«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Роланд

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 12
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Побег

    Глава 1. Побег.
    Выносит себе приговор не суд, а сам человек, когда совершает преступление.

    Старшина Норкфолд, вытянувшись в струнку, охранял вход в Судебный зал. Еще бы не стараться. К нему приближался сам Ролан Джагер.
    Взгляд бывалого солдата так и прикипел к боевому одеянию Берсерка.
    «Надо же, - мысли старшины скакали бешеными зайцами, - видать, важ-ное сегодня дело. Берсерки никогда не разменивались на мелочи».

    По достоверным слухам, боевой костюм, невероятно улучшающий реак-цию, точность, скорость, силу и боевую интуицию воина, был создан по по-следним исследованиям в квантовой физики, благодаря чему обладает по-истине невероятными свойствами. Берсерки - это воины особого назначения. Личная гвардия. Но Ролан Джагер, он же Джагернаут, был лучшем из лучших и капитаном элитного отряда Берсерк на третьем континенте.
    Шаги капитана были неслышны, как поступь лесного кота. Да и сам он напоминал этого дикого хищника – плавные перекатывающиеся движения, высокий для обывателя рост, атлетическое телосложение, суховатые, жест-кие черты лица, высокие скулы и тяжелая челюсть. Такие обычно нравятся женщинам, если бы не тяжелый взгляд темно-карих глаз, не сосредоточен-ный ни на чем, но внимательно изучающий всё. От него хотелось бежать по-дальше.


    И с ним был кое-кто еще.

    Перед Джагернаутом с тихим шелестом разъехались двери Судебного за-ла, одного из величайших творений современности. Казалось, сами стены за много поколений пропитались важностью творящихся в этом зале событий. Мощнейшее заклятие вкупе с великолепно оснащенными воинами, охра-нявшими зал, предохраняло от любых возможных происшествий. Взгляду воина предстали светящиеся неоновым белым светом колонны, гладкий се-ребристый пол, высокие потолки и огромные окна во всю стену. Помост, где находились троны судей, напоминал скопление кристаллов из чистой плати-ны. Справа от помоста – круглая платформа для заключенных, с куполом си-лового поля, что давно почти повсеместно заменило решетки, и столик адвоката, слева – место обвинителя, и полукруг мест для присяжных. Тихий гул и напряжение царили здесь испокон веков. Сколько судеб решилось здесь, знает только Архивариус, но и он не скажет.
    Здесь проводился Совет ордена боевых магов “Легион”, а также процессы по военным преступлениям. На данный момент шло разбирательство по де-лу Джека Майера, военного преступника и предателя, коего, собственно, и было поручено охранять Джагернауту. А если быть точным, охранять от не-го. Лишь малейший намек на то, что Джек может сбежать, и Джагернаут, тут же его “выключит”, если не убьет. К тому же, закованный в силовые наруч-ники, Джек мало что мог бы сделать.
    На первый взгляд и не скажешь, что за капитаном Джагернаутом шагает преступник мирового класса. Обычный парень среднего роста в черных , по-тертых в многочисленных приключениях джинсах и черной же футболке. Светлые, серовато-голубые волосы рваными прядями торчали во все сторо-ны, только челка, которую он нетерпеливо сдувал с лица время от времени, падала на глаза. Не было ни впечатляющих бицепсов, ни перекачанного тор-са с лопающейся от напряжения сдерживаемой мощи одеждой, но было и кое-что необычное. Этот человек был действительно силен, несмотря на наручники. Волны уверенности и флюиды упрямства, исходящие от его фигуры, полной сознания собственной правоты и несокрушимой силы воли. Прищуренные синеватые глаза, взгляд исподлобья, складка между сдвину-тыми бровями, сжатые губы и угловатые движения – каждая черточка до-полняла впечатление направленной целеустремленности.
    И он не боялся. Ни капли страха.

