«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 15
Всех: 18

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Freiheit (Свобода) 16-17

========== Глава 16 ==========


Грядет новый век, Век Страха и Лжи,

И острых мечей, вновь покинувших ножны,

Надетых доспехов, и новых героев,

Новых могил, и тех, кого в них зароют.

Время так быстро смывает песок империй

Оставляя лишь мифы, и сотни поверий,

Стоявших когда-то в величии и силе,

Теперь - только прах уснувших в могиле...


Abyssphere, "Новый Век"




В отличие от Владислава, Дарелл сразу заметил смену официантов. Он даже постарался незаметно от Каина кивнуть Сверру, выглянувшему из-за двери с табличкой «служебное помещение».

- Странно, что Честера ты сюда не позвал. Это же твой триумф, я думал, он разделит с тобой радость. Он так предан тебе, - рассеянно проговорил Дарелл, оборачиваясь к Владиславу.

Древний хмыкнул, улыбнулся и, подхватив с подноса пробегавшего мимо человека в форме официанта и с фиолетовой краской на лице пару бокалов, приблизился к Охотнику, протянул один бокал с игристым шампанским.

- Мне хотелось бы, чтобы в этот час со мной был ты, мой друг. Увы, эта душа пока что по-настоящему не преданна мне, и я не могу ей доверять. Но ты… ты доказал мне, что я могу полагаться на твою дружбу. Я ведь могу, Дар?

Охотник театрально закатил глаза и поморщился в ответ на улыбку вампира, но бокал взял.

-Куда мне от тебя деться, Влад? Все равно ты меня из-под земли достанешь. Или я тебя.

- Это верно.

Оба пригубили шампанское, посмаковали вкус. Недурно, оценили оба. Для человеческой цивилизации этого уровня в это время было весьма трудно найти стоящий алкоголь. И хоть то, что плескалось в их бокалах, не было тем, за бутылку чего можно было и кровь пустить, допивать напиток пыткой не казалось.

Дарелл посмотрел на софиты через призму недопитого шампанского и улыбнулся искажению лиц танцующих людей, игре света. Забавная она, физика, чудеса творит с воображением. Вроде на самом деле этого и не существует, а ты все равно видишь. Но есть реальность, где ты не успеваешь ни за чем следить, не видишь времени бег, а все вокруг меняется – и это настоящее.

В общем, Охотник всячески старался отвлечь себя сторонними мыслями, чтобы ничем не выдать себя перед Владиславом. И вроде у него это получалось, хотя и об этом Дарелл старался не задумываться. Потом порадуется результату, а сейчас важно максимально отвлечь внимание Каина. Конечно, сполна это все равно сделать не получится, ведь древний очень умен. И все-таки, существовал маленький шанс, за который зацепились Охотники, шанс на удачу.

- О чем ты думаешь, Дар? – вампир прислонился к нему плечом и склонил голову вбок, заглядывая в голубые глаза, которые отражали буйство цветов, что представляли многочисленные мигающие лампочки на танцполе. – Уж не хочешь ли ты позвать сюда Честера, который испортит все настроение своей ревностью? Он ведь ревнует меня к тебе, представляешь?

- И не безосновательно, Влад. Мы оба это знаем, а память жизней этой души может подкинуть нехитрую головоломку, - Охотник усмехнулся, отвечая взглядом на взгляд. Если придется, он постарается клюнуть на уловку Каина по соблазнению. Что угодно ради…

- Не хочу, чтобы ты подумал, что я в чем-то тебя подозреваю, но мне кажется, что мой мальчик несколько изменился после пребывания у тебя в гостях. То про эту шлюху спрашивал, как ее… Шерил. То про мои возможности. Якобы для того, чтобы просто лучше узнать меня. Ты ничего не знаешь об этом, а?

Дарелл спокойно выдержал испытывающий взгляд желтых глаз, чья яркость не была испорчена световой какофонией вокруг. Он знал многие приемы Каина по выпытыванию правды из собеседника. И практически все мог спокойно пройти, без опасности для себя и для рискующих ребят, которые сейчас наверняка уже…

«Физика. Фотоны света», - одернул себя Дарелл, отпивая еще немного из своего бокала, следуя примеру Владислава.

- Какова вероятность, что он может о чем-то догадываться… - задумчиво проговорил Охотник, действительно погружаясь в раздумья именно по этой теме. Если бы Честер действительно не узнал от него правды, то каковы были бы шансы узнать все самому? – Ты не думал, что где-то может произойти утечка информации? Культ, я, кто-то из твоих или из тени могли выйти твои старые знакомые…

- Тебе и культу я доверяю, - отрезал Владислав не менее задумчивым тоном. – Ты и культ давно дали обет неразглашения, в вас я уверен, как бы ты не пытался показать себя передо мной в не лучшем свете, я все равно думаю, что ты не способен на такое предательство. Мы с тобой можем сильно поссориться, что нож в спину ты мне не всадишь.

