«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 36
Всех: 37

Сегодня День рождения:

  •     DarkKon (09-го, 28 лет)
  •     TheRiddle (09-го, 29 лет)
  •     Снежный Барс (09-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2336 Кигель
    Флудилка Курилка 2212 Герман Бор
    Стихи Цветок 113 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1641 Lusia
    Флудилка На кухне коммуналки 3057 Герман Бор
    Стихи (--Вольность быть собою--) 5 KURRE
    Флудилка Поздравления 1760 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 790 Ivan_Al
    Стихи Стихи для живых 80 KripsZn
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 520 PlushBear

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Огниво Рассвета. Глава 2.2

    Виланвель нехотя пробуждался. На улицы с каждой минутой высыпало все больше угрюмого, поспешавшего по делам насущным народа. Поскрипывая, отворялись створки подорожных лавчушек, лениво прогуливались по мостовым навьюченные тюками, столь же сонные, как и их хозяева ломовые лошади. Благодаря немногим особо ответственным работникам, из ремесленного района уже послышались, подобные грому для едва очнувшихся от дремы ушей, звонкие удары молота по раскаленной стали, ощущался запах томившейся в жару выпечки и пойманной на заре в окрестных мелководных речушках рыбы. Вместе с утренним туманом редело и господствовавшее в городе сумеречное безмолвие.

    Я ступал сквозь эту нараставшую с каждым мгновением суету терзаемый ворохом нагрянувших в единый момент мыслей. Их виновником выступал задумчиво потираемый мною в кармане маленький, кем-то заботливо припрятанный внутри платка ключ. Разум отказывался понимать: неужто во имя доставки одного не дюже громоздкого крючка в дорогу снаряжали целый фургон с конвоем? Или, быть может, посредник сам не предполагал, что средь его груза утаили подобный презент? Но тогда, если кому-то был столь необходим этот ключ, почему не послать простого гонца? Вышло бы много быстрее, чем вести его сложенной пластами текстиля повозкой, да еще и запряженной в единственную, не самого богатырского вида кобылу. Либо, если снабженец или сам адресат чурались доверять людям, на худой конец можно и голубя отправить. Навряд ли легкая, точно монета среднего достоинства, железка не позволила бы птице оторваться от земли. Чего они опасались? Сколько сей вопрос не ударял в моей голове, ничего разумного в ответ так и не вспыхивало.

    Впрочем, учитывая то, что мне было ведомо имя предполагаемого заказчика, я мог наведаться к нему за разъяснениями. Но едва ли Живольер станет открывать свои подноготные человеку, разграбившему его фургон и стащившему втайне провозимую, явно весьма дорогую сердцу ткача вещицу. Скорее он, если я пожалую с подобной просьбой, при первой возможности вгонит мне кинжал под лопатку. Тем паче, что к своему грузу текстильщик совсем не хотел привлекать лишнее внимание, иначе не повелел бы убрать с повозки все видимые опознавательные знаки. На подковах клеймо принималось располагать в последнюю очередь, ведь это могло выйти в кругленькую сумму. Мало только выплавить форму с таким знаком, надо еще получить дозволение на подобное размещение корвиальского герба свыше: от короля или приближенных. Иными словами, отвалить правительствующей братии целую гору добра, вдобавок приправив ее очень убедительными причинами своего прошения. В общем, ткачу пришлось неслабо поишачиться, дабы сдуть со своего фургона все пылинки столичной представительности и выдать его за самую обычную повозку, на которую не вознамерятся тратить время даже подыхающие с голода разбойники. Однако моего воровского чутья ему обмануть не удалось.

    Ближе к вечеру, думаю, Живольер сам кинется на поиски, быть может даже с кем-то встретится – тут моя затаившаяся неподалеку персона и прознает, что за замок отпирает этот таинственный ключ. А пока следует выбросить из головы тупиковые раздумья и основательно отъестся. В животе, временами, начинало урчать и бурлить, точно в жерле проснувшегося вулкана, унять который мне представлялось очень не простой задачей. Впрочем, к выданному Ивианом авансу и моим личным сбережениям теперь прибавлялись еще и сравнительно скромные средства ограбленного на опушке отряда, которые я заблаговременно переложил в свою сумку. Посему, сегодня мой желудок ожидал настоящий праздник чревоугодия.

    Я повернул за угол на улицу, в конце которой меня с распростертыми объятиями ожидала вуматная корчма, уже готовясь вкусить заливавшегося паром, хлопотливо обжаренного жаркого. От одной только мысли о томившемся на сковороде мясе, мои ноги готовы были со всей прытью ринуться вперед, тщась поскорей преступить порог таверны, но тут я приметил творившуюся за сотню ярдов впереди сумятицу и сбавил шаг. Там, сверкая отполированными шлемами-капеллинами, выделялась окружившая кого-то плотным кольцом городская стража.

