«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
barmaglot Chel
NikiTA

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 31
Всех: 36

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 182 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Повороты колеса судьбы. Поворот второй

     Ян выпрямился, оторвал взгляд от куска шёлковой ткани, покрытого мелким рисунком. Всё, работа окончена. Хозяин будет доволен.

     Рисовальщики карт бывают разные. Самое простое – скопировать карту на свежий пергамент или кусок шёлка. А вот нарисовать карту на основе нескольких карт разных путешественников – гораздо более сложное дело, особенно, если учесть, что все уважающие себя путешественники противоречат один другому. Задача Яна, над которой он работал почти месяц, включала в себя не только изучить карты предшественников, но и прочитать все дорожные записки, купеческие и воинские отчёты, описания нужной части света в других источниках.… И составить на основе всего этого карту, которой можно будет доверять. Ян после получения заказа ушёл в дело целиком. Забывал поесть, спал по полночи, сравнивал между собой противоречивые описания и разные карты. Ругался на тех, кто в путевых заметках тратил драгоценный пергамент на описание блюд на постоялых дворах, морщился от чудовищных искажений масштаба. Через неделю впал в подобие транса, весь уйдя в работу, и вышел из него только тогда, когда новая карта была нарисована целиком. А после этого потратил ещё одну ночь на то, чтобы сделать для себя лишнюю копию. Все библиотечные рабы привыкли, что Ян часто работает по ночам, поэтому ему удалось скопировать карту так, чтобы избежать неприятностей.

     Судьба Яна, возможно, была бы такой же, как и у большинства детей, рождённых рабынями. Изменило её то, что в трёхлетнем возрасте он научился читать. Никто его не учил этому специально, он просто наблюдал, как мать читает сказки хозяйскому сыну. Хозяин, увидев такое чудо, велел обучать его чтению вместе со своими детьми. В пять лет Ян научился читать со скоростью беглой речи, а в семь лет – писать. После чего хозяин продал его книготорговцу за неплохую цену.

     У книготорговца Ян провёл восемь лет. Копировал книги, достигнув в этом к пятнадцати годам высокого мастерства. Выучив несколько языков, переводил, выполнял иногда другую секретарскую работу. Возможно, стал бы со временем личным секретарём купца, что для раба было почти вершиной карьеры, но дочка хозяина стала заглядываться на симпатичного парня и тайком вздыхать. Купец, заметив это, тут же продал его в городскую библиотеку Ганникса. К облегчению Яна, которого внезапная страсть четырнадцатилетней девчонки уже начала пугать.

      А сейчас Ян спрятал незаконную копию туда же, где прятал остальные, и вернулся к себе. Вовремя, к его столу уже подошёл Сет, раб-переводчик из Иалу. Невысокий, смуглый, пожилой, но ещё крепкий, он вставал раньше всех и всюду совал свой приплюснутый нос. Он знал всё, что делалось в библиотеке, и Ян иногда подозревал, что о его незаконном копировании он тоже знает. Сейчас Сет рассматривал карту, а на его лице читалось уважение.

     - Что, Ян, надеешься ещё на одну бусинку? – усмехнулся Сет, бросив в рот маленький сухарик.

     - А почему нет?

     - Потому, парень, что такого мастера никто не отпустит на волю, ты давно должен был это понять. Так карты могут рисовать во всей Империи человека четыре, из них трое в столице. За счёт тебя Азариас стал одним из лучших географов Империи, а кем он будет без тебя?

     Ян промолчал. Это он прекрасно знал и без посторонних подсказок. Сет тем временем, сменил тему:

     - Если ты закончил, пойдём во двор, пока остальные не проснулись. Тебе размяться надо, да и мне не помешает подвигаться.

      Во внутреннем дворе библиотеки было пусто. Сет извлёк из-под полы халата два деревянных кинжала и один бросил Яну:

     - Нападай…

     Такие занятия в городе не поощрялись, считалось, что рабу незачем знать, как управляться с оружием. Но библиотекарь смотрел на это сквозь пальцы, чем Сет нахально пользовался, обучая молодёжь боевым техникам своей родины.

     Когда остальные рабы начали выползать во двор, Ян уже успел окатить себя водой из бочки, смывая усталость и пот. Затем обтёрся куском ткани, оделся и пошёл докладывать о выполненной работе.