    Он просто шел за капитаном и любовался крепостью, на которую выхо-дили окна. Эта крепость была окружена семиметровыми стенами с колючей проволокой и подключенными к ней электродами, и не стоит забывать про силовой контур, что добавлял весомости к известности этого места как самой надежной тюрьмы. Именно в этой крепости Джеку придется проводить остаток своих дней. На справедливый суд рассчитывать не стоит и двадцати двух летнего Джека, могли совершенно спокойно закрыть лет на семьдесят.
    В зал вошел последний представитель совета.
    Начался суд. Не было никаких церемоний в виде поднятия всех на ноги или удара молота закона. Перешли сразу к делу.
    Первым выступил Ксавьер. Он был одним из троицы самых влиятельных ле-гионеров. Они с Джеком были знакомы очень давно. Майер уважал Ксавье-ра, а он в свою очередь относился к парню, как к сыну.
    - Джек Майер.
    Тяжелая пауза заполнила помещение, пока Ксавьер пытался справиться с обуревавшими его чувствами, делая вид, что откашливается и ищет какую-то важную бумагу среди сотни дел. Старик Ксавьер (пусть и выглядел он на максимум на сорок лет, он действительно был стар) не мог смотреть в глаза обвиняемому. Прожигающий насквозь взгляд синих глаз с немым укором следил за каждым движением человека, которому Джек доверял. Казалось, что мог доверять. Но было в этом взгляде и нечто, напоминающее понима-ние. Ксавьер был слугой закона. А закон есть закон.
    - Вы обвиняетесь в шпионаже за секретными имперскими объектами, за попытку раскрытия секретной информации о генно-инженерных экспери-ментах в северном доминионе империи на нашем, третьем, континенте. А так же, уничтожению секретной лаборатории, где проводились эксперимен-ты по внедрению в мозг человека увеличенного количества имплантантов усилителей. Вы понимали, что это преступление не только против человече-ства в целом, но и конкретно против армии и маршала – губернатора Парто-на, которые защищают мирное население от врагов. Ваши действия могли привести к отсоединению западного и южного доминиона. Повторяю, лабо-ратория, которую вы уничтожили, была создана для улучшения качества солдат и для защиты мирного населения. Что вы можете сказать в свое оправдание?
    -Кса… Центурион Ксавьер, сэр. Мне трудно поверить, что вы оправдывае-те эксперименты над людьми. Я знаю вас давно, и я никогда не подумал бы, что вы одобряете подобные методы. А западный и южный доминионы, мо-гут отсоединится лишь в том случае, если узнают о той дьявольщине, что вы тут творите!
    - Введение подобных объектов, это приказ свыше. Цели оправдывают средства. Пострадало несколько людей, но теперь, благодаря работе ученых, которых вы жестоко убили, у нас появились элитные отряды. Один член элиты, стоит десятка первоклассных специалистов и . . .
    Советник Карен Маил, перебил Ксавьера.
    - Ксавьер. Не оправдывайтесь! Джек Майер! Вы обвиняетесь в измене и предательстве. Вы понимаете, за что вас судят?
    - Понимаю.
    - Вы раскаиваетесь в своих деяниях и просите о помиловании?