    Ужель воришку словили? – подумалось мне поначалу. Пущай Виланвельские верхи и сотрудничали с преступными группировками, но лазать по карманам средь бела дня, конечно, не позволяли. Да и сами группировки по этому поводу не возникали. Попался – так попался, от них не убудет. Другой вопрос, если дело касалось воровской элиты. Тогда блатарское сословие всеми правдами и неправдами – больше неправдами – старалось выдернуть «знать» из лап правосудия (к слову, только этого и ожидавшего). Впрочем, подобное случалось крайне редко, а в последнее время и совсем перевелось. Оттого невольно возникал вопрос: не многовато ли охраны для простого щипача?

    Когда стража более-менее расступилась и появилась мелкая возможность лицезреть собравшего вокруг себя подобную свиту человека, я ошарашено застыл на месте. Возникшее внутри меня чувство нельзя было назвать простым удивлением, рождавшимся при виде какого-либо прославленного артиста. Это ощущалось больше страхом помешанным с крайней степенью смятения, словно мне за свершение мелкого хулиганства приговором вынесли смертную казнь.

    Среди расположившегося в восьми десятках шагов от меня полкового скопища глаза усмотрели того самого взлизистого, приземистого купца, коего я прошлой ночью оставил без сознания лежать на озябшей осенней почве в компании повязанных наемников. Но, как он смог настоль скоро оказаться в Виланвеле?! Поди, мимо их бивуака пролегал дозорный маршрут, вот патруль и решился сопроводить попавших впросак бедолаг до ближайшего города, прибыв сюда совсем недавно, буквально только что. Иных объяснений я измыслить не мог.

    Не берусь посудить, сколько прошло времени, прежде чем мой закостенелый взгляд смог оторваться от фигуры внезапно нагрянувшего торговца. Видно, завтрак придется отложить. От этих мысленно произнесенных слов живот несогласно заурчал.

    Я накинул капюшон на голову, развернулся на месте, и, попытавшись затеряться в малочисленном люде, быстро отправился в обратном направлении. Но не успел ступить и пяти шагов, как из-за спины послышался знакомый сухой голос:

    – Вот он! – кричал купец, вероятно, заметив среди нескольких хмуро шагающих по улице горожан удалявшуюся темную фигуру. – Хватайте его!

    Я, стараясь не подавать вида, на ходу обернулся, однако увидев тычущего в мою сторону пальцем торговца и несущихся со всех ног по его указке стражников, тут же сорвался с места, скидывая с плеч обременявшую, хоть и худоватую суму, а также отпуская тянувший к земле баул. После избавления от последнего по моей руке, от плеча до самой ладони, прокатилась теплая шипучая волна, наполняя силами и заставляя блаженно пощипывать одеревеневшие от тяжести мышцы. Все свое носи с собой – совет сколь полезный, столь же и непрактичный. Однако за годы своей бивачной жизни я привык ему следовать, поэтому, даже если бы мою сумку пришлось доверху нагрузить коровьим навозом, она бы все равно оставалась моей и сопровождала меня хоть в коротких вылазках до колодца. Но сейчас такая привязанность могла стоить мне жизни и пришлось, скрепя зубами, бросить частичку себя на вымощенной разбитыми камнями улице, надеясь, что наша разлука не затянется слишком надолго.

    Нахально распихивая подворачивавшихся под руку прохожих, я вильнул влево на перепутье, стремглав кинувшись вдоль нового, как две капли воды похожего на предыдущий проспекта. Больше бросать беглые взгляды за плечо, дабы узреть, как далеко плетется погоня, не приходилось. Звуки громыхающих доспехов и истошные призывы о помощи бравым блюстителям порядка в поимке подлого преступника весьма ясно давали понять, какое расстояние разделяет меня и гонителей. И сейчас скорее я отрывался от них, нежели они нагоняли меня.

    Мои намерения свернуть на очередном перекрестке разбились о вынырнувших из него, видно прослышавших зов товарищей стражников, вынудив меня, чуть замешкавшись, кинуться дальше по улице. Я прянул в образованный двумя белокаменными домами узкий переулок, пробежал насквозь, не сбавляя темпа легко перепрыгнул через невысокую покосившуюся изгородь, оказавшись в чьем-то огороде. Не чураясь похоронить под сапогами весь урожай, топча всякого рода сорняки и кустики, опрометью побежал сквозь участок. Едва не влетев на полном ходу во внезапно открывшуюся перед носом дверь дома, вновь ловко перемахнул через ограду. Бежать дальше не представлялось возможным – впереди широкими плечами разошлось трехэтажное, сложенное красным кирпичом здание, оставив лишь два пути для отступления. Но тут же справа, вынырнув из-за кожевенной мастерской, показались вооруженные алебардами бойцы градоохраны, и я не глядя кинулся влево, но, недолго промчавший по хлюпавшей под ногами грязи, заприметил также вывернувших навстречу в паре десятков шагов впереди стражников.