      Азариас был в холле библиотеки, там, куда приходят посетители. Вот только, по причине раннего времени, он сидел там один. Ян протянул ему свиток карты и доложил, что всё сделано по заказу.

     Азариас раскрыл свиток на широком столе и долго изучал его, цепко всматриваясь в каждую мелочь. Географом он был знатным, да ещё и немало поездил по тем землям в молодости, так что оценить мог. Наконец, он оторвал взгляд от пергамента и улыбнулся Яну:

     - Отлично, отлично, я в тебя верил. Опять по ночам работал? Можешь не отвечать, и так знаю. Вот держи. Заслужил.

     Он протянул Яну кроваво-красную бусинку. Тот принял, поблагодарил и нацепил её на свой браслет. Бусинок теперь стало одиннадцать.

     - Так годам к тридцати ещё и освободишься, – добродушно продолжил хозяин. – Может быть, и библиотеку примешь, мне к тому времени уже не потянуть. Теперь отдохни пару дней.

     Ян слегка удивился такой щедрости, а хозяин ещё вложил ему в ладонь две серебрушки:

     - Купишь себе что-нибудь.

     Дверь библиотеки открылась, и внутрь проскользнули две женщины. Вернее, девушки. Одна – несомненно свободная, высокая, красивая, с уложенными в толстую косу золотистыми волосами. Вторая – по всей вероятности служанка. Нет ни серьги, ни рабского браслета, но волосы короткие – значит вольноотпущенница. Именно на неё Ян уставился с изумлением, которого даже не пытался скрыть.

     И не сказать, что очень красивая. Так, симпатичная, всего в меру. Та же Алька с Пристани или Ксантия с Кузнечной улицы гораздо красивее. Но Ян смотрел на неё, забыв о необходимости дышать. Та, заметив это, чуть заметно улыбнулась, принимая его восхищение, как комплимент.

     Азариас толкнул Яна в плечо, отвлекая от вошедших, и молча, показал ему на дверь. Парень не стал испытывать судьбу и скрылся.

     А когда Ян прошёл через хранилище и оказался во дворе, то, закрыв глаза, увидел перед собой девичье лицо. Тут же понял, что если он не попробует познакомиться, то долго себе этого не простит. Вышел через заднюю калитку и обошёл квартал.

     Инга отошла от  кувшина, критически осмотрела результаты. Пока, вроде, неплохо, но сегодня она продолжать не будет. Ничего, осталось всего три кувшина, всё будет готово в срок.

     Уже три луны, или месяца, как говорит Герда, они жили в Ганниксе. С самого начала им повезло: Инга смогла найти достойную работу. Роспись керамики – то, что у неё с детства отлично получалось, а вот среди рабов найти мастера сложно и дорого. Творческая работа, что тут скажешь. А иногда перепадали и более денежные заказы. Сейчас они с Гердой жили на втором этаже домика гончара, имели свой вход с улицы и зарабатывали достаточно, чтобы откладывать на чёрный день.

     Герда что-то задерживалась, самое время начать беспокоиться. Инга выглянула в окно. Ага, вон она, у двери болтает с кем-то. Судя по бритой голове и простой одежде – из рабов. И не собирается уходить. Позвать её, что ли? Нет, сама придёт, не маленькая. Уж как отшить парня – этому её учить не надо. За три месяца таких случаев было несколько десятков.

    Герда зашла в комнату в подозрительно хорошем настроении. Девушки обменялись несколькими пустяковыми фразами, но Инга видела, что мысли подруги где-то далеко. Наконец, она посмотрела на Ингу и спросила:

     - Ты слышала что-нибудь про Серебряную Мистерию?

     Вот те раз, с чего бы Герда заинтересовалась такими вещами?

     - Да, я видела афиши в Фальторе. Бродячие артисты ставили. Но самого представления не видела.

      - А меня Ян на него пригласил. Завтра. Я согласилась, если госпожа не будет возражать. Госпожа не возражает?

     - Хм… А кто такой Ян?

     - Ты его видела. Помнишь, месяц назад мы относили заставницы в библиотеку? Там он стоял.

      - Так… моя названная сестра уже целую луну встречается с парнем, а я об этом только сейчас узнаю! – Инга сделала вид, будто слегка обиделась, хотя на самом деле она сгорала от любопытства. Герда, казалось, совсем противоположным полом не интересовалась.

