«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
NikiTA Safona

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 19
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 109 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    За водой! (продолжение)

    За водой! (продолжение)

     

    Действительно, двое крепышей натянули луки и прицелились. Плао чуть подался назад, вытолкнулся и огромным прыжком перелетел и рыболюдов и неизвестный комок слизи, приземлившись в двух-трёх метрах от лучников. Эльф шагнул вправо, повелительным жестом вскидывая свободную руку. Эльфийское боевое заклинание отбросило двоих рыбонов в болото с разорванными кишками.  Серебристый меч молнией прянул в горло врага, но мертвенная сталь успела встать на пути.

    Басовое гудение тетив вплелось в серые рассветные сумерки. Стрела, предназначенная гному, со звоном отскочила от шлема, не оставив даже царапины. Орк, слышавший предупреждение, постарался заслониться рыболюдами, прорвавшись сквозь их строй и поменявшись местами. В таком случае он заодно оказался бы лицом к выстрелу.

    Это ему почти удалось, и, разворачиваясь, он увидел летящую стрелу и рванулся вбок. Но его тело было слишком большим, и полностью уйти он не смог. Толстая чёрная стрела в два фута длинной пробила тунику и твёрдую орочью кожу на правом боку, пройдя навылет.

    Плао рванулся к лучникам, и огромные челюсти одним рывком оторвали голову первому из них. Второй, словно зомбированный чёрной магией, не стал защищаться, а снова натянул лук. Наверное, он понимал, что на выстрел ему отпущены мгновения, и оттянул тетиву лишь до половины. Стрела чиркнула в наполненном туманными вихрями серо-зелёном воздухе и пробила левый глаз орка, застряв в черепе.

    И тут же голова второго хазга шлёпнулась в булькающий ил. Плао развернулся. Его ускорившееся сознание успело запечатлеть картину боя:

    - раздувшийся коричневый шар;

    - Варон, протыкающий рыболюда;

    - мастер Робин, разваливающий противника мощным ударом;

    - мастер Дун, убитый стрелой;

    - снова мастер Дун, вырывающий меч у одного рыбона и втыкающий, как копьё, в голову второму;

    - и опять мастер Дун, скользящим ударом вдоль подставленных мечей переламывающий пополам третьего рыбона;

    И тут бурый ком выдохнул.

    Струя огня накрыла волка, выжигая шкуру и мясо до кости. Боль, знакомая, переносимая, но яростная, ударила в сознание. Весь правый бок, лапа и морда обуглились вмиг. Спасаясь, Плао со стоном рухнул в чёрную торфяную глубь реки.

    - Х-ма! – Варон, подобравший клинок противника, перуэтом ушёл вбок и обрушил мертвенную сталь на бурый осклизлый ком.

    Гном, чьё мощное оружие сильно проигрывало в скорости мечам рыболюдов, по-прежнему оборонялся против двоих. Случайно, заметив спину одного из шестёрки, теснящей орка, он рискнул, подставился на один такт боя и вломил со всей силы.

    Сай Дун, с огромной стрелой, застрявшей в голове, словно мифический бессмертный воитель, отказывался умирать.

    Теперь ему противостояло только трое. Один, догадавшись, что орк не видит слева, отделился и попробовал сделать обход. Но орк, уступавший в пригодности оружия к данному бою – и, как следствие, в скорости – превосходил рыболюдов в реакции и быстроте мышц. Разгадав обход, он мгновенно отпрыгнул назад и влево, оказавшись прямо перед рыбоном. Их мечи скрестились, и стальная рука вошла глубоко в живот, превращая кишки и кости в водянистую кашу.

    Один из оставшихся попытался подрубить орку ноги, но его меч был сблокирован стоймя мечом-палкой. Железная рука поймала меч второго, и Сай Дун впился мощными клыками в чешуйчатое горло. Рывок – и враг замертво падает в туман. Последнего чёрный орк просто разорвал пополам и вышвырнул в стороны.

    Возможно, рыболюды, сражавшиеся с гномом, поняли, что твориться сзади, но сделать ничего не успели. Их грудные клетки взорвались белёсыми брызгами крови, и огромные лапы вломили их тела друг в друга.

    «Ты в норме?» - хотел спросить Робин, но тут почувствовал, как его левую ногу что-то сжало пониже колена.

    - Махал! Неужели опять?

    Сай Дун увидел, как гном вздрогнул и тупо уставился вниз. В нескольких метрах, за пределами Гати, из колышущегося туманного моря вверх победно взвилась громадная клешня с зажатой ногой и медленно опустилась в болотный сумрак.

    - Умбал! – заорал Сай Дун, разгоняя туман всё тем же кожаным «парусом». Робин тупо глядел вниз.

    - Там… наголенник… и сапог. Но только до колена… Оно приподняло кольчугу и…

    - Да заткнись! – орк изо всех сил затягивал верёвкой кровоточащую культю.

    - Не трать всю, - рассмеялся эльф.

    - Что?!!!

    Вместо ответа Варон взмахнул обрубком правой руки.

    - Пламя Курула! Кишки Торги! – ругался чёрный орк, перевязывая рану.

    - А сам то, - слабо усмехнулся эльф. – Что это за украшение в башке?

    Внезапно орк застыл.

    - Где этот, желтоглазый?

    - Здесь… - донёсся из тумана еле слышный шёпот.

    Сай Дун рванулся на голос и вытащил Плао из воды. Рёв орка разорвал болотную тишь иззубренным ржавым клинком.

    - Все на берег! Живо!!!

    Он вскинул волка на плечо, разбежался, подняв тучу брызг, и громадным прыжком перелетел на твёрдую землю. Эльф последовал его примеру. Мастер Робин, опираясь на секиру, скакнул в реку, но тут же его подхватили огромные лапы Сай Дуна.

    Над мягким водным бархатом проявился и повис в воздухе бесформенный балахон с низко надвинутым капюшоном.

    - Игра окончена, - шелестнул голос. – Условие выполнено. Прощайте. Никто из нас больше не потревожит вас против вашей воли.

    Сай Дун осторожно сложил тело Плао на землю и выпрямился во весь рост.

