«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Линка-Малинка

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 160 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Искра для падшего (9-12 главы)

    9.
    - Рэм, мы уже здесь торчим два часа и пятьдесят три минуты! Если ты не пошевелишься, я или оглохну или скончаюсь под этой стойкой от цирроза печени!
    - Рина, я должен сосредоточиться, и ты мне в этом совсем не помогаешь… - Но демон не закончил говорить. Он резко обернулся к противоположному темному углу, рядом со служебным помещением.
    - Рэм, что ты…
    - Там! – указал демон в том направлении и затем решительно двинулся туда, раздвигая широкими плечами людскую массу.
    - Рамель, что случилось?! – спросила взволнованно Рина, следуя за ним по пятам.
    - Кажется, я что-то чую… Себе подобного… Он был здесь! – возбужденно говорил Рамель, приближаясь к своей цели.
    Но добравшись до служебного помещения, они никого не нашли. След поворачивал к черному ходу, поэтому Рамель и Рина двинулись в том направлении. Выйдя из клуба в новоорлеанскую ночь, Рамель замер, прислушиваясь к своим чувствам. Рина была рядом, но старалась не мешать демону, который словно ищейка взял след и двинулся в сторону Квартала. С приближением к нему, их встретил поток красных и белых огней фар. Этот город к полуночи не засыпал, а пробуждался.
    Они проходили вниз по Аллее Пиратов, когда Рамель резко остановился на перекрестке с Роял-стрит. Он задумчиво уставился на большое серое здание перед ними.
    Это была одна из достопримечательностей Беззаботного города, мрачно известный особняк ЛаЛори со своей печальной историей. Здесь в середине восемнадцатого века доктор Леонард ЛаЛори и его жена Дельфина пытали и убили бесчисленное множество рабов. Дом 1140 по Роял-стрит по сей день хранит память об ужасающих случаях садизма, которые так и остались безнаказанными. В дневное время вокруг особняка сгущались тени прошлого. Ночью же дом целиком наполнялся старой энергией отчаяния, накопленной в его ужасном прошлом. Не случайно было то, что за последние сто семьдесят лет у особняка много раз менялись хозяева.
    Сейчас он снова пустовал и был выставлен на продажу. Люди могли и не видеть остаточных проявлений, но уж точно чувствовали их каким-то внутренним чутьем.
    - Почему ты решил, что тот, кого мы ищем, будет здесь? – спросила Рина, поежившись от самого вида особняка.
    - Я почуял демона моего уровня еще в клубе и вот мы здесь. И скажу даже больше. Я чую смерть в этом доме и что-то еще… могущественное, злое. – Рамель был сосредоточен и серьезен как никогда. Все его тело было напряжено, как перед броском. Сила и мощь его демонской ауры волнами исходила от мужчины. Рина поняла, что они близки к своей цели, но что-то печальное во взгляде Рамеля заставило девушку насторожиться. – Скажи, где было совершено вчерашнее убийство.
    - В Вархаус Дистрикт, на старом заброшенном складе… Марти сказал, они заметили, что убийства совершились в разных районах города с равным удалением друг от друга. Но что бы это могло значить? – недоуменно спросила Рина, с опаской поглядывая на старый дом.
    - Кажется, мне стали явными их замыслы. Время за полночь и мы опоздали. Жертва в доме мертва и четвертый ритуал состоялся. А это значит, что завтра, во время парада Марди Гра свершиться финальное убийство и в мир будет выпущено что-то зловещее.
    - Но почему по пять жертв и почему именно на праздник?
    - В полночь преграда между мирами истончается, и если ты хочешь вызвать кого-то с той стороны, лучшего времени не сыскать. Праздник Марди Гра священен, и потусторонние силы в этот день могущественны как никогда. Пять жертв в разных равноудаленных районах – это пентаграмма, символ хаоса и вселенского зла. – Рамель перечислял все доводы, загибая пальцы. – Упыря и демона уже нет в особняке. Я их не ощущаю. Но теперь, обладая полной информацией, мы можем рассчитать, где состоится пятый ритуал и попробовать остановить надвигающийся конец света. – В свете газового фонаря блеснула грустная улыбка на лице демона.
    - А еще нам нужно осмотреть место преступления до приезда полиции. – Рина решительно двинулась к парадному крыльцу.
