«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Filosofix

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 14
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 160 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мятеж небес 15-18 главы

    15.

         На город спускалась темная ночь, когда Габриель, наконец-то, добрался до собора на У. Стрит. Он с шумом ввалился в залу на территории Центра, где полным ходом проходила церемония прощания для него. Охотники и нефилимы, одетые в церемониальные одежды в полном смятении уставились на него, прервав песнопение на полуслове. Секунду идеальной тишины наполняло слабое мерцание сотен свечей, расставленных повсюду. В воздухе витал сильный аромат цветов, что свешивались в виде гирлянд с потолка.

         - Габриель… это и вправду ты? – тихо спросила Пенелопа, делая дрожащий шаг к нему, прижав руку к губам.

         Брил стоял, упираясь в дрожащие колени руками и тяжело дышал. Свое израненное тело он прикрыл курткой, что нашел на одном из лежаков, что в избытке было на пустующем ночью пляже. Так он меньше привлекал к себе внимание прохожих и полицейских, пока добирался сюда. В остальном, он был весь в копоти и пыли, волосы покрывали пот и кровь. На нем не было живого места. Все его тело было избитым и зверски искусанным. В его  венах еле билась кровь, но именно она позволяла ему держаться на ногах и сохранять частичку разума. У него был вид человека прошедшего через ад, как физически, так и эмоционально.

         - Брил, как ты смог вернуться?! Ведь еще никто… - тихо спросил Закар, подойдя к другу со  стаканом воды в руке.

         Габриель с благодарностью взглянул на него и, взяв холодный стакан, выпил всю воду за пару жадных глотков. Другой охотник принес стул с высокой спинкой, на который тут же без сил опустился Брил.

         - Верно. Еще никто не возвращался обратно. – Его голос был хриплым и надломленным. Взгляд светлых глаз был тусклым, мертвым. – Потому что никто не предлагал выгодный обмен. – При этих словах все присутствующие в комнате замерли, боясь прервать его страшные слова. – Я здесь, потому что Софира предложила такой обмен…

         Эти слова заставили нефилимов ожить и, как один, сделать шаг к нему.

         - О чем ты говоришь, охотник?! – прорычал Сайфер.

         - Но Софи в своей комнате спит. Она не спускалась… - начала было Пенни, но тут же осеклась.

         - Как Софира освободила тебя? – голос Микаэллы был сухим и холодным.

         Не в силах смотреть на близнецов, Габриель сосредоточился на старшем нефилиме и прошептал.

         - Она осталась там вместо меня… Она освободила меня.

         В зале зазвучал гул смачных ругательств. Все словно забыли, что находились в храме Божием, ругаясь и крича, выражая свое отчаяние и боль.

         - И ты знаешь причину ее поступка? – не обращая внимания на шум и рыдания Пенелопы, продолжала Микаэлла.

         - Это из-за меня… все из-за меня… - он в изнеможении откинулся на спинку стула, закрыв глаза. – Она любила меня и пошла сознательно на этот дьявольский обмен.

         - А каковы твои чувства к ней, Охотник? – допрос старшего нефилима был неумолим. И Габриель прекрасно знал тому причину. Микаэлла была главой Центра и должна соблюдать Закон не нарушенным. Джеймсон стоял рядом со своей напарницей и так же серьезно взирал на него. Что ж, Габриель не собирался и дальше скрывать очевидное.

         - Да. Я люблю ее. Люблю Софиру МоринГрей. И я готов быть казнен за свою любовь. Это было бы равносильной платой, после того, как она лишилась крыльев ради меня…

         - Что?! – в унисон вскричали близнецы. Боль за свою подругу сверкала в их глазах, полных слез.

         - Вельзевул отрубил ей крылья прежде, чем вернуть меня обратно. Он хотел, чтобы я видел это… - еле слышно прошептал Габриель.

         Он не мог дышать. Не мог больше говорить. Острая боль распространялась от его груди по всему телу. Но демоны тут не при чем. Они не сильно навредили ему в заключении. Кровь, вот все, что им было нужно. И они ее получили, вгрызаясь в него вновь и вновь, словно в лакомую кость. Нет, то болела его душа, что была исполосована страданием, словно кнутом. Софи причинили ужасную боль из-за него. Только за это он хотел умереть, раз не мог получить отмщения. И лишь истощение его тела пребыванием в аду не давало сорваться с места и крушить все вокруг от бессильной злобы и отчаяния. Принять смерть от рук палача Совета – это меньшее, что он мог теперь сделать. Нефилиму не дадут такой же шанс, как ему. И Софира уже мертва. А у него не было ничего, что он бы мог оплакать, с чем проститься, кроме ее любви и памяти о ней.