    Деваться было некуда. С обеих сторон меня теснил противник, и хочешь – не хочешь, где-то придется этот строй прорывать. По бокам беззазорно сошлись каменные коробки зданий – туда путь к отступлению отрезан. Разве что... По краю дороги неохотно ступала запряженная в пустую повозку гнедая кобыла с клевавшим носом возницей. В голову закралась удалая мыслишка, и прогнать ее я был уже не в силах. Иного пути нет. Придется малость удивить этих взявших меня в тиски, уже верно празднующих победу остолопов.

    На широком шаге подбежав к хмурой телеге, я запрыгнул в проскрипевший кузов, мощно оттолкнулся и взмыл в воздух. Пальцы, точно крюки-кошки, вцепились в края черепичной кровли невысокого облупившегося дома, руки на надрыв подтянулись. Стараясь не свалиться с откоса, я, балансируя точно эквилибрист на тросе, быстрыми короткими шажками принялся ступать по звонко хрустевшему под моими ногами осклизлому покрытию. Неуклюже перемахнул на соседнее, увенчанное более крутой полувальмовой крышей строение, на четвереньках взбежал на тонкий конек. Чуть оступаясь, спустился на противоположный скат, настраиваясь, едва подступлюсь к карнизному свесу, вновь пуститься в непродолжительный полет к стоявшему рядом зданию. Однако, когда я уже приближался к краю крыши, из-за него наверх вынырнула венчавшая чью-то непоседливую голову капеллина. Среди стражей, видно, тоже нашлись любители полазать по крышам. Но остановиться мне было уже не под силу. Ступив на попавший под ногу шлем, я, чуть не поскальзываясь на зеркальной стальной глади, нелепо оттолкнулся, взметнувшись по направлению к стоявшему на противоположной стороне проулка высокому дому. Но силы прыжка мне не хватило. Приближавшийся было бортик крыши неожиданно резко ушел вверх, а перед моими глазами на миг предстало большое двустворчатое окно второго этажа.

    Раздался громкий, переливчатый треск. Я, вместе с мириадами острых сверкающих осколков, влетел внутрь дома, больно ударяясь спиной и плечом о пол. Но не успел мой разум осознать произошедшее, а в ушах поникнуть звон сокрушающегося стекла, как в них шквалом ворвался отчаянный дамский визг.

    Привстав на карачки, я встряхнул и без того гудевшей головой, поднял взор. Возле кровати не при одежде стояла молодая рыжеволосая девушка, старавшаяся изо всех сил прикрыть белоснежным одеялом свою наготу. Из ее глотки уже несколько секунд неутомимо рвался пронзительный верезг. У дамочки явно были задатки оперной певицы.

    Перестав занимать себя осмотром горланки, я поднялся, целомудренно прикрыл глаза ладонью, отвесил девушке короткий поклон:

    – Прошу меня простить, миледи.

    И вновь что есть мочи рванул вперед, в раскрытую дверь опочивальни. Крик, стоит отметить, угас лишь когда я уже спустился, точнее – слетел вниз по лестнице. Оказавшись на первом этаже, я некоторое время простоял, стреляя глазами в поисках выхода. Приметив вожделенную створку с вырезанным над ней широким овальным окном, уже готовился кинуться в ее направлении, как вдруг, нарушая устоявшуюся на миг тишину, через дверь, бесцеремонно повалив стоявшую на пути преграду, буквально ввалилась стража.

    – Вот он! – кричал кто-то из придавленных товарищами бойцов, в забавных попытках пытаясь, точно черепаха, на панцирь которой водрузили тяжелый булыжник, выбраться из-под сваленных грудой людей.

    Больше не медля, я кинулся обратно наверх. Со словами: «Еще раз прошу прощения!», снова пробежал сквозь покои едва не схватившей сердечный приступ девушки, и невозмутимо сиганул в разверзнутый оконный проем. Мгновение полета и ноги мягко встречаются с мостовой, подгибаются и, дабы погасить удар, вынуждают тело перекатиться через плечо.

    Вскидываю голову – пока вроде никого. Но это «пока» продлилось слишком недолго. Только успел подняться на ноги, как уши вняли очередному кличу о моем задержании. Я ломанулся в сторону полярную той, откуда донесся этот зов, завернув на перекрестке вправо. Перед глазами раскинулись покрывавшие вдоль и поперек всю широкую площадь базарные шатры, навесы, лавочки. Отличное место, чтобы затеряться. Тем более, пускай сейчас и значилось раннее утро, народу имелось предостаточно, в основном брюзгливые бабки да подготавливавшие свои участки торгаши. Впрочем, состав толпы не имел особого значения, главное, она была достаточно плотной, дабы прослеживался хоть малейший шанс сгинуть в ее гуще.