Охотник пожал плечами, делая вид, что нехотя принял это доверие, но показывая всем своим видом, что не доверяет сам себе. Игра на грани провала. Охотник даже не боялся завалить все дело, страх первым делом выдал бы его. Самое то – верить в собственную ложь, жить несколько часов в выдуманном мирке для того, чтобы дело выгорело.

- А как же твои знакомые? Ты говорил, что сегодня они здесь, - заметил Охотник, оглядываясь. – Что-то я их не вижу. Как ты говорил, их зовут?

На самом деле, он знал их имена. Более того, он хорошо знаком с этими знакомыми своего знакомого. Сильфида и Данте – два духа, которые очень давно вместе, отчего последний никак не может упокоиться. Впрочем, не особо герой «Божественной Комедии» и желал получать упокой, вполне довольствуясь компанией элементаля воздуха, которого по какой-то нелепой случайности поработил. Как-то Дарелл имел счастье пересечься с этой парочкой. На самом деле, счастье, оба духа обещали свою поддержку Охотнику. Все трое сошлись на одном мнении – Владислав был существом крайней степени противоестественности, в отличие от своих же потомков. Нужно иногда урезонивать древнего.

- Прекрасная Сильфида и мудрый Данте, - отозвался Каин. – Думаю, тебе не стоит с ними знакомиться. Лучшие отношения с друзьями сохраняются ровно до того момента, как ты становишься посредником, познакомив их друг с другом. А посему… насладимся компанией друг друга, если ты не против?

Владислав подхватил под локоть Охотника и повел вперед, к видневшейся в быстрых коротких вспышках лампочек лестнице. Наверху есть комнаты для уединения. Всякое может произойти под действием алкоголя, среди людей это происходит часто. А уж у изголодавшемуся по определенному телу древнего вампира желание было настолько сильным, что уединение – это как раз то, что ему нужно.

- Думал, до конца этого чертова сборища дотерплю, но уже просто не могу, - тихо рыкнул на ухо Охотнику вампир, - Я тебя хочу…

- Ты ведешь себя как похотливый кобель. Прекрати сейчас же… Владислав! – замах, удар и двойной хруст – костяшки и челюсти. Дарелл потер свой кулак. – Что с тобой такое?

«Что со мной случилось?», - рассеянно подумалось Охотнику. Но назад пути не было.

Владислав потер свою челюсть и внимательно посмотрел на Охотника. По лицу древнего невозможно было сказать, смог ли удар урезонить вампира. Желтые глаза сощурились, закрылись.

- Прости. Мы с Честером давно не… Сорвался. Прости. Наверное, стоит его позвать. Или поехать домой… Лучше позвать. Ты не против? Надеюсь, что нет, - Владислав развернулся и, поставив уже пустой бокал, расплескав все шампанское, на высокий стол, открыл дверь.

- Постой, Влад, - Дарелл перехватил вампира за руку, сам он так же избавился от бокала шампанского путем оставления того на столе. – Ты успеешь с ним побыть. А с тобой мы действительно давно не были вместе. Очень давно. Иди сюда. Хотя бы ненадолго, потом уже позовешь его, ладно?

Каин обхватил его руку своими руками и медленно двинулся за ним, выглядя завороженным, глубоко задумавшимся. Действительно ли он сейчас обдумывал свое поведение, или уже начал что-то подозревать? Не исключено, что оба процесса проходят одновременно. И потому Дареллу нужно было вести себя особенно осторожно. Собственно, Охотник это понимал, но было ли это в его силах?

Он отвел вампира к двуспальной скрипучей кровати довольно-таки помятого вида и усадил, сам обошел кровать и забрался на нее с ногами, придвинулся на коленях сзади к Каину и приобнял за плечи, коснулся губами его шеи. Дарелл покрывал медленными, осторожными поцелуями шею вампира, поглаживая плечи и часть спины массирующими, расслабляющими движениями. Врать себе не стоило в тот момент – сам Дарелл был бы не против утолить голод Владислава, даже активно не возражал бы.

- Ты же знаешь, что я не люблю резкости в этом деле, так что… Моя реакция соответствующая, - тихо проговорил Охотник, убрав руки от вампира и начав снимать с себя черный пиджак. – И извиняться за это я не собираюсь.

- Ты в своем репертуаре, Дар… - Владислав закрыл глаза и упоенно вдохнул приятный запах одеколона Охотника. Хороший все-таки у мужчины выбор – мускус, красное яблоко, нотки ладана.

Вампир, не выдержав соблазна посмотреть в пронзительно голубые глаза, резко обернулся и, повалив на жалобно скрипнувшую кровать Дарелла, перехватил руки мужчины. Улыбнувшись, Каин склонился к лицу Охотника, коснувшись своим носом его.

