«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 49
Всех: 50

Сегодня День рождения:

  •     Nisse (28-го, 34 года)
  •     Wukkert (28-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2325 Кигель
    Флудилка Курилка 2210 Моллинезия
    Стихи ЖИЗНЬ... 1641 Lusia
    Флудилка На кухне коммуналки 3057 Герман Бор
    Стихи (--Вольность быть собою--) 5 KURRE
    Флудилка Поздравления 1760 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 790 Ivan_Al
    Стихи Стихи для живых 80 KripsZn
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 520 PlushBear
    Флудилка Нужен сценарист! Графическая новелла. 4 Pavek

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Повороты колеса судьбы. Поворот третий

    Побег – это вам не просто так, вышел из дома и скрылся. Те, кто действует так примитивно, потом сидят в городской канализации и не могут нос высунуть, а уж чтобы преодолеть городские ворота, об этом и мечтать не приходится. А те, кто всё-таки выберутся из города, обнаруживают, что все проблемы только начинаются.

     Свой побег Ян готовил давно. С тех времён, когда понял, что мастер его уровня обречён на рабство до конца жизни. В глубине библиотеки у него был тайник, в котором лежали деньги, смена одежды, несколько вещей на все случаи, вроде ножа и топорика, ну и главное его богатство – незаконные копии карт. Лёгкие, нарисованные тушью на шёлке, они весили совсем немного, но любой купец хорошо заплатит за такие.

     Уходить решили через два дня. После окончания летней ярмарки окрестные земледельцы разъезжаются в таких количествах, что проверять каждого никто не будет. Герда должна была купить вьючного осла, а также кое-какие мелочи, без которых ни один нормальный человек не пустится в дорогу. Но случилось так, что Ян сумел сдать работу раньше и исчезнуть до того, как его загрузили чем-то другим. Менее ценный раб за такое по возвращении получил бы плёткой, но лучшим специалистам подобные мелкие шалости прощались. Если они не повторялись часто, разумеется. И теперь Ян составил невесте компанию.

     Ярмарка, хоть и затихала понемногу, всё ещё была достаточно многолюдна. Люди продавали, покупали, заключали долговременные сделки, мошенничали и обманывали, иногда попадаясь на этом. Не зря работали многочисленные торговцы съестным, в харчевнях разливали вино и пиво, а чуть в стороне играли в «три стаканчика».

     Храм Двадцати Богов был не самым большим и красивым храмом города, скорее наоборот. Когда влюблённые поравнялись с входом, Ян взял невесту за руку:

     - Герда, – заговорщически шепнул он ей. – У тебя вольная с собой?

     Та кивнула. Обычно вольноотпущенники носили вольную с собой, пока у них не отрастали волосы, что Герде не грозило. Ян незаметно расстегнул рабский браслет на своём запястье:

     - Тогда не будем откладывать.

     Если кто-то вам скажет, что лучший рисовальщик карт в городе не сможет написать сам себе вольную – фыркните ему в лицо. Ничего сложного нет ни в подписи хозяина, ни в печати библиотеки. Так что жрец Бастет увидев перед собой влюблённую пару, сразу определил её как вольноотпущенников, только что получивших свободу и сразу направившихся в храм, закрепить свои отношения клятвой перед алтарём богини любви и семейного очага. На всякий случай, проверил вольные, а затем, улыбаясь безрассудным поступкам молодёжи, совершил обряд. Из храма Ян с Гердой вышли мужем и женой, вот только показывать окружающим этого пока не следовало. Так что, рабский браслет занял прежнее место, а молодые люди продолжили путь. Следующим шагом была покупка средства передвижения.

     Тонкий вскрик раздался, когда внимание Яна было приковано к небольшой палатке, и он лихорадочно решал: стоит ли тратить на неё часть своего не такого уж и большого денежного запаса?

     Герда держала, заломив руку, подростка лет одиннадцати-двенадцати, причём рука с зажатым маленьким ножичком и срезанный с пояса Герды кошелёк не оставляли сомнений в произошедшем. Народ, увидев это, одобрительно зашумел:

     - О! Карманника поймали!

     - А вот третьего дня у Косого Ареса кошелёк вот так срезали. Может он и есть?

     - Беглый раб, наверное, вон как зыркает.

     - Молодец, девочка! К стражникам его!

     Ножичек выпал, подросток стоял с зажатой в захвате рукой и уже не пытался вырваться. На его глазах блеснули слезинки. Герда поволокла его прочь, а Ян, подобрав кошелёк и ножичек, последовал за ними.

    Отойдя туда, где людей было поменьше, Герда повернулась к мужу:

     - Что делать будем с этим чудом природы? Может, в самом деле, страже сдать?

      - А ведь мы встречались, – Яну показалось знакомым лицо карманника. Он взял его за подбородок и присмотрелся. – Это ты с друзьями меня хотел ограбить недалеко от городских бань?

     - Почему ты обращаешься к ней, как к парню? – недоумённо спросила Герда.

     - А это не парень? Чёрт! Точно?

     - Ты ещё прямо здесь проверять возьмись. Вы что, не можете отличить девочку от мальчика? – Герда удивилась ещё больше. – Они даже пахнут по-разному!