    Меж рядами оказалось порядком сутолочно. Я успел в них вторгнуться, покуда из-за угла еще не показалось даже носов гнавшейся стражи. Однако, это их сильно не смутило при выборе вектора поисков, и вскоре нагрянувшие с нескольких сторон отряды сразу кинулись к рынку. Стоит признать, мне, с моим отнюдь не самым малым ростом, довольно сложно удавалось прятаться за сутулыми, дородными силуэтами облеплявших прилавки старушек, и, как того следовало ожидать, долго эти кошки-мышки не продлились. Один из стражников засек меня из-за спины, решив в своем скрежетавшем каждым дюймом доспехе подкрасться ко мне, дабы без шума и пыли повязать занозистого беглеца. Но, разумеется, мой слух не подвел, и я уличил мерно, с медвежьей грацией подступавшего стражника примерно в пяти ярдах от себя. На землю тут же упала смахнутая мною со стола полная корзина алых яблок, рассеяв плоды под оступающиеся ноги злополучного преследователя. Больше скрываться не было смысла, да и получалось это у меня, прямо говоря, не слишком умело.

    Расталкивая осыпавших меня вслед проклятьями преклонных покупательниц, я ринулся через торговые ряды, походя, без краснения, продолжая сметать с развалов товары. Проходы были тесными, оттого перекрыть мне воздух страже особого труда не составило, и когда их строй сомкнулся практически у меня перед носом, я перемахнул вбок, через запруженный рыбой прилавок. Оказался на параллельном ряду, встретив кинувшегося на меня охранителя закона ударом подхваченного со стола пудового леща по неприкрытой шлемом щеке. Получив столь мощный шлепок, стражник на некоторое время потерял ориентацию, припав спиной к натягивавшей навес стойке. Сразу за отпрянувшим с пути бойцом расположился его сослуживец, тщившийся взмахом обуха алебарды приложить меня по шее. Но я оказался проворней. Подсев под пронесшимся по воздуху древком, я, точно косой дикий сорняк, уцепил противника носком сапога за щиколотку, продолжив движение вверх, покуда его нога, поднявшись до уровня груди, не вынудила растерявшее опору тело завалиться на землю. Переступив через ухнувшее тело, моя персона бросилась дальше по базару, вскоре покинув его пределы.

    Впереди завиделся неширокий темный проулок. Пройдя по нему я, наверняка, вплотную подойду к Изножью – беднейшему району Виланвеля. Там все уставлено мелкими неотесанными лачужками, несогласной вереницей раскинувшимися на сотни ярдов окрест. Придется изрядно пропетлять, однако лучшего места, где можно было скинуть докучливый хвост, в столице Севера не сыскать. Недолго думая, я ринулся туда.

    Проход оказался весьма тесным, всего два шага вширь. Сходившиеся свесами высоко над головой крыши двух зданий, меж которыми и тянулся переулок, не позволяли солнечным лучам озарить ни дюйма этой узкой, мрачной щели. Посему я решил сбавить шаг. Того и глядишь споткнусь о скрытую во тьме колдобину или мусор какой. Ладно споткнусь, на что упаду – вот это беспокоило меня гораздо больше. Благо еще, если под рожу подвернутся помои – отмоюсь, не смертельно. Но вот битые стекла, штыри, колья... Такая встреча может окончиться для меня довольно плачевно. Поэтому я неспешно, переступая с пятки на носок, точно прощупывая стопами расположившуюся под ногами почву, продвигался к светлевшему недалеко впереди выходу.

    За спиной послышалась тяжелая трусца пробегавшей мимо стражи – для них мой маневр так и остался необнаруженным. В таком случае, казалось бы, сиди, пережидай, пока все не уляжется. Да вот только едва ли розыск решат так просто прекратить, раз за мной увязалась, по меньшей мере, половинная виланвельских защитников. Тем паче, что эта кишка имела лишь два выхода – для укрытия не самый подходящий вариант. Заметят, зажмут – никуда не денешься. Так что пока тешиться мыслями о собственной победе бессмысленно. Для начала следовало подыскать более надежный приют.

    Видно, придется покинуть столицу Севера чуть раньше, чем мне думалось. Я невольно запустил руку в карман, потерев покоящийся там ключ. Не слишком ли много проблем из-за одной крохотной вещицы? Впрочем, даже знать не хочу. Нужно уходить, пока дают. Правда, мое разыгравшееся любопытство не на шутку разозлилось, когда услышало такое заявление. Однако теперь инстинкт самосохранения смог привести крайне весомые доводы: если сейчас по мою голову спустили несколько десятков стражников, то что же будет, решись я копнуть поглубже? Гвардия? Луговники? Древнее Зло? К бесам. Не хочу испустить из персей жизнь по вине какой-то загадочной игрушки. Как только все уляжется, сразу выброшу этот ключ в первую попавшуюся яму. Или лучше верну туда, откуда взял. Шитью я, увы, не обучен, а потому просто вложу его обратно в распоротый платок, будь он трижды неладен. А дальше уже стану думать о том, как выбраться из города, который, наверняка, обязуют запереть на все засовы.

    Вдруг я увидел странное поблескивание. Буквально из ниоткуда во тьме возникли две слабо мерцающие золотом пуговицы, что, на равном расстоянии друг от друга, принялись то подниматься, то опускаться, грозно сужаясь. Но вскоре эти чуть заметные отблески замертво зависли в воздухе, а являвшиеся их сердцевиной черные диски-зрачки уперлись в мои наполнившиеся испугом глаза. Заслышался тихий, утробный рык. Бесы, только этого не хватало!