    - Там может быть не безопасно. Демон может вернуться в любой момент. – Нахмурился Рамель, заметив, что главные двери слегка приоткрыты, словно в приглашении. – Если я с легкостью учуял помощника Ренди, тот так же просто сможет распознать и меня. Они наверняка знают, что по их следу пустили убийц, и будут поджидать нас.
    - Тогда пора покончить с этим. Я иду. С тобой или без тебя.
    Больше не слушая возражения демона, Рина смело шагнула в черный проем распахнутых дверей.
    Внутри было холодно, как в могиле. Воздух был затхлым и спертым. Пыль толстым слоем покрывала все поверхности: мебель в чехлах, полы, перила лестниц, массивные люстры и канделябры, чудом уцелевшие от времени и не разворованные.
    Рина, стараясь свести к минимуму свои следы, бесшумно прокралась в просторный холл, по бокам которого вели две широкие лестницы на открытую площадку второго этажа. Напротив, под ней, был длинный коридор с закрытыми дверями, расположенных друг напротив друга.
    Последняя дверь была открыта, покосившись на ржавых петлях. Из комнаты лилось мерцающее свечение, как от свечей.
    Замирая через каждый осторожный шаг и прислушиваясь к посторонним звукам, которые в избытке издавал старый дом, Рина двинулась вперед, чувствуя успокаивающее присутствие Рамеля за спиной.
    Дойдя беспрепятственно до последней комнаты, наемница пригнулась с возможной линии атаки и резко заглянула внутрь. Там никого не оказалось за исключением расчлененного трупа мужчины, с вырезанными знаками на бледном торсе. Судя по малому количеству крови и нормальным зубам за приоткрытыми в немом крике губами, перед ними был упырь, но не Ренди. Их главный подозреваемый был блондин, в отличие от тела на полу. Труп был расположен в круге из древних символов, начертанных, без сомнения, кровью. Свет же исходил от множества свечей, расставленных по всей комнате.
    - В этот раз упырь, - подтвердил Рамель соображения Рины. – Откуда ты знаешь, что прошлые жертвы были вампирами?
    - Малое количество крови указывает на то, что жертва уже мертва, или, как в нашем случае, является нежитью. Зубы говорят нам о принадлежности к видам. У вампиров клыки, и они были выдернуты, чтобы скрыть от людей их существование. Лишние знания человечеству ни к чему. У упырей же клыков нет, и тайна немертвого мира не подвергается опасности. – Говорила Рина, осторожно осматривая все вокруг в поисках возможно оставленных улик.
    Наемница заметила, что в этот раз символы не так сильно стерты и поспешила указать на это.
    - Ты можешь прочесть их? – Рина с надеждой взглянула на Рамеля.
    Он шагнул вперед, наклонившись ближе. Демону было достаточно одного взгляда. Потрясение и неверие заполнило его.
    - Азазель… - это слово было подобно вздоху, и Рина была не вполне уверена, правильно ли расслышала его.
    - Что?! – не доверяя своим ушам, воскликнула Рина, но ответил ей сильный, глубокий и незнакомый голос.
    - Ты правильно все расслышала, наемница.
    10.
    Резко развернувшись на пятках, Рина увидела в дверях высокого черноволосого мужчину в длинном кожаном пальто на широких плечах. От него исходили волны смертельной жестокости, а бледно голубые глаза пронзали насквозь своим холодом и равнодушием. Его аура ощущалась такой же сильной, как и у Рамеля. Они даже внешне были чем-то похожи. И он не смог бы приблизиться к ним настолько тихо, если конечно не материализовался, как демон. Рина поняла, что перед ними тот, кто совершал вместе с Ренди эти чудовищные ритуалы.
    Рамель не сдвинулся с места, но Рина почувствовала, как его аура накрыла ее будто щитом. Воздух в комнате значительно снизился в температуре, потрескивая от столкнувшейся многовековой ярости.
    - Армарос… - прорычал, будто выплюнул, Рамель.
    - Рамуил, - оскалился в презрительной усмешке демон напротив. – Давно не виделись. Сколько, лет семьсот?
    - Почти. Еще бы столько тебя не встречать. – Процедил сквозь зубы Рамель. – Значит, это ты все затеял. И чего ты хочешь добиться, освободив его?
    - Ты знаешь, чего я жажду. Впрочем, как и все мы. Мести! И он поможет нам завершить начатое тысячелетия назад. – Его голос был низким, с шипящими, словно у змеи, нотками.
