человека, он привстал, ощетинив всю свою гриву, став похожим на разъяренного волка, глаза стали красными как будто вся кровь прилила к ним, пасть с острыми клыками жадно открылась. Наш друг уже и не думал спасаться, ведь он ждал того момента, когда рок судьбы придет за ним, чтобы наконец вернуть его к предкам, но неожиданно страшная боль защемила в самой глубине души, не давая даже противиться себе, а лишь вновь вернуться к мысли, что будущее мира зависит от него – героя-хранителя, защитника судеб людей. Тяга к жизни вновь проснулась где-то внутри, на самых задворках одинокого сердца. Разъяренное существо в ярости полыхающего внутри чувства голода кинулось на полуночного скитальца. Да и впрямь вокруг полночь, а наш Владиус, несколько дней не смыкая глаз, делал свое дело, рискуя всем – здоровьем и жизнью. Теперь же, когда псина бросается в ярости на него, хранитель начинает суетиться. В уме мелькнула мысль, что конец пришел, но… нить держит с миром. В суматохе герой берется копошиться в карманах и находит большой окорок индейки, аккуратно завернутый в салфетку. Именно этот кусок спасает его душу, а может и не только его, ведь он – хранитель судеб, хотя и потерявший смысл своей судьбы. Спешно кинув кусок мяса бешеному псу, пытается убежать, крича: «Отстаньте, демоны от меня. Жизнь еще внутри меня. Я не погиб! »
    Собака же схватила в жадности окорок, сразу же начала его поедать, уже не обращая внимания на какую-то убегающую вдаль фигуру. Но в некоторый момент кусок выпал у пса изо рта, а он сам начал пристально вглядываться в глубину темноты. Что-то человеческое возникло в глазах одинокого ночного охотника, что-то близкое нам – людям. В темноте послышался вдруг голос, глубокий и тяжелый. Шел он из пасти собаки: «Владиус, друг… Я нашел тебя. Ты здесь». Далее ужасающий вой прорезал ночь, будто меч кольчугу. Оно кричало, друзья, одиночество.
    ***
    Бег усиливая, наш друг рванул куда-то к самой окраине деревни. Там на небольшом холмике стоит изба, точно такая же изба, как и все избы в провинции. Но что-то отличало ее ото всех остальных. Что может так выделять ее от остальных? Может какое-то страшное, влекущее к себе тяготение магии, может та аура, нависающая в воздухе, когда проходишь около нее. Но нет, нет. Все отпадает. Владиус, будто зная, к чему ведет его путь, шагал уверенными и даже немного высокомерными шагами, будто не просто изба впереди, а целая толпа его прислужников, будто вечная мечта, стать великим хранителем сбылась. Прелестно. Впереди судьба, влекущая к себе, как моряка море, корабля причал. Даже во мраке русской ночи таилось что-то неестественно магическое, которое хотелось сразу же понять и объяснить себе, рассказать другим, но это все наваждение, о чем, несомненно, понимал и наш друг.
    Вот уже близко то, к чему уверенно шел Светоносец, близок дом. Но, друзья, неужели он – хранитель живет в такой одинокой халупе, лачуге? Пока терпения. Подождав немножко, мы и впрямь поймем всю суть происходящего. Лишь один аспект, который важно не упустить осталось дождаться вам. Он скоро, вот секунда, две и…
    - Дружок, ха… ик…давай выпьем вместе. Я так давно… ик… мечтаю рассказать хоть кому-нибудь таящиеся у меня на душе думы. Паренек ты хороший, поэтому выслушай старого пьяного друга, - неожиданно прервал движение нашего знакомого чей-то голос, тихо мямлящий откуда-то сбоку. Там стояла фигура действительно пожилого, но полностью пьяного человека. Тупой и глупый взгляд беспамятно смотрел в пустоту, будто в ней есть потаенный смысл, которого никто из нас, друзья-читатели, понять никак не сможет. Это безумства взор, одинокого понимания того, что больше нет в мире и капли чистоты, а стоит лишь выпить бутылку водки, а может и другого суррогата, от которого сразу поплывут мозги, и забудется та боль, которая окружает вокруг. Бороться с ней не надо будет, строя свою чистую и правильную жизнь. Остается нам лишь смотреть на это следствие потерянности смысла в жизни, хотя он и находится под боком. Стоит только протянуть руку. Этот смысл – семья, для которой нужно жить, стараться любой ценой сделать жизнь близких людей лучше. Даже если жизнь и фортуна поставила навеки на тебя клеймо бедности встань, подними свою гордую голову, возьми себя в руки и скажи: «Я – человек, так буду жить как человек и не дам обществу сломить меня, пусть даже построит оно предо мной непоколебимую и высокую стену, но я перешагну, перелезу ее, даже если все в кровь изотру! С честью перенесу рок судьбы. Пусть мои дети помнят меня как человека, вытерпевшего каждый удар боли и холода!» Но нами завладели руки ада, простирающие их к нашим сердцам, а через них к умам, вызывая потерю себя. Именно хранители в попытках помочь нам побороть эти путы зла, существуют на Земле. Победить ад невозможно теперь, когда он уже почти тысячу лет живет в нашем мире, проедая своими клыками дыры в сознании. Нам кажется что все это мы виноваты? Да! Мы. Мы не останавливаем ужасный вирус внутри, ища тому отговорки, обвиняя в этом судьбу и безысходность. Вина в нашей воле. Потеряв последнюю каплю чести, идем замолять грехи алкоголем, став еще большими чудовищами. Так ад забирает душу, ей спасенья больше нет.