    Я остановился, стараясь не делать резких движений в сторону внезапно объявившейся дворняги. Она явно была настроена недружелюбно, да и в темноте зрела получше моего, оттого напирать я не решился. Лишь медленно, не сводя взгляда с плававших впотьмах буркал, стал пятиться назад.

    – Тише, дружок, – мягким тоном произнес я, предохранительно поднимая руки в направлении собаки. – Не серчай.

    Резко пространство вокруг сотряс яростный взлай, заставив меня невольно содрогнуться. Но дальше этих гортанных предупреждений со стороны животного дело, благо, не пошло. Коротко побрехав, собака умолкла, опуская блестящие зенки все ниже. Мои же глаза быстро привыкали к царствовавшему в переулке мраку, и вот в его черноте им наконец удалось различить вытянутую, со свисавшими с нее грязными патлами шерсти морду, подрагивавший на собачьей пасти оскал.

    Рычанье стало отчетливей. Несмотря на то, что я отступал от животного все дальше, его это явно не успокаивало. Дворняга, припав к земле, не производила ни единого, даже самого мелкого движения – лишь блестевшие во тьме зенки плавно сопровождали каждый мой шаг. В больших золотистых глазах ни на мгновение не ослабевала пламеневшая внутри тревога. И вскоре пес не выдержал ее бурного, палящего разум натиска.

    Он выгнул спину, вонзив когти в почву, опустил грудь еще ближе к земле, точно готовясь для прыжка, и залился гулким лаем. Я окаменел, положив ладонь на притороченный к поясу клинок и готовясь в любое последующее мгновение отразить назревавшую атаку животного. За спиной вновь раздалось бряцание доспехов стражи. Один из бойцов, видно уловивший в собачьем лае нечто неладное, остановился у переулка и, дотошно щурясь, неспешно преступил его «порог», явно тщась высмотреть в охватившем кишку густом мраке мою темную фигуру. Я лишь кинул беглый взгляд за плечо, дабы прикинуть хотя бы примерное расстояние до вышедшего на след стражника, но полностью оборачиваться не решался – не стоило оставлять без внимания взъярившего хищника. А стоявшая в нескольких шагах от меня плешивая дворняга, пускай и смотрелась совсем неотесанной, являлась именно хищником, причем весьма опасным. Кто знает, на какие свершения готова пойти побитая жизнью истощалая собака-одиночка, дабы избавиться от некстати вторгшегося в ее владения и нарушившего бесценный покой гостя?

    Наконец, спустя несколько секунд полуслепых вынюхиваний, жмурившееся лицо стражника исказилось гримасой удивления, глаза широко разошлись, а губы расхлопнулись в отчаянном крике:

    – Он здесь! Все сюда!

    Теперь оборонительно стоять без движений я себе позволить не мог. Сыщик в капеллине, а следом и его остававшиеся до поры на свету товарищи, кинулись в мою сторону. Пробежать мимо лаявшей собаки я не решался. Во-первых, неизвестно, как она на это отреагирует, авось и в ногу клыками вопьется; во-вторых, впереди, с другого конца заулка также показалась группа со всех ног спешивших по мою душу стражей, многие с взведенными и готовыми к бою арбалетами. Но и двинуться обратно не выйдет – сколь бы юрким я себя не считал, продраться через такое количество рук в столь узком проходе являлось невыполнимой задачей. Посему, оставался лишь один путь – наверх.

    Я выхватил из-за пояса коротко свистнувший кинжал, оттолкнулся от стены и с прыжка, изворачиваясь в воздухе, вонзил обоюдоострую сталь в кладку. Подтянулся, цепляясь свободной рукой за чуть выступавший наружу серый кирпич, с хрупом вытащил из камня клинок и уже готовился воткнуть его на ярд выше, как стопу разразил ураган боли. Шавка все же пошла в атаку, вогнав свои дюймовые зубы мне точно под щиколотку, и, упираясь, изо всех сил пыталась стащить меня обратно на землю. Я, оторвав вооруженную десницу от стены, уже собирался полоснуть наглую тварь кинжалом по морде, как вдруг меня настигла вторая вспышка боли, на этот раз в правом плече. Особо сноровистый арбалетчик, едва я повис на одной руке, уличил подходящий для атаки момент и незамедлительно сдавил курок, позволив болту, без риска смертельного исхода, впиться мне под ключицу. И тут я уже был не в силах сопротивляться.

    Пальцы сами собой соскользнули с камня и моя безропотная, точно тряпичная кукла, пронзенная фигура сверглась со стены, звонко роняя кинжал. Прежде чем ко мне подступили стражники, я, вняв вспыхнувшему в помутненной от удара голове приказу, успел-таки достать из кармана ключ и кое-как, незаметно для них, точно прячущий заначку вор (хотя, в сущности, так и было), впихнул его в зазоры стенной кладки. Едва изысканная железная оголовка, подталкиваемая моим указательным пальцем, утонула между кирпичами, как рядом со мной оказались сразу несколько стражников, один из которых грубо двинул готовившуюся скакнуть на поваленную жертву собаку обухом алебарды по ребрам. Скулящего от полученного увечья пса тут же и след простыл.