    - Я не раскаиваюсь! Я видел историю проектов! Первый успешный экспе-римент был поставлен восемнадцать лет назад. Он же один из самых первых эксперемнтов. Подопытными кроликами были близняшки Вега. Белла и Сте-ла. Их родителей жестоко убили у них на глазах, а девочек поместили в ла-бораторию и ставили над ними ужасные опыты. Я видел лабораторные записи. Если хотите, я могу процитировать заметки действующего на тот момент главного ученого! “ Белла, подопытная номер один, она плохо пережила внедрение чипа по устойчивости психики, сильнейшие головные боли будут преследовать ее еще очень долгое время, а психика не будет восстановлена никогда. Предлагаю избавиться от объекта, она не стабильна. Вторая подопытная подверглась внедрению чипа, на основе эксперимента над ее сестрой. Операция прошла успешно”. Напомню, что было дальше! Они сбежали, когда узнали, что Беллу решили убить. Ох! Прошу прощения, избавиться! Вы ставили ужасные опыты на людях. Я ненавижу только человеческое лицемерие. Кто-то назовет это максимализмом, но я жажду справедливости, пусть и не поддерживаю лозунги о всеобщем равенстве. Я верил в то, что люди могут помочь стабилизировать жизнь друг - друга и они сами могут добиться своего счастья. Помощь не должна прийти от правительства или свыше, если общество больно, то только оно само может себя вылечить. Я не стану просить помилования у таких людей, как вы!
    -Джек, близняшек, начали готовить еще до того, как убили их родителей. Они были созданы для ведения этих экспериментов. Они расходный матери-ал. Это была их судьба. . . – начал снова оправдываться Ксавьер.
    - Ксавьер. Просто ответь на один вопрос. Максимально честно, мы же в суде. А если бы твоим детям было бы суждено стать подопытными крысами. То, что было бы тогда?
    - Тогда, на твоем месте сидел бы я. – Ксавьер перестал мяться. На мгнове-ние его взгляд стал холоден и жесток. Он представил это. И он прекрасно по-нимал, что цели во благо человечества, не оправдывают нечеловеческих средств.
    - Пора вынести приговор. . . Джек Майер. Я предлагаю клеймить его мет-кой отверженного и приговорить к тридцати годам заключения в одиночной камере.
    - Постойте.
    Нежный бархатистый голос принадлежал женщине, стоящей за столом адвоката. Красный пиджак туго обтягивал во всех отношениях шикарные формы этой женщины.
    Поправив очки в тонкой черной металлической оправе и заведя за ушко прядку белых волос, она негодующе произнесла:
    -Это произвол! Вы даже не дадите высказаться защите?
    Ксавьер облегченно выдохнул:
    -Да-да, пожалуйста, говорите, леди Айр.
    Откашлявшись, леди начала речь.
    - Кого вы видите перед собой, господа присяжные? Лично я вижу моло-дого человека, который многого добился в свои юные годы. Джек не верит на слово никому и в свою очередь не лезет за словом в карман.
    Он был известен своим нравом и прославился благодаря значительным боевым заслугам в своем юном возрасте. Его действия всегда были чисты своими помыслами. Но.. он всего лишь мальчишка, господа. Да, огромный послужной список и великая сила. Но не стоит слишком строго наказывать запутавшегося мальчика. Вполне достаточно воспитательных работ и не-большого вмешательства в мозговую деятельность. Исключительно в целях Империи. Защита сказала свое слово.
    С чувством выполненного долга блондиночка присела на место. И лишь иронично приподнятая бровь и презрительный взгляд в сторону Джека вы-разил ее чувства. Никто не собирался его защищать. Но она прекрасно пони-мала, что она тут делает. В зале воцарилось молчание. Глаза Джека и леди Аир встретились.
    - Мразь.
    - Осел.
    Одновременно произнесли они губами, сверля друг - друга взглядом.
    Дальше было голосование. Его судили двенадцать человек. Десять про-голосовало “за”. Только два человека проголосовало против приговора. В том числе Ксавьер. В помещение вошли охранники и увели Джека. На после-док, он оглянулся на совет и медленно, но четко, произнес.
    - Вы за все ответите.