    - Уйди старик, не хочу я на тебя тратить время, у меня дел по горло, - резко и отрывисто проговорил Владиус, - Иди лучше проспись, жена и дети заждались. Советую пока что кинуть бутылку на пол, а иначе потеряешь окончательно человеческое лицо и сдохнешь как собака от зла. Потеряв человечность, навеки потеряешь жизнь.
    - Не лечи мне душу юнец. Все-то вы спешите молодые, а на потерянных в мире стариков даже и взора не кажите. Вам се новое, да новое, а мы к чему. Мы остаемся без помощи, гния в собственном.… Ай, что я тебе это объясняю… вз, тебе же старик лишь насмешка. Бутылку не тронь – оно пока одно спасенье, от…
    - От чего, гниенья? Да она тебя гниет, - подойдя к пьянице, промолвил Светоносец, - Свет пока тебя не видит, потому что вот это зло тебя схватило и навек поставило клеймо, а ведь вспомни детство. Где же честь твоя, душа?
    - Да ты как смеешь дерзить мне! Молоко на губах еще не обсохло.
    - Да? Если уж так, то почему какой-то юнец кажется старше, а мудрец?
    - Когда-то давно… ик… в самом детстве отец избил в последний раз мою дорогую мать, тогда она молила, милый друг, чтобы он пощадил малое дитя, одиноко сидящее за столом и пьющее молоко, но разъяренный зверь навеки забыл эту твою честь! Он схватил мою кружку и выкинул на пол, потом я долго плакал, собирая каждый осколочек ее, а каждая капелька падала на пол, оставляя невыносимую боль на сердце. Тогда мать пыталась защитить меня, но дикий удар отбросил ее в сторону, в результате чего молодая, не в чем неповинная женщина ударилась с величайшей силой о косяк, навеки оставшись инвалидом. Ввек не забуду, юнец, как этот зверь сгубил милую мою маму. Мне тогда десять лет было. Потом война. Изверг ушел, а я всеми силами держал маму, ища в чем угодно пропитания, но она, - показались слезы величайшего горя на лице пожилого мужчины, потерявшего смысл жизни из-за тяжелой жизни, - Она умерла. Прямо у меня на руках. Так чем же заслужена такая жестокость судьбы. Неужели мне, малому еще дитя суждено было быть навек потерянным в этом мире, а? Теперь же жизнь навеки сгубила меня. Пытался я спасти себя, работал, даже семья была, но одинокая боль, которой никогда не зажить навеки сразила меня. Спасение нашлось – бутылка. Вот и все…ик…дружок, - чуть даже протрезвев, откровенно высказался пьяный мужчина.
    - Ведь ты не должен был опуститься до уровня своего отца, а теперь сам тот одичавший зверь. Где гордость и готовность бороться с тем злом, что погубило дорогую маму. Ты должен забыть об этом творении ада, старик. Прошу!
    - Нет, не могу.
    - Хочешь и ты сделать таких же несчастных жертв?
    - Боже, не лечи мне душу, прошу же. Молод ты еще. Нет у тебя опыта жизни.
    «Может сказать, что я лечу те заблудшие души, спасая их от зла?» - промелькнуло в голове Светоносца, дав знак, что это и есть единственный способ спасти таких вот бедных людей.
    - Я, Владиус, хранитель, который таких как ты… - начал было наш друг, но остановился, когда громкий пьяный голос сзади старика крикнул что-то.
    - Эй, Влад, иди выпьем за…за что-нибудь еще, старый ты черт, - послышалось вновь за углом, но не это волновало Светоносца, а имя собеседника. Оно так схоже с его именем, но эта судьба, столь же одинокая и мучащаяся. Как может быть такое сочетание? Неужто это его будущее – быть одиноким страдальцем, пропивающим остаток дней последних моментов жизни? Нет, не может быть.
    Старый человек не отреагировал на голос собутыльника, который теперь просто в ярости выбежал к нему. Влад упал тихо на плечи Светоносца, не в силах больше держать себя на ногах и мычал какие-то несвязные меж собой словечки. Это выглядело как-то смешно, но в тоже время очень величественно. Собутыльник в порыве белой горячки кинулся на Владиуса с кулаками, крича, что тот убил старика. Это стало выглядеть нелепо и глупо, потому что никакого убийства здесь и в помине не могло быть. Мощный и остервеневший пьяница выглядел на тот момент как монстр, потерявший все чувства света.
    Положив уснувшего бедняка на лавку, наш друг с яростью вытащил маленький и тонкий кинжал из-за пояса. Превозмогая боль, он с криком прошелся сим по ноге нападавшего, который, по-видимому, был еще молод, но пил уже так много, что зверь прорубил в нем всю человечность, оставив лишь внешнюю оболочку. Спасенья, как думал Владиус, нет. Он навеки поставил клеймо на жизни. Удивившись текущей по ноге крови, враг еще более остервенел, но решил остановиться, как кот зализывая рану.
    - Кровь, пусть очистит она хоть твою душу от ада, - промолвил тихо Владиус и с этими словами, взяв старика на плечи, пошел в сторону избы, откуда шел тихий и теплый свет домашнего очага, любви и гармонии. Именно это манило нашего друга.