     - Не так уж это и долго. Встретились случайно на рынке, разговорились, он меня до дома проводил, несколько раз вместе за покупками сходили, а сегодня пригласил представление посмотреть.

      - И что, пойдёшь?

      - Пойду! – озорно улыбнулась Герда, глаза которой сияли как звёзды.

     …

    В среде рабов не приняты долгие ухаживания. Жизнь их слишком непредсказуема, чтобы строить планы надолго, поэтому, если есть возможность найти в жизни маленькие радости, этим пользуются. К тому же, рабам семья не положена, остаются связи, не налагающие ни на кого никаких обязательств. Мало кто из детей рабынь знает своего отца. Бывают, конечно, постоянные пары, обычно живущие в одном доме, но и на них лежит тень непрочности.

     Так что, долго ухаживать за девушками Ян не умел. С девчонками-рабынями было просто. Если ты им нравишься – то пошли, а если не нравишься – то пошёл. Обычно, понятно, последнее. Рабыни льнут к свободным, а парнишка-рисовальщик – даже не надсмотрщик. А уж ухаживать за вольноотпущенницей – такой наглости он ещё ни разу не набирался.

     «Случайная» встреча на рынке, знакомство, а значит, появился повод проводить понравившуюся девушку. Разговор сначала не клеился, но уже на половине пути парень с девушкой болтали, как будто знакомы уже давно. С общих тем беседа сама собой свернула на них самих. А когда они дошли до дома, в котором жила Герда, она не отказалась встретиться ещё раз.

     Азариас не придерживался модного в Ганниксе мнения, что раб должен либо работать, либо спать. Старательный рисовальщик или копиист вполне мог выкроить вечер для личных дел, а в праздники и побольше. И Герда со своей стороны сумела пару раз подгадать время своих дел за пределами дома так, чтобы Ян составил ей компанию. Они общались, изучали друг друга, а в один из праздников, когда у Яна освободилось полдня, он осмелился пригласить Герду провести вечер с ним.

     В полдень они встретились у ворот её дома и, взявшись за руки, прошли к центру города. Они избегали главных улиц, куда сейчас выходили на праздник граждане Ганникса. Но узкие переулки давали возможность идти ближе друг другу и разговаривать вполголоса.

     - Нам туда, – Ян показал на маленькую калитку в стене. Они скользнули внутрь, прошли по чьему-то саду и вышли в узкий переулок. Тут Ян помог девушке взобраться на забор, и они оказались прямо за зрительскими скамьями. Вовремя. Как раз заиграла музыка, и на сцену вышли первые актёры.

    Ян проводил Герду до дома, к сожалению, идти было недалеко. Ян не отказался бы погулять ещё, да и девушка не торопилась, но солнце уже скрылось, а гулять ночами с девушкой здесь было небезопасно. А когда они уже стояли в дверях, парень притянул её к себе.

     Герда взглянула чуть испуганно и подалась навстречу. Первый поцелуй получился быстрым и неуклюжим, а второго не получилось вообще. Герда вырвалась и стремительно взбежала по лестнице.

     Последовать за ней Ян, понятно, не осмелился. Повернулся и пошёл к библиотеке, размышляя, уж не оскорбил ли он Герду своими приставаниями?

     Герда вернулась уже после заката, сияющая, как новая золотая монета. Такой счастливой Инга её ещё не видела.

     - Побывала на представлении? Понравилось?

     - Да ну его, это представление,  - отмахнулась Герда. – Знаешь, сестрёнка, мне нравится, что ты выбрала именно этот город.

     Она подошла к окну и начала смотреть на улицу.

     - Герда! Что с тобой? Ты что, влюбилась? – поддразнила её Инга, не рассчитывая впрочем на честный ответ.

     - Наверное, влюбилась, – девушка села на кушетку и засмеялась. – Знаешь, сразу и хорошо и страшно. Как на первой охоте, только ещё сильнее.

     - Герда… А он?

     - Я ему нравлюсь, – Герда стала серьёзной. – Я чувствую.

     - Не в этом дело.… Пойми, он из рабов. А значит, у вас никогда не будет семьи. Если у вас будут дети, то им придётся стыдиться собственного отца. Да и ты говорила, что не сможешь прожить в городе всю жизнь. А он не сможет выжить в лесу.

     - Сможет. Он шаман.

     - Герда, что ты говоришь? Всех рабов проверяют на способности к магии.