    ***

    Все произошло быстро. Через жалкие двадцать минут Джека клеймили. Маршал Партон никогда не церемонился с преступниками.
    Когда Джека вели в камеру, он заметил, что здание похоже на крепость не только снаружи. Темные и сырые помещения, камеры внутреннего наблюдения, всюду ходят вооруженные охранники.
    Проходя по крепости, Джек внимательно осматривался, потихоньку про-никаясь мыслью, что побег действительно немыслим.

    Крепость подразделялась на несколько уровней. Нижний уровень - са-мый большой, общий. И парни и девушки были в одном помещение, где ца-рила практически полная антисанитария. Поделать с этим ничего было нель-зя, да вот только от этого, легче не становилось. Убийство или изнасилование сокамерниками было обычным делом. Если такое происходило, а охранник находился рядом, то он скорее сбегает домой за видеокамерой, чем остановит произвол. Они следили не за порядком внутри, а за тем, что бы заключенные оставались в камерах, живые или мертвые.
    Практически отсутствующее медицинское обслуживание, жестокое об-ращение вооруженной охраны, жалкий паек и высокие стены, все как бы намекало, что лучше даже не думать о побеге. Это не просто бесполезно, но еще, все понимали, что бунт будет подавлен и подавлен очень жестоко.
    Общие камеры располагались по периметру стен и отгораживались друг от друга металлическими пластинами. Входы были закрыты силовыми поля-ми. Кроме классических решеток, по периметру камер были установлены га-сители магии и силовые барьеры.
    Второй этаж – усиленный режим. Да и камеры одиночные. Но не потому, что начальство заботилось о комфорте или личном пространстве заключен-ных. Здесь сидели такие звери, которых нельзя было сажать вместе. Каждый из них был важен как соучастник, свидетель, или источник информации. Гу-лять заключенных никто не выводил, вместо этого начальство сделало так, что бы силовое поле пропускало звук и они могли общаться. Но говорить нужно было достаточно громко, чтобы в соседней камере тебя было слышно, а потому бунт спланировать никто не мог, хотя это было и так бесполезно. Джек был известным бойцом, и когда ему приходилось работать внутри стен северного доминиона, он арестовал и засадил сюда очень многих. Совсем не удивительно, что все, кто видел его из камер, ехидно и злобно улыбались, потирая кулаки. Они не могли его достать, но их радовал тот факт, что их губитель погублен сам и своими же покровителями.
    Джека оставили на третьем этаже, не дав насладиться видами его нового дома целиком и полностью. Перед входом с него под прицелом сняли наручники и пинком вогнали в камеру. Он не упал, но понимал, что и досто-инства не сохранил. В камере стояла одинокая раскладушка, умывальник с грязным зеркальцем и туалет. На подушке, словно издевка, лежал сборник правил и законов северного доминиона. На дальней стене было маленькое решетчатое окошко. Прикасаться к нему Джек не рискнул. Он слышал, что к нему проведены электроды.
    Через пару часов ему принесли еду. Правда, не совсем принесли. Неболь-шая панель в потолке начала опускаться и спокойно пройдя через силовое поле, опустилась на уровне пояса Джека. На панельке лежала тарелка со странной на вид кашей и стакан мутной воды. Джек взял предметы стола и случайно дотронулся до самой панельки. Его ударил мощнейший разряд то-ка и откинул к барьеру. Сознание помутилось, перед глазами все плыло. Джек отключился.
    Через пару минут, он пришел в сознание и огляделся. Еда была раскидана по полу, судя по всему, когда его отбросило разрядом, каша разлетелась в разные стороны. Маленькая панелька снова отсоединилась и из образованной дырки в потолке, вылетел листок бумаги. С трудом поднявшись на дрожащие ноги, Джек поднял листок. На нем размашистым почерком было написано:
    "Напряжение увеличено. Попробуй еще разок. И приятного аппетита, кушай не обляпайся."
    С любовью.
    Капитан охраны тюрьмы Пол Сайк
    Джек решил не кушать с пола грязную кашку и лег на кровать. Он долго не мог уснуть, ощущение было такое, будто бы, пока он был в отключке, его еще и избили.
    Он пролежал до вечера. Близилась ночь, за окошком виднелся город. Солнце почти закатилось за горизонт, и сквозь решетку проникали багровые теплые лучики.
    Он было хотел подойти к окну, но и так знал, что происходит снаружи.
    Северный доминион был самым большим городом людей на этом континенте, он же был самой большой проблемой для магической расы Тео и кочующих великанов Агроков. И не только для них, но и для самих людей.
    Однажды, довольно давно, произошло слияние двух миров. В родном мире людей не знали магии и была только одна раса. Казалось бы, что люди наконец-то добились долгожданной утопии и идеального общества, под чутким наблюдением императора люди жили дружно, ни в чем не знали отказа.
    Планета была полностью автоматизирована. Абсолютно все. Начиная до-бычей топлива, оканчивая производством и продажей еды. Был интернет, социальные сети, компьютерные игры превратились в настоящий кибер спорт. Благодаря современным технологиям ваша сила в игре зависела от ваших навыков в реальности. А те, кто не жаловал игры, развивались ради развития и превосходства, ради помощи тем, кто слабее.
    Общество было идеальным. Благодаря развитым технологиям потенци-альные преступники, которые совершали злые деяния ради удовольствия, были поняты и изучены, разработали различные препараты, которые гасили желание совершать преступления, а те кто не хотел, мог насладиться убий-ством в игре, которое было не менее реалистично, чем в реальности. Нарко-тики были, но их и наркотиками не назвать. Опять же, благодаря научному прогрессу были изобретены “разбавители реальности”.
    Это были, по сути, компьютерные игры, где человек мог заказать себе любое состояние. Никто и ни в чем не знал недостатка. Все были счастливы. Не было голода и конфликтов. Идеальный мир.
    Однако потом произошла катастрофа, большая часть планеты преврати-лась в выжженную пост апокалипсическую пустошь, наполненную волшеб-ными созданиями и мутантами, которые теперь населяют аномальные зоны и руины великолепия прошлого. Человечество превратилось в агрессивную империю. Практически все изобретения для улучшения качества жизни че-ловека превратились в боевые технологии для создания абсолютных машин смерти. Все проявления человечности пресекались на корню, все моральные устои были изменены. Теперь в приоритете были не гуманность и принятие ближнего, а ненависть и месть, ярость и защита собственности, которую еще не забрала империя или не отвоевали Агроки. Человечество превратилось в мощную и агрессивную силу, которая стремилась к единовластию в этом ми-ре, империя не принимала компромиссов, стремилась к уничтожению про-чих разумных и магических форм существования. Она хотел очистить и вер-нуть свой мир. Вот только, это был уж не их мир. . .