    - Не хочу прерывать встречу старых знакомых, но раз я участвую в этом рандеву, то хочу знать, о ком и о чем идет речь. – Дрожь отвращения пробежала по спине Рины, когда демон пристально взглянул на нее и прошелся своим льдистым взглядом по ее фигуре.
    - Твоя подружка догадывается, кто ты, Рамуил?
    - Не втягивай ее в это! – Рамель сделал шаг вперед, закрывая девушку широким плечом. Рина схватила его за куртку, пытаясь удержать.
    - Она уже глубоко увязла в этом, судя по ее занимательной картинке, - зло ухмыльнулся Армарос, пристально глядя на руку девушки. Скучающе сложив руки на груди, он снова оценивающе прошелся глазами по ней. – Достойную же замену ты нашел Азоре.
    - Не твое собачье дело! – Рыкнул Рамель, делая еще шаг вперед, не обращая внимания на Рину, повисшую на его руке, пытаясь удержать его.
    Проигнорировав выпады Рамеля, Армарос обратился к полукровке.
    - Знаешь ли ты, женщина, кому отдала свое сердце? – Почувствовав, как напрягся Рамель от этих слов, Рина замерла и перевела свое внимание на демона перед ними. – Своим союзом с ним ты прокляла навечно свою душу. Ах, Рамуил! Неужели тебе было мало одной несчастной жертвы, что сейчас томится по твоей милости в жаркой бездне ада.
    Увидев лютую ненависть в глазах Рамеля и замешательство наемницы, Армарос расхохотался.
    - Ты не просветил ее о своем прошлом, не так ли? Чтож, весьма польщен, что ты оказал эту честь мне. – Он сделал перед ними издевательский поклон.
    - Я уничтожу тебя! – Рамель из последних сил сдерживал себя, боясь навредить во время схватки Рине.
    - Давай! Но ты уверен, что сможешь меня одолеть? Еще во времена нашей "земной" жизни я был сильнее тебя. Не думаю, что что-то изменилось. У тебя есть выбор, падший. Подвергнуть опасности свою супругу, или же позволить мне уйти.
    Рамель с силой стиснул зубы, заставляя себя оставаться на месте, чувствуя затылком страх и замешательство Рины. Армарос был достойным противником, и Рамель не мог поручиться за безопасность Рины, если проиграет. Армарос мог убить ее только лишь из мести ему за прошлую обиду. Ведь Азора в свое время предпочла Рамеля, отвергнув чувства Армароса. Тогда он, дабы отомстить, открыл их связь, что привело к смерти Азоры. Теперь же он мог так же отобрать и Рину.
    - Правильный выбор, младший брат. Но прежде, чем покинуть вас, я все же поведаю нашей наемнице один отрывок. " И случилось, - после того, как сыны человеческие умножились в те дни, у них родились красивые и прелестные дочери. И ангелы, сыны неба, увидели их и возжелали их, и сказали друг другу: давайте выберем себе жен в среде человеческой и родим себе детей." И было их всего двести… Так вот, дитя, кто перед тобой. Знай это, ложась с ним в постель. – Демон повернулся спиной к онемевшей паре и собирался уйти, когда бросил через плечо с усмешкой. – Я облегчу вам задачу, голубки. Захотите пообщаться завтра со мной, идите на кладбище. Если почтете меня своим приходом, сможете лицезреть воочию возвращение Азазеля в этот бренный мир…
    С этими словами демон растворился в дыму, предоставив супругам поговорить по душам.

    11.
    Рамель был взбешен выходкой Армароса. Он вовсе не гордился своим прошлым, но и стыдиться ему было нечего. Он тот, кто он есть. И не позволит прошлому управлять своей судьбой.
    Рина же была поражена услышанному. Неужели Армарос сказал правду?! И она ввязалась в войну гораздо старше, чем этот мир. Но почему же Рамель ничего не рассказал ей? Почему не сказал о проклятье ее души, соединяясь с ней? Неужели он настолько эгоистичен? Стоп, о чем это она? Он же демон! Вот и подвох со всей этой дружбой. Ее душа все равно досталась бы ему, а так хоть и повеселиться можно.
    Она как робот двинулась к выходу на негнущихся ногах, медленно ступая по скользкому от крови полу.
    - Рина… - хрипло позвал ее Рамель. В его голосе была такая мука, что она почти поверила.