- А теперь скажи мне, мой ненаглядный, от чего ты отвлекаешь меня вот уже добрых час, тридцать четыре минуты и сорок семь, пардон, сорок восемь секунд?



***




Сильфида распахнула бледно-бледно серые глаза, обрамленные синими ресницами. В темном макияже ее взгляд сейчас выглядел весьма и весьма эффектно. Данте стоял рядом с ней, наблюдая и пытаясь самостоятельно уловить хоть какие-то отголоски разговора древнего вампира и Охотника. Но максимум, которого он достиг – комнатка рядом, где предавались страсти преподаватель геологии и его студентка. Но его это мало интересовало.

- Ну, что? – нетерпеливо спросил дух, познавший все круги Ада без вреда для себя. – Что ты узнала?

Элементаль воздуха раздраженно посмотрела на своего спутника, но своих эмоций словами не показала. Тоном, но отчасти.

- У Дарелла сейчас большие проблемы, дорогой. Каин понял, что его отвлекают от чего уже долгое время. Еще немного – он начнет допрашивать Охотника, это не займет много времени, мы с тобой это знаем, как и Дарелл. Он захочет выиграть хоть секунду для этой своей зеленой души, но не сможет. Без нашей помощи.

- Мы ведь поможем душе и Охотнику? – Данте понимающе улыбнулся в ответ на странные огоньки в глазах Сильфиды и придвинулся к рычагу, дернув за который он бы включил звук пожарной сигнализации. – Сделай так, чтобы Каин этого не слышал. Пусть Он слышит музыку. И здесь должны быть люди. Только для Него. А те… обреченные… должны услышать сигнализацию.

- Поняла.



***




- Это и есть знак Дарелла? – чувствуя себя полным идиотом, спросил Честер, глядя куда-то вперед.

Сверр, сглотнув, кивнул. Сейчас им следовало разделиться. Он – должен идти прежним путем назад, остальные – идти по карте совершенно другим путем, где они должны будут выбраться через заброшенную канализационную шахту наверх, недалеко от «Ласомбра». Взрывчатка заложена по всему фундаменту клуба, включая теперь и это странное подземное сооружение. Несколько бывших работников культа что-то сделали с кровью в купели, отчего та приобрела более жидкую консистенцию и менее красный цвет. Конечно, кровью она быть не перестала, как и не свертывалась даже после махинаций алхимиков, но в землю при взрыве впитается быстро – это главное.

Роль Сверра – в последний раз попытаться отвлечь внимание Владислава.

- Действуем по плану. Я – наверх, вы – подальше отсюда. Быстро-быстро-быстро! Пошли вон! – распорядился Охотник и первым покинул помещение, чувствуя на себе взгляды товарищей по оружию.

Время шло, каждая секунда была важна. Сверр бежал, не обращая внимания на сырость, бежал, следя за дыханием, быстро преодолевая препятствия. Тренировки Охотников, в первую очередь, направлены на выносливость. И потому весь проделанный путь обратно не сильно сказался на общем самочувствии Сверра. Только дыхание сбилось, да ладони саднили из-за того что Охотнику приходилось удерживаться за каменные стены, чтобы не упасть. Последнее, по-настоящему проблемное препятствие – высокий спуск, который для Сверра выглядел подъемом. Спрыгнуть ведь намного проще, чем подняться из ямы наверх… Впрочем, при детальном изучении обстановки, Охотнику удалось увидеть довольно высокие камни, запрыгнув на которые, он смог оттолкнуться и запрыгнуть наверх.

«Я успею, успею… Должен успеть! Я должен выполнить приказ!»

Когда Сверр выбрался из служебного помещения, в клубе почти никого не было, вместо разноцветных ламп горело всего несколько – обычных, освещая грязный пол, остатки еды на столиках и три фигуры, стоявшие в центре зала. В одной Сверр узнал Владислава, он пытался вырваться от хватки двух друг фигур, которые Охотник не мог разглядеть. Они были какие-то… расплывчатые.

- Пустите меня сейчас же! – рычал Каин, тщетно пытаясь вырваться. – Данте, Сильфа!

Кто такие Данте и Сильфа, Сверр не знал, но был искренне им благодарен. В конце концов, два странных сгустка воздуха, похожие очертаниями на людей, помогли ему. И женский вопль «быстрее, парень!» подстегнул Сверра действовать… быстрее.

Охотник набросился на Владислава, попутно думая о том, как оттолкнуть мешавших двух фигур, но этого не потребовалось, они просто исчезли. А Сверр же умелым захватом обездвижил на несколько мгновений древнего вампира и успел выполнить бросок через бедро. Вампир сбил собой несколько стульев и приземлился под барной стойкой с внешней стороны, не перелетев стойку. Охотник быстро оказался возле него, но Владислав уже почувствовал свободу действий, и потому не успел Сверр схватить мужчину за грудки, как Каин с силой ударил под дых и припер к стене.

