«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Ванадий

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 19
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 159 anuta
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Каратели. Черная книга душ. Глава 06.

    Я судорожно вздохнул,  ожидая затрещины, но тот же голос потребовал:
    - Принеси-ка перо, чернила и пергамент, - и ехидно проворчал: - а то некоторые мне, гля, на слово не верят.
    - Нет денег - нет игры. Сам знаешь - правила такие, - ответил оппонент.
    - И кувшин шурки принеси. Да побыстрей! - Не обращая внимания на реплику, закончил свои требования кривоносый клиент и отпустил мое ухо.
    Я метнулся к стойке и передал трактирщику заказ.
    Хозяин заведения выложил передо мной письменные принадлежности, взял кувшин, задумчиво поглядел на хмельную компанию, влил в сосуд две кружки воды и дополнил до верха шуркой.
    Получив затребованное, купцы тут же налили и выпили по полной кружке. Кривоносый громко крякнул, понюхал кулак, придвинул пергамент и принялся выводить каракули.
    Я догадался, что игрок-неудачник хочет послать за деньгами, а потому старался крутиться рядом.
    Это был неплохой шанс: скопировав записку и выяснив, где проживает купец, можно будет добыть необходимый золотой. Такой способ заработка прежде не приходил мне в голову, но теперь показался весьма перспективным.
    Наконец изматывающее ожидание закончилось, и раздался долгожданный призыв:
    - Эй, раб, бегом сюда.
    Изобразив подобострастный поклон, я замер в позе ожидания.
    - Да, господин?
    - Отнеси эту записку моему старшему управляющему. Это в Западной стороне на Луковичном переулке. Спросишь дом купца Погоняйла. Он такой, с красной крышей и забором. Все понял? Давай бегом! Чтоб вернулся, пока кувшин допьем.
    Я схватил клок пергамента и опрометью бросился на улицу. Первым делом забежал за угол и развернул записку.
    Корявым почерком со множеством ошибок там было написано: "Бормотун, передай с этим рабом 6 золотых и 10 серебряных. Без вопросов и быстро. И вложи записку в кошелек. Сам знаешь зачем. Погоняйло. "
    Я мысленно потер ладони, вдохнул полной грудью и помчался к восточной стороне портового рынка, где в узком тупичке рос неприметный куст чернавки. Осторожно сорвал несколько ягод, сложил их в глиняный черепок и тщательно размял кусочком ветки. Острым краем обломка раковины морского моллюска срезал цифру 6 и затер это место пальцем, а затем песком, чтобы скрыть исправление.
    Осталось написать новое количество золотых монет. Что ж мой медальон годился не только как украшение, а сок ягод прекрасно заменил чернила.
    Я оценил подделку и пришел к выводу, что заметить фальшивку сможет только хороший писарь, да и то лишь когда будет знать, на что обращать внимание.
    В Луковичном переулке меня ждал сюрприз. Все дома скрывались за высокими заборами, а крыши здесь красили почему-то исключительно в красный цвет. К счастью, широкие ворота со свежей надписью "Погоняйло - казел" подсказали нужный дом.
    На стук открыл тощий детина, от которого несло кислым вином и луком.
    - Чего стучишь, скотина? - просипел незнакомец и со стоном обхватил голову руками.
    - Записка старшему управляющему от купца Погоняйла.
    Тощий взял пергамент, прочел и велел ждать.
    Я приплясывал от нетерпения и даже кусал губы, отсчитывая мгновения, когда сокровище окажется в моих руках.
    Казалось, еще немного и сердце выскочит из груди, но вот появился похмельный страдалец, вручил увесистый кожаный кошель и наказал проваливать.
    Я не заставил себя ждать и помчался как стрела. Предстояло выудить законную добычу, но делать это следовало в укромном месте, и ноги сами понесли меня в знакомый тупичок.
    Но далеко уйти не удалось. В первом же переулке меня остановили двое: тощий, как жердь, кривоносый бродяга и его собрат с похожей на тыкву головой и глазами навыкат.
    - Стой, куда торопишься? - просипел тощий оборванец, обдавая меня перегаром и хватая за руку.
    - Дай сюда! - потребовал второй и потянулся к зажатому в кулаке кошельку.