         - Ты сказал, Вельзевул? – выдернула его из кокона боли Микаэлла.

         - Так он назвал себя, - слабо пробормотал он.

         - А ты помнишь, где именно вы находились? Демон еще что-нибудь говорил? – подал голос Джеймсон, переглянувшись с Микаэллой.

         - Он что-то говорил о Пандемониуме… - нахмурился Габриель. – Там была выжженная пустыня красного песка. Я был прикован к черной скале. И круглый помост… прямо напротив, где Софи… где я видел ее последний раз… - голос подвел его, и Брил замолчал, снова закрыв глаза.

         - Вы были на плато Страданий. Там плененные ангелы и нефилимы лишались своих крыльев и Божественной силы, и проводили последние мгновения своей жизни, насыщая демонов своей кровью. – Безжалостно говорила Микаэлла, словно вбивая гвозди в гроб Габриеля.

         - Потеря крыльев – это погибель для нефилима, - глухо отозвался Сайфер. – В них вся наша сила и связь с небесами и священным огнем…

         Пенелопа в объятьях брата зарыдала еще громче.

         - Мы должны что-то сделать! – панцирь невозмутимости Микаэллы дал трещину. – Мы должны вызволить Софиру из плена ада!

         - Но портал туда может открыть лишь демон, - возразил Джеймсон.

         - Не обязательно.    

         Все взоры обратились к темнокожему охотнику. Закар, молчавший до сих пор, смущенный от пристального внимания, сложил руки на груди и, прочистив горло, пояснил.

         - Портал может открыть тот, кто вернулся оттуда. Нужно лишь представить то место в мельчайших деталях и произнести заклинание на демонском языке.

         - Ну, допустим, я смогу воспроизвести в памяти то место, но я не знаю языка демонов, - возразил со слабой надеждой в глазах Габриель.

         - Я знаю его, - твердо сказал Сайфер. В его янтарных глазах блеснула решимость. -  В прошлом, я был вынужден выучить этот язык, когда преследовал одного демона. Но я не знаю заклинания…

         - Все просто. Необходимо назвать место. А именно Плато Страданий близ Пандемониума! – воодушевленно воскликнула Микаэлла. – Вы сделаете это вместе.

         - Но там полно демонов. Что если мы лишимся еще и вас троих? Разумно ли это? – нефилимы хмуро взглянули на Габриеля при его словах.

         - Мы не боимся рискнуть ради нашей сестры, охотник! - презрительно бросил Сайфер.

         - Да кто говорит о страхе?! – яростно вскочил на ноги Габриель. – Я не меньше вашего хочу ее спасти! Но что если Вельзевул и ждет нашего возвращения?!

         - Нет, Габриель, - грустно ответила Микаэлла. – Демон получил, что хотел. Он забрал ее крылья. Больше она ему не нужна. Теперь над ней пируют его слуги, и он не будет их охранять, словно плебей. Он – Князь. Он правая рука Сатаны. И раз он решил один провернуть такое под носом у своего хозяина, значит, он сильно нуждался в ангельской подпитке силой. Он не будет привлекать лишнего внимания, дабы вызвать гнев Люцифера и скатиться в иерархии зла вниз. Вельзевул уже далеко от того места. Будь уверен.

         - А с кучкой его приспешников мы справимся, - добавил Джеймсон. – Давай, брат мой. Открывай портал.

    16.

         Остальные охотники уверенно встали рядом с ними плечом к плечу. В их глазах сияла решимость и предвкушение битвы. Они так и остались в ритуальных одеждах, а в руках сжимали церемониальные мечи, но не отступил ни один. Все намеривались посетить ад и отвоевать хотя бы одну, раз не смогли спасти других своих собратьев.

         Пенелопа успокоилась, как могла, и шагнула к Микаэлле и Джеймсону. Сайфер подвинулся к Габриелю и протянул ему свою ладонь, высвобождая свои огромные крылья.

         - Давай, Брил. Время для мести пришло. Направь всю свою ярость на приспешников ада.

         Уверенность в успехе с каждой секундой, с каждым взглядом на решительно настроенных бойцов все росла и росла в нем. Да, они смогут сделать это. Даже если уже слишком поздно. Но хотя бы ее тело будет надлежаще похоронено, раз уж душа не дождалась его.