- Что вы удумали, мерзавцы? – зарычал на него вампир. – Почему я не чувствую запахов всех тех людей, что сейчас окружают меня? Что вы сделали с моим обонянием?! Где Честер?!

Сверр откашлялся и осмотрел помещение. Нет, зрение его не подводило, вокруг действительно никого не было. Владислав был под действием чего-то психотропного, или в том духе.

- Не знаю… о чем ты говоришь… но вокруг никого нет, ты, древний хлам, - с хрипом выговорил Охотник, понимая, что он все равно не жилец. Вампир слишком разозлился.

Взрывчатка заложена, его отряд должен быть достаточно далеко, чтобы взрыв не доставил им неудобств. Перед глазами мелькнуло лицо Асгейрра, в точности все его черты, вплоть до родинок и морщинок у глаз, когда Охотник улыбался.

«Прости меня. Это приказ».

- Видишь ли, ублюдок, твой пацан догадался обо всех твоих делишках. У тебя проблемы, - Сверр усмехнулся и нажал на кнопку. Владислав и не заметил в гневе, что Охотник держал одну руку в кармане брюк.



***




- У него получилось… - не веря своим глазам, прошептал Честер, вытирая краску со своего лица и мгновенно заставив шрам над бровью исчезнуть. Дарелл придумал хорошую маскировку для него.

Позади вампира стояли остальные Охотники. Рядом – сам Дарелл, внимательно наблюдавший за тем, как на месте «Ласомбра» появляются развалины, которые осели в воронку, созданную взрывом. В некоторых близлежащих домах вынесло окна, а машины, припаркованные возле клуба, провалились вместе с самим зданием. К счастью, Дареллу удалось эвакуировать людей, находящихся в опасной близости от взрыва. А Сильфида и Данте сделали все, что было в их силах, чтобы задержать Владислава. Видимо, этого было достаточно.

- Но где Сверр? – спросил Асгейрр, выходя вперед, приглядываясь к месту взрыва. Пока что никаких пожарных или скорых здесь не было. Вряд ли в ближайшее время они появятся, но все-таки… - Где он?

Показалось движение, все напряглись, вглядываясь. Какая-то тень, едва различимая в стоящей пыли, даже под светом ночных фонарей, выбралась из воронки, цепляясь за землю, и двинулась в сторону Охотников. Дарелл машинально выставил руку, делая шаг вперед, закрывая собой Честера и Асгейрра. Он был бы рад, если бы это был Сверр, Дарелл молил небо, чтобы это оказался его подчиненный… Но яркий блеск желтых глаз не оставил и шанса надеждам.

Владислав приближался медленно и неумолимо, как и то, что настигло Сверра. В том, что Охотника живым уже никто не увидит, Дарелл не сомневался. Как и Честер, как и Асгейрр.

- Что ты сделал со Сверром? – но в ответ ничего не последовало, только звук шагов по мелким камням. Асгейрр сделал шаг вперед, не обращая внимания на предупреждающее шипение Дарелла. – Что ты с ним сделал?

Терпение Охотника не было безграничным, если дело касалось Сверра. А сейчас, когда Асгейрр не хотел принимать сам факт смерти своего напарника… Он побежал вперед, не слыша, как начальник приказал вернуться назад. Он побежал с твердым намерением вырвать кадык бессмертному ублюдку. Он побежал, не увидев смазанное пятно рядом, не увидев, как Владислав с холодной отстраненностью занес руку, готовясь встретить Асгейрра. Но какая-то сила оттолкнула его, отчего Охотник отлетел на несколько метров в сторону.

Хруст, короткий вскрик. Желтые глаза распахнулись в удивлении и приходящему пониманию.

- Ты…

Асгейрр поднялся в дорожной пыли на локтях, глядя на то, как на его месте оказался Честер. Он видел, как рука Владислава ворвалась в грудную клетку Честера, не в его – Асгейрра. На месте Охотника не должен быть вампир, не должен! Честер… спас его.

- Прости… - Честер закашлялся от крови, подступившей к горлу. – Прости меня…

- Почему, любовь моя, почему? – Владислав осторожно извлек свою руку из тела Честера и, придерживая одной рукой за пояс, прижал к себе. Его не волновал сейчас Дарелл, его псы-Охотники. Он по-настоящему был взволнован тем, что провернул зеленоглазый вампир. – Зачем ты в это ввязался?

Сделав резкий вдох воздуха, в котором к пыли примешивался запах крови, Честер оттолкнул от себя Владислава. В зеленых глазах, не закрытых уже никакими линзами, плескалась настоящая боль. И эта боль была явно не от той раны, которую нанес несколько мгновений назад Каин.