    - Не смей! Не хочу слышать тебя! – прошипела она, не оглядываясь.
    Стремительно выскочив из мрачного дома на свежий воздух, девушка не твердой походкой побрела в сторону отеля. Каждая клеточка в ней кричала от нестерпимой боли предательства. Она так хотела довериться ему, хотела побороть свое одиночество. И чем все обернулось? Поздравления хитрому демону – он завладел довольно сильной душой.
    В ее ушах стучала кровь, сливаясь с топотом каблуков по мостовой. Перед глазами плыло, и лишь когда щек коснулась влага, Рина поняла, что плачет. Он предал ее. Обманул. Завладел, играючи, ее душой. А она поверила. И кому? Демону?! Умница, Рина! Пять баллов тебе за глупость и наивность!
    - Рина, прошу тебя! – отчаянно позвал Рамель, не смея приблизиться к ней. – Не позволяй ему все разрушить!
    - Не обвиняй другого в том, в чем повинен сам! Как ты мог?! – она резко остановилась, в ярости обернувшись к нему. Ее глаза сверкали от слез и гнева. Темнота ночи окутывала ее фигуру, лаская. Она была так невыносимо прекрасна. Рамелю было больно видеть ее душевные терзания и знать, что это он повинен в них.
    - Что я мог? Ты знала, кто я. Знала с самого начала. И я предупреждал тебя. Но ты сама переступила черту!
    - Ты – демон! Может, это ты совратил меня намеренно, как змей искуситель!
    - Не путай меня с Самаэлем, Регина!
    - Ты обманул меня… - словно кто-то нажал в ней на кнопку, и весь запал ярости вышел, оставив опустошение и усталость.
    - Я не солгал тебе ни разу со дня нашей встречи, - его глаза были бесконечно печальны, когда он подошел к ней.
    - И это вероятно рекорд для такого как ты, - без всяких интонаций сказала Рина, запрокидывая голову и глядя ему в глаза.
    - Нет, мне не составило труда не лгать тебе. Просто не возникало желания, да и не зачем было. Ни тогда, ни сейчас. – Тихо проговорил Рамель, взяв ее за руку и погладив изображение на ее ладони большим пальцем.
    - Если ты не лжешь мне, тогда ответь. Моя душа теперь принадлежит аду после ночи с тобой? – она затаила дыхание в ожидании ответа.
    - Нет, твоя душа по-прежнему с тобой. И куда направится она после твоей смерти, решится лишь в день страшного суда. – Он поднес ее руку к губам, не сводя с нее своих золотистых глаз.
    - Значит, Армарос лгал? – до сих пор боялась поверить Рина.
    - По большей части он прав, но на счет души многого не знает.
    - Расскажи мне. Расскажи все с самого начала Рамуил, - от звучания своего настоящего имени из ее уст он вздрогнул.
    - Пожалуйста, не зови меня так. Рамуил умер давным-давно. Сейчас я Рамель… или Рэм, - он обнял ее одной рукой и медленно повел по ночным улицам к отелю. – Я был одним из двухсот ангелов, посланных на землю оберегать людей. Многие из нас обучали людей искусствам и различным ремеслам, я же был просто солдат. Армарос не солгал, и ангелы не устояли перед красотой человеческих женщин. Они брали их в жены и от таких союзов рождались нефилимы. Дети ангелов были настолько ненасытны, что стали пить кровь человеческую и поедать плоть. Они и дали начало всем вампирам и упырям.
    - Мертвые, пьющие кровь и поедающие плоть, необычайно сильные и быстрые. Наследие ангелов в крови… - пораженно прошептала Рина. – И у тебя тоже были дети?
    - Нет, мне было достаточно лишь быть рядом с Азорой. Видеть ее улыбку, слышать смех. Мы разделили лишь один поцелуй, но этого вполне было достаточно для падения ангела. – Его голос на мгновение сорвался, но тут же взяв себя в руки, Рамель крепче прижал Рину к себе и продолжил. – В день страшного суда посланцы небес были осуждены за свое падение и были изгнаны в ад, положив начало демонам. Женщин, согрешивших с ангелами, умертвили, и их души были прокляты. Они никогда не достигнут райских врат. Их сыны, нефилимы, были гонимы по всей земле сынами господними и непременно убиенными, если были обнаружены. Но дети нефилимов до сих пор пируют на земле. И благодаря их количеству их сложно истребить полностью.