    ***
    Дверь со скрипом отворяется, теплый ветерок подул оттуда, а в дверях стоит темная, почти похожая на смерть фигура, держащая на себе что-то или кого-то. Это наш друг – Владиус. Его черты сразу узнаваемы, потому что именно они выявляли хранителя. Кто-то еще быстро подскочил к нему, потихоньку проталкивая вперед, в коридор, освещенного лишь светом небольших лампад на стенах помещения. Фигура, которая была с нашим другом опасливо взглянула на холодную улицу, где уже не было того снегопада, а морозный ветер дул со всех сторон, замораживая каждую веточку кустика или дерева. Вот она долгая морозная зимняя ночь. Прелестно!
    - Ты кого-то опять с собой притащил? Опять потерянная душа, значит? Подумай, Магоград же не резиновый. Он хоть и большой, но таких вот пьяниц, потерявших свой истинный путь много. Каждого приютить, что ли ты хочешь, я не понимаю, а? Нам, хранителям не жалко, но это уже слишком, пойми ты, наконец, - возмущенно говорила невысокая фигура, которую теперь мы смогли полностью рассмотреть. Это была девушка, немного малая ростом, также как и Владиус облаченная в плащ и капюшон, а на руке точь в точь такая же татуировка – знак каждого хранителя, который был его амулетом для них, оберегающим на века от сил зла и ада.
    - Нет, Сонелия, я лишь выполняю свой долг, долг чести хранителя, неужели это для тебя ничего не значит, а, ответь мне? Нет ли у тебя чувства, что ты не зря в этом мире, что какие-то души жаждут спасения, потеряв выход из своего плачевного положения. Меня, если честно, распирает боль за эти души, хотя сам знаю, что у самого душонка слаба.
    - Вот-вот. Опять ты за свое: долг, честь. Когда же ты прекратишь эту бессмысленную игру в рыцари? Они там, на Нибирусе, а ты хранитель, а не благодетель. Знай, это тебя до добра тебя не доведет, хотя…уже не довело. Линиус немедленно приказал явиться тебе в зал Совета шести. Почему? Не сказал. Давай спускайся быстрее, пока не ввел опять его в ярость.
    - Да замолчи ты, лучше этого старика забери, да найди ему место в Ордене, пусть добру послужит старикан, а не злом упоен будет ввек. Линиус? Что опять этому негодяю надо, неужели вновь его старые мозги в раж вошли, и он начал терроризировать людей. Отец, зачем же ты дал его тщеславию и ненависти взять верх над хранителями. Как же больно видеть, как наш Орден рушится на плечах безмозглого тирана.
    - Хватит патетики… ух.… Ну и тяжелый же этот старикашка. Иди к Верховному, а иначе Устав опять нарушишь, а так изгнание недалеко, - недовольно проворчала девушка, держа полностью обмякшего мужчину, который явно выше ее самой.
    - Опять этот наглый Устав, его законы. Когда-нибудь, когда силы будут столь велики мои, я навеки положу конец всему безумству в Ордене Хранителей Миров. Все, все тогда заживут так, как предрекали нам отцы-основатели, - горделиво вознеся голову вверх, Владиус начал мечтать, видя веселые лица на каждом из людей, охраняющих границу между Нибирусом и Землей.
    - Мечтатель. Очнись и иди к лестнице, бегом, покуда гнев «тирана» не стер тебя в порошок. Ты же песчинка, что ж ты-то сделаешь, а, Сумеречный. Терпи, - кричала из другой комнаты подруга Светоносца, которая пыталась привести в порядок старика.
    Решившись идти к своему заклятому врагу – нынешнему Верховному Архихранителю Ордена – Александрусу Линиусу Строгому. Фактически эта личность является одной из самых влиятельных в обществе защитников миров. Именно этот человек некогда погубил его отца – бывшего правителя Ордена. Теперь же нет единого хранителя, который держал бы все в одной нерушимой руке. Власть имеется у Совета, который управляет всем. Но именно Линиус навеки возвеличил себя среди советников, возложив тем самым всю силу на себя. Этот эгоистичный поступок навеки задержался в душе нашего друга, ставший вечным мучением. Факт тот, что глубочайшая жажда мести таится навеки внутри Светоносца. Ему хотелось сломить порядок, укоренившийся в обществе хранителей, пробить завесу самовластья безумца и жадного лжеца. Новый прилив желчи пробился сквозь душевную боль Светоносца. Едва став защитником миров, Владиус искал путь как сделать так, чтобы враг ввек стал низвергнут и отправлен в изгнание, как и отец когда-то давно, пять лет назад, когда еще наш друг был мал.
    С этими мыслями сквозь коридор прошагал Светоносец, но по привычке своей посмотрел в сторону кухни, где без устали трудилась пожилая женщина, готовя теперь какие-то пирожки, которые несомненно любил наш друг. Они пахли тем теплым домашним духом, который можно почувствовать только в родном доме, который когда-то Владиус потерял, став одинокой душой среди тысяч многоликих людей. Они не дают того семейного тепла, но та женщина стала заменой матери некогда.… Об этом, дорогие друзья столь сложно говорить, что даже дрожь по коже бьет, создавая в глубинах подсознания ужасы и бедствия, пришедшие на молодой и не окрепший внутренний мир юнца. Именно она – символ мамы, стала опекать Светоносца, как собственного сына, а все потому что у нее самой и не было детей, которые могли бы в любой момент поддержать, помочь или сделать хоть какую-то помощь. Именно он и Сонелия стали ее главной целью в жизни. Они воспитаны порядками, которым учили и ее.