    Я шагнул назад и попытался вырваться.
    - Не могу. Это принадлежит купцу Погоняйлу.
    Костлявый кулак впечатался в мои зубы, руку больно сжали.
    - Делай что говорят, вонючий раб!
    - Да не бойся ублюдок, мы только пересчитаем и сразу вернем.
    - Ага, сразу отдадим! - закончил веселье лупоглазый мерзавец и неожиданно ударил меня в глаз, затем схватил кошелек и попытался его вырвать.
    Я дернул на себя и шагнул назад.
    Ситуация сложилась критическая. Оставаясь в маске раба, я не мог  противостоять двум лашитам. По сути, мне полагалось немедленно выполнить их требования, а значит, не только утратить шанс бежать с острова, но и заработать большие неприятности. Хорошо если все закончится просто поркой.
    Сбросить личину тоже опасно: если кто-нибудь увидит, как безродный раб-чужестранец избивает полноправных граждан - галер не избежать.
    Принимать решение следовало немедленно: мерзавцы всерьез намерились завладеть чужим имуществом, и я не стал колебаться.
    Шаг назад, разрывая дистанцию, и глубокий поклон подонкам.
    - Давно бы так, - буркнул хриплый голос, - давай сюда!
    - Или хуже будет! - добавил второй.
    В поле зрения появились костлявые ноги, цепкие пальцы сомкнулись на руке с кошельком.
    Но маска раба уже была сброшена, и ее место заняло чувство холодного покоя, что приходит в бою. Прежде мне приходилось участвовать лишь в тренировочных схватках, все внутри противилось необходимости бить людей, однако другого выбора не было.
    Я распрямился, сделал шаг навстречу тощему и впечатал лоб в нос грабителя.
    Хрустнуло, брызнула кровь, и мерзавец свалился в пыль. Тыквоголовый изумленно уставился на товарища, неподвижно застыв в шаге от меня. В его руке матово блестел короткий нож, и я поторопился воспользоваться мгновением замешательства.
    Шаг вперед, пинок в пах - сдавленный стон мерзавца, затем удар основанием кулака с зажатым в нем кошельком в висок противника.
    Я оглядел неподвижные тела подонков, мысленно проклял их за потерю драгоценного времени, развернулся и помчался в намеченный укромный уголок.
    Однако меня ждало жестокое разочарование, когда все попытки справиться с туго затянутым узлом ни к чему не привели. Пришлось пустить в ход зубы, но и это оказалось бесполезным. От отчаяния на языке завертелось проклятие, на глаза навернулись слезы.
    И вдруг светлая мысль пронзила голову. На мне ведь явные следы драки, а нападение грабителей спишет все.
    Я разорвал кожаный шнурок и вытряхнул на ладонь содержимое кошелька.
    Червоным сверкнуло золото, матово заблестело серебро, сверху шлепнулся скомканный пергамент.
    Я смахнул слезы, сунул в рот золотой, по одной вернул монеты в кошелек и взялся за пергамент: его вновь следовало подправить. Несложная работа не заняла много времени, и вскоре можно было бы отправиться в трактир, но неясная тревога оформилась в твердое сомнение и заставила пересчитать деньги. В кошельке не хватало двух серебряных.
    В сердцах я сплюнул на землю - да есть ли хоть один честный лашит? - и вновь выправил надпись в записке. Стрелой примчался к "Жареной креветке", сунул добытое сокровище в щель под крыльцом и через миг предстал перед купцом.
    Тот схватил кошель, взвесил его на ладони, замахнулся и саданул меня в живот.
    От неожиданной боли я рухнул на колени.
    - Ворюга! Эй, Наливай, твой раб обокрал меня! - раздалось над головой.
    Через миг у стола зашлепали ноги трактирщика.
    - Что случилось господин?
    - Твой раб украл серебряную монету!
    - Не может быть! А ну вставай, - дернул меня за ухо хозяин заведения, - и говори, раб, ты брал деньги этого гражданина?
    Я с трудом поднялся на ноги, сделал честно честное лицо и, кривясь от боли, покачал головой.
    - Клянусь богами, мой господин, я не взял ни одной серебряной монетки у этого доброго человека!