- Ты сам все разрушил. Ты лгал всем, всем, кто окружал тебя. Я бы понял тебя, простил бы, если бы ты не лгал мне. Как много времени тебе потребовалось на то, чтобы загипнотизировать целый город? И весь этот театр с пробуждением… Ты не спал на самом деле, тебе всего лишь нужно было… - какая-то догадка осенила Честера, отчего тот запнулся, но успел прийти в себя и не дал Владиславу вставить своего слова. – Тебе нужна была моя кровь, как второго древнего существа, верно? Зачем?

- Я хочу вернуть этот город на несколько тысячелетий назад во времени. В ту эпоху, когда нас считали богами , - просто ответил Каин, уже не видя смысла скрываться. – И вы ничего не сможете сделать с этим, у меня есть все необходимое, все готово. Охотникам я позволю уйти отсюда, ибо я добр. Но ты…

Древний в мгновение ока очутился рядом с Честером и схватил его рукой за шею. Вампир захрипел, пытаясь освободиться от хватки, ломающей ему кадык. В глазах потемнело, последнее, что он услышал – хруст. Как показалось Честеру, это был хруст сломанной шеи. Но наваждение не длилось долго, как и пребывание сознания в его теле.

========== Глава 17 ==========


Look what we started: the heroes falling,

Could you save them? You would give your life to me.

The sky is burning, the fear consuming,

I'll live forever if I lose my life tonight.


Papercut Massacre, "Lose my life"




Он слышал голоса. Голоса спорили друг с другом о чем-то, рьяно повышая свои интонации или понижая тембр, или же вовсе срываясь до свистящего шипения. Пока что он не понимал ни слова, только окончания фраз и когда один голос сменял другим. Но пока что ему было непонятно – сколько же всего вокруг него было людей.

И хотя первым, казалось, к нему приходил слух, зрение вернулось в лучшем состоянии. Он увидел высокий потолок, расписанный талантливым художником. Он видел истории – одну за другой – о прекрасной зеленой звезде, упавшей с неба, о юноше, который увидел дивный огонь небесного тела и влюбился в него. Он видел разные эпохи, разные культуры, объединенные одной историей – историей небесного огня и человека. Было в этом что-то неуловимо знакомое, но он никак не мог понять, что. Или не хотел понимать, чтобы не ранить свой разум воспоминаниями. Ведь так проще жить – с чистым разумом, свободным от ошибок прошлого.

Однако одна картинка из истории заставила его вспомнить все. Появился новый персонаж, их было много, новых, но этот задержался в истории, не покидая Ее и Его ни на одной из картинок. Этот новый персонаж поддерживал Ее, когда Он отворачивался, не хотел больше обжигаться о любовь. Но новичок держался, казалось, зеленый огонь не причинял ему вреда, наоборот, согревал и давал новые силы…

- Дар… Дарелл… - хрипло выдохнул Честер, зажмуриваясь.

Он все вспомнил, и сейчас жалел об этом. Удерживать воспоминания почему-то было тяжело, они то и дело норовили исчезнуть из его головы. И вампир не был уверен, что вспомнил действительно все. Он звал и звал Дарелла, как будто одно звучание этого имени могло избавить его от жуткой мигрени, которая настигла его сразу же, как только воспоминания хлынули в голову.

- Эй-эй, я здесь, я пришел, все в порядке.

Честер еще долго звал Охотника по имени, не чувствуя прикосновения рук, не слыша слов, что говорил ему Дарелл. Пока вампир не открыл глаза и не встретился взглядом с мужчиной.

- Я тебя знаю… но не помню… - тихо, с ужасом выговорил Честер, возвращая себе свой голос, не испорченный хрипом после того, как… после удушья. – Ты… Дарелл. Откуда я тебя знаю? Почему я не помню большей части того, что должен помнить? Или это все мне только снится?

Дарелл вздохнул. Это было третье пробуждение Честера, в третий раз он вспоминал все по новой, но с каждым последующим разом вампир вспоминал все меньше. Сейчас, например, он уже не помнил его, Охотника, но в прошлый раз этого не было. Мужчина терпеливо объяснил Честеру, в чем был проблема.

Владислав решил преобразовать город именно под ту временную эпоху, когда его путешествие по жизням с зеленоглазой душой только-только начиналось. Тогда они были счастливы, почитаемые людьми как боги, ничто не могло омрачить их дней. И Дарелла тогда никто из них не знал. Тогда не существовало Охотников, никто о них не слышал. Верный способ устранить конкурента и снова завоевать безграничную любовь Лии, которая жила теперь в мужском теле.

«Он собирается снова убить ее», - с грустью подумал Дарелл, проводя пальцами по щеке парня, удивляясь такому пустому взгляду. Ему было страшно это видеть, понимать, что он никто.

На плечо начальника легла тяжелая рука. Кто-то из культа.