         Габриель смахнул предательскую влагу с щеки и хромая шагнул вперед. Кто-то протянул ему меч. Это был Закар. Он поделился одним из своих клинков и сейчас ободряюще хлопнул друга по плечу.

         - Мы с тобой до конца.

          Микаэлла приблизилась к стене и сдернула тяжелую портьеру с одного из высоких зеркал. Их редко использовали здесь для вызывания порталов. И вот теперь случай представился.

         Охотник и нефилим, взявшись за руки, приблизились к старинному зеркалу и положили свободные ладони на холод стеклянной поверхности.

         - Готов? – спросил Сайфер.

         Глубоко вздохнув, Габриель закрыл глаза и вызвал в памяти прощальный подарок демона – то воспоминание, что предпочел бы никогда не знать. Плато предстало перед его внутренним взором так ярко и отчетливо, что Брил от неожиданности вздрогнул и прохрипел, отчаянно сжимая крепкую руку нефилима:

         - Готов!

         Сайфер тут же проговорил зычным глубоким голосом незнакомые слуху слова на шипящем языке. Габриель почувствовал, как рябь пробежала по зеркалу под его рукой, и он тут же распахнул глаза. Стекло потемнело, скрывая отражение комнаты и людей в ней. Эта темнота двигалась и пульсировала, словно живая. И Габриель шагнул в нее, чувствуя с облегчением те же ощущения, что испытал ранее. У них получилось. Они сумели открыть врата Ада.

         Думая об этом, Габриель, за руку с Сайфером, вывалились на раскаленный песок с другой стороны портала. Хриплый стон вырвался из его груди, когда нефилим с размаху упал на него.

         - Слезь с меня! Я не до такой степени в тебя влюблен! – прохрипел Брил.

         - Наши чувства взаимны, поверь, - отозвался Сайфер, поднимаясь на ноги.

         Оглядываясь по сторонам, оба одновременно замерли, уставившись в одном направлении. Далеко впереди возвышалась та самая скала, к которой ранее был прикован Брил. Но теперь камень был облеплен демонами. Они визжали, шипели и чавкали, явно кормясь чем-то… Или кем-то…

         Яростный вопль сорвался с губ одного мужчины и дикий рев – из горла второго. Оба синхронно бросились вперед, обнажая клинки. Сайфер, взмахнув крыльями, взмыл ввысь, оставляя Габриелю преодоление песка. Но тот не отставал от пернатого друга. Слабость и боль ушли на второй план. Сейчас его двигала вперед ярость и жажда мести. Сокращая расстояние до ничего не подозревающих тварей, они слышали, как прибыло подкрепление в виде их друзей. Возгласы ужаса и крики ярости послышались за спиной. Сменяясь топотом ног и свистом крыльев Пенелопы и Микаэллы.

         Сайфер первый добрался до скалы. Он отрубил одному демону голову, что так вовремя обернулся к подозрительному шуму за своей спиной. Отбросив меч, нефилим начал голыми руками отдирать тварей от камня. Демоны опомнились, что были не одни, и бросили свою пищу, перейдя в нападение на свежее мясо.

         Габриель рубил с такой яростью и силой, что черная кровь демонов фонтаном била вокруг него. Не ведая усталости и боли от полученных травм ранее, он отчаянно не щадя себя пробирался вперед. Добравшись с большим трудом к подножию камня, Габриель вскинул вверх глаза.  Дикий вопль гнева и боли вырвался из его пересохшего горла. Слезы ярости затуманили взор.

         Она была прикована на том же месте, что и он. Спутанные окровавленные волосы темным занавесом свисали с ее опущенной головы, скрывая лицо. Тело было обнажено, но полностью скрыто уже не тканью, а кровью. Бесчисленные рваные укусы покрывали совершенную алебастровую кожу. Ноги, не имея опоры, безвольно свисали по граниту стены, что был скользким и липким от ее крови. Глубокие бурые лужи, смешанные с пеплом и грязью, скапливались под ней. Руки, широко разведенные, крепко удерживались ржавыми цепями. Идеальная упругая грудь, оскверненная пастями монстров, больше не вздымалась от тяжелых вздохов и всхлипов. Софира была жутко тиха и абсолютно недвижима.

         Поборов панику, зарождающуюся в душе, Габриель взобрался на скользкий уступ под ней. Из последних сил, что стремительно покидали его, Брил взмахнул мечом, разрубая цепи. Раз, другой лязгнул металл, и вот она легким пером скользнула к нему в руки. Она была такой маленькой в его объятьях. Маленькой и безжизненной.