    - Вот видишь, мой раб не ворует! - вскричал трактирщик и пригрозил кулаком. - Перестань наговаривать!
    - Сам посчитай! - купец швырнул монеты на стол. - Тут должно быть десять серебряных, а он принес только девять! Значит, украл одну по дороге!
    - А откуда мне знать, что должно быть десять? - не сдавался хозяин заведения.
    - А вот записка! - торжествующе рявкнул Погоняйло, демонстрируя пергамент.
    Трактирщик пересчитал, нахмурился, пересчитал еще раз и буркнул:
    - Восемь.
    - Ага! Все слышали?! - закричал купчишка. - Две! Две серебряных украл! Ну, ты трактирщик попал! Дорого тебе обойдется воровство!
    Его спутники оживились и загалдели, стуча кулаками:
    - Штраф пусть платит! В тюрьму жулика! Позвать стражу!
    Наливай бросил деньги на стол и мрачно повернулся ко мне. Он замахнулся кулаком, но я успел протарахтеть:
    - Записку, записку прочти, господин!
    Трактирщик опустил кулак, просмотрел пергамент и схватил обвинителя за грудки:
    - В записке-то про восемь серебряных написано! За ложное обвинение и в зубы получить можно!
    - Как восемь? - удивился Погоняйло, схватил документ, прочел и возмутился: - Вот скотина управляющий, должен ведь был на одну серебряную меньше положить!
    - Так ты мошенник! - вскричал Наливай, обращаясь ко всем посетителям, которые уже внимательно слушали свару. - В сговоре с управляющим! Все слышали? Стражу! Стражу сюда!
    - Не нужно стражи, - бормотал купец, стараясь вырваться, - полюбовно дело решим.
    - Что тут такое? - пискнул Штырь, выходя из-за спины трактирщика, выслушал сбивчивый рассказ последнего, повернулся и ткнул неудавшегося мошенника пальцем в живот. - Значитшя так. За обман штраф две шеребряных.
    Купец согласно кивнул головой и протянул монетки. Мой хозяин зажал их в кулаке и продолжил:
    - За обиду дешять жолотых!
    Погоняйло выпучил глаза и захныкал:
    - Да ты что? Да куда ж это? Не по-людски так.
    Штырь, не обращая внимания на лепет мерзавца, ткнул в меня пальцем.
    - За то, что ижбил моего любимого раба до полушмерти - вон, вшя рожа в крови, губы ражбиты, глаж рашпух, - еще дешять жолотых.
    - Да, я-то его разок только... легонько совсем...
    При этих словах я громко застонал и схватился обеими руками за живот, показывая, как мне плохо. Пустил губами кровавый пузырь и тяжело навалился бедром на стол.
    - За то, что шпоришь еще два жолотых, - Штырь выхватил кинжал и приставил к груди купца. - Я ведь тебя и порежать в праве. Вон швидетелей школько, как ты меня обмишурить хотел!
    - Нет у меня столько, - захныкал Погоняйло.
    - У шобутыльников одолжи.
    Однако пьяная компания смогла наскрести только семнадцать золотых монет. Мой хозяин собрал добычу, отобрал у забулдыг все драгоценности, после чего велел проваливать и больше не появляться. Компания испарилась, так и не допив последний кувшин.
    Я понял, что конфликт благополучно завершился, и с облегчением вздохнул. Как ни крути, но свой золотой я, таки, добыл. А подбитый глаз и разбитые губы - невелика цена за шаг к свободе.
    - Еще раж выйдешь в город беж моего ражрешения - жапорю кнутом! - оборвал мои радужные мысли писклявый голос Штыря. - Понял, раб?
    - Да, хозяин, - я согнулся в глубоком поклоне и лишь робко попытался возразить: - Но ведь мне приказал гражданин, разве я в праве отказать?
    - Только я могу отдавать тебе прикажания, да еще трактирщик, ешли меня нет. Да Культяпка от моего имени. Понял наконец?
    - Да, хозяин.
    - Тогда пойди умойшя и жа работу. Хватит беждельничать.