- Мы можем сделать для него защиту. Она будет временной, нам нужно срочно придумать план.

- Ты уверен, что это сработает? – Дарелл не оборачивался, ему было все равно, кто с ним говорил.

- Мы работали уже очень давно с кровью и непосредственно с самим Каином. Поверьте, мы знаем, что делаем.

Дарелл позволил культу заняться своим делом. Сам он не отходил от ложа, на котором лежал Честер и отсутствующим взглядом изучал потолок. Охотник знал, что привлекало внимание вампира, он специально уложил его сюда. Когда-то Дарелл сам расписывал этот потолок, в ярости клянясь себе, что сделает так, чтобы его возлюбленная вернулась к нему. В конце концов, только он знал, что эта душа не единожды была с ним. Когда-то давно, но не так, как с Каином, он был счастлив с Ней. У них были дети. Но стоило Владиславу узнать об этом – он впал в лютую злость и сжег маленькую деревушку, где зеленоглазая душа искала убежище. Владислав даже не был уверен в том, что убил именно Ее, это была догадка, о которой он сразу же забыл, встретив его, Дарелла. Но Охотник не забывал этого никогда, увидев в древнем жестокость раньше добродетели.

Эта история уже слишком запутана, чтобы разбираться, кто действительно играет роль злодея, кто – невинного агнца. Пора положить всему этому мракобесию конец.

- Готово.

Голос служителя культа эхом пронесся по пустому залу, вывод из раздумий Дарелла. Охотник посмотрел на Честера, уже осознанно смотревшего на него.

- С возвращением, - тихо сказал Дарелл.

Это единственные слова, которые он смог подобрать в такой момент. Все, что сейчас было у него в голове – страх. Ведь спустя какое-то время Честер забудет о нем, словно и не было никакого Охотника в его жизни. Ни в одной из жизней, ведь их сотрет ритуал Каина. Ритуал или сильное желание бессмертного – неважно – ведь Он все равно одержит верх, если Охотник срочно что-нибудь не придумает. Но у него не было ни единой идеи. Только сковывающий сознание страх.

- Мы придумаем что-нибудь, - вампир медленно сел, прислушиваясь к ощущениям в своем теле. Немного саднило горло, но общая слабость уже проходила. Честер ободряюще улыбнулся. – Я буду помогать тебе, пока не станет слишком поздно. Пока я буду помнить. Доверься мне.



***




Резиденция вампиров никогда не выглядела для Честера такой чужой, отталкивающей. Он знал практически все входы и выходы, знал, как быстро добраться до того или иного блока, помнил, с каким звуком лифты начинают свое движение вверх или вниз. А еще он помнил, где обычно Владислав любил проводить время. Существовало несколько мест для разных целей - тихого раздумья, расслабления, сна, выплеска эмоций. И сейчас, Честер был уверен, он найдет Каина в комнате Шерил. Место раскаяния.

- Ты шел сюда так уверено только затем, чтобы сказать мне, что забвение тебя еще не поглотило? – Владислав даже не обернулся, услышав, как Честер открыл дверь, зашел и закрыл за собой.

Молодой вампир невесело усмехнулся и приблизился к Каину. Острый запах крови остановил его. Владислав снова питался? Нет, жертвы здесь нет. И этот запах… это была Его кровь. Почему?

- Ты хочешь знать, что случилось? – Каин все-таки повернулся и молча продемонстрировал обе руки. Часть правой отсутствовала. Не было ладони и части запястья. – Дарелл слишком рьяно тебя защищал. Настолько, что решил поднять на меня свой меч. И не смей говорить, что тебе жаль. Не смей жалеть меня! Не смей!

Честера не испугал грозный голос, которого, подразумевалось, надо было бояться. Он подошел максимально близко к Каину, отчетливо слыша предупреждающий рык.

- Прости меня. Я вижу, что тебе больно. И мы оба знаем, что исправит то, что произошло… Нет-нет, я про твою руку. Пей. Прошу тебя. Я не хочу, чтобы тебе было больно, - парень склонил голову набок и крепко обхватил Каина руками за пояс.

- Зачем ты это делаешь? Ты решил помочь им уничтожить меня. Зачем? – Владислав некоторое время завороженно смотрел на бьющуюся жилку на шее, не замечая, что на его вопросы не последовало ответов.

Его клыки осторожно, почти безболезненно вошли в плоть, прокусывая вены и артерию. Сладкий напиток сейчас был на вкус всего лишь сладким ядом. Древний понимал, что эта душа не собирается больше показывать когда-то горевшую любовь. Отчасти он понимал, что сам виноват. Но все-таки не мог не сваливать вину на других.

Кровь Честера действительно подействовала – всего несколько глотков, а Владислав почувствовал покалывание в запястье правой руки, в кончиках пальцев, которых только что не было.