    Незаметно прошмыгнув мимо входа на кухню, наш друг задумался вновь обо всем том, что существовало, есть и будет, но долго это оцепенение не держало его души, оно отстало, будто некоторый ком сошел с сердца, оставив лишь мысли о том, как должна была бы пройти встреча между двумя врагами – ним и Линиусом. Больше всего мучал Владиуса один немаловажный вопрос – как же сделать так, чтобы этот тщеславный старик понял, что Светоносец не невинная овечка, которой можно управлять, как захочется его неудержимой воле. На некоторое время у нашего друга появилось небольшое, но очень четкое видение. В самом центре гигантского зала, возвышающегося к самым небесам, где вокруг стоит тысяча колонн, а в самом центре, вокруг которого горят великолепные магические фиалы, от которых издается теплое и таинственное свечение, стоит он – хранитель Владиус Сумеречный Светоносец. С дрожащим ужасом наблюдал все таинство наш друг, чувствуя, будто весь мир теперь стоит в ожидании того, что произойдет следом. Неужели это конец, последний час его жизни, а может… просто последний час карьеры хранителя. Быть того не может! Но все говорит за это. Он должен предстать пред Величайшим Судом Ордена, во главе которого стоит его непосредственный начальник – Александрус Линиус. Начала тихо окружать Владиуса непоколебимая тьма, будто пожирающий зверь, она губила душу, все глубже и глубже пробираясь внутрь. Это грозило моментальной смертью, ввек убивающею сердце, но духовная сила героя оказалась несломленной никем и ничем. Вся мощь света и мира заключилась в одной непоколебимой душе и отразила терзательницу свою, не дав ей проникнуть ни на сантиметр вглубь духа. Как щит она отражала малейшие нападки зла, не давая ей сразить героя навзничь. Болезненные глаза Владиуса видели во всем самую настоящую озлобленность толпы и готовность ее сразить, казнить ни в чем неповинного человека.
    - Молчать! Суд! На колени подсудимый Стефан Великий Светоносный! Вы обвиняетесь в измене Кодексу Ордена Хранителей Миров. Поприветствуйте верховного общества судью – Линиуса Александруса, - возопил страшный и остервенелый голос, похожий на приговор. Владиус чуть не потерял сознание, поняв, что тот, кого обвиняли не он, а его отец. Сердце сжалось в комок, маленькие скупых слез проступили на глазах. Неужели и его ждет судьба его величайшего папы. Пав духом, он продолжал смотреть творившееся вокруг себя. Поняв, что находится на коленях, пытается встать, но нечто таинственное держит его дух прикованным к земле. Магия покорения – вот все зло, которое не давало ступить молодому человеку. Лишь подняв свой утомленный взор, наш друг понимает, что нет, и не может быть так реалистична пред ним сцена суда. Это судьба – идти по стопам великого отца. Вдруг на кафедру восходит высокий и строгий человек, облаченный в привычную для каждого из хранителей одежду – плащ и капюшон, но этот грозный был крайне похож на того, кто видел, что он превосходит всех остальных, считая, будто каждый из присутствующих пришли поглядеть на него – властителя миров. Даже эти презрительные движения говорили сами за себя. Но тьма и зло роилось вокруг этого монстра, одевшего как для маскарада регалии хранителя. Власть и мощь – вот что было главным для того пожирателя душ. Поджидая наказания, Владиус смотрел на этого стервятника, не отрывая глаз. Взор пал на эту тщеславную улыбку, на которой и изобразилась та нота желания, чтобы этот немощный человечишка, преклонный пред ним, ввек не выказывал и желания быть выше. Все значило то, что скоро наш друг перестанет быть хранителем и на века будет изгнан за пределы Ордена в не признающее ничто общество людей.
    - Вы нарушили Кодекс – вековой устав Ордена. Это не позволительно даже Вам, Стефан, хоть и вы правитель. Навеки веков поймите, что действовать лишь сердцем и вашей так называемой душой – значит стать посмешищем, а Вы, несомненно, спася нашего злейшего врага – демона, отрепье тьмы и зла, пускай, даже если он Вам и друг, но это никак не позволительно. Вы просто обязаны были испепелить его в порошок, но это сердце и доброжелательность вас погубила. Теперь глядите. Вы на коленях, пред Высочай… Верховным Судом, простите. Так сгиньте же в своих предрассудках, если хотите. Но может у предателя, дорогой Совет, есть что сказать, - с презрением продолжал напирать Линиус, несомненно, это он. Его вечная зависть к отцу Владиуса и есть причина, из-за которой судили нашего друга. Да! Так оно и было. Это понял Владиус, наконец, узнав отговорку того, почему обвинили столь скоротечно отца. Ненависть и жажда мести с новой силой начали точить сердце Светоносца. Это и было то чувство, обиды, вечно мучащее душу нашего друга уж столько томительных лет. Ответ нашелся.
    - Я, - невольно заговорил губами отца Владиус, только открывая рот неестественно и больно, - Стефан Светоносный, навеки веков клянясь на том же самом Кодексе (встав и указывая пальцем на Линиуса), должен был защищать любую душу, что попала в великую беду и пытаться изгнать демонов из его души, но не Вы ли Александрус помешали мне, а?
    - Молчать, падший хранитель. Здесь мы решаем, кому говорить, - с яростью закричал Линиус, размахивая руками и готовясь, было просто убить ни в чем не повинного Стефана, но чья-то старческая рука неодобрительно дернула за рукав вспыхнувшего неожиданным приступом гнева Линиуса. Этот человек произнес уверенно и тихо: «Пусть молодой человек скажет все, таков закон».