     Действительно, такая проверка была. Магически одарённых сразу выкупали у владельцев, причём компенсация была весьма щедрой. Попадали они в армию, где после двадцати лет службы получали свободу.

     - Не маг. Шаман. Это разные вещи. Только необученный совсем. Но это быстро наладится, если он в лес попадёт. Любой посёлок приютит шамана, и учитель найдётся.

     - А откуда ты знаешь?

      - Я же оборотень. Сразу вижу. Да и без этого заметно. Например, он знает погоду на следующий день. Просто знает, и всё. Он может в транс входить. Пока он для работы этим пользуется, но может и в драке. А его этому никто не учил. Нет, сестрёнка, ты его недооцениваешь. Вот только, если сбежим, тебя оставлять не хочется.

     Задумавшись, Ян привычно свернул в узкий переулок, прошёл по грязной бедной улочке и через тёмную подворотню вышел на ещё более грязную. Этот путь был короче раза в два, только ходить по ночам здесь честным людям не советовали. Будь Ян хорошо одетым, или имей причёску, выдающую в нём свободного, он бы повернул назад. А сейчас не так уж сильно он отличается от местных жителей. Разве что чистой кожей, но в сумерках этого не видно.

     Стража ночью патрулировала только главные улицы и богатые кварталы. А в трущобах и просто бедных районах на поверхности появлялись люди другого сорта. Из канализации выбирались беглые рабы, из притонов выходили ночные воришки и грабители, а также те, кто только учился этому нелёгкому делу. Честные люди после заката отсиживались в домах, а переулки и подворотни становились ареной для тех, кто не любит лишних свидетелей. Утром стража подбирала трупы, и город снова становился тихим и мирным.

     Ян благополучно миновал несколько групп молодых людей, глянувших на него косо, но по каким-то причинам не окликнувших. А в одном из переулков к нему шагнули трое, самый крупный из которых сразу показал ему нож:

     - Выворачивай карманы, снимай рубашку и иди дальше, – громила шептал, но настолько громко, что этот шёпот был не тише нормального разговора.

     Возможно, что его и вправду отпустили бы живым и непоцарапанным. Беглые рабы, а это без сомнения были именно они, не любят убивать зря. Не нужен им кровавый след.  Ян не думал об этом, его рука развязала ремешок, служащий ему поясом, раньше, чем он успел осмыслить опасность.

     - Жить надоело, парни? Проваливайте.

     Рабам  не положено носить оружие, поэтому Сет учил использовать в этом качестве любой подходящий предмет. Например, ремешок с привязанной к нему гирькой. В роли гирьки выступал короткий массивный ключ от задней двери в библиотеку, который даже самый отмороженный стражник не признал бы оружием.

     Кистень – очень древнее оружие, и издревле использовался в паре с ножом. В роли ножа выступал длинный, почти в ступню, гвоздь с широкой шляпкой. Тоже формально не оружие, хотя стража за такой, пожалуй, перетянула бы дубинкой по хребту. Этот гвоздь был в левой руке в тот же момент, когда правая взмахнула «кистенем».

     Если бы налётчики отступили, всё было бы проще. Но громила, удивлённо хрюкнув, сделал выпад ножом, а его напарник попытался зайти сбоку. Ян шагнул вправо и ударил «кистенем» по вооружённой руке. Попал, громила вскрикнул, выронил оружие и схватился за кисть, а Ян, воспользовавшись моментом, шагнул к нему и ударил «стилетом» под ребро.

     Мышцы грабителя ослабли, он согнулся и беззвучно упал на землю. А его напарник прыгнул вперёд, занося дубинку. Неудачно, при втором шаге он наступил на руку упавшего, потеряв на удар сердца равновесие. Этого Яну оказалось достаточно, чтобы попасть ключом повыше уха. Тот, так же молча, свалился, дёрнулся и замер.

     Третий грабитель, совсем молодой, не старше двенадцати лет, вместо того, чтобы помочь своим, кинулся бежать и исчез в тёмной подворотне. Гнаться за ним Ян не собирался, быстро обшарил тела, ничего не нашёл, и, обтерев гвоздь и ключ, продолжил путь.