         Габриель опустился с ней на обжигающий песок. Удерживая ее на своих коленях, он стянул куртку с плеч и накрыл маленькое нагое тело. Здесь, в аду, было нестерпимо жарко, но Софи была холодна, словно лед. Он отбросил ее темные локоны с лица. Мягкие губы, что помнил он, были потрескавшимися от бесконечных криков. Нежные щеки, что ранее покрывал розовый румянец, сейчас были располосованы светлыми дорожками уже высохших слез. Руки охотника с содроганием нащупали под курткой на стройной хрупкой спине два неровных и грубых рубца. Ее крылья…

         Габриель закрыл глаза, укачивая ее в своих объятьях. Он опоздал. Софира, покинув этот мир, отправилась в Забвение. Сердце в его груди обливалось кровью, разваливаясь на куски. Агония пульсировала в висках, боль волнами прокатывала по телу.

         Сражение перед скалой окончилось. Демоны прахом были развеяны по ветру, изрубленные в куски. Время возвращаться домой, пока не прибыло адское подкрепление, учуяв чужаков у стен столицы. Но возникла маленькая загвоздка. Где найти зеркало в аду? Как создать портал? Мысли вяло блуждали в голове Габриеля. Он переложил эту задачу на друзей, обратив все внимание своей погубленной любви. Каким же трусом он был… Что стоило ему признать свои чувства и открыться ей. Может быть, сейчас все было бы иначе. Может быть, они нашли бы выход любить друг друга в обход Закона. А теперь… Все бессмысленно было теперь. И даже то, что они так и могли застрять здесь навечно, совсем его не трогало. Ему было все равно.

         Кто-то всхлипывал совсем рядом. Это была Пенелопа. Грязная и потная, взъерошенная, словно воробушек, она сидела на коленях чуть поодаль и не сводила покрасневших глаз с тела своей подруги.

         Вспышка сбоку привлекла внимание Габриеля. Сайфер и Микаэлла призвали священный огонь в свои ладони и направили его мощь на гранит скалы. Пламя было таким сильным, что оно плавило поверхность камня, превращая его в подобие зеркала.

         После того, как гранит начал отражать облики людей, Микаэлла удовлетворенно кивнула и позволила Сайферу открыть обратный путь в город Ангелов.

    17.

           Они вернулись домой в полной тишине. Почтив погибшую молчанием, охотники начали разбредаться и вскоре в комнате остались лишь нефилимы, Джеймсон, Закар и Габриель с драгоценной ношей на руках, которую он не отпускал ни на миг, хоть все его тело и дрожало от усталости.

         - Габриель, мы должны подготовить тело для погребения, - хрипло проговорила Микаэлла. Она уже скрыла свои крылья и теперь выглядела такой же приземленной и подавленной, как и он.

         - Да… - тихо ответил Габриель. – Я отнесу Софи в ее комнату.

         Он боялся ее отпускать. Но ему придется. Бережно поддерживая хрупкое холодное тело, Габриель, словно старик, взобрался на третий этаж нефилимов. Сколько раз он стоял у ее двери, не решаясь войти и сознаться в своих чувствах. И вот теперь дверь широко распахнута, но его там уже никто не ждет.

         Опустив ее на застеленную кровать, Брил рухнул рядом на пол на колени. Уткнувшись лбом в ее безжизненную руку, он заплакал, впервые за всю свою жизнь. Даже в детстве он не проронил ни слезинки, а теперь хриплые всхлипы резали слух.

         Что-то мягко коснулось его спутанных волос. Он не обратил на это внимания. Усталость и горе довели его до галлюцинаций, решил он.

         - Габриель… - тихий шепот любимого голоса донесся до его ушей. Он тяжело вздохнул, не открывая глаз.

         - Скажи еще что-нибудь… - взмолился он.

         Она вернулась к нему в виде духа, желанного видения. И он был счастлив слышать ее шепот. Хотя бы раз, прежде чем он покинет эту комнату, этот Центр, этот город. Его путь лежит отныне прямиком в Совет, за наказанием и смертью. А пока он молил, неистово, всем сердцем в последний раз.

         - Прошу…

         - Ты вернулся за мной… - был тихий вздох в ответ на его просьбу. Он был подобен шелесту ветра, и Габриель был не уверен, что правильно расслышал.