    Меня без особой любезности взяли под руки, отчего раненое плечо вновь издало слышимый лишь мне крик боли, подняли, ставя на полуватные ноги. Вдвоем вывели на ударивший по глазам шипастым бичом свет, где нас ждала целая когорта облаченной в сверкающие доспехи стражи. При большом желании и будучи хоть при толике сил, я бы мог попробовать что-то наколдовать, однако не знаю, насколько это удачная идея. Ворота уже наверняка перекрыли, так что сейчас бежать из города не удастся, да и слишком много ненужной крови пришлось бы пролить. Даже думать об этом противно. Меня схватили, беготня окончена, пускай итог не совсем тот, которого я желал. Остается лишь повиноваться.

     Где-то позади толпы стражников раздалось грубое шарканье. Расталкивая на своем пути воинов, вперед выступил мой старый знакомый купец. Вид у него был весьма упыхавшийся. Чья-то рука в кожаной с стальными пластинками поверх перчатке не самым деликатным образом стащила с меня капюшон, схватила за волосы, точно дешевую шаболду, и дернула на себя, заставляя понурую голову вскинуться, дабы пришедший смог опознать перекосившееся от боли лицо.

    – Он? – прохрипел голос за спиной.

    – Он... – жадно хватая ртом воздух, промямлил полусогнувшийся купец. Выгибая буквально трещавшую от напряжения спину, он вдохнул поглубже, подошел ко мне, встав практически нос к носу.

    – Я же говорил... что тебе... это с рук не сойдет.

    – А дружки твои где, интересно? – поднимая освобожденную стражником голову, едко спросил я. – На опушке оставил?

    – Отпустил... – торговец немного замешкался, подбирая слова, – за ненадобностью.

    – Небось, с дырой в кармане? Не очень-то благородно.

    – Не разбойнику меня учить.

    Последний слог купец буквально прошипел, и неожиданно мне в живот врезался его вознесенный из последних сил кулак, выбивая из легких томившийся в них воздух, подгибая ноги и вновь опрокидывая голову. Со словами: «Задержанного не трогать!», позволившего себе лишнего купца оттащили назад. Впрочем, он особо не сопротивлялся, уступающее вскинув руки и позволив блюстителям закона бесцеремонно отволочь его обратно в гущу собравшейся стражи. Меня же, с горем пополам поставив на ноги, принялись неспешным, почти маршировочным шагом уводить по улице.




    Содержание
    Глава 1.1
    Глава 1.2
    Глава 2.1


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: PonterCveyg
    Категория: Фэнтези
    Читали: 67 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 сентября 2014 | Просмотров: 206 | Комментариев: 8 |

    Комментарий 1 написал: katar (19 марта 2015 08:58)
    Сходу напрягло то, что ты две главы подряд начинаешь с описания просыпающегося города. Это утомляет и приводит в недоумение. Скомпоновать бы это в одном месте. Конечно, если перерыв между чтением глав составляет больше недели, то это оправдано :)

    при первой возможности вгонит мне кинжал под лопатку. - конечно, всегда есть исключения, но в большинстве случаев всякие ткачи и торговцы не воины. Они больше привыкли работать головой и добиваться своего хитростью. Как по мне, я бы лучше приписал Живольеру вероятность нашептать что-то городской страже о главном герое, и закрыть его в каземате. Или травануть ядом. Но это сугубо мое личное впечатление.

    вуматная корчма

    взлизистого

    взлай


    Ну откуда, скажи мне, откуда ты берешь такие слова?? biggrin пришлось лезть в гугль, а то любопытно.

    Когда главный герой замечает кучу стражников, в тексте фигурирует расстояние "сотня ярдов". И этого вполне достаточно, незачем упоминать в следующем абзаце это расстояние, но уже в шагах. Если, конечно, твою работу не будет читать склеротик, забывающий, о чем шла речь пятью строчками выше :) и кстати, как можно на глаз прикинуть восемьдесят шагов? :)

    Нахально распихивая подворачивавшихся под руку прохожих - вот этого я не понял. Там же вроде и не было народу, судя по этой фразе "попытавшись затеряться в малочисленном люде"

    Если была толпа, которую приходилось распихивать, как купец так легко заметил главного героя? И кстати, этот момент вообще пролетел незаметно. Вот купец стоит, вот герой, узнав в нем ограбленного им, отворачивается и накидывает капюшон, а потом его вдруг опознают. Как? В спину? Было бы в тексте "наши взгляды на миг встретились, и лицо купца приобрело землистый оттенок. Он узнал меня". Конечно, не претендую на истинность, но момента "узнавания" мне ой как не хватило. К тому же, ты мастер деталей, а тут как-то схалтурничал :)