    - Продолжай, - презрительно махнув рукой, заговорил вновь Александрус.
    - Премного благодарен. Совет, прошу выслушать. Эти обвинения необоснованные, ведь Крисс, эльф, которого проело зло демонов, ушел от людей и мира, став вечным изгнанником, ищущим путь к спасению души и вечной мести за то издевательство над собой. Теперь Вы, Линиус, создали больше жертв тьмы, чем мы можем, в конце концов, остановить. Это грозит новыми великими потрясениями, поймите же Вы, наконец. Я миротворец, а не предатель.
    - Вы нарушили закон и будете наказаны, любой ценой. Это финальное решение Суда, - огласил громогласно и озлобленно еще молодой Александрус, махнув рукой.
    - Или твое, а, Александрус? Мы с детства враждовали. Вот твоя месть. Ха, да так легко расправился, сделав меня ввек изгнанником, а сына и жену оставив их в вечном позоре? Молодец. Подло и умело. Знай, однажды судьба рассудит все так, как должно быть, а сын мой растет, знай. Местью месть мы загладим. А пока я ухожу. Знай, позор тебе и твоей семье, - в яростных конвульсиях кричал Стефан и Владиус, понимая что страшное наказание не миновать.
    - Суд окончен! Виновен, - крикнул вновь Линиус, - И ты знай, что нет больше места Светоносным в мире этом,…вы предали его. Навеки веков Стефан Великий Светоносный изгоняешься из Ордена Хранителей Миров и лишаешься всех регалий! Снять плащ хранителя, чтобы презренный не омрачал им наши ряды. Пусть запомнит этот день навсегда Стефан. И прокляни же тот момент, когда из-за своей бесконечной гордыни и честолюбия ты отпустил этого демона. Предатель! – с этими радостными для себя словами Александрус сошел с кафедры и ушел в темноту помещений.
    К нашему другу подошли два высоких и сильных хранителя с мрачными магическими жезлами и просто нещадно содрали облачение с него, как будто это была простая тряпка, не имеющая никакого значения для них. Такая ужасная церемония могла значить одно – Светоносный изгнан навеки веков из Ордена, став ничтожным и ненужным миру человеком. Одно тешило его душу – жизнь. Она его манила к себе. Душа взлетала, чувствуя неудержимую свободу. Одна лишь мысль о том, что его любимая семья будет бедствовать, терзала теперь его. Ему кажется, будто сын возненавидит и будет презирать вечно его, считая, что отец предатель. Но эта боль перестала мучать, когда душа стала ощущать, что все Светоносные знают, каким отчаянным защитником чести и света был он – последний единовластный управитель Ордена. Надежда была лишь на одно – сын продолжит дело отца. Тень и образ его уходил вдаль, пустоту, оставляя неизгладимый след в умах людей.
    Неожиданно для себя Владиус понял, что теперь он вновь находится в себе и сидит на скамье в том самом коридоре, где мы его оставили в последний раз. На лице Светоносца проступили холодные капли пота, а душа рвалась от боли, заполнявшей все пространство внутри. Чувствовалось, будто нет больше того обмана, в который верили все: отец – предатель. Теперь же мир весь пред парнем преобразился, став немного яснее. Вновь в голову прилил ураган ненависти к врагу. Ему хотелось сейчас же решиться на отчаянный шаг – излечить Орден от заразы деспотизма, созданной Александрусом. Любой ценой надо покончить со всем злом. В конце концов, месть поразила его разум, затмила все светлые чувства, став неотъемлемой частью его души.
    Болезнь эта и есть бич одинокого человека, который растерял все нити, держащие разум в трезвом состоянии. Она рушит душу и сердце, прогрызая растущую с каждым укусом яму, все углубляющуюся внутрь, ломая границы всей жизни, существования и мира. Месть за собой тянет тысячи невинных ни в чем людей. Проломив все, как червь она несется в глубины мира. Это черный конь одиночества, сила которого с каждой секундой растет. Овладев человеком, она кардинально крушит душевные истины, становясь непоколебимой и разрушительной. Боль разрывающегося в гневе сердца растет, все поедая душу Владиуса, одиноко терпящего все в душе, перемалывая и теряя свою сущность.
    Опустив руку в карман, он неожиданно для себя находит небольшой сверток бумаги. Что же может быть столь неожиданно в плаще его? Достав бумажонку, покрывшуюся вековым слоем пыли, понимает, что никогда прежде он и не видел загадочного свертка. Отерев о плащ, увидел Владиус тонкие и аккуратные буквы, они столь знакомы и близки ему, что кажется, будто он сам начертал это письмо.
    Мой дорогой сын,
    Это я, твой любящий отец – Стефан Великий Светоносный, обращаюсь к тебе сквозь года тяжелых времен. Знай, я никогда не предавал ни тебя, ни Орден. Мой долг, как честного и знающего дело хранителя помочь тому эльфу, о котором чуть позже узнаешь подробнее. И я исполнил все в соответствии с долгом чести и свободы. Ведь наш род должен быть мужественен и силен. Никогда не поддавайся соблазнам власти. Она губит и ломает людей. Александрус Линиус один из тех, кто потерял чувство меры своим силам. Теперь же пусть вечные муки грызут его. Пусть даже Орден падет, но ты же знаешь, что мир держится на навыках и умениях каждого хранителя. Заканчивая, скажу одно – ты теперь не Светоносный, а Светоносец. Все потому, что наш род навек проклят, жить с тяжкой судьбой на плечах. Не неси этот крест, который возложил я на себя. Прощай, в любом случае горжусь тобой, сын!