         - Конечно же, я вернулся за тобой! – Соленые слезы, скатываясь по его щекам, жгли ссадины на скулах и губах, но Брил не замечал этого. Он с силой зажмурил глаза, боясь, что если откроет их – дух уйдет в Забвение.

         - Зачем…

         - Но как же иначе?! Я ведь люблю тебя! – с отчаянием выдохнул он. Он так жалел сейчас, что опоздал с этим признанием. – Люблю своего врага. Люблю больше жизни. Неистово, отчаянно. Люблю с того самого момента, как увидел. Люблю, и понесу справедливую кару за свою запретную любовь. Но это не важно… Ничего уже не важно… Я был таким гордецом! Мне жаль… Так чертовски жаль, Софира! Я так люблю тебя!

         Его хриплый шепот был полон раскаяния и боли. Никогда еще потеря кого-то не мучала его пытками, как сейчас. Он был готов пойти на что угодно, заключить любую сделку с Адом, или Раем ради ее жизни. Лишь бы услышать ее вздох, увидеть вновь робкую улыбку.

         Сжав руки до боли в кулаки, он хотел кричать, но голос охрип после повторного пребывания в преисподнии.

         - Прости меня… - выдохнул он и открыл глаза.

         Его затуманенный слезами взор наткнулся на серебристое сияние ее глаз. Он застыл, боясь спугнуть желаемый мираж.

         - Я простила тебя в тот момент… когда осознала, что не могу больше тебя ненавидеть… - он заворожённо смотрел, как слабо двигаются ее губы.

         - Я принимаю желаемое за действительное? – голос ему отказал, и из горла вырвалось лишь сиплое карканье.

         - Смотря, что ты желаешь видеть… - она слабо улыбнулась, ее глаза блеснули от слез.

         - Ты вернулась… из Забвения? – он до сих пор не мог поверить, что все происходит наяву. Софира была жива. И пульс, бившийся под его руками, принадлежал не ему, а ей.

         - До туда я не добралась… хотя еще немного и… Ты пришел вовремя… - Габриель не мог больше сдерживать себя и стиснул Софи в своих объятьях. Весь воздух со свистом покинул ее легкие, и она слабо пискнула в его сильных руках. Габриель, опомнившись, нехотя ее отпустил обратно на подушки. Все ее тело ныло, и болезненно пульсировала, особенно спина…

         - Мои крылья… - простонала Софи и закрыла глаза.

         Он почувствовал ее боль, как свою собственную, и засуетился, чтобы как-то ей помочь.

         - Мне жаль… я…

         - Нет. – Прервала она его. – Такова цена моей любви. А ведь я люблю тебя, охотник. Я долго сопротивлялась и боролась сама с собой, но проиграла. И не жалею… ни о чем.

         - Но ты же не сможешь отныне летать. – Он с мукой смотрел в ее глаза. – Ты потеряла дорогу к небесам…

         - Зато, я обрела тебя, - ее губы слабо расплылись в счастливой мирной улыбке. – А это гораздо лучше небес. И Совету придется смириться с нами.

         - Им придется! – Со сталью в голосе подтвердил Габриель, в его светлых глазах расцветала надежда и решимость. – Иначе я буду сражаться с ними, со всем миром за тебя. Больше я не упущу тебя из своих рук, Софира.

         - Я верю тебе… - она схватилась дрожащей рукой за его шею и притянула его к своим губам. Их второй поцелуй был так же сладок, как и первый. Нет, он был лучше. Определенно.

         Нехотя оторвавшись от него, Софи удовлетворенно вздохнула и поморщилась, когда боль вернула ее с небес на землю.

         - А теперь срочно зови Пенни. Я ужасно грязная и вот-вот отключусь от потери крови…

         Габриель так порывисто вскочил от ее слов, что сам закачался – ноги подкашивались от усталости и слишком сильного потрясения. Ухватившись за стену, он как мог, побрел к двери.

         - Она будет в шоке, ты знаешь? – сверкнул облегченной улыбкой Брил через плечо.

         - Не больше, чем ты. Но мне нужна ее помощь. Да и ты вот-вот рухнешь без сил. – В ее глазах сияли звезды. Они оба были живы и определенно не собирались расставаться в ближайшем будущем. А это было лучшее, что случилось с ними за последнее время. Это вселяло надежду и возвращало к жизни намного эффективнее, чем ангельская кровь в венах, что и не дала Софи навсегда уйти в Забвение. Как только демоны перестали питаться от нее, остатки магии ангелов начали свою работу по восстановлению ее организма. Но Софи была бесконечно слаба и погрузилась в своего рода оцепенение, и пришла в себя, лишь когда слезы Габриеля омыли ее ладонь. – Иди, я все еще буду здесь, когда ты проснешься.