    ***



    Близилось утро. Джек проснулся от того, что его кто ты тыкал палкой в бок и приговаривал.
    - Просыпайся, лентяй! Хватит спать! Работать, негры, солнце еще высоко!
    - Что за. . .
    Джек осекся. Рядом с кроватью стоял человек в фиолетовом смокинге с длинными фалдами и начищенных лакированных туфлях. Также на этом странном типе, склонном тыкать, как оказалось, тростью в спящих заключен-ных, имелся Цилиндр и монокль на тонкой золотистой цепочке. Ехидная ух-мылочка, казалось, прикипела к его вытянутому лицу, что в простонародье прозвали «лошадиным». Плюсом к этому определению являлись крупные белые зубы, что показывались каждый раз, как он начинал говорить. Высо-комерная манерность и пафос сквозили в каждом его движении. В целом он создавал впечатление скучающего денди, нашедшего на своем газоне дохлого енота. На голове его, в тон смокингу возвышался высокий цилиндр.
    Незнакомец приподнял бровь:
    - Не «что за..», а приятно познакомится, где твои манеры?!
    - Какого черта тут происходит? Кто ты? Что ты тут делаешь?
    - Джек, ты меня не узнал? Я же Феликс. Из эспады. Какой хам. Даже не осталось желания тебя теперь спасать. – парень отвернулся, с металличе-ским звоном впечатав трость в каменный пол.
    - Спасать? О чем ты говоришь? И все же, как ты сюда попал? – Джек со-вершенно не понимал, что здесь происходит.
    - Меня послал мистер, который любит тебя как сына. Он попросил меня спасти твою жалкую шкуру.
    Джек не обратил на внимания на хамство и позволил ему продолжить.
    - Как я попал сюда? Просто вошел через дверь, как и подобает нормаль-ному человеку. Если ты не заметил, то силовой барьер отключен.
    Джек взглянул на дверь. И действительно, теперь от коридора его отделяла только железная решетка и странный незнакомец.
    - Камеры отключены?
    - Нет. Поэтому я и не могу сказать имя заказчика. А подслушивать непри-лично! – Феликс потряс пальцем в сторону камеры и продолжил. – Но я ду-маю, что ты уже догадался, кто решил тебя освободить. В этом городе есть только один человек, которому ты нужен. Остальным на тебя наплевать.
    - Уродец. . . – Джек поморщился. – Но как ты сюда вошел, если дверь за-перта? И пусть, выберемся из камеры. Кругом охрана!
    Феликс демонстративно двинулся в сторону запертой двери и прошел ее насквозь.
    Просто делай как я и следуй за мной.
    - Я поверю тебе, но если обманешь, умрешь. . . – грозно предупредил Майер.
    -Как будто у тебя есть выбор, - ехидно пропел фиолетовый мерзавец.
    - Эта дверь пропускает только тех, кто уверен в своей невиновности. Если ты действительно борец за правое дело, то ты пройдешь ее насквозь. Это магия.
    У Джека пролетели перед глазами события последних дней. Он вспомнил разрушенную лабораторию, выражение лиц ученых перед смертью. Нет. С таким настроем он точно не пройдет. . . Тут он вспомнил фотографии двух маленьких девочек, которые шли в обнимку со своими родителями и смеялись. Он вспомнил всех остальных, кто пережил адские мучения в этих лабораториях. Его обуяла злость и жажда справедливости. Он уверенно двинулся к дверям, до решетки осталось буквально сантиметров двадцать, шаг. . . И он ударился носом о металлические прутья.
    Феликс расхохотался.
    - Ты все-таки оказался таким идиотом, что поверил. Я своим глазам не верю!