    - Ну, ты, засохший выпердыш Курула. Второй раунд слабо? – и чёрный орк с хрустом выломал стрелу из глазницы. – Имел я раком твоих скелетов, щупальца и летающих куриц. Глаз, нога, рука и это, - он ткнул когтем в обгоревшего Плао. – вернёшь как было, если дойдём с водой обратно.

    - Принято, - шелестнул ксилаец и пропал.

    Секунду трое стояли, оцепенев. Потом:

    - Спасибо, - прошептал Плао. – Спасибо, братец.

    - Сукин сын! – восхищённо воскликнул эльф.

    - Э…, - гном молча подхромал и попытался сжать чёрную лапищу Сай Дуна. Тот отвернулся, затем буркнул:

    - Всё равно тащиться назад. А вы… Раздери вас Торга и этот… как его… Махаруле… вы мне ещё пригодитесь. Открыть проходы и… Ты! Неси эту луракову богаш-гай! А ты – любишь собирать траву? Рви побольше вон той, засохшей, с пучками ягод.

    Орк развёл огонь и, как только гном принёс траву, принялся её жевать.

    - Даффай ка фюта ффой ффем.

    - Это чтобы воды вскипятить? Я сейчас наберу.

    - Хых-тьфу-у. Тьфу. Нет, идиот. Вода тут и так чистая. Это для лекарства.

    - А… А! Ты что делаешь, задави тебя Шелоб?!!!

    - А ты не видишь?

    - Спокойно, мастер Робин, - подошедший эльф протянул мех с водой. – Наверняка, он знает, что делает.

    - Орки…, - прошептал Плао. – обладают сильнейшим иммунитетом… то есть, не болеют… их слюна и… и моча, видимо…

    - Ага, - ухмыльнулся орк, вливая в своё «лекарство» чёрную воду источника. – Кроме моей, у нас есть слюна самого Лурака. Жаль, его мочи не раздобыть.

    - Светлая Варда Элберет! – гном схватился за голову. – Орк нассал мне в шлем.

    - Не волнуйтесь, мастер, это будет между нами, - засмеялся эльф.

    Сай Дун закончил мешать, взглянул на своих спутников, на огонь, на затянутое тучами утреннее небо.

    - Ну ты, как там тебя! – взревел он. – Мы зовём тебя Лураков, шаманы выдумывают всякие прозвища, а ты сам слушаешь и хохочешь. Если ты ещё не отсидел свой асар* и  что-то можешь – то вот твой шанс. Мы сами дотащим твою вонючую слюну до больбоуга и закатим славный пир в твою честь – просто подлатай к утру наши раны. А если ты, который выблевал всех орков в этот мир, не сможешь даже такой малости, то, клянусь твоими же кишками, когда я буду рождаться заново, я раскорячусь так, что застряну у тебя в глотке!

    С этими словами Сай Дун обмазал ожоги оборотня, так и не сменившего волчье тело на человеческое. Потом протянул шлем Варону:

    - Давайте. Ну!

    Эльф смазал обрубок руки, а гном с дрожью засунул в шлем культю. Остатки Сай Дун сунул в глазницу и наискось затянул куском кожи.

    Час спустя все четверо растянулись вокруг жарких углей, наблюдая, как подрумяниваются куски неизвестной им рыбы. Действуя мечом как острогой, орк добыл несколько здоровенных туш почто метровой длины. Как он и говорил, вода в болотной реке оказалась чистой и вкусной до сладости. Напившись и напоив Плао, воины ощутили голод. Зверский голод. Так что рыба пришлась кстати. Насытившись и воздав благодарность сочным рыганьем, они сонно глядели друг на друга, на зелёное море болотных зарослей и на светло-серой небо, не по-летнему полное низких дождевых облаков.

    - Ты как? – обратился орк в сторону Плао.

    - Угу. Тянет в сон.

    - Тогда спи. И я тоже…

    - А дозор? – вскинулся гном.

    - Да насрать на дозор. Этой шепелявящей чёрной накидке хочется ещё поиграть. Он постережёт нас лучше целой армии орков.

    Четвёрка проспала весь день и всю следующую ночь, продрав глаза лишь к утру. Первым проснулся эльф. Умывшись прохладной речной водой, он с интересом размотал куски плаща, которые пустил вчера на бинты. Через секунду он уже расталкивал гнома.

    - Робин! Да проснись уже!

    - А! Хм.

    Эльф сунул обрубок руки прямо под нос. Рана не только не кровоточила. Она полностью зарубцевалась и покрылась новой кожей.

    - Недурно!

    Робин быстро размотал свои бинты. Его нога также полностью зажила. А когда Сай Дун снимал повязку, что-то твёрдое упало ему в ладонь

    - Наконечник! – воскликнул эльф. – Его вытянуло из твоего черепа.

    Ожоги Плао также затянулись, и только новая шерсть ещё не успела отрасти, так что голая белёсая кожа ярким пятном сияла на фоне серой шкуры.

    - Что теперь? – спросил гном, когда четверо расселись у костра.

    - Вооружимся до зубов, - осклабился орк в ухмылке.

    - Э?

    - Ты сделаешь нам оружие. Много оружия.

    - Чего?!

    - Точно! – воскликнул Плао.

    - Да как я его вам сделаю? А кузня где?

    - Будет тебе кузня, борода.

    - А тяга, а труба?

    - Мастер Робин, если устроить плавильню и кузню у самой реки, а трубу проложить по склону холма, и сделать промежуточные поддувала, этого хватит.

    - Промежу… а, ну… вполне, да… а топливо?!

    - Смотрите, выходы породы – вон той, желтоватой. Это разновидность горючего сланца. Она воспламеняется  при шестистах градусах и даёт температуру до пяти тысяч.

    - Великая Лестница, правда, что ли?!

    - Да. Мастер Дун может обеспечить нас деревом для розжига.

    Гном секунду что-то обдумывал.

    - Так. У берега есть глина. Сделаем кирпичи. Обмажем камни. Используем остатки от крепостных стен. Трубу снаружи обложим просто землёй. А металл?