         - Я верю тебе, - серьезно повторил он ее недавние слова. Собравшись с духом, он все же распахнул дверь и закричал во всю мощь своих легких в коридор. – Пенелопа! Бегом сюда! Здесь тебя ждет очнувшийся пациент!

         Софи, хихикнув, закатила глаза и услышала многочисленный топот ног, спешащих на зов охотника.

    18.

         - Так что сказал Совет?! – в который раз возбужденно воскликнула Пенни.

         Софи повернулась к подруге спиной, чтобы взять кожаную куртку с кровати. Лишь один взгляд и сердце Пенелопы болезненно сжалось. Она резко отвела глаза. На Софи была майка с оголенной спиной. Минимум ткани не скрывали многочисленные светлые следы, что остались от клыков демонов. На нежной коже лопаток отныне покоились не изображения крыльев, а два грубых розовых параллельных рубца. Адские отметины остались вечными аксессуарами на теле девушки.

         Нефилимы тем и отличались от ангелов, что могли скрывать свои крылья и быть похожими на простых смертных людей. Жители небес, как и птицы, скрыть свою сущность не могли. Но потеряв свои крылья, Софи лишилась не только ангельской силы и Божественного огня. Она утеряла свое бессмертие.

         - Он был против, как мы и ожидали. Но моя жертва перевесила их возражения. Я и так потеряла слишком много, они не посмели отобрать еще и Габриеля. К тому же, я теперь не нефилим по их словам. Я – падшая, и на меня не распространяется Закон. – С горечью проговорила Софира, накидывая на плечи куртку и беря в руки мотоциклетный шлем.

         - Кем бы ты ни была для них, для меня ты всегда останешься младшей сестрой, - в темных глазах Пенни блеснули слезы.

         - Наши чувства взаимны, милая, - Софи шагнула к ней и стиснула девушку в своих объятьях. Со вздохом отпустив ее, она проговорила. – Но как бы не думал Совет, я останусь здесь, с вами. И буду, как и раньше сражаться с демонами.

         - Но ты же лишилась Священного огня! – взволнованно воскликнула Пенни. – И стала такой уязвимой…

         - А как сражаются охотники без ангельской силы? – хмыкнула Софи. – И я не хуже справлюсь… - Она глубоко вздохнула и улыбнулась своей подруге. – Пенни, я не жалею о своей потере. Вечность становится невыносимой долгой, когда проводишь ее одна, без любви. Я счастлива, что проживу хоть и короткую жизнь, но с Габриелем. Не грусти обо мне, как не грущу и я…

         Их прервал резкий гудок с улицы. Губы Софи расплылись в хитрой улыбке. Снова схватив шлем, она танцующей легкой походкой двинулась к выходу, кинув через плечо:

         - И кто сказал, что лишь ангелам подвластны небеса? Падшие тоже могут коснуться их… с адской помощью…

         После того, как ее подруга скрылась на лестнице, Пенелопа подошла к окну и взглянула вниз. Там, у крыльца, ждал свою возлюбленную белокурый охотник, сидя на хромированном байке, заправленным адским горючим.

         Когда Софи вышла на улицу, Габриель соскочил на землю и подхватил ее в свои объятья. Охотник с таким благоговением целовал свою спутницу, с бесконечной нежностью проводя руками по ее спине, там, где были раньше ангельские крылья. Пенни улыбнулась, вспомнив недавние слова подруги: "Для каждого свой персональный ад." Но в конечном итоге, Софи прошла испытание преисподней, и ад обратился раем. Благословение небес? Нет, скорее мятеж… Мятеж падшего нефилима против условностей, Закона и осуждения свыше. Мятеж ради любви, что может преодолеть все испытания. Как Ада, так и Небес.

     

     

     

    28.11.2014г.

     

     


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Yuliya011010
    Категория: Фэнтези
    Читали: 64 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 апреля 2015 | Просмотров: 96 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (6 апреля 2015 06:35)
    Потрясающе, у меня просто нет слов! =)
    Обязательно прочту еще что-нибудь из вашего творчества!
    Спасибо за притное чтение.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Yuliya011010 (6 апреля 2015 07:17)
    Спасибо за теплые слова:) Если хотите, выложила первые главы нового романа Лисья тропа - про девушку-лису кицунэ:) Читайте:)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.