    Я отправился на кухню, удивляясь сам себе. В течении одного единственного дня пришлось лгать, воровать, подделывать документы и даже избивать людей, но совесть не тревожила. В прежние времена ученичества и работы в Университете даже мысли о подобных поступках повергли бы меня в ужас. Неужели короткое пребывание на острове Лаш способно так сильно изменить человека?
    Тем не менее, в тот вечер я трудился с легкой душой, а ночью заснул, как младенец, с улыбкой на лице.
    Теперь требовалось встретиться с рабом, который обещал помочь бежать, и с раннего утра я принялся искать повод отправиться в город. Увы, ничего не выгорало. Трактирщик все заказы сделал заранее, а доставка выполнялась силами поставщиков.
    В отчаянии я решил рискнуть и принялся спрашивать клиентов и постояльцев нет ли у кого поручений в городе. Наградой стали несколько зуботычин да оплеух за то, что осмелился заговаривать с гражданами без разрешения.
    Вскоре радужное настроение испарилось, и я мрачно разносил еду, да убирал объедки, чувствуя, как убегает драгоценное время. Оставалось т олько убеждать себя, что все наладится нужно только быть терпеливым.
    Задолго до полудня меня окликнул Наливай и велел отправляться в заднюю комнату. Там уже ждал Штырь, прихлебывая из кружки забористую шурку. Заметив меня, он велел садиться и сунул мне свернутый трубочкой документ.
    - Нужно шделать такой же к полночи. Поменяешь только мешто, время и командира. Пошмотри внимательно, что-нибудь нужно?
    Это был шанс, который не появлялся все утро, и от волнения у меня задрожали руки. Усилием воли я успокоился и развернул пергамент.
    Приказ о перемещении отряда стражи от городского арсенала в казармы не удивил ни особыми защитными мерами, ни материалом. Использовался обычный пергамент и сине-зеленые чернила, которые я мог изготовить на месте. Однако сообщил я другое:
    - Защита обычная, хозяин, почерк простой, да и подпись не слишком замысловатая. За полдня управлюсь, но нужно прикупить чернила и пару перьев.
    - Хорошо, шходишь в город, - кивнул Штырь.
    Я мысленно возликовал и прикинул, где поближе купить необходимое, чтобы осталось побольше времени на поиски дома Шняги Пивовара.
    Штырь встал из-за стола и хлопнул меня по плечу.
     - Пойдешь ш Культяпкой. Нельжя тебя одного пушкать.
    Настроение сразу испортилось. Теперь предстояло решать еще и проблему страшего раба. Не вести же его на переговоры?
    К моей несказанной радости, едва мы покинули трактир, нежеланный спутник сам обратился ко мне:
    - Ты, Писарь, мне почти как брат. Лучшего друга у меня никогда и не было. Может сходишь сам за чернилами? У меня тут земляк недалеко. Повидать хочу. Ну? Выручишь?
    Едва сдерживая улыбку, которая так и рвалась наружу, я сохранил угрюмое лицо и мрачно пробурчал:
    - Я конечно. Ты мне друг, но ведь хозяин не велел.
    - А кто ему скажет? - Культяпка просительно заглянул мне в глаза. - А я тебя позже кардетским винцом угощу. Есть у меня способ добыть.
    - Только ради тебя, друг, - ответил я и отвернул в сторону лицо. Скрывать довольную мину уже не было сил.
    - Отлично, дружище! - воскликнул старший раб и сунул мне деньги. - На обратном пути заскочи вон в тот двор, - указал он пальцем на неказистый домик, - и крикни меня. А я в долгу не останусь.
    Не чувствуя под собой ног от радости я рванул в ближайший магазин, купил все необходимое и выяснил, где живет Шняга Пивовар.
    Нужный дом нашелся быстро, а на его ступенях сидел знакомый раб и лениво ковырял ногой землю. Увидев меня, он призывно махнул рукой и чуть заметно улыбнулся. Едва я приблизился он спросил, прищурив глаз:
    - Раз меня нашел - наверное и деньги добыл?
    Я кивнул и мимо воли расплылся в широченной улыбке.
    - Показывай! - качнул головой раб.
    - Я не брал с собой. Мы ведь ни о чем еще не сговорились. Кстати как тебя звать?