    - Посмотри вокруг, - сказал орк.

    Гном вгляделся в чёрную, словно впитавшую сажу колдовского факела, землю. То, что он принял за бугорки, оказались костяками солдат, вросшими в камень.

    - Поэтому холм зовётся Костяным. И орки не любят бывать тут – сожжённые черепа ещё шепчут свои боевые кличи… Железа тут хватит на целую армию.

    - Хорошо, - кивнул гном. – Но что из оружия мне сковать?

    - Ну, ты ж хвастался, что чёрные гномы доже Эру на лысину наплюют.

    - Сай Дун, провались ты в кишки Лурака, я не говорил такого!

    - Отличная секира, - орк ткнул когтем в сторону сверкающего лезвия. – Отличная кольчуга. Придумай чего-нибудь. И не говори: «Провались в кишки Лурака», если злишься. Это не ругательство для орка.

    - Да? А что?

    - Это… вроде напутствия стать злобным, сильным и кровожадным в новой жизни. Лучшее, что можно пожелать орку.

    И все четверо от души захохотали.

     

    Через три недели Робин Арказад представил произведения кузнечного искусства.

    - Протез ножной. Полностью повторяет мою левую ногу. Полый внутри. Имеет оригинальные крепления.

    - Протез кисти правой руки. Зеркально повторяет левую. Пальцы фиксируются в положении «удержание лука». В районе плюсны добавлена выемка для съёмного клинка. Полый внутри. Имеет оригинальные крепления.

    - Сапоги. Модель «Ботфорты». До паха. Защита пластинами «рыбья чешуя». Три типо-размера. Оригинальные поясные крепления. Оригинальная подошва с шипованым протектором.

    - Кольчуга. Модель «Волк». С прорезями для хвоста и кончиков лап. Имеет оригинальные крепления.

    - Полая внутри, - хохотнул Варон.

    - Кольчуга. Модель «Феанор-2», - невозмутимо продолжал гном.

    - А почему «2»?

    - Без подсумков для сильмариллов. Далее. Кольчуга. Модель «Боец». Сверхувеличенного размера. Усилена накладками «рыбья чешуя».

    - Наконечники для стрел. Триста штук.

    - Съёмный клинок. Насаживается на протез руки. Оригинальное крепление.

    - Шлемы. Два типо-размера.

    - Меч, - Робин выдержал паузу, потом с гордостью поднял на руках своё творение и протянул орку.

    - Барра*!!! - восхитился Сай Дун.

    Он принял оружие и начал разглядывать его со всех сторон с великим вниманием. Меч был широк. У основания не менее двадцати сантиметров. Далее он шёл прямо, но на трёх четвертях начинал сужаться, загибаясь назад, словно коса. Один край, заточенный до бритвенной остроты, имел небольшие впадинки, около двух сантиметров с обеих сторон, но далее ровно, без желобков и засечек, расширялся к толстому трёхсантиметровому обуху. У самой рукояти была сделана щель для захвата вражеского клинка. Толстая чашечка гарды, шириной в полфута, не имела привычной орку кастетной дуги.

    - Иначе некоторые приёмы не выполнишь, - откликнулся Робин на вопросительный взгляд. – Ты ведь собираешься развить свои навыки, а? Попробуй-ка, согни его. В сплав я добавил мифрил и твой кусок двуручника. Я почувствовал остатки очень сильной магии, правда, как использовать её, я не знал. Поэтому, просто понадеялся, что она перейдёт в новое оружие сама собой.

    Орк поднажал на концы, положив середину клинка на голову. К его удивлению, стальная полоска плавно согнулась пологой дугой, а концы меча ушли вниз почти на пядь.

    - Рубани-ка свой старый, - продолжал, светясь от гордости, испытания гном. Сай Дун помотал головой. Старый меч долгое время был его самым верным другом. Вместо этого он сложил горкой пять мертвенно-серых мечей рыболюдов. Под его могучим ударом прочная сталь срезалась, как мягкое масло.

    Сай Дун взмахнул новым мечом. Рукоять легла необычайно удобно и словно срослась с рукой.

    - Пора закалить его, - прорычал чёрный орк. – Закалить в крови!

    Он вскинул клыкастую голову и излил темнеющему вечернему небу всю первобытную ярость, клокотавшую в нём.

     

    - Плот? – удивился гном.

    - Ага. Деревья здесь хиловаты, но их много. Собьём покрепче железными скобами и поплывём.

    - И куда мы приплывём? – скептически отозвался эльф.

    - Река идёт вдоль Гати до самого острова. Там она сужается до ручья и пропадает в трясине.

    - Но так мы будем двигаться против течения!

    - Оно совсем слабое. Если возьмёмся как следует, пойдём даже быстрее прежнего.

    Мастер Робин запустил пальцы в густую бороду и задумчиво подёргал.

    - Сделаем широкие вёсла, руль… с боков мантелеты…

     Через сутки мощная конструкция – деревянный прямоугольник пять футов на десять – торжественно плюхнулась в воду. Её толщина составляла не менее фута, сверху плашмя лежали четыре стационарных щита, и несколько вёдер для воды. Когда друзья уже погрузились, орк внезапно ухмыльнулся:

    - Чуть не забыл.

    Глядя, как он разворачивает кожаный мех, послуживший ранее для разгона тумана, Варон хмыкнул, а гном уважительно кивнул:

    - В такой я целиком влезу. Слушай, Дун, здесь литров сто пятьдесят?

    - Чего?

    - А… ну… тут много войдёт, да?

    - Нашей деревне упиться хватит. Её бодяжат кровью, перебродившим соком и спиртом больше чем в десять раз.

    Объёмистый, туго затянутый мешок лёг в центр плота.

    - Ну, поехали!

    Они оттолкнулись и, налегая на вёсла, поплыли по реке. Орк стоял справа, гном и эльф орудовали слева. Плао, по непонятной даже ему самому причине не меняющий волчьего обличья, сидел у меха с богаш-гай.