    Джек разозлился по-настоящему. Его левая рука начала медленно покры-ваться ледяной коркой, внутри которой, словно черный туман, словно рой мелких мушек, колыхалось нечто темное и по-настоящему пугающее. Этот туман вызывал к жизни все детские кошмары, когда ты застываешь в своей постели, скованный по рукам и ногам непонятным страхом, на дающим тебе не то что позвать маму, даже чуть-чуть двинуться.
    Правой рукой он взялся за прут, тот медленно обледенел. Он пинком вы-бил дверь и хмуро посмотрел на Феликса. Тот с ехидной улыбкой проком-ментировал.
    - Твои друзья. . .
    К ним по коридору бежало несколько заключенных. Увидев Джека, они остановились. Вперед вышел худой, словно высушенный богомол, болез-ненный на вид лысый старик. Неровный, бугристый череп с пучками тонких седых волос на серой пергаментной коже и худощавое тело покрывали та-туировки.
    - Ледяной Джек. Вот мы и встретились. Помнишь меня?
    - Эмм. . . дедуля, ты ли это? Ты же вроде помер, годков как десять! –ехидно спросил Джек.
    - Как всегда, отшучиваешься, молокасос. Я Обескровленный Гирн. Ты за-садил меня сюда, и теперь ты поплатишься!!! – с этими словами он взял за руки двух громил. Их запястья словно открылись, и из них темно-алыми ру-чьями полилась кровь. Верзилы бледнели и уменьшались на глазах. Он отпустил руки несчастных, запястья затянулись мгновенно, и обескровленные “товарищи” рухнули на пол.
    Их кровь начала кипеть и подниматься вверх. Буквально через секунд десять, перед Джеком и Феликсом стоял человек из крови. С хрипящим, булькающим звуком он двинулся на Майера.
    Джек распорол тело голема мгновенно отросшими ледяными когтями. Брызнула кровь, но капли сначала словно зависли в воздухе, а потом со все возрастающей скоростью полетели обратно к голему и всосались в его тело. Разъярённый Майер бил все быстрее и быстрее, кромсая жидкое тело, как нерадивая хозяйка режет овощи в суп – куда и как попадет. Лужи крови, не успевшей вернуться к своему хозяину, покрывали пол. И Джек уж было по-думал, что это будет слишком просто. Всего лишь вычерпать голема. Пустяки.
    Но не тут-то было. Внезапно Джек почувствовал, что его ноги словно при-росли к полу. Опустив взгляд, он обнаружил, что кровь с пола словно затвердела вокруг его щиколоток, и по бедрам уже ползут красные нити, стремящиеся опутать тело коконом. Внезапно его словно рвануло к полу. Он упал, утопая в чужой крови, что недобро шевелилась вокруг него, подбираясь все ближе и ближе к лицу. Скованный, он наблюдал, как приближается Гирн.
    Старик протянул руку. «Нельзя, нельзя позволить ему прикончить меня вот так» - промелькнуло у Джека в мозгу. Пульсирующие алые тяжи обвились и вокруг горла, но он сумел прохрипеть:
    - Дыхание бури! – пол содрогнулся, воздух похолодел. Гирн на секунду от-влекся, и хватка кровяной удавки ослабилась. Джек тяжело вздохнул и с си-лой выдохнул.
    Из его рта вместо воздуха вырвался морозный ветер, полный мелкого ледя-ного крошева. Поток с безумной скоростью пронесся по комнате.
    Техника длилась всего секунд пять, но этого хватило. Лицо Гирна покрылось ледяной коркой, глаз был сильно поврежден удачно попавшими льдинками. Путы совсем ослабли и Джек вырвался. Встав, он с размаху ударил обледеневшей рукой прямо в лоб старика. Тот отлетел и прокатился пару метров по полу.
    Но на них уже неслась орава бывших заключенных, чей внешний вид ясно давал понять, что они всегда решают проблемы лишь грубой силой, а использование содержимого черепной коробки есть явление редкое или не-возможное. Джек еще не успел отдышаться. Он использовал мощные техни-ки, но в них было много ярости и они отнимали все силы. Он был способен уложить целый отряд, за считанные секунды, но не был способен выдержать длительный бой. В бой вступил Феликс.