- Почему ты сам не регенерировал? – тихо спросил парень, потирая шею, растерев кровь по коже, тут же впитавшуюся. Ранки довольно быстро затянулись.

- Оружие Охотника. Только Охотники могут убивать вампиров. Но мне они могут причинить только... ощутимые неудобства, - Владислав отошел от парня, снова отвернувшись от него, и принялся разглядывать рисунки покойной Шерил на стенах.

Портреты Тайлера, Марка, Джека – то есть Честера – в разных вариациях: ручкой, карандашом, акварелью, пастелью, углем занимали Каина. Особенно его занимали глаза на портретах. Пусть то были разные материалы, но девушка сумела передать один и тот же цвет, яркий, затмевающий все вокруг. Казалось, будто глаза портретов, как и оригинала, светились и смогли бы рассеять тьму.

Честер тоже смотрел на рисунки, с тоской вспоминая свои чувства к девушке. Он по-настоящему любил ее. Возможно, Шерил смогла бы стать его любовью на очень долгое время. Но теперь уже не время думать об этом. Теперь можно было только пожелать упокоения ее останкам.

Протянув вперед руку, вампир коснулся спины Каина, отчего древний вздрогнул и нехотя повернулся опять лицом к Честеру. Теперь ладонь парня оказалась на груди, напротив самого сердца древнего. Он чувствовал гулкие удары в грудной клетке, размеренные, казалось бы, спокойные, медленные. Но вместе с тем, он чувствовал шквал эмоций, который сейчас бушевал в этой груди. Шквал, который еще больше запутывал Владислава в его сложных мыслях. Почему-то Честер чувствовал, что должен помочь Ему разобраться в самом себе, но не знал, подпустит ли его к себе древний, учитывая, что сейчас происходит. Ведь, несмотря на все, они вместе.

- Расскажи мне, что тебя тревожит. Я выслушаю тебя, я помогу тебе.

Желтые глаза недоверием уставились на него. Серьезно? Эта душа наивно полагала, что он, Каин, теперь сможет ей доверять? Наивно, слишком в духе обладателя этих зеленых глаз-звезд. И… Честер был прав в своей уверенности, в своей незаменимости. Как бы далеко Владислав ни зашел в своих планах, он все еще нуждался в нем, в Ней.

- Слушай…



***




Дверь кабинета Дарелла тихо скрипнула, пропуская фигуру в темном плаще внутрь. Из-под капюшона сверкнули льдинки голубых глаз. Начальник Охотников, восседавший за своим столом, поднял тяжелый взгляд, закрыв крышку ноутбука.

- Асгейрр… Ты все-таки решил уйти.

Охотник в плаще медленно склонил голову, не отвечая, пока что подбирая слова, которые он мог бы сказать своему начальнику. Столько всего было в его голове, столько переживаний от ухода, тяжесть на сердце от потери близкого человека…

- Я понимаю тебя.

- Скажи, Дарелл… Он стоит наших смертей?

Это был едва слышный шепот, но он заставил гробовую тишину накрыть кабинет, ввергнув в раздумья Главу Охотников. Асгейрр не торопил мужчину с ответом, но Дарелл чувствовал, что обязан ответить как можно быстрее. И теперь он судорожно собирался с мыслями, пытаясь придумать, как лучше и как можно правдивее ответить подчиненному. Бывшему подчиненному.

- Это Она, Ас. Облик обманчив, но я знаю, что ты хочешь услышать. Была ли смерть Сверра напрасной? Нет. И если ты хочешь спросить меня, действительно ли та душа ценна не только потому, что я в нее влюблен, я не смогу дать тебе однозначного ответа. А еще я знаю, что ты хочешь, чтобы я назвал тебе координаты, где ты снова встретишь Сверра, верно?

Медленный кивок, после которого Дарелл назвал последовательно несколько чисел. Они огненными знаками отпечатались в памяти Асгейрра. Охотник поклонился своему теперь уже старшему брату по оружию и, пожелав удачи, вышел из кабинета.

Дарелл знал, что так и будет. Асгейрр просто не сможет работать без своего напарника. Да, Глава знал о сексуальной связи между ними, но он не позволял себе допустить и мысли о том, что его собственные связи могут быть выше остальных. Он выше только по положению. Он может отдавать приказы, но он не является важнейшей картой в жизненной игре. Охотник высоко ценил своих людей, он видел в них настоящую силу, которую нужно только направлять. Мнение каждого из них было важно для него. Возможно, в этом было его отличие от Каина, который не желал принимать ничьих советов. Отличие от Каина, который только в себе видел силу, способную изменять мир.

Часы пропищали два раза. Два часа пополуночи. Честера все еще нет, от него никаких знаков. Удачно ли проходит его собственная операция, смог ли он самостоятельно выполнить то, что задумал и чем не пожелал делиться с ним, Дареллом?