    Рамель закончил говорить, и они еще долго шли в тишине. Сегодня холодная новоорлеанская ночь была на удивление спокойна. Даже не было скопления туристов на улице, которая была чрезвычайно близка к параду Марди Гра. Зайдя в свой номер на верхнем этаже отеля, Рина осознала, что весь гнев на Рамеля испарился так же быстро, как и возник. Не происки ли это Армароса. Может Рамель прав, и демон нарочно решил их поссорить? Чертов сукин сын! У него ничего не вышло, и завтра Рина покажет ему, как копаться в ее чувствах!
    - Мне жаль Азору, - тихо проговорила Рина, отмахнувшись от мрачных мыслей о демоне. Она видела, что прошлое причиняет боль Рамелю, и хотела утешить его, обнять.
    - Это навсегда останется лишь моей виной. – В его голосе звучали неподдельное сожаление и боль. – Но твоей душе ничто не угрожает. Азора потеряла свою, потому что я был ангелом. Сейчас же я демон и забираю души иначе. Наш союз ничем тебе не вредит. – Он тяжело вздохнул и подошел к окну, вперив усталый взгляд в ночную тьму.
    - Зачем Армарос хочет вызвать Азазеля? – спросила Рина, усаживаясь в кресло.
    Она понимала, что Рамелю сейчас тяжело и старалась не вторгаться в его личное пространство. Но видеть его таким было невыносимо для нее. Она хотел стереть муку с его глаз своими поцелуями. Теперь, зная его историю и получше приглядевшись к нему, Рина различала некое благородство в его движениях и словах. А его сарказм и раздражительность были своего рода щитом от окружающего мира. Он боялся довериться, сблизиться с кем-нибудь снова. И то, что он открылся для нее, даровало ей надежду на его любовь. Все эти века он был невообразимо одинок, и она хотела положить этому конец.
    Да, он демон. Но стал им не по собственной воле. Потеряв душу любимой, он вынужден был отбирать их у других. Выполнять жалкие желания, терпеть жалобы и претензии при предъявлении оплаты. И не мудрено, что он хотел от всего этого избавиться, но природа демона брала свое, заставляя возвращаться к этому снова и снова. Рамель был не в ладу с самим собой с самого свержения в ад. Тысячелетия душевных мук и терзаний, ненависти к себе и одиночество сломают кого угодно. Было чудом, что он выжил. Рине было искренне жаль его. Она хотел даровать ему частичку тепла и покоя, но для этого нужно покончить с его прошлым и остановить Армроса.
    - Армарос был лучшим другом и соратником Азазеля. Но после заключения архангелом Рафаилом воинствующего ангела в темницу, Армарос остался один. И свержение небес не состоялось. Он не раз собирал падших на войну против ангелов, дабы вернуть свое прежнее величие и отомстить за свое наказание, но ничего не выходило. Только у Азазеля, как у искусного полководца, была власть собрать нас всех вместе и удержать от раздоров и внутренних стычек. Будучи демонами, падшие не выносят присутствия себе подобных рядом с собой. Поэтому об организованности нападения не может идти и речи, если во главе не будет Азазеля. Вот Армарос и пытается освободить его, но спустя тысячи лет у него так ничего и не получилось. И вот сейчас он подобрался слишком близко. Вероятно, он узнал что-то, что поможет ему достичь успеха, и это настораживает. – Тихий голос Рамеля наполнился звенящей ненавистью. - Страшно подумать, что произойдет, если Азазель обретет свободу. Я не смогу воспротивиться его зову. И если это произойдет, ты, Рина, должна будешь быть как можно дальше от меня.
    - Этого не будет, Рэм. Мы не допустим пробуждения вашего полководца. – Девушка поднялась с кресла и приблизилась к демону, которого сотрясала дрожь гнева. Мягко положив руки ему на плечи, Рина твердо встретила взгляд Рамеля и прошептала, придвигаясь ближе. – Завтра мы остановим Армароса, чего бы это нам не стоило.
    - Ты можешь погибнуть, - он нежно обнял ее в ответ и провел губами по ее волосам, вдыхая с благоговением ее неповторимый аромат.
    - А как же ты?
    - О себе я думаю меньше всего…
    - Но кто же станет последней жертвой? Мы же так и не выяснили этого… - с сожалением проговорила Рина, уткнувшись носом в мужскую грудь.