    Все свое носи с собой – совет сколь полезный, столь же и непрактичный. Однако за годы своей бивачной жизни я привык ему следовать, поэтому,
    даже если бы мою сумку пришлось доверху нагрузить коровьим навозом,
    она бы все равно оставалась моей и сопровождала меня хоть в коротких вылазках до колодца.
    - помнишь, я тебе приводил пример больной девочки и её друга? Который занавески разглядывал :) Вот тут нечто схожее. Герой во все лопатки удирает от стражи, адреналин валит паром, пятки сверкают, сзади крики... и тут авторское пространное вступление, повествующее о собственнических наклонностях главного героя :) ну вот весь накал ты сбиваешь такими штуками. Пусть потом, когда герой отдышится, пойманный или не пойманный, он подумает о том, как жаль было потерять сумку. Ты не согласен? :)

    весь урожай, топча всякого рода сорняки и кустики - мда, грустный урожай, сорняки там откуда-то :)

    чуть не поскальзываясь - это как? из серии "почти гол" ? :)

    бортик крыши - где-то в одном месте ты назвал его карнизом. По мне, так карниз менее дилетантски звучит, чем "бортик".

    не при одежде - фраза просто убила :) так правда можно сказать? И почему герой подумал, что она голая, если миледи куталась в одеяло? Взгляд рентген? :)

    дабы погасить удар, вынуждают тело перекатиться через плечо. - тут бы добавить немного болючести для правдоподобности. Перекатиться через плечо по мостовой - это действительно больно. Только на матах в спортзале можно быстро встать и дальше пойти.

    сторону полярную той

    при выборе вектора поисков


    Вот такие слова, как полярная и вектор я бы не использовал, потому как они из "нашего" современного мира, и с жанром фэнтези как-то не вяжутся.

    Подытоживая, хочу сказать, что эта глава далась мне тяжелее предыдущей из-за длиннющего описания погони.







    --------------------

    Комментарий 2 написал: PonterCveyg (19 марта 2015 09:17)
    Цитата: katar
    при первой возможности вгонит мне кинжал под лопатку. - конечно, всегда есть исключения, но в большинстве случаев всякие ткачи и торговцы не воины. Они больше привыкли работать головой и добиваться своего хитростью. Как по мне, я бы лучше приписал Живольеру вероятность нашептать что-то городской страже о главном герое, и закрыть его в каземате. Или травануть ядом.

    Ну не, тут всё не так просто. Когда не просто крадут твой товар, а ещё и какую-то вещичку тайную, то тут скорее захочется всё побыстрее ножичком закончить)

    Цитата: katar
    Ну откуда, скажи мне, откуда ты берешь такие слова??

    Чтение древнерусской литературы сделало своё дело :D

    Цитата: katar
    Когда главный герой замечает кучу стражников, в тексте фигурирует расстояние "сотня ярдов". И этого вполне достаточно, незачем упоминать в следующем абзаце это расстояние, но уже в шагах.

    Оп, поправим, спасибо) Чувствую, сегодня меня ждёт продуктивный вечер исправления собственных косяков)

    Цитата: katar
    и кстати, как можно на глаз прикинуть восемьдесят шагов? :)

    В принципе можно. "Работа" героя, во-многом, зависит от того, как правильно он рассчитает каждый свой шаг, оттого подобные "точные" вычисления вряд ли можно назвать прям уж такими невозможными)

    Цитата: katar
    Нахально распихивая подворачивавшихся под руку прохожих - вот этого я не понял. Там же вроде и не было народу, судя по этой фразе "попытавшись затеряться в малочисленном люде"

    Хм, действительно. С логикой проблемы тут.

    Цитата: katar
    Если была толпа, которую приходилось распихивать, как купец так легко заметил главного героя? И кстати, этот момент вообще пролетел незаметно. Вот купец стоит, вот герой, узнав в нем ограбленного им, отворачивается и накидывает капюшон, а потом его вдруг опознают. Как? В спину? Было бы в тексте "наши взгляды на миг встретились, и лицо купца приобрело землистый оттенок. Он узнал меня". Конечно, не претендую на истинность, но момента "узнавания" мне ой как не хватило. К тому же, ты мастер деталей, а тут как-то схалтурничал :)

    Соглашусь, надо исправить. Учитывая то, что купец в прошлой главе видел лицо ГГ. Конечно, он мог опознать его по плащу и комплекции, но... Не, лучше будет в лицо)

    Цитата: katar
    пример больной девочки и её друга? Который занавески разглядывал :) Вот тут нечто схожее. Герой во все лопатки удирает от стражи, адреналин валит паром, пятки сверкают, сзади крики... и тут авторское пространное вступление, повествующее о собственнических наклонностях главного героя :) ну вот весь накал ты сбиваешь такими штуками. Пусть потом, когда герой отдышится, пойманный или не пойманный, он подумает о том, как жаль было потерять сумку. Ты не согласен? :)

    Вот всё думал, куда этот момент впихнуть :D Да, ты прав. Надо это в конец погони или вообще под конец главы засунуть)

    Цитата: katar
    весь урожай, топча всякого рода сорняки и кустики - мда, грустный урожай, сорняки там откуда-то :)

    Не, ну там и урожай, и сорняки... Хотя да, надо перефразировать, а то непонятно вышло.