    Поцелуй за меня маму и скажи, как сильно любишь ты ее. Вновь прощай.
    22.09.2000 год.
    - Прощай, отец. Я еще отомщу за тебя, как бы громко не звучало это. Пусть сгинет во мрак наш враг. Нет ему пощады. Прощай, - на грани полного сумасшествия вслух проговорил Владиус. Сам вид нашего друга говорил, что вот-вот и бомба замедленного действия рванет, сокрушая все вокруг. Взор помутнел, рот искривился в злобной улыбке, будто вся его суть в том, чтобы вечно мстить. Всем, кто сделал его таким.
    - Что с тобой? Тебе плохо? Держи чай, Маргарет приготовила, сказала, чтобы я немедленно отдала эту кружку тебе. Она должна помочь твоему состоянию полуобморока, - поднеся разрисованную кружку, протянула Сонелия.
    - Нет. Я должен, пойми ты…ради отца. Сейчас или никогда, - в ярости встал Светоносец, громко вскрикнув, будто вся душа его теперь горела одним пламенем ада – ненавистью и жаждой погибели врага.
    - Что? Кому ты должен? При чем тут твой папа. Он проклят, ты ведь знаешь. Пусть все будет так, как существует. Очнись, глупец. Неужели что-то с тобой случилось.
    - Я отомщу. Это долг чести. Пусть ввек все запомнят того Владиуса, который навеки веков освободил этот Орден от деспота. Отец не изгнанник, он герой. Не говори так. Ты не понимаешь. Я понял истину, теперь пусть все об этом узнают. Пусть их мелкие души навеки веков мучаются тем, что величайшего хранителя в мире они сгубили, унеся его в вечное забытье. Мой долг наказать всех за предательство отца.
    - Не делай глупостей, дурак. Линиус того не достоин, пусть этот тщеславный деспот будет трижды гадким, не тебе мальчишке мстить. Это глупо, остановись. Пойми же. Я не пущу. Не губи души Маргарет, ведь для нее ты – последняя надежда. Ты же не хочешь, чтобы женщина вечно мучилась мыслью, что ее любимейший защитник стал убийцей и одержимым. Не смей проливать ее слезы. Каким бы ты человеком ни был, я даю слово, изгоню демона, бичующего твое сердце навеки веков, - прислонив свой палец к покрывшемуся ледяным потом лбу, восклицала Сонелия. Владиус не сопротивлялся, да и не мог, только потому, что яркая, теплая струя света протекла по сосудам его. Каждый из них начал издавать столь яркое свечение, что сквозь кожу стало видно его пульсирование. Оно грело, пробираясь к самому сердцу, где и сидела страшная зараза, ломающая глубоко слабую и разбитую душу Светоносца. Черный комок, который своими злобными щупальцами забирал все нутро нашего друга стал постепенно слабеть, а в конце концов он совершенно исчез. Вся духовная боль нашего друга резко исцелилась. В глазах начал мерцать яркий, почти идеальный, божественный свет. Это и есть сила хранителей. Она взяла все-таки верх. Страшные мысли резко пропали у Владиуса, став маленькой щепоткой среди роя мыслей. Они перестали быть столь значительными и в секунду померкли пред великой душевной благодатью.
    Отпустив ото лба палец, девушка резко зашаталась и с тихим вздохом упала на скамью без сознания. Тот свет, что вернул нашего друга к миру, была новая нить судьбы в виде энергии, дарованной Сонелией. Девушка тихо произнесла лишь несколько опустевших слов: «Не беспокойся обо мне.… Иди к Линиусу, он вызывал тебя…» С этими словами последняя капля сил покинула ее, развеявшись в душном воздухе.