      …

     Целых семь дней Ян не мог выйти из библиотеки. Азариас озадачил рисовальщиков срочной работой, так что все дни, вечера и часть ночей Ян копировал карты. Судя по мелким признакам – для военных, а учитывая, что это были карты Друккарга и прилегающих областей, то предсказать, куда направятся летом имперские легионы, мог бы даже не слишком умелый предсказатель. Только на восьмой день работа была выполнена, и Азариас на радостях позволил рисовальщикам отдохнуть, да ещё и выделил по пяти медяшек.

     Когда Ян постучал в дверь дома, где жила Герда, его сердце готово было выпрыгнуть из груди. Ожидание показалось невыносимо долгим. Герда, открыв дверь, ойкнула, закрыв рот ладошкой, и одним движением оказалась у парня в объятиях. Они замерли, шепча друг другу что-то невнятное, а когда они, наконец, пришли в себя, Ян пригласил девушку прогуляться.

       Яркое солнце заливало город, воздух после дождя был чист и свеж. Вся грязь утекла в канализацию, по которой ливневые потоки вынесли её к Великим Болотам. Граждане города с неприязнью поглядывали на парочку, идущую по улице, когда нормальные люди ещё работают, но взгляды молодых людей не волновали. Ни Ян, ни Герда не обращали внимания на окружающий город, они сейчас видели только друг друга.  Весь вечер они гуляли по городу, поужинали в недорогой харчевне у Пристани, а на закате оказались у городской библиотеки.

     Ян открыл заднюю дверь, и парень с девушкой бесшумно проскользнули внутрь. В огромном здании библиотеки никогда не было много людей, а сейчас, когда рисовальщики пропивают премию, тем более. Ян провёл Герду по пустым коридорам на второй этаж, где никто не жил. Открыл неприметную дверцу, за которой обнаружилась небольшая комнатка.

     - Сюда никто не придёт, – шепнул Ян, обнимая девушку. Та закрыла глаза и потянулась к нему губами…

     Гораздо позже, когда влюбленные лежали, обнявшись, Ян шепнул ей в ушко:

     - У тебя раньше никого не было?

     - Никого не было, – Герда прижалась плотнее и потёрлась щекой об его плечо. – Я тебя ждала.

     Ян осторожно провёл пальцами по густым волосам, шее, спине. Ощущение счастья, которое она ему подарила, вновь нахлынуло на него, не давая ничего говорить. Герда тоже молчала, но касания рук сказали больше, чем слова.

     Утром, когда сумерки только-только сменили ночной мрак, Ян с Гердой выскользнули из библиотеки. На улицах было тихо и пустынно. Ночные обитатели переулков уже попрятались, а честные люди ещё не проснулись. Только патруль ночной стражи, уставшей после дежурства, попался навстречу, да бочка водовоза прогрохотала в отдалении. Не ко всем домам проведён водопровод, трущобы получают воду по старинке.

     Герда выглядела счастливой, но Ян уже изучил её гораздо лучше, чем раньше, поэтому понял, что её гнетёт страх. Улучив момент, он спросил:

     - Герда, ты чего-то боишься?

     Та смутилась, как будто её поймали на чём-то непристойном, а Ян уточнил:

     - Думаешь, что у тебя будут неприятности из-за того, что ты дома не ночевала?

      - Нет, – Герда улыбнулась несколько напряжённо. – Я не этого боюсь.

     - А чего? Может быть, я смогу чем-то помочь?

     - Мне страшно, что ты в один из дней не захочешь меня больше видеть, – они остановились у дверей, и девушка уткнулась лбом в плечо парню. – Я теперь не смогу без тебя.

     Ян понял, что это правда, и с замиранием сердца спросил:

     - Когда я убегу, ты пойдёшь со мной?

     - Пойду, куда захочешь, – Герда шептала тихо, едва слышно. – А возьмёшь, когда узнаешь обо мне больше?

      Ян честно попытался представить, что он должен узнать, чтобы отказаться от любимой и не смог.

     - Я люблю тебя, Герда, – он провёл пальцами по нежной щеке, коснулся губ. Губы сразу шевельнулись, изгибаясь в довольной улыбке. – И буду любить, что бы ты про себя ни наговорила.

    Герда недоверчиво глянула и шепнула:

     - Когда придёшь в следующий раз, я тебе всё рассажу. А сейчас боюсь, – она смущённо фыркнула и потёрлась носом об его шею.