    - Скорее всего, последней жертвой будет наш недалекий друг Ренди. Армаросу не нужны пособники или сопровождающие. Ему нужен лишь Азазель. Посторонние ему ни к чему. Ренди и не подозревает, что завтра займет главное место в кровавом ритуале. – Он замолчал и приподнял подбородок Рины, чтобы взглянуть в ее удивительные серые глаза. – Сегодня, возможно, наша последняя ночь на этом свете. Отбрось прочь все печальные мысли, наемница, и позволь любить тебя, как это умеет падший ангел. – Его голос был словно темный бархат. Он обволакивал Рину и утягивал за собой. Она взглянула в его янтарные глаза и поняла, что пропала. Она только сейчас поняла, что не адский огонь сверкает в них. То было яркое солнце, отражавшееся в них с головокружительной высоты небес.
    Ради него и не жалко расстаться с душой. Битва будет завтра, а сегодня она отбросит все свои страхи и сомнения, и с безрассудством, на которое только была способна полукровка, она погрузится в блаженство горячих объятий демона.
    - Распусти для меня свои крылья, Рэм, - ласково попросила Рина, медленно утягивая его к широкой кровати. – Позволь снова почувствовать силу и шелк их прикосновения.
    Рамель, с дьявольским блеском в глазах, медленно расстегнул рубашку и стянул ее с широких плеч. У Рины перехватило дыхания от мужественной красоты его рельефного тела. Внезапная судорога прошла сквозь него и из-за его плеч, медленно увеличиваясь и расправляясь, появились два черных крыла. Свет переливался на бархате его перьев, принуждая Рину коснуться такого чуда.
    Она робко поднесла руку к краю его крыла. Оно было и невероятно мягким, и твердым, словно сталь. Она лишь догадывалась, что эти крылья с легкостью возносили своего обладателя в небеса и держали его на ветру без особых усилий. Хотела бы и она хоть раз вознестись с ним под облака. Ее мысли словно отпечатались в ее волнующем взгляде, потому что Рамель вдруг чувственно улыбнулся и прошептал.
    - Когда-нибудь ты, как Икар, приблизишься к солнцу. Моим крыльям будет оказана великая честь вознести тебя к небесам.
    После этих слов, Рамель сомкнул крылья вокруг них, окутывая в свой нежный плен. Прижимая Рину к своей жаркой груди, Рамель накрыл ее губы в требовательном поцелуе, занимая с этого мгновения все ее мысли.
    12.
    На следующий день Рина стояла на мосту пешеходного перехода рядом с пивоварней Джексона, глядя вниз на Уилкинсон-стрит, наблюдая за людьми, которые прогуливались по Декатур-стрит, не спеша переходили из магазина в магазин, в рестораны и клубы.
    Раз уж сегодня ночью, во время празднования Марди Гра, их, возможно, поджидает смерть, Рина решила провести последние часы, прогуливаясь по Французскому кварталу и наслаждаясь атмосферой Нового Орлеана. Рамель отлучился в поисках проданных ему душ. Ведь чем больше он их соберет, тем сильнее будет. Чтож, придется востребовать долги немного раньше назначенного срока, но кто говорил, что жизнь справедлива?
    Полуденное солнце бросало отблески на бесчисленное множество бус, украшавших людей. Улицы еще не были полностью запружены толпой, с наступлением темноты там будет гораздо больше народу. Какофонию голосов и шума машин разбавлял приятный баритон саксофона.
    Сейчас Новый Орлеан, основанный в 1718 году со своим знаменитым Французским кварталом, где витает дух свободы, считался более безопасным местом, нежели было в конце восьмидесятых годов. Впрочем, некоторые вещи остались такими же, как и тогда. На том же самом месте до сих пор находилась пекарня, "Кафе Дю Монд" и "Корнер Кафе". Туристы все еще собирались на площади генерала Джексона, находившейся в самом центре квартала, чугунные ограждения и обширные сады которой, сохранились с середины девятнадцатого столетия. Это место было своеобразным парижским Монмартром, где собираются музыканты, художники и простые
    люди, чтобы насладиться искусством. Вампиры, демоны и упыри, наряду с уличными грабителями все так же бродили по улицам в поисках легкой добычи.
    На город джаза спускались сумерки. Продираясь через толпу мимо палаток торговцев, заполнивших всю площадь, Рамель спешил на встречу с Риной, которая должна была его ждать в "Кузнице Лафита" – в самом старом баре квартала.