    Вспомнив все, что произошло, Владиус потерял готовность мстить и лишь решил пойти на Совет, где в последний раз будет обсуждаться вопрос о Владиусе. За последний месяц он нарушил около ста подпунктов Устава Хранителей Миров. Абсолютно никто не осмелился бы на столь отчаянный шаг. Знал он то, что это и есть момент после которого его нещадно могут исключить, забыв про то, насколько важное дело он совершил, физически во много раз ослабев и став беззащитным пред силой ада, с каждой секундой нарастающей в мире людей. Долго стоять нашего друга не заставишь и он, подойдя к небольшой винтовой лестнице, быстро-быстро спустился в глубину подземелья. Что же такое это? Может то и есть глубина души его. Нет, друзья. Это вход в возможно величайшее во всем мире творение человека. Все построено в соответствии с человеческими представлениями о рае. Это самая настоящая гармония в камне, где душа кажется возвышенной до небес, хотя вокруг кроме подземелья, как в аду ничего и нет. Именно это место является настоящим воплощением мечты безумного архитектора, чья духовность рвется к свободе и чистоте. Повсюду свет, навеки веков, затмевающий тьму. Цвета каждого сооружения от малого до великого либо светло-розовые, либо сиреневые. Просто идиллия! Мечта каждого человека, попавшего в такой мир – быть ближе к свету и свободе, пусть даже это так все наигранно. Эти фонтаны с кристально-чистой родниковой водой, с их прелестными переливами, брызгами, летящими до самых крыш. Все кажется создано здесь для изящной и беспечной вечной жизни. Как же радовали всегда Владиуса эти купола главного дворца города, название которого не менее идеальное – Магоград. Каждая частичка этого единого и мощного организма, кажется, не существует одна без другой. Даже камешек, приложенный к камешку мостовой, является настоящим творением человеческого искусства. Возвышенные и свободные чувства, кажется, таятся в таинственных сводах Магограда, но это лишь иллюзия. Орден хранителей миров – одна из наиболее скрытных, строгих и всепоглощающих организацией мира. Но страшные потрясения идут под сводами гигантского мегаполиса средневековой культуры. Причина тому – интриги Александруса Линиуса, действующего главы Совета города. С помощью верных слуг – рыцарей-хранителей он держит свою власть в ежовых рукавицах, установив тем самым вечный деспотизм. Это противоречило истинным представлениям отцов-основателей об Ордене. Разложение и постоянные споры по поводу истин стали главным предлогом для начавшихся неожиданно уходов или самопожертвований. В каждой душе этого единого организма зародился вирус, который поедает ее изнутри. Этот вирус с большим рвением надеется понять и Владиус, ощутить его на себе. Безграничное чувство жажды мести и стало бичом внутреннего мира нашего друга, который крушил на пути своем каждый клочок души. Есть один лишь выход из вечной болезни – свет и добро, век существующие даже в самом глубоком уголке сердца. Разум, который только и видит все вокруг себя поверхностно, никогда не поборет зло ада. Действуя чувствами, заложенными природой, мы разобьем рамки тьмы и вырвемся в то самое свободное и великолепное небо, показав всю суть души, сорвав вечную маску общества, которую как будто гвоздем крепим к чистому и свободному лику. Именно это общественное зло навеки становится впереди наших истинных чувств. Нет-нет, друзья-читатели, это не призыв к кардинальным действиям! Мы все люди, а у нас должны все-таки быть хоть какие-то понятия о рамках приличия. Излишняя свобода иногда ведет к всепоглощающей борьбе между личностью без границ и всем сущим миром. Но очень скоро погибает эта личность, заходя в извечные тупики пороков общества. Так будем же благоразумны! Нет, друзья-читатели, я отвлекся, утомляя своими напряженными поисками идеалов всего сущего. Но пока не вижу их, как слепец, одиноко идущий во тьме.
    Пройдя по одинокой мостовой, ведущей с самой крыши города, Владиус все пытается найти себя и понять, что же все-таки сейчас правильнее всего: оставаться все тем же паинькой, который как безмозглое зомби исполняет каждый из жестоких приказов Верховного Хранителя, или поднять самый настоящий бунт души, оставшись ни с чем, но с честью окончив дело отца. Но все думы неисполнимы его никогда. Фортуна сама решает что даровать Владиусу, а что с презреннейшей жестокостью отнять. А пока, как настоящая птица, наш друг пробирался в шумных кварталах города, все спускаясь вниз, в шумный Торговый Квартал, откуда доносился самый настоящий запах одного из величайших блюд на планете, как тогда казалось Владиусу – сырного супа с мясом черепахи и кусочками ананаса. Прелесть! Просто пальчики оближешь. У Владиуса с силой скрутило желудок так, что он был готов тогда съесть все, что дарует судьба. Теперь же, оказавшись в шуме огромнейших торговых рядов. Здесь шла одна из наиболее оживленных торговых битв – борьба за каждого проходящего клиента. Казалось, весь мир сошел с ума, съехавшись на одно место – в ярмарку дня основания города. Торговцы приезжают на самом деле из различных уголков Нибируса и Земли, даже самых отдаленных и недосягаемых. Будто здесь и нет границы между нашим миром и миром, в который недавно мы попали, но об этом чуть позже. Слышно отовсюду: «Посохи для хранителей, на любой вкус…Рыба, великолепная, свежая…Мясо свежий деликатес, попробуйте… Чай из Китая, Японии, Индии!» Шум и гвалт заглушал самих людей, готовых пожертвовать горсткой денег для этих торгашей. Будто маленький город обитает внутри другого. Все сгущается. Вечный день, который уже стал привычен для хранителей, навеки заковал людей в бессонницу, поэтому толпа никогда не иссякнет в городе Ордена. Главной целью для Владиуса сейчас была та самая забегаловка, где подают настоящий и величайший суп в мире. Так ожидал он этого момента весь свой скудный день, прошедший в вечных заданиях, одно из которых чуть не погубило его. Вот поворот, другой… и он сидит за столиком, ожидая любимую похлебку, которая была очень горячей, что наш друг ожег язык. В такое время было одно наслаждение – слушать, о чем говорят люди, часто рассказывающие интересные истории. Это и делал Светоносец, похлебывая любимым блюдом. Один незаурядный разговор двух хранителей лишь удивил нашего друга.
    - Хм. А ты слышал, Алексей, что сейчас творится на Нибирусе. Говорят, вновь какая-то страшная война движется по королевству Людей. Уж не замешан ли в этом наш Линиус, а?
    - Да нет. Я знаю обо всем. Ад вновь наступает. Ужасно, но ,надеюсь, это будет его первая и последняя попытка поработить Нибирус.
    - Ты заблуждаешься, Леха. Мне достоверно известно, что Александрус связался с демонами ради собственной выгоды. Просто одни предатели вокруг. То Стефан, то Александрус. Кому верить?
    - Себе, мой друг, себе.