    Собеседник чуть улыбнулся и ответил:
    - Называй меня друг. Мы ведь теперь друзья. А сговоримся легко. Раз у тебя есть золотой, и у меня есть золотой - мы купим путь к свободе. Приходи в полночь в канун праздника Бегуна к таверне "Сухая глотка". Это у западных ворот. Понял?
    - Да, - закивал я в ответ, - полночь, в канун Бегуна, "Сухая глотка". Приду.
    - Значит сговорились. А как мне тебя звать?
    Я уже хотел сообщить свое имя, но жизнь на острове научила меня осторожности. Поэтому я ответил в стиле собеседника:
    - Зови меня другом. Ведь мы теперь друзья.
    Он хохотнул и хлопнул меня по груди.
    - Отлично,друг. Значит через девять дней мы покидаем этот остров! Не опаздывай. Ровно в полночь у "Сухой глотки", что у западных ворот.
    - А как мы убежим?
    - Узнаешь в свое время. Главное деньги не забудь. А теперь иди, не привлекай внимания.
    - А раньше никак нельзя?
    - Нет. Праздник лучшее время. Все будут веселиться и нас хватятся не скоро, а чем позже начнут искать, тем дальше уберемся от острова.
    Девять дней для раба долгий срок, но сердце уже отбивало мгновения отделяющие от свободы, а душу наполнял свет надежды.
    Я вихрем промчался к Культяпке, вернулся с ним в трактир и с непонятным для Штыря энтузиазмом взялся за работу.
    К наступлению темноты на документе засохли последние чернила. В окончательном варианте он представлял собой приказ помощника начальника городской стражи десятнику Бабылю, которому вменялось за час до полуночи прекратить охранять поместье советника Хамлона и перевести свой десяток в загородные казармы.
    Мой хозяин изучил созданную мной фальшивку и остался доволен. Он хлопнул меня по плечу, заставил выпить полный стакан шурки, а под конец разрешил побаловаться с одной из рабынь: Хромой или Старухой, по выбору.
    От подобной перспективы меня покоробило, но я не подал вида. Вместо этого раскланялся, бормоча слова неискренней благодарности, после чего направился в барак, где от выпитого сразу повалился спать.
    Утром, несмотря на жестокое похмелье, с моего лица не сходила счастливая улыбка: до побега оставалось всего восемь дней. Это не нравилось трактирщику, голова которого, по его же словам, трещала с перепоя, и он отправил меня с глаз долой топливом для очага.
    Я отправился на задний двор и принялся выбирать не слишком крупные дрова из поленицы. Внимание вновь привлекла загадочная дверь. Тайну ее запора так и не удалось разгадать, а в предверии побега не помешает иметь лишний путь, которым можно незаметно покинуть трактир.
    Я огляделся и, когда убедился что во дворе никого больше нет, принялся искать скрытый механизм запора. Я ощупывал доски, нажимал пальцем на все сучки, пробовал двигать их и так и сяк, когда услышал отдаленный разговор. Замер, прислушался.
    Звуки стал четче и вскоре удалось различить голоса. Разговаривали мой хозяин Штырь и таинственный лашит по прозвищу Черный.
    - Три тышячи... потом еще.
    - Целую эскадру... и возьмем все. Но как...
    - ... шделает... Он еще ни ражу не подвел.
    - Да, мастер. Фальшивки от настоящих не отличить. Но нужно решать, что с ним делать. Много лишнего знает. Да и не глуп. Кто знает, о чем может догадаться? Начнет болтать, а там и до беды недалеко.
    Речь явно шла обо мне, и я напряженно ловил каждый звук, боясь упустить хоть одно слово.
    - Так может лучше ему яжык отрежать? Пригодитшя еще, да и дельце ш домом провернуть надо.
    - Тогда уж не только язык, но и руки резать нужно. Писарь твой ведь и настрочить донос может. Нет, кончать его будет. Возьмем денежный дом и отправим рыб кормить.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: BlindRat
    Категория: Фэнтези
    Читали: 41 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 сентября 2014 | Просмотров: 169 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Вероника Резвых (5 сентября 2014 07:17)
    Аннотация просто супер! Из серии "чисто поржать")). Пойду читать с первой главы.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.