    На этот раз ни одного, даже самого малого завитка тумана не тянуло в их сторону. Воздух был чист. Даже запахи серы, тухлых яиц и тинной гнили улетучились. По болоту гулял свежий ветерок. Течение и впрямь оказалось невероятно слабым, и плот быстро двигался вперёд. Метрах в двухстах чуть виднелась Моровая Гать. Русло шло параллельно ей, не делая ни петель, ни изгибов.

    Впереди показался участок, где река разливалась довольно широко, метров на тридцать, а потом снова сужалась до пяти-шести.

    - Я слышал, тут омут, - заметил Сай Дун. – Хозяин омута обитает.

    - Что за Хозяин омута? Вроде слуг Мора? Или тех рыбонов?

    - Не. Да я сам не знаю, что это такое. Говорили так. На прошлой Большой Луне. Парни из деревни. Напились и начали пугать баб своих рассказами.

    Они подняли боковые мантелеты и заклинили в стоячем положении. Орк перешёл на «нос», а эльф и гном – на «корму». Вокруг по-прежнему было тихо, и даже облачное небо раздалось голубизной прорех. Плот бодро выруливал по центру русла.

    Внезапно на самой середине омута он вздрогнул и остановился. Воины отбросили вёсла и обнажили оружие. Знакомые ящеры и их всадники появились в воздухе. Тупые металлические удары в броню щитов возвестили начало атаки.

    - Эльф, твой выход, - рыкнул Сай Дун.

    Звонко хлестнула тетива эльфийского лука, и новокованные стрелы с Костяного Холма начали прошивать монстров насквозь. Пользуясь прикрытием, эльф стрелял теперь гораздо чаще, чем в прошлый раз, не экономя стрелы и не рассчитывая выстрел на двоих сразу. Новая рука цепко держала лук, другая плавно оттягивала тетиву и пускала стрелы точно в цель. Более полусотни зверюг свалилось в болото и медленно погружалось в топкий глей.

    Чёрное зеркало омута покрылось тёмно-зелёными копошащимися пятнами.

    - Что там? – спросил прикрытый со всех сторон Плао.

    - Листья, а на листьях здоровенные пауки, - сказал орк. – Размером с собаку.

    - Это донные пауки-арканщики, - тут же определил оборотень. – Ну, судя по описанию. Они плюются паутиной на двадцать пять футов и кидают сети в два раза дальше. И несильно ядовиты.

    - Несильно это как? – уточнил гном.

    - Парализуют.

    Первые клейкие нити выстрелили в плот. Ловко скрученные сети по дуге упали сверху. Эльф ответил стрелами, Сай Дун и Робин рубили нити. Старый меч-палка в два счёта запутался бы в них, но к сваренной гномом стали паучья клейковина чудесным образом не приставала.

    Что-то сжало ногу чёрного орка. И тут же испуганно вскрикнул гном. Огромные клешни неслышно подобрались и зажали их с двух сторон. На этот раз закалённая сталь, усиленная пластинами, сопротивлялась их натиску. Сай Дун, охваченный гневом, яростно рубанул по клешне. Сила удара была такова, что меч перерубил не только двухфутовую толстенную клешню, но и несколько железных скоб и приличный кусок плота.

    Гном лихо рубанул секирой, и вторая клешня упала за борт.

    - Он там, - крикнул Плао. – под нами.

    Орк перехватил меч обеими руками и с размаху вонзил в середину плота. Стальная полоса ушла по самую рукоять. Плот ощутимо тряхнуло. Затем отпустило и стало сносить вниз по течению. Сай Дун и Робин взялись за вёсла, Варон продолжал отстреливать остатки пауков-арканщиков. Плот приближался к выходу из озёрного омута.

    Но тут новое препятствие заставило четвёрку сбиться в кучу для отпора. Из тёмных торфяных вод поднимался неведомый левиафан: комкообразное переплетение илистых сгустков, тинных жил и моховых наростов вознеслось над плотом на пять метров. Безголовое чудище вылепило две ручищи, которые попытались схватить путешественников. Все четверо упали на деревянный настил, и первая пронеслась над ними, сметая мантелеты, словно картон. Чёрный орк вскочил и его боевой клич огласил болотные просторы:

    - Арргрыхх!

    Вторая лапища понеслась над плотом, но меч Костяного Холма встретил её на подходе. Отрубленный кусок по инерции пролетел вперёд и плюхнулся в воду. Чёрный орк присел и мощно вытолкнулся, так, что плот клюнул «носом». Словно кошмарный циклопический чёрный кот, он вцепился в грудь омутнику и свободной правой рукой отсёк вторую лапу.

    Потом отклонился и врубился в самое туловище сверху, пробив моховые мышцы на метр. Развернул лезвие под прямым углом, и, удерживаясь только ногами, нажал обеими руками на рукоять. Клинок подался, и из тела болотного гиганта, словно из торта, вывалилась верхняя четверть.

    - Подсекай ноги! – крикнул Сай Дун, прыгая на плот. Их противник явно не собирался вдаваться, и уже пробовал нарастить себя по новой. Гномья секира и меч орка ударили с двух сторон. Искромсанное туловище покачнулось и ухнуло в воду.

    - Быстрее, к реке!

    Они налегли на вёсла и в считанные секунды одолели оставшееся расстояние. Остов хозяина омута ещё стоял, раскачиваясь и вспухая комками илистой слизи, но догнать их не пытался.

    Сай Дун подошёл и хлопнул мастера Робина по плечу.

    - Отличный меч, борода! Ваше племя полезно иметь в союзниках.

    - Я думал, ты его голыми руками раздерёшь, - улыбнулся гном, явно польщённый похвалой. – Ну что, значит союз? – и протянул руку.

    - Союз, - серьёзно кивнул орк и сжал руку гнома своей.

     

    Они продолжали грести ещё некоторое время, пока эльф не воскликнул:

    - Просвет!

    Действительно, хотя река продолжала течь в том же направлении, не делая никаких поворотов, и Моровая Гать по-прежнему шла справа от них, слева болото явно начало отступать.

    Вскоре они увидели. Река текла дальше, но теперь она словно стала границей двух миров. Справа лежало привычное буро-зелёное болото. Слева…

    - Пустоши, - сказал Плао.