    На этом беседа, заинтересовавшая Владиуса, оказалась оконченной, и эта интересная информация оказалась очень полезной нашему другу. Его цель – Линиус, а это значит, чем больше его не любят и чем больше на него компромата, тем выше цена победы Светоносца.
    Встав и отряхнувшись наш друг мигом вылетел из забегаловки в самом наивысшем состоянии духа, а все потому, что его враг, оказался не столь идеален, как говаривали раньше. Теперь и он может стать изгнанным предателем, осталось только доказать слухи. Прекрасно. Вновь крупица жажды мести проскользила по лицу, но мигом осела, вспомнив все самое прекрасное, что было в его короткой и насыщенной горестями жизни. Когда его фигура, ничем не отличающаяся ото всех других поднялась на акведук, ведущий в дворец, неожиданно где-то на подсознании возник образ из памяти.
    Он и его друг детства Денисиус Волчий Зуб, которого, наверное, потерял Светоносец навеки веков. Их отцы служили вместе одной великой цели – хранить миры от сил зла и ада веками. Дружа семьями, они спасали не раз жизни друг другу. Как же героично казалось детям их спасать друг друга. И вот однажды жестокая судьба решила сделать ужасающее испытание дружбе молодых. Им еще было по 10 лет. Был обычный день в Магограде. Целая толпа детей бежала с библиотеки с пудовыми томами книг через виадук, ведущего из Библиотечного квартала в самый центр города – Дворец четырех стихий. Маленькие души рвались к знаниям, но грозная уничтожительница судьба рассудила все иначе. В тот день в Москве велось крупное строительство ветки метро, а беззащитный город от малейшего тектонического движения мог рухнуть, навеки похоронив в своих сводах тысячи жителей, в том числе и наших друзей. Этот день оказался адом, Содомом и Гоморрой. Взойдя на виадук, друзья поняли, что земля начала уходить из-под ног, стало малолеткам так страшно, что они в ужасе бежали, но не Владиус и Денисиус. Они под давление толпы не могли подняться, а когда разрушительное землетрясение прошлось вновь, и они, поддавшись панике, рванулись бежать опрометью, но судьба хотела решить все иначе. Во время второго не менее мощного толчка гигантская трещина насквозь прорубила виадук, а он начал угрожающе скрипеть, как самая ржавая дверь. Ужас и страх искажали лица детей, чьи сопровождающие, позаботясь только о себе первыми перебежали виадук. Новый толчок сорвал гигантские сталактиты с потолка пещер, обрушившиеся в точности на трещину. Тут начался сплошной ад. Невозможно было разобрать в поднявшемся до небес столбе пыли и человека. Вокруг душераздирающие стоны и крики боли, разрывающих сердце напополам. Держась друг друга, наши друзья кинулись бежать так быстро, как того требовали ноги. Владиус, так как он ловчее успел быстро перепрыгнуть границу смерти и жизни, став самим для себя героем. Денисиус же, не поспевая, попытался рвануть скорее, но третий толчок и переправа начала, разрываясь валиться в пропасть внизу, унося за собой тысячи невинных душ, но… Владиус, держа Волчьего зуба на тонкой руке, изо всех сил пытался вытащить друга. С помощью сил света и счастливой судьбе, ему это удалось. Этот катаклизм унес жизнь пятистам жизням ни в чем неповинных детей. Какой ад творился тогда, но лишь верная дружба спасла обоих мальчиков.
    - Что правда, то правда, друг мой, - послышалось откуда-то сзади Владиуса. Голос был приятным и столь знакомым, что хотелось разорваться от счастья, но кто же это? Неужели…
    Обернувшись, Светоносец увидел того самого пса, от которого в ужасе бежал тогда он. Но как такое возможно? Пес говорит? Да еще и мысли читает? Бред какой-то.
    - Это ты мне? – неожиданно для себя произнес наш друг, удивляясь собственной глупости разговаривать с животными.
    - Тебе, Владиус. Смотри!
    Вдруг Страшный всплеск света ослепил нашего друга, невольно заставив закрывать лицо руками, но без толку.
    Вдруг все померкло, а пред ним, как герой стоял высокий парень в волчьей шкуре и кровавым клыком на завязке, в таких же меховых сапожищах. Но лицо его больно знакомо. Это он – Денисиус Волчий Зуб.
    - Не может быть!
    - Да, мой друг, может, может - произнес улыбающийся друг, который самодовольно смотрел на удивленного друга.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Герман Шевченко
    Категория: Фэнтези
    Читали: 90 (Посмотреть кто)

    Размещено: 5 июня 2013 | Просмотров: 366 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Lil Cal (5 июня 2013 10:28)
    Куда бредет этот полустанок?

    Кто-кто, простите?
    Вы говорите с читателем? Просто сложилось такое впечатление, но могу и ошибаться. Несколько раз называли Владиуса "наш друг". Чей же?
    Одни вопросы...
    Никакой красной строки — цельное полотнище, монолит СТРАДАНИЯ и ПРЕВОЗМОГАНИЯ (простите за капс, иначе не могу).
    Даже не вчитываясь, можно увидеть проблемы с пунктуацией. Поправимые: думается, сами исправите.
    - Да, мой друг, может, может - произнес улыбающийся друг, который самодовольно смотрел на удивленного друга.

    Что-то мало друзей, надо бы ещё :0)
    И вот после всего этого... ВСЕГО этого... Очень хочется узнать, что же такое, по вашему личному мнению, психологическое фэнтези?



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.