    - Антитрение. – Произнес он и спокойно двинулся в сторону противников.
    Проход был достаточно узок, что ставило Феликса и Джека в выгодное поло-жение.
    Первый нападающий попытался просто снести Феликса массой, широко размахнувшись и угрожающе занеся кулак размером с хорошую дыньку. Да-лее произошедшее уместилось в пару мгновений: раз – и Феликс точно вби-вает трость в рот противника, выбив пару зубов; два – мужчина опрокидыва-ется на спину, трость пробивает череп и раскаленным ножом впивается в пол. Тело дернулось пару раз в агонии и затихло, остальные остановились.
    - Господа, следующий! – лениво улыбнулся Феликс.
    И следующий не замедлил явить свой светлый образ пред очи фиолето-вого франта. Живая гора перекатывающихся мышц замахнулась огромным железным прутом и попыталась рубящим ударом сверху вниз расплющить Феликса (?). Но не так все просто! Легкий шажок вправо, и прут пролетает мимо, раздробив каменный пол, неуловимое движение корпуса вперед и удар по шее, после чего громила обмякает и падает. Феликс наклонился и легко, как цыпленку, свернул ему шею.
    Воспользовавшись моментом, третий желающий крови схватил Феликса и зажал его, словно в тисках. Неизвестно, чем бы это закончилось, но тут шляпа начала затягивать человека в костюме, а затем исчезла и сама. Но уже через мгновение появилась высоко над головой растерянного бугая, сначала выпал камень размером с апельсин, больно ударив противника по пальцу на ноге, тот согнулся и тут из шляпы появился Феликс. Он приземлился прямо на голову нападавшего и впечатал его носом в пол.
    Феликс снова оказался возле, все так же торчащей изо рта трупа трости и вытащил из нее рапиру. На него кинулись сразу двое, вооруженные желез-ными прутьями. Два взмаха и один рывок вперед. В следующее мгновение, Феликс стоял позади них, но рук у этих двоих уже не было. Они с криками упали на пол, истекая кровью.
    Последний попытался убежать, но тут раздался выстрел. Бедолаге снесло верхнюю часть тела, нижнюю отнесло по инерции к ногам Джека. Навстречу им шло два элитных солдата. Их отличало то, что в их мозг были встроены имплантаты, улучшающие их навыки. Это были штурмовики и у них было очень мощное вооружение. Джек видел такое впервые. Возможно, экспериментальная модель. Она стреляла мощными сгустками кинетической энергии. Солдаты медленно приближались к ним.
    - Ретируемся! – воскликнул Феликс.
    Они попятились обратно в камеру, их прижало огнем. Им ничего не оста-валось, кроме как отступить к окну. Выстрел пробил дыру в стене рядом с Феликсом. Один из солдат направил подобие дробовика на Джека.
    - Щит! – успел выкрикнуть Майер и выставить перед собой руку, перед его рукой возник черный ледяной щит. Но он не успел материализоваться пол-ностью и принять законченную форму. Однако, этого хватило. Снаряд попал в него и разнес на осколки, но изменил траекторию и попал в Феликса. Он не успел даже вскрикнуть, мощнейшим потоком энергии его выбросило из ды-ры в стене.
    Поздно, но Джек сообразил.
    - Ломкость! – воскликнул он и направил руку на оружие одного из штурмовиков. Оно начало покрываться льдом. В этот момент солдат выстрелил. Оружие взорвалось, и с высвобожденной огромной энергией разлетелись осколки разбитого орудия. Первый, отлетел к стене и больше не двигался, второй был ранен осколком в горло. Он выронил оружие и зажав рану, медленно опустился и сел, затем лег и тоже не двигался.