    Сверху серо-сиреневое небо, полное низких громоздящихся туч, уходило к далёкому горизонту. Внизу песчаные холмы и увалы, словно спины бесчисленных дельфиньих стай заполнили земляное море. Голубые васильки, рыжий зверобой, пижма и ромашки, колючки чертополоха и татарника, заросли барбариса и шиповника, и сотни-сотни трав волновались и шумели под напором ветров. И вереск. До самого-самого видимого края земли. Его аромат пьянящим поцелуем достиг путников.

    - Дорога славы, там где ветры в отвесах скал колышут травы…, - пробормотал эльф, прижимая руку к груди.

    Они бросили вёсла, вглядываясь в Пустоши, но плот, повинуясь неведомому волшебству, сам медленно двигался против течения, вдоль песчаного пляжа, усыпанного валунами. Гном сел на край плота, свесил ноги в воду и закурил трубочку. Его тёмно-синие глаза смотрели то на небо, то на землю, и непонятная тоска мягко толкалась в груди. Даже Сай Дун засунул меч в наплечные ножны и присел, бурча что-то себе под нос.

    - Ты же знаешь, что это за место, - обратился эльф к Плао. – Расскажи нам. Здесь… что-то есть.

    Плао, поставивший уши торчком и поводящий ими, может быть прислушиваясь к далёким голосам собратьев, ответил:

    - Моя вселенная называется Ярусы. Её имя отражает её устройство. Миры расположены друг над другом: светлые, срединные и тёмные. Это упрощённый образ, не отражающий всей сути, но примите его для начала. Представьте большой пирог, все слои которого идут горизонтально. Но существует один слой, протыкающий словно нож все другие слои. И не только мой «пирог». И другие «пироги» тоже.

    Пустоши – одна из загадок мироздания. Мне доводилось слышать, что иногда они появляются вот так, в каком-нибудь месте. Некоторые встречали в Пустошах удивительных созданий. Переживали чувства, которые нельзя описать словами, и становились свидетелями необъяснимого. Но нам, в любом случае, не о чем тревожиться.

    - Почему?

    - Смотрите – Пустоши не затянули нас, хотя, наверняка, могли. Пусть мы плывём по границе миров, мы всё же остаёмся на реке, а река – часть Землемирья. Возможно, нам что-то хотят сказать. Или помочь.

    - Помочь? – встрепенулся гном.

    - Такое часто случается.

    Далее они плыли в молчании, вбирая в себя пряные запахи трав, смешанные с неуловимым привкусом сладкой горечи. Время тихо плыло вместе с ними, не напоминая о себе.

    - Они отступают, - сказал Плао.

    Его спутники, выйдя из задумчивости, заметили, как река снова ныряет в болотную тонь. Стоило первым еловым лапам заслонить серые вересковые просторы, как они словно по волшебству начали таять, подёрнутые серо-зелёной дымкой. Миг – и болото приняло их в объятья. Намного одурманенные видением, они не заметили, как уткнулись в землю.

    - Остров! – вскричал орк.

    Друзья выгрузились, и, оставив плот, похлюпали знакомой дорогой.

    Первым шёл орк, нагруженный пузатым мехом с чёрной водой, за ним оборотень, эльф и гном.

    - Будем двигаться только до темноты, или ночью тоже? – спросил Варон у булькающего мешка.

    - Спать в этой холодной жиже толку нет, - буркнул Сай Дун. – И костёр не развести. Будем идти до упора.

    - К утру мы должны преодолеть весь путь, - добавил Плао. – Если только ксилаец не вытянул Гать ещё сильнее.

    - Посмотрите назад! – дрожащим голосом сказал гном.

    Острова уже не было – только моховые кочки с ярко-алыми брусничными глазками.

    - Пошли, - рыкнул орк. – Серый гадёныш снова в игре.

    Они двинулись, но не прошло и полчаса, как эльф предупреждающе вскинул руку:

    - Стойте!

    Остальные застыли, уверенные в остроте эльфийского зрения.

    - Там что-то движется. Две лиги от нас, может чуть меньше.

    Приготовив оружие, четвёрка медленно приближалась к неизвестному врагу. Когда они преодолели полпути, Варон снова остановил их.

    - Я вижу, - мрачно сказал он. – Это тот спрут, что утащил Робина в самом начале нашего путешествия. Наверняка. Он занял всю ширину Гати. Его щупальца постоянно двигаются. Других врагов я не вижу.

    - Вряд ли это способно быстро передвигаться по суше, - подал голос Плао. – Мы можем подойти довольно близко, не опасаясь внезапной атаки.

    Они подошли, оставив между собой и спрутом около ста метров. Отсюда он был хорошо виден: гигантская пятнадцатифутовая туша, куст жирных медно-бурых колыхающихся щупалец, шарящих вокруг и вдоль тропы, плескающихся в болотной грязи и грозно встопорщенных вверх.

    - Не думаю, что стрелы возьмут его, - мрачно высказался эльф.

    - Мои зубы ему тоже не помеха, - добавил Плао.

    - Конечно, моя секира и меч Дуна его славно покромсают, - сказал гном. – но в прошлый раз хватило  одного щупальца этого урода, чтобы свалить, и трёх – чтобы чуть не доконать меня. Силища в них кошмарная. А тут не три, тут полсотни и больше. Стоит зазеваться – утянет вмиг. А убьют одного… ну, вы знаете.

    Они знали. Поэтому молча обдумывали, как спастись всем. Жертвы в их игре были бессмысленны.

    - Даже если попытаться…, - снова начал гном. – даже если напасть всем вместе. Где гарантия, что рядом в воде не прячется ещё один? Мы окажемся в ловушке, из которой уже не вырваться. Надо бить сразу и наверняка.

    - Щупалец явно меньше над самой головой, - наконец выдавил эльф. – задирать, наверное, неудобно.

    - Шлёпнуться бы ему на башку, - мечтательно прорычал Сай Дун. – Только как?

    - Вроде того, когда при штурме крепости поднимают воинов на верхушке лестницы или бревна, - вступил Робин. – Так можно перебросить их даже через стену. Только где нам взять в этом гнилом болоте такое бревнище?