    Цитата: katar
    чуть не поскальзываясь - это как? из серии "почти гол" ? :)

    biggrin Да, здесь вернее будет "чуть не падая" или что-то в этом духе)

    Цитата: katar
    бортик крыши - где-то в одном месте ты назвал его карнизом. По мне, так карниз менее дилетантски звучит, чем "бортик".

    Возможно, спорить не стану.

    Цитата: katar
    так правда можно сказать? И почему герой подумал, что она голая, если миледи куталась в одеяло?

    Насчёт можно ли сказать - не уверен, но вроде где-то такое слышал. Ну и она не совсем куталась, скорее прикрывалась. А там вам и голые плечики, и ножки)

    Цитата: katar
    дабы погасить удар, вынуждают тело перекатиться через плечо. - тут бы добавить немного болючести для правдоподобности.

    Оооооооооок

    Цитата: katar
    Вот такие слова, как полярная и вектор я бы не использовал, потому как они из "нашего" современного мира, и с жанром фэнтези как-то не вяжутся.

    Подытоживая, хочу сказать, что эта глава далась мне тяжелее предыдущей из-за длиннющего описания погони.


    Поправлю как смогу :D А погоня так сильно утомила? Или это из-за громоздкости слога?


    Комментарий 3 написал: katar (19 марта 2015 09:36)
    Цитата: PonterCveyg
    Ну не, тут всё не так просто. Когда не просто крадут твой товар, а ещё и какую-то вещичку тайную, то тут скорее захочется всё побыстрее ножичком закончить)

    Соглашусь, нож в спину тоже, в принципе, "по-ткачески" :) особенно, если дело пахнет каким-то заговором.
    Цитата: PonterCveyg
    Чтение древнерусской литературы сделало своё дело :D

    Оно и видно biggrin но это твой, узнаваемый стиль, так что всё в порядке.
    Цитата: PonterCveyg
    Возможно, спорить не стану.

    Надо почитать специализированную литературу :) Я в одной своей работе, когда речь зашла об описании дворца, читал архитектурные учебники, чтобы употребить "анфиладу" вместо "ну такие комнаты, которые, если в них пооткрывать все двери, будут проглядываться насквозь", или "капитель" вместо "верхнего куска колоны". Согласен с тобой, что такие вещи надо называть профессиональным языком, чтобы создать атмосферу. Ну как у меня "балаклава" была biggrin Делать просто сноску в конце текста с объяснением. В общем, бортик крыши - это не твой уровень :)
    Цитата: PonterCveyg
    у и она не совсем куталась, скорее прикрывалась. А там вам и голые плечики, и ножки)

    Ммммм, пойду-ка я фантазировать... biggrin
    Цитата: PonterCveyg
    А погоня так сильно утомила? Или это из-за громоздкости слога?

    Леша, ты когда-нибудь от кого-нибудь убегал? :) Когда бежишь, легкие дерёт воздухом. Кислорода хочется глотнуть всё больше и больше. Устаешь, потеешь. Адреналин брызжет. Все окружающие детали смазываются, и ты примечаешь самые основные вещи. Тебе может быть страшно (если сзади бежит стая собак) или весело (если кучка полупьяных гопников, спотыкающихся на каждом шагу :) ). А у тебя сплошь описания действий героя, крыш, карнизов, разбитого стекла, но не его чувств, не его переживаний, не его ощущений собственного, тяжелеющего с каждым прыжком тела (ну не может он не устать, даже если он чемпион олимпийский). Понимаешь, о чем я говорю? :)



    --------------------

    Комментарий 4 написал: PonterCveyg (19 марта 2015 09:44)
    Цитата: katar

    Надо почитать специализированную литературу

    Ну так, читаем) Просто вечно стараюсь синонимизировать и не понимаю, что иногда все можно написать гораздо проще)

    Цитата: katar
    Понимаешь, о чем я говорю? :)

    Да-да, я понял) Слишком увлекся. А бегал я максимум от своей дамы, когда она шутку не понимала :D


    Комментарий 5 написал: katar (19 марта 2015 09:49)
    Цитата: PonterCveyg
    А бегал я максимум от своей дамы, когда она шутку не понимала :D

    lol good
    Ты хоть оторвался? :)



    --------------------

    Комментарий 6 написал: PonterCveyg (19 марта 2015 09:51)
    Цитата: katar
    Ты хоть оторвался? :)

    Не, там замкнутое пространство было :D


    Комментарий 7 написал: katar (19 марта 2015 09:59)
    Цитата: PonterCveyg
    Не, там замкнутое пространство было :D

    Сочувствую :)

    Ладно, пойду еще одну твою главу махну, что-то прям интересно стало :)



    --------------------

    Комментарий 8 написал: PonterCveyg (19 марта 2015 10:05)
    katar,
    Ох, чувствую, я и впрямь нескоро к пятой главе приступлю xD

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.