    Он собрал сегодня не такой уж и знатный урожай. Три души не намного увеличили его потенциал, но хоть и на этом спасибо. Проститутку и двух наркоманов мало кто хватится, да и горевать долго не будут.
    Иногда Рамель ощущал себя целителем этого мира от всякой падали, словно волк – санитар леса. Он всегда старался не трогать по настоящему хороших людей. Как и всякому демону, Рамелю были видны человеческие ауры. И чем больше пятен было на них, тем чаще попадались они на крючок демону. Таким людям всегда было что-то нужно от служителя ада. Они легко могли продать свою душу за какой-нибудь пустяк, но чаще всего это были деньги и власть. Они думали, что контракт с демоном не больше, чем шутка, фарс или розыгрыш. Но все меняли свое мнение, когда приходил черед платить по счетам.
    Сколько слез, жалоб и мольб выслушал Рамель за свою ужасно долгую жизнь. Но ведь они всегда знали, о чем подписывали договор, и Рамель никогда не лгал им о последствиях. Он был, наверное, единственным честным демоном во всей преисподней, и Люцифер часто насмехался над ним, как и другие падшие, знавшие его. Но в глубине своих черных душ они уважали его и старались не вставать на пути демона-солдата, падшего ангела Рамуила. И пока он исправно выполнял свои обязанности по пополнению адской казны грешными душами, Князь Тьмы был им доволен и не заострял на нем своего пристального внимания.
    Рамель принимал свои обязанности за грязную работу, за которую платили неприлично много. Но как и везде, есть свои недостатки, и Рамель старался не роптать на свою судьбу, дабы не испоганить ее излишним тщеславием совсем. У каждого есть свое призвание и его – собирать прогнившие души. Не сахар, но тоже приносит пользу в каком-то роде этому миру.
    Завернув за угол Бурбон-стрит, запруженной народом, Рамель направился к длинному низкому зданию из кирпича с деревянными балками. Над дверью висела табличка "Кузня Лафита". Это был знаменитый бар города, основанный легендарным пиратом девятнадцатого века. Его интерьер был оформлен под старую кузницу. Снаружи перед широкими окнами бара были расставлены столики под яркими зонтиками, занятые туристами и местными обывателями.
    За одним из таких столиков сидела Рина, глядя на пеструю толпу невидящим взором. Свет газовых фонарей отбрасывал яркие блики на темную волну волос, в которой то и дело вспыхивали искры. Девушка нервничала, и это сказывалось на ее способностях.
    Ее задумчивый взгляд устремлен в никуда и был полон печали. Ее лицо, как и великолепное тело, было спокойно и безмятежно для взора простого прохожего. Но Рамель знал, что Рина собрана и сосредоточена, как никогда. Все ее чувства были напряжены до предела, и она подобна тетиве натянутого лука – малейший признак опасности и она сорвется с места, но не чтобы скрыться, а чтобы принять бой. В этом вся Регина Веласкес.
    Рамель так хотел оградить ее от той жизни, что вела наемница. Хотел лелеять ее, нежить в роскоши, защитить от всех опасностей. Но она не позволит этого, и Рамель стиснул в очередной раз зубы от ее упрямства. Ее чувство справедливости порой ужасно раздражало, но именно за это демон и любил ее.
    На Рине сегодня были черные джинсы, серая рубашка в тон ее глазам и длинное кожаное пальто. Она никогда не носила с собой много оружия. Лишь серебряные клинки, спрятанные за высокими голенищами ее сапог, да ее огненные кнуты составляли весь арсенал наемницы.
    Будто почувствовав его пристальный жгучий взгляд, Рина подняла глаза в его сторону. Заметив демона в толпе, девушка заметно расслабилась, но не потеряла бдительности. Рамель быстро добрался до нее, и Рина выдохнула от облегчения.
    - Ты вернулся…
    - Я никогда не оставлю тебя, если ты этого не захочешь, - он сел рядом с ней на стул и взял ее руки в свои.
    - Не захочу, - шепнула она в ответ, и робкая улыбка осветила дорогое ему лицо. – Нам пора?
    - Да, лучше появиться там заранее, - ответил Рамель, ненавидя эту ситуацию, что приводила в ужас обоих. Но отступать было некуда. Армаросу нужно помешать. И если не они, то кто отважится?