     - А если и возьмём – поднять такую тушу, - эльф кивнул на чёрного орка. – нереально.

    - Мы сделаем бревно, - уверенно сказал Плао.

    - А?

    - Соберите все деревья вдоль Гати. Очистите стволы от веток и обрубите так, чтобы они стали одинаковой длины. Примерно три фута. Потом свяжите в пучок. Несколько брёвен выбейте из пучка примерно на пядь. Получатся дырки. Второй пучок сделайте так же. Когда вы выбьете брёвна и в нём, то с одной стороны будут дырки, а с другой – штыри. Штыри вставляйте в дырки первого пучка. Пучки скрепите между собой оставшимися от плота скобами.

    - Хм, толково, - крякнул гном.

    - Да, но как его поднять? – спросил эльф. – Штыри и скобы не удержат такую тяжесть. В нём же полтысячи фунтов, наверное!

    - Не надо поднимать, - сказал Плао. – Вы поставите бревно стоймя. Это главное. А братец Дун заберётся наверх сам. И потом толкнёте бревно на спрута.

    - Это, конечно, здорово, но пока Дун туда лезет, мы десять раз уроним, - не сдавался эльф.

    - Есть идея, - чёрный орк ухмыльнулся. – Выковыряем плиту из Гати и забьём бревно туда. Заодно сувенир ушастому.

     

    Они отошли на четыре лиги назад, прежде чем добыли нужное количество стволов. Несколько часов ушло на сборку, но, наконец, двадцатифутовый столб был готов. Сай Дун приблизился к спруту и стал шарить под водой. Вскоре он с ужасным чмоком выдрал из недр Гати каменную плиту. Робин и Варон осторожно отсоединили нижнюю секцию столба и подтащили к дыре. Орк приподнял плиту и несколькими ударами вогнал основание столба почти полностью в болото. Затем попробовал покачать.

    - Прочно.

    Втроём они водрузили сверху остальное.

    - Я полезу так, чтобы падать к нему лицом. Ну… рубите крепче!

    С этими словами чёрный орк осторожно начал подъём. Он лез сноровисто, точно балансируя центр тяжести, словно делал это всю жизнь. Столб скрипел, но держался. Добравшись до верха, Сай Дун выхватил меч.

    - Толкайте!

    Бревно ухнуло точно в гущу извивающихся щупалец, придавив несколько из них. В тот же миг Варон, Плао и Робин ринулись вперёд. Первые, самые длинные щупальца срезались словно бритвой секирой и серебристым эльфийским клинком. Но на смену им спешили новые. Они мгновенно оплетали ноги, тянулись к оружию, лишали равновесия. К счастью, спрут не обладал способностью хозяина омута отращивать части тела из самого себя. Понимая это, эльф и гном старались отрубить как можно больше. Но быстротечный бой складывался не в их пользу.

    Сай Дун, упав на что-то мягкое и пружинистое, взмахнул мечом вокруг себя с такой злобой, что отрубил все щупальца, колыхавшиеся над ним, в два удара. Опираясь на макушку монстра и на шевелящиеся мясистые обрубки, уже неспособные обвиться и свалить, чёрный орк неистово врубился в нижние слои щупалец. Иногда клинок натыкался на что-то твёрдое, но чаще проходил сквозь упругую плоть болотного монстра, словно сквозь студень. Ошмётки мяса и слизи покрыли кольчугу орка, облепили его с ног до головы, забили глаз и ноздри. Отплёвываясь, он рубил и кромсал, не останавливаясь ни на секунду.

    Пять футов вокруг головы спрута были вырублены за несколько минут. Орк спустился, цепляясь за присоски и обрубки, и вбил бронированные носки сапог в плоть спрута. Теперь макушка оказалась в районе его солнечного сплетения. Размахнувшись, он начал срубать косыми ударами плоть монстра. Сине-чёрная водянистая кровь фонтанами брызнула вверх. Десяток ударов – и три фута мерзкой плоти улетает в тинную глубь.

    Сай Дун краем глаза глянул вниз. Проклятье! Трое его спутников, облепленные толстенными нижними щупальцами, вяло отбивались от атак монстра. «Ты всё ещё не сдохнешь, болотный понос!» - со злостью подумал орк. Средние щупальца тянулись к его лапам. Неуверенно, но целенаправленно. Оставаться на месте было опасно, лезть наверх, в чёрную склизкую кашу – тоже.

    Сай Дун прицелился. Потом вогнал меч по самую гарду в голову, сверху вниз, лезвием наружу, и резко дёрнул, нажимая всей тяжестью. Полутораметровая рана, словно ущелье, разорвала тело спрута. Опускаясь, орк довёл её почти до самой земли. Он соскочил вниз и, выдернув меч, несколькими взмахами освободил троих друзей. Новые щупальца тянулись к нему, но, не обращая внимания, Сай Дун врубился в проделанный им разрез, расширяя его.

    Наконец – словно невидимые скобы, поддерживавшие тело монстра, лопнули – туша раздалась в стороны, накренилась и упала вдоль тропы. Сай Дун оглянулся. Тяжело дыша, его троица сдирала последние остатки присосавшихся бурых комков. Болото за их спинами начало пузыриться и вскипать. Чёрный орк подхватил мех с водой и с мечом наперевес бросился бежать по тропе. Остальные последовали его примеру.

     Потом они плохо помнили, сколько именно прошло времени с момента их побега. Они не успели ещё полностью выбиться из сил – возможно, это длилось минуты, не больше.

    Проход открылся внезапно. Только что они всматривались глубь еловых подлесков и моховых кочек, и видели лишь серый болотный сумрак - и вот уже знакомые заросли ивняка, холм с оплывшими булыжниками и летнее, тёплое солнце Землемирья. Они вырвались из болотного плена и, пробежав ещё, остановились лишь у крупной груды валунов, привалившись спинами к их тёплым бокам.

    - Игра окончена, - сказал ксилаец.