    Джек в одиночку добрался до лифта. Выбив дверь, он понял, что электричество все еще отключено и лифт не поедет.
    - Ледяная перчатка. – Его рука могла покрываться льдом при сильных эмо-циях, но произношение имени техники давало ей полную мощь. Темный лед покрыл руку Джека до локтя. Но этим не ограничилось. Он накладывался и нарастал слой за слоем, в итоге рука превратилась в ледяную рыцарскую перчатку. Затем, он со всей силы ударил в пол лифта, в три места, образуя большой и правильный треугольник, после чего провел по очертаниям паль-цем правой руки, замораживая поверхность. Встал в его центр и с силой прыгнул. Пол провалился, и Джек упал в шахту лифта на первом этаже.

    ***


    Когда Джек прыгнул, он находился на третьем этаже. Приближался пол, и нужно было спешно защититься от возможных травм.
    - Ледяной доспех! – крикнул он, направил руки вниз и его ноги мгновенно покрылись льдом. Смысл этого заклинания был не только в заморозке конечностей, этот лед полностью поглощал урон, нанесенный ногам, даже при прыжке с высоты. Майер приземлился четко на ноги, секунда, и лед осыпался с ног ледяной пылью, приняв на себя нанесенный урон.
    Джек выбрался из шахты. Навстречу ему уже бежали вооруженные охранники. Они приблизились к нему и направили на него боевые дробови-ки.
    - Стой! Ты пройдешь во временную камеру для беглецов, тогда мы оста-вим тебя в живых.
    - У меня нет на вас времени. Мне нужно уходить. Притворитесь, что не видели меня, тогда я вас не трону. Вы выполняете свою работу, и я не хочу вам навредить.
    - Последнее предупреждение, Майер. – впереди остальных, вышел капитан стражи Пол Сайк, и наставил на него плазменный пистолет. – Знаешь что это? Стреляет чистой плазмой, огнем. Если я попаду в тебя из такой игрушки, то ты просто загоришься, Снеговик.
    - Где ты видел, что бы на ледяных магов элементалистов действовал огонь? – Джек вопросительно приподнял бровь.
    Грянул выстрел, один из охранников не выдержал напряжения и выстрелил из дробовика. Джек успел увидеть, куда направлен ствол и присел, засло-нившись рукой за миллисекунду до попадания. Его перчатка раскрылась, превратившись в щит. Дробь застряла в нем. Прогремели новые выстрелы. Охрана решила, что начался бой. Капитан стражи тоже выстрелил, плазма попала в щит, и от него повалил темный пар.
    Стрельба прекратилась, неожиданно темный туман начал перемещаться то в одну, то в другую сторону, формируя маленькие черные шарики изо льда, которые парили в воздухе. Вскоре они увидели Джека, он стоял на том же месте, как ни в чем не бывало. Несколько осколков льда, лежали рядом. Щит был практически цел, разве что были надколы по кроям, а в центре бы-ла вмятина, пусть и не слишком значительный, но плазменный пистолет нанес урон. В тех местах щита, куда производились выстрелы, не было видно особого эффекта, лишь застряли дробинки.
    Щит сложился обратно в перчатку, дробинки оказались внутри.
    - Вы все еще хотите продолжать? – хмуро спросил Джек.
    - Сдохни, ублюдок! - Пол Сайк с диким криком вновь направил плазменный пистолет на узника и начал беспорядочно стрелять.
    Джек совершенно спокойно уворачивался от выстрелов. Раз, два, три, и он рывком приблизился и выбил оружие из рук капитана стражи, врезал ему по лицу, затем сделал взмах рукой. Шарики изо льда, на огромной скорости начали атаковать противников, выбили оружие и заставили лечь на пол, за-крыв голову руками. Капитан стражи зажмурился и тоже закрылся рукой.
    - Сайк. Даю тебе последний шанс, пропусти меня. – предупредил Джек.
    - Проходи! Будь ты проклят…– прошипел солдат.
    Джек прошел мимо него, оружия поднять никто не посмел.
    - В какой комнате Олаф?
    - Третья справа. . .
    - Чудесно. Спасибо за помощь. Камеры все зафиксировали, все увидят, как отважно ты пытался меня остановить. – улыбнулся он.
    Джек дошел до указанного места и потянул дверь, но краем глаза увидел, как капитан стражи поднял оружие и, пошатываясь, встал.
    - Майер!!! – закричал капитан стражи, и уже было выстрелил, но Джек его опередил. Он протянул руку в направлении капитана (в перчатке было все еще было большое количество дробинок) и произнес “бум”. Дробь выстре-лила из перчатки с силой, ничуть не уступающей дробовику. Джек успел уви-деть в лице Сайка страх.
    Выстрел Джека фактически превратил капитана стражи в изрешеченный кусок мяса. Ему полностью разворотило грудь и оторвало правую руку по самое плечо, выбило глаз и изуродовало тело. Оно дымилось. Охранники со страхов проводили узника взглядом.
    Он же спокойно вошел в комнату.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Alan Edler
    Категория: Фэнтези
    Читали: 50 (Посмотреть кто)

    Размещено: 14 декабря 2014 | Просмотров: 138 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.