    Покров темноты окутывал Беззаботный город, и древняя аура Нового Орлеана призывала его жителей отказаться от обычного сдерживания своих чувств. Вот-вот начнется парад в честь празднования Марди Гра, встречи весны, и гул энергии и возбуждения, царившего на улицах квартала, устроенного людьми, так и взбудоражило всю нежить.
    Толпа неистовствовала, приветствуя праздничные ярко раскрашенные платформы. Тут и там с верхних этажей домов летели цветочные гирлянды и бусы. Люди пели, кричали, свистели. Какофония звуков оглушала. Парад проходил через весь квартал. Шел двенадцатый час ночи, а значит, на улицы уже вышли все.
    Рина и Рамель пробирались сквозь сплошную массу людей, то и дело натыкаясь на вампиров и упырей, вышедших на охоту. Оставив машину на парковке отеля, Рина с тоской подумала, что, вероятно, она долго будет там пылиться, если эта ночь станет последней для наемницы. Жаль, она любила эту быструю лошадку.
    Свернув с Бурбон-стрит на площадь Джексона, Рина и Рамель дошли до кафедрального собора Святого Людовика и, обогнув его, оказались перед воротами городского кладбища, запертых на ночь.
    - Подсадишь? – сверкнула улыбкой Рина.
    Приключения горячили ей кровь, а предвкушение предстоящей схватки вытеснили весь страх из ее сердца, заменив отважной решимостью.
    - С удовольствием, - ответил ухмылкой Рамель и, убедившись, что они совершенно одни в этой мрачной части города, расправил свои черные крылья. Схватив девушку в охапку, демон с легкостью перенес их по ту сторону кованных ворот.
    - Ух ты! – восхищенно воскликнула Рина. – Из тебя вышел бы удобный транспорт.
    - Всегда к вашим услугам! – шутливо поклонился Рамель, убирая крылья.
    - Так куда нам идти? Где, по-твоему, совершится ритуал? – спросила Рина, оглядываясь по сторонам.
    - Я думаю, что в самом магическом месте кладбища.
    - И таковое имеется?
    - Конечно. Тебе известно, что Новый Орлеан – родина не только джаза, но и Вуду. И здесь похоронена его королева. – Загадочно ответил Рамель, направляясь вперед.
    - Мари Лаво? – с сомнением спросила Рина.
    - Да. Мари Лаво. – Мрачно подтвердил Рамель, не оборачиваясь.
    Рина поежилась, разглядывая множество склепов впереди, и двинулась за демоном в вечное царство смерти.
    Коренные жители прозвали впечатляющие каменные могильники кладбища Святого Людовика – Городом мертвых, название которого в точности соответствовало этому месту. Так как город находился ниже уровня моря, никто не мог хоронить людей под землей, во избежание их повторного появления.
    Полная луна отбрасывала искореженные тени от скульптурных композиций на кирпичные, каменные и мраморные склепы. Каждый из них был сработан вручную, как памятник тому, чьи останки хранил.
    Большинство могил проявляли признаки старости: в расколотой кладке отсутствовали кирпичи, наряду с обвалившимися крышами повсюду росла темная плесень. Многие захоронения были ограждены скрипящими железными заборами и изгородями.
    Здесь было красиво. Спокойно.
    Мари Лаво, скончавшейся в 1881 году, принадлежал самый большой на кладбище склеп. Высокий, широкий у основания и сужающийся к верху. Перед склепом со стершимся именем легендарной королевы Вуду лежали сухие и свежие цветы.
    Двери могильника оказались распахнуты настежь, зияя черным провалом, словно пасть чудовища. Вокруг было ни души, и Рина остановилась в нерешительности, оглядываясь кругом и прислушиваясь к звукам ночи. Неужели Армарос обманул их, и ритуал будет совершен в другом месте? Нет, если они все правильно рассчитали, кладбище Святого Людовика и есть то самое место, где должна быть последняя точка пентаграммы. И склеп Мари Лаво, находясь в центре Города мертвых, как нельзя кстати подходил для ритуала.
    Вопросительно взглянув на Рамеля, Рина открыла было рот, но демон опередил ее.
    - Он здесь, я чувствую его. Только не понятно, чего он выжидает? – с сомнением в голосе проговорил Рамель.
    - Добрый вечер! Рад, что вы откликнулись на мое приглашение!

    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Yuliya011010
    Категория: Фэнтези
    Читали: 45 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 марта 2015 | Просмотров: 71 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.