    Библиотека просыпалась, копиисты занимали места за столами, рисовальщики тянулись к кувшинам с водой, отходя после ночной пьянки. На пять медяшек так не погуляешь, даже в «Дырявой бочке», где пиво дешевле всего. Не иначе, кто-то свои сбережения выпотрошил. Или чужие, Ян подумал, что неплохо бы проверить свой тайник. Сет за завтраком попытался узнать, кого Ян ночью приводил, пришлось его вежливо послать. Тот пожал плечами и сказал, что всё равно выяснит.

     Хозяин распределил задания. Яну досталось нарисовать четыре небольших карты в книгу по географии Шан Ти. Простое копирование, ничего сложного, а значит, вечером можно будет слинять.

     Так и вышло, когда Ян показал Азариасу карты, тот даже не упрекнул рисовальщика. А до дома, где жила его любовь, парень долетел как на крыльях. Стучать ему не пришлось, дверь отворилась раньше. Герда чмокнула парня в район подбородка и потащила его вверх по лестнице.

     Они оказались в небольшой комнатке, причём, половина её была заставлена вазами, горшками и блюдцами. Ян огляделся, а Герда показала ему на кушетку и налила в кружку разбавленного вина.

     - Вот тут я живу. Ты сидишь на моём ложе, а Инга спит вон там, – она показала на вторую кушетку. – Сейчас она у гончара и пробудет там ещё долго, некоторыми красками нужно красить до обжига.

     - Она к тебе хорошо относится, – заметил Ян. – Не пытается тебя унизить.

     - Она – моя названная сестра, – Герда полюбовалась ошарашенным выражением на лице парня. – Только я рисовать не умею, так что деньги она зарабатывает. А я так, по хозяйству.

     Герда присела рядом и прильнула к парню. От такой близости сердце Яна застучало чаще. Запах чистой девичьей кожи пьянил сильнее вина. Ян отставил почти полную кружку на столик и осторожно прижал девушку к себе. Та замерла, приникла совсем ненадолго, а потом с видимой неохотой высвободилась

     - Сначала я тебе должна многое сказать. А потом ты сам решишь, как нам быть. Только пообещай, что даже если ты решишь порвать отношения, не расскажешь никому, что узнаешь сейчас.

     - Я обещаю.

     Герда присела на пол и рассказала, как она бежала из рабства. Затем перешла к самому главному:

     - Тот купец хотел меня продать в Императорский цирк. Он уже представлял, какие будут афиши. «Непобедимый бестиарий Аристодемос против монстра из-за пределов человеческого мира» - Герда придала голосу замогильный оттенок.

     - И на которого из монстров ты, по его мнению, похожа?

     - На оборотня, – тихонько прошептала Герда.

     Ян понимал, что она не врёт, но поверить всё-таки было трудновато. Поняв это, Герда шепнула:

     - Смотри…

     Ян уставился на росомаху, протёр глаза, протянул руку и дотронулся. Присел рядом и погладил Герду по голове:

     - Впечатляет! – язык с трудом ворочался во рту. Такого парень не ожидал.

     Очертания росомахи окутались серой пеленой, и почти сразу пелена исчезла, открывая девушку. Герда взглянула на своего избранника, затаив дыхание, и ждала его слов. Ян взял её за руку и притянул к себе:

     - Глупая. Неужели ты решила, что я тебя из-за этого разлюблю?

     Девушка прижалась и вдруг расплакалась. Ян обнял её и стал ждать, пока она успокоится. Проплакавшись, Герда прошептала:

     - Я так боялась… я бы умерла, если бы ты от меня отказался.

      - Знаешь, Герда, – негромко сказал Ян. – Я хотел бы, чтобы у нас с тобой получилась семья…

    Они обсуждали это до тех пор, пока не хлопнула входная дверь и на пороге не возникла уставшая Инга:

     - А это Ян, надо полагать, о котором Герда мне все уши прожужжала, – Инна сделала вид, что жутко сердится. – А ужин не готов, полы не вымыты.

     - Успокойся, сестричка, всё готово. Садись, сейчас поужинаешь. Да и мы подсядем, а то даже не успели поесть.

     Инга глянула на кружку с вином и, как видно, задумалась: что помешало поесть двум влюблённым? Герда тем временем поставила на стол блюдо с пирожками и махнула Яну рукой, чтобы тоже присоединялся.

     - Мы, сестрёнка, обсуждали, где будем жить. Выбрали место, так что ещё несколько дней – и нас в этом городе не будет. Ты останешься здесь или идёшь с нами?