Охотник поднялся со своего кресла и прошел в комнату, где скинул всю одежду с себя. Пройдя к комоду, он открыл средний ящик и, порывшись под стопкой с футболками, извлек квадратный кусочек холста, размером с четыре спичечных коробка, сложенных вместе. На холсте было почти стершееся, но много раз обведенное изображение девушки. Она мило улыбалась, глядя прямо на него. И пусть сам портрет был черно-серым, выполненным на старом холсте только углем, Охотник все равно видел рыжие волосы, зеленые глаза и темно-зеленое платье. Он помнил. И единственное, за что он мог бороться – за свои воспоминания, которые ни за что не потерял бы. Воспоминания были тем, чем он жил многие годы, живя в тени Владислава, действуя по его приказам.

«Слишком долго…»

Портрет Вивьен вернулся на место – в комод. А мужчина закрылся в душе. Горячая вода текла по его телу, смывая пот и грязь прошедшего дня. Смывая усталость и нагоняя лишь спасительный сон. Дарелл искренне надеялся, что после сна он сможет принять верное решение. Он думал, что после короткого отдыха план действия сам придет ему в голову. Нельзя дать отчаянию повода залезть в его голову, иначе все будет кончено, еще не начавшись. Если есть маленькие, жалкие проценты на успех, он всегда цеплялся за них. Пусть для этого нужно было выжидать непомерно долго, результат стоил того.

Еще он желал такого же, как его собственное, терпения Асгейрру. Уж кто-кто, а Сверр и Асгейрр заслужили право быть вместе.

Добравшись до постели, Дарелл с трудом нашел в себе силы расправить ее. Завалившись, он сразу же провалился в царство снов, уже не услышав, как открылась дверь кабинета и тут же закрылась на замок. Он не услышал шагов, приблизившихся к его комнате, не услышал, как Честер зашумел рюкзаком, поставив его на пол.

Увидев спящего Охотника, вампир только улыбнулся. Убрав ворох одежды с кровати, Честер быстро принял душ и вернулся в спальню. В отличие от Дарелла, спать ему не хотелось. После визита к Владиславу многие мысли и сомнения одолевали его, не давая покоя, и он не знал, куда себя деть.

Едва очутившись на кровати, Честер подкатился к Дареллу и долго изучал его умиротворенное лицо. Возможно, во сне тот видел что-то хорошее, или вовсе ничего не видел, что также было хорошо. Ради него Честеру предстояло пойти против самого любимого существа на свете. Ради Охотника, который всего одним появлением разрушил целую систему возрождений. Возможно, даже целый цикл, но это еще только предстояло узнать.

Честер не хотел раскрывать свой план Охотнику, потому что знал, что из опасения за его душу, Дарелл откажется. Поэтому придется заставить его довериться. Не самая простая, но и не самая невыполнимая задача. В конце концов, у Каина парень научился приемам манипуляции. Столько жизней прожить впустую, без извлечения уроков было бы глупо. С другой стороны, он уже устал от вечного шантажа, тех же манипуляций… И сейчас ему предстояло сделать выбор, решить окончательно, какой урок он вынес из всего этого.

Утро наступило непозволительно рано, ворвавшись в спальню первыми лучами, объявляя сон законченным. Честер не уследил за тем, чтобы солнце не светило в лицо Дарелла, и потому Охотник проснулся.

- Ты уже здесь, - тихо выдохнул мужчина, жмурясь от солнечных лучей.

Усмехнувшись, Честер навис над ним, закрывая собой от света. Охотник наконец-то нормально открыл глаза, внимательно глядя в лицо парню. Вроде ничего не изменилось, все тот же Честер, даже волосы остались одного цвета – темно-каштанового после той заварушки с «Ласомбра».

- С добрым утром, - легкий поцелуй в небритую щеку.

- Утро добрым не бывает, - с улыбкой парировал Дарелл, продолжая изучение лица вампира. Все-таки, что-то изменилось в его облике, но его глаз никак не мог точно определить, что именно. – Скажи мне, что у тебя уже есть план.

- Есть. Он у меня есть, Дарелл. Если ты хочешь, я могу рассказать тебе его.

Кивок. Честер явственно видел в голубых глазах мужчины облегчение. Видимо, тот очень сильно переживал, что не сможет самостоятельно найти выход. И вампир испытывал настоящую радость от того, что убрал тяжелый груз с плеч Дарелла. Но его план не был так прост, как подумалось Охотнику. Возможно, убрав одно тяжелое обязательство, Честер взваливал на мужчину новое испытание, которое было не каждому под силу.

- Ты отдашь меня Владиславу.

0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: infernal levi
Категория: Фэнтези
Читали: 38 (Посмотреть кто)

Размещено: 4 февраля 2015 | Просмотров: 69 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.