    Он стоял здесь. Правда, уже не такой тёмный и непонятный, как раньше. Капюшон всё ещё закрывал верхнюю часть лица, но нижняя теперь была видна. Мягкие губы улыбались, а на гладких щеках проступили ямочки.

    - Условие выполнено, - с этими словами его одеяние и его самого сдуло порывом тёплого ветра. Орк поморгал глазами. Эльф с наслаждением сжал кулак на правой руке. Гном снял сапог и придирчиво оглядел ногу. Сай Дун почувствовал, как его тянут за локоть. За спиной стоял Плао – снова в человеческом обличье – вполне здоровый на вид.

    - Братец Дун. Спасибо тебе.

    - Пацан, я же сказал…

    - Что мы тебе ещё пригодимся? Да… Но мне почему то кажется, что мы четверо теперь больше чем просто случайные знакомые из разных миров. Мы…

    - Команда! – хохотнул Робин.

    - Тоже мне команда, - улыбнулся Сай Дун совсем по-доброму. – Безрукий, безногий и одноглазый. Отряд калек.

    - Семья, - твёрдо сказал Плао. – И самое меньшее, что мы можем сделать – это открыть для тебя наши вселенные. Дядя Робин…

    - Дядя? - хмыкнул гном.

    - Можно тебя теперь так называть?

    - Так отчего же нет?

    - Так вот, дядя Робин уже рассказал, что не пользовался ни специальными заклинаниями, ни артефактами для прохода в Землемирье.

    - Да, так и есть. Вон там я вылез. Пошли, проверим.

    Гном залез под валуны. Сай Дун заглянул  внутрь.

    - Пропал, - в его голосе сквозил страх. Впрочем, он решительно полез внутрь. Раздалось кряхтение и проклятия.

    - Ну? – не выдержал Варон.

    - Да не знаю я, чего делать! Весь череп разбил.

    Орк выбрался, и троица в молчании уставилась на черноту пещеры. Минуты через две показался гном.

    - Ух, как здорово! – тут же загудел он, но вдруг осёкся. – Э… брат Дун, ты не…?

    - Видишь же, что нет, - сердито бросил орк. – Пошли к эльфийским камням.

    Когда они подошли к самой верхней пещере, эльф достал маленький кристаллик льдисто-голубого цвета.

    - Его надо просто зажать в руке. При перемещении он тает. Я буду ждать тебя там. И… не волнуйся, у меня их очень много, если что.

    Сай Дун зажал светящееся зёрнышко в чёрной ладони и полез под камни. На этот раз он сосредоточенно молчал. Через некоторое время он вылез и разжал пустую ладонь.

    - Там что-то произошло…, - в его голосе слышалась редкая для орков обида. – Камни стали как сырая кожа. Эта штучка растаяла. А меня словно вдавило в паучью сеть. Но потом отшвырнуло назад.

    Появился Варон. Лица друзей яснее ясного дали понять, что попытка не удалась.

    - Ну, пошли ко мне, - бодро воскликнул Плао. – Чтобы открыть проход, нужен ключ, и он одинаков для всех. Это собственные волосы. В моём случае, правда, нужны были ещё и волчьи, поэтому пришлось кое-кого попросить состричь пучок. Но с тобой, братец, не должно возникнуть проблем. Вот моя пещера.

    Сай Дун забрался внутрь и осмотрелся. Затем провёл когтистой лапой по круглым бокам каждого булыжника.

    Ничего. Только царапины на оплавленном базальте. Чёрный орк вылез и посмотрел на грустные лица друзей. Словно дыхание далёкого верескового моря долетела до него, и что-то ворохнулось в груди. Он весело сказал:

    - Это лучшая похвала, клянусь всем, что есть у Курула. А у него, как уверяет наш шаман, полно всяких частей тела. Я слишком злой, кровожадный и свирепый, чтобы меня впускать – а это лучшая похвала для орка. Мастер Робин, вот твой меч. Он хорош. Вот шлем. Вот…

    - Ты что, с ума сошёл?! – закричал гном.

    - Мне нечем заплатить. А воровать у своего брата я не собираюсь. Да и отработать не получится.

    - Пропасть бы тебе, тупоголовый орк. Бери назад. Если тебе снова приспичит нассать в шлем, у тебя хоть свой будет.

    - Спасибо. Я не могу это сказать на родном языке – у нас нет такого слова… Спасибо, Варон. Спасибо, братец Плао. Моя деревня в одном переходе отсюда, прямо на юг. У белых скал. Моя пещера снаружи, подальше от ворот. Задумаете ещё побродить по сохгалу – заходите, растолкую что тут как.

    - Мы обязательно…, - начал Плао. Затем на секунду отвернулся. – Ярусы очень древние. Где-то обязательно есть ответ, как пройти из Землемирья к нам.

    - А если его и не было до сих пор, - усмехнулся эльф. – Судьба даст новый крутой поворот, и он появится.

    Сай Дун подхватил мех с водой и зашагал в сторону деревни.

     

    Эпилог.

    - За водой? – недоверчиво протянул вождь. – Ты что, Сай Дун, дурака из меня делаешь? Ты ушёл два месяца назад, и как в задницу Торги провалился. А теперь являешься в новой кольчуге, с новым мечом и врёшь, как карлик на ходулях. Да последнему умбалу ясно, что ты грабанул караван или рыцаря. А ты знаешь, что часть добычи принадлежит вождю!

    Чёрный орк бросил перед собой объёмистый мех и развязал горлышко.

    - Пусть шаман понюхает. Он всегда умеет отличить свежую богаш-гай от протухшей.

    Шаман сунул нос в мешок, потом с удивлением выглянул наружу.

    - Совсем свежая!

    - Конечно. Я только что с Костяного Холма. А теперь слушайте внимательно, как всё было. Когда я добрался туда, болото вдруг вспучилось, словно у Лурака случился понос, и разлилось, затопив Гать. Несколько недель мне пришлось просидеть на этом треклятом холме. Я уже совсем там окоченел, и под конец начал молиться.

    - Ты начал ЧТО?! – у вождя отпала челюсть.