     - Останусь здесь. Меня здесь уже знают, уважают, дело есть. От добра добра не ищут.

     - Да ещё есть в соседнем доме один парень, по которому она ночами тоскует, – продолжила Герда, не обращая внимания на вспыхнувшее лицо Инги. – Чует моё сердце, что ещё до зимы моя сестричка в его дом переедет.

     - Замолчи! – Инга замахнулась на Герду пирожком. Та, изобразив крайний испуг, спряталась за Яна.

     Вернулся в библиотеку Ян только на закате. Спать хотелось нестерпимо, мало того, что целую неделю недосыпал, так и прошлую ночь глаз не сомкнул. Ладно, побег он обдумает завтра.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Ivan_Al
    Категория: Фэнтези
    Читали: 78 (Посмотреть кто)

    Размещено: 1 сентября 2015 | Просмотров: 145 | Комментариев: 11 |

    Комментарий 1 написал: Тик-так 22 (1 сентября 2015 16:06)
    Судьба Яна, возможно, была бы такой же, как и у большинства детей, рождённых рабынями. Изменило её то, что в трёхлетнем возрасте он научился читать.

    "Когда остальные рабы начали выползать во двор"
    "Уж как отшить парня – этому её учить не надо."
    - выбивается из текста

    "Если ты им нравишься – то пошли, а если не нравишься – то пошёл." lol

    Кистень – очень древнее оружие, и издревле использовался в паре с ножом. В роли ножа выступал длинный, почти в ступню, гвоздь с широкой шляпкой. - как - то слишком "энциклопедично"

    "Граждане города с неприязнью поглядывали на парочку" - лучше горожане

    " В огромном здании библиотеки никогда не было много людей" - споткнулась

    "Ты сидишь на моём ложе" - в диалоге звучит "не очень"

    "ты решишь порвать отношения" - ты решишь меня бросить

    В последнем диалоге запуталась кто кому что говорит.

    Читать интересно, единственное, что мне кажется не доработанным - отношения между влюбленными. Какие то они "вялые"


    Комментарий 2 написал: Ivan_Al (1 сентября 2015 17:02)
    Тик-так 22,
    Спасибо за высказанное мнение. Теперь, подумав, с большинством замечаний согласен, учту на будущее. Разве что, кроме этого:
    Цитата: Тик-так 22
    "Граждане города с неприязнью поглядывали на парочку" - лучше горожане

    В то время именно граждане. Рабы, например, горожане, но не граждане.


    Комментарий 3 написал: Тик-так 22 (1 сентября 2015 17:09)

    "В то время именно граждане. Рабы, например, горожане, но не граждане." -Я тоже возьму на заметку)))


    Комментарий 4 написал: S.Marke (2 сентября 2015 10:38)
    Очень приятное произведение!


    Комментарий 5 написал: Ivan_Al (2 сентября 2015 15:21)
    S.Marke,
    Спасибо, рад, что вам нравится.


    Комментарий 6 написал: DGX (5 сентября 2015 15:29)
    Как и обещал, добрался до твоего произведения. Очень понравилось, такое гладкое повествование. Чувствуется атмосфера того времени. Кстати, вначале долго не мог понять, кто из девушек оборотень, а у кого длинная коса. С момента прочтения первого поворота прошло дней 7-8, и я эту информацию подзабыл.) Очень интересные отношения получаются у Герды и Яна.)

    Пошел читать дальше.)



    --------------------

    Комментарий 7 написал: Selena Gugo (5 сентября 2015 22:15)
    Очень атмосферно и интригующе!
    Надеюсь, что все эти персонажи в итоге соберутся в некую целостную историю, но пока даже не представляю, как это может произойти!



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Ольга К. (6 сентября 2015 21:33)
    читаю и не жалею, интересно!


    Комментарий 9 написал: Kors (18 января 2016 17:39)
    Момент расправы с грабителями, точнее, описание оружия, книгу одну по самозащите напомнило, книгу А.Тараса, "Боевая машина". Иду читать дальше



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Ivan_Al (18 января 2016 19:04)
    Kors,
    Читал эту книгу, согласен с автором в том, что кистень - эффективное оружие в уличных драках.


    Комментарий 11 написал: Kors (18 января 2016 20:41)
    очень приятно встретить человека, знакомого с этой книгой))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.