    - Вроде как наш шаман по праздникам. Ну, просить по-всякому Лурака, чтобы вода спала. Чтобы еду послал. Сказал, что нарублю столько зелёных карликов, что их черепов хватит всю пещеру Курула завешать. Плясал там. Прямо как наш шаман.

    - Ты плясал как я? – дрожащим голосом проговорил шаман.

    - Ну да! А что делать то было? Плясал, молился. Говорил, мол, знаю, что я тебе не угодил, великий Лурак, но сними с меня проклятье и отпусти домой. И вода ушла. А на холме я нашёл эту кольчугу, шлем и меч. Лурак послал мне их. Видишь - они точно мне в размер. Других таких больших орков, как я, нету. Лурак специально сделал их для меня. Такую сталь не сварить простому кузнецу. Ну ка, давайте ваши жалкие железки, - обратился он к стоящим рядом охранникам.

    Его удар срезал пять полосок стали, как морковки. Орки потрясённо молчали. Вождь глянул на шамана. Тот часто-часто закивал с испуганным видом.

    - Богаш-гай, - напомнил Сай Дун. – Надо сделать праздник в честь чуда, которое послал Лурак.

    - Да, да, - забормотал шаман. – Великая милость Лурака. Очистительное испытание.

    - Вот-вот, - усмехнулся Сай Дун. Он развернулся, неспешно выбрался из пещеры и побрёл к воротам. Весть о чудесном спасении с Костяного Холма и волшебном мече Лурака разлетелась с быстротой горохового выхлопа по всему больбоугу. Орка провожали завистливыми, восхищёнными взглядами, в которых уже не было прежнего страха.

     

    Он зашёл в холодную холостяцкую пещеру и огляделся. За время отсутствия она основательно выветрилась. Даже плесень, придающая уют любой орковской норе, исчезла.  Крысы и всякие мелкие насекомые подчистили остатки гнили, а кости растащили вороны и дикие собаки. Как там говорил ушастый? Судьба дала крутой поворот? Что ж – возможно, не последний. Теперь надо лечь спать, а завтра ночью славно напиться на празднике.

     

    - Братец Дун, это мы.

    У входа в пещеру стояли трое: желтоглазый худощавый парень лет пятнадцати, высокий эльф с ярко-рыжей шевелюрой и коренастый бородач с большущей секирой.

    - Мы вернулись, - на их лицах читалось смущение.

    - Я ж тут ничего толком не видел, - развёл руками гном.

    - А я, - подхватил эльф. – рискну познакомиться с прекрасной орчихой. Или даже двумя.

    Сай Дун подошёл и обхватил всех троих своими лапищами:

    - Рад видеть ваши поганые рожи. Страшно рад!

     

    Приложение:

    Рецепт дундеок – праздничного напитка орков.

    Богаш-гай – 13 частей.

    Кровь (любая, но желательно свежая красного цвета) – 5 частей.

    Желчь (любая, но лучше гномья) – 1 часть.

    Яд чёрного аспида – 1 часть.

    Украсить кусочками свежего мяса.

    Смешать, подавать охлаждённым.

     

    Облегчённый вариант для молочноносых слабаков:

    Чёрная сладкая газировка – 13 частей.

    Сок грейпфрута – 7 частей.

    Сок лимона – 1 часть.

    Сок лайма – 1 часть.

    Смешать. Украсить вишнями.

    Лиш-кнам!*

     

     

     

    03.02.2013  15-06

     

     

    Комментарии:

    [1] Непереводимое дословно жаргонное слово, употребляется в значении «предатель веры», «отступник».

    [1] Враждебный демон, оспаривавший власть Курула над землями орков. Был уничтожен Курулом в древности.

    [1] Файхок – дикий (орк.) Файхок`хай – личная охрана вождя, отряд сильнейших орков племени.

    [1] Демон, почитаемый орками, как их создатель.

    [1] Дерьмо, испражнения (орк.)

    [1] Верховный демиург в орочей мифологии. Создал всех существ, извергнув из своей утробы. Считается, что после смерти достойные орки попадают обратно в его кишки, чтобы после переваривания в течение целой эпохи, быть извергнутыми обратно в мир с новыми силами.

    [1] Богаш – болото. Гай – вода, жидкость вообще. (орк.)

    [1] Месяц орочьего календаря. Приблизительно соответствует марту.

    [1] Сай – шерсть. Дун – дословно «не тот». (орк.) Используется в значение «неправильный», «извращённый», «проклятый», «тёмный» или просто «чёрный».

    [1] Больбоуг – родная деревня орка.

    [1] Сапарак – копьё. (орк.) Представляет собой длиннодревковую глефу, с шипом-крюком на конце.

    [1] Используется орками как горючий материал, дрова.

    [1] Дундеок – чёрная вода. (орк.) Специальный праздничный напиток.

    [1] Бру-милл – засоритель желудка, национальное блюдо орков.

    [1] Грыух – непереводимое орковское ругательство.

    [1] Гномье ругательство, сокращённая форма от имени «Горхтаур».

    [1] Гномы Землемирья – маленькие злобные зелёнокожие существа, стоящие на низшей ступени развития.

    [1] Сохгал – мир. (орк.)

    [1] Плао имеет в виду Госпожу Боль, защищающую Сигил.

    [1] Умбал – идиот. (орк.)

    [1] Басмук – дословно «свиная смерть» (орк.)

    [1] Намхал – враг (орк.)

    [1] Дагор Дагорат – битва битв (синдарин). Финальное сражение сил Добра и Зла.

    [1] Горх – сокр. от Горхтаур, гномье ругательство.

    [1] Плао использует слово «хазги» как термин, вошедший в обиход жителей Ярусов для обозначения лучников, использующих особо мощные луки и тяжёлые стрелы.

    [1] Асар – зад (орк.)

    [1] Барра – корень различный слов, выражающих силу, мощь. Такой возглас можно перевести как «Мощно!»

    1 Лишь-кнам – приятного аппетита. Дословно «плохого пищеварения» (орк.)


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Alterlimbus
    Категория: Фэнтези
    Читали: 67 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 августа 2013 | Просмотров: 264 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: jonyk (30 августа 2013 21:42)
    Что значит - мертвенная сталь?

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.