     - М-м-м-да, – Ян почесал затылок в некотором замешательстве. – Точно, беглая. Если её сдать, то заклеймят, а затем вернут хозяину. Предварительно, пропустив через неё всех рыночных стражников.

     Беглянка жалобно всхлипнула, а Герда глянула на неё с некоторым сочувствием:

     - Рассказывай, кто ты есть и как дошла до жизни такой.

     Та осторожно, косясь на Яна, начала рассказывать. Звали её Минта. Рабыня с рождения, росла она у одного из архонтов, выполняла посильную работу по дому, но в один из дней, когда она снимала котёл с плиты, сын архонта, забежавший на кухню, ради шутки пощекотал её. Она дёрнулась так, что кипящее содержимое котла выплеснулось на мальчишку, причём обожгло его неслабо. Осознав, что натворила, девочка кинулась бежать, спряталась в канализации, где её приняла банда Кратера. Двое, тоже беглые рабы, промышлявшие мелкими кражами из домов. А в тот же вечер они решили грабануть прохожего и погибли. Она убежала, отсиживалась в их норе, пока не кончилась еда, а потом решила попробовать что-нибудь украсть.

     - Точно, был такой случай, – кивнул Ян. – Сет рассказывал, её по всему городу разыскивают. По описанию подходит. Награда: за живую – восемь золотых, за мёртвую – два золотых, за голову – один золотой. Тот сынок архонта один глаз потерял и лицо изуродовано. Даже городской маг немногим смог помочь.

     Минта оцепенела от ужаса, застыв в ожидании своей участи. Герда поморщилась:

     - Не тянет меня что-то с архонтами связываться. Иди, да не попадайся больше.

     - Минта непонимающе взглянула и осталась стоять. Герда подтолкнула её в спину:

     - Беги, кому сказала.

     Та сделала несколько шагов, всё ещё не веря, обернулась. Герда, не обращая больше на неё внимания, повернулась к Яну:

     - Пойдём, а то так и не купим сегодня никого.

     Они успели пройти половину пути до скотного ряда, когда Ян заметил, что Минта, опустив голову, идёт за ними. Остановился в полном недоумении, указав на неё жене. Девочка приблизилась так, чтобы её слышали, и прошептала:

     - Пожалуйста, госпожа, возьмите меня к себе.

     - На какой чёрт ты мне нужна?

     - Я буду хорошей рабыней, – пролепетала девочка. – Я ем мало, всё по дому умею…

     Герда покосилась на Яна, тот пожал плечами:

     - Добыча твоя, так что решай сама, только надо тебе узнать, что бывает за укрывательство беглых рабов.

     - Знаю, – кивнула Герда. – А так её поймают, не сегодня так через несколько дней. А мы всё равно послезавтра уезжаем из города.

      У девочки во взгляде появилось подобие надежды. Герда махнула ей рукой, предлагая следовать за ней, и они втроём продолжили путь.

     Вьючного ослика удалось купить быстро и недорого, а к закату этот ослик занял место в пустующей конюшне гончара. Там же поместили Минту, запретив ей выходить. А Ян направился в библиотеку, размышляя на тему: какую грамоту написать, чтобы девчонку на воротах выпустили без всяких проблем.

     На рассвете Ян, Герда и Минта подошли к воротам. Они ничем не выделялись из толпы земледельцев, покидающих город. Герда с осликом не вызвала подозрений, Ян показал вольную, написанную раньше, и тоже вышел без задержек, а Минту представили как только что купленного парнишку, для чего пришлось выбрить ей голову. Да ещё Ян дал ей хорошую пощёчину, из-за чего пол-лица опухло, и узнать девочку по описанию стало затруднительно.

     Стражник у ворот, сонный после ночной смены, пропустил их, даже не задав вопросов. Свежий ветер коснулся их лиц, Герда рассмеялась:

     - Наконец-то свобода! Я думала, никогда из этого города не выберусь.

     Она прильнула к мужу, а Минта смущённо отвернулась.

     Слева потянулись Великие Болота. Низкая жёсткая трава, несъедобная для большинства копытных, лужицы воды, сливающиеся чуть погодя в более крупные водоёмы, запах гнилых растений и тухлой рыбы. Река, преграждающая путь людям, исчезала в этом мокром мире, дробясь на многочисленные узкие рукава.

     Переход по каменному мосту, и трое путников вышли на торговую дорогу, ведущую от Ганникса в земли Севера. Дальше она разделялась на несколько трактов. Два уходили восточнее, а третий, который и выбрал Ян, шёл вдоль края болот, чтобы через луну пути привести к перевалу Волчьи Ворота.

     Те, кто ждал впереди, умели прятаться. Даже Герда с её чутьём не замечала никого до момента, когда три вооружённых человека шагнули из кустов, преградив дорогу.

     - Стоять, бояться! – главарь был виден сразу. Рослый, крепкий, вооружённый как легионер. Оружие держит привычно, как Ян кисточку для рисования. Дезертир, не иначе.

     Второй – пониже и потоньше, без щита. Меч гладиус, кинжал, панцирь. Тоже дезертир? Возможно. А третий – не похож на солдата. Скорее – на обитателя катакомб Ганникса, человека теневого мира. Гладиус держит не так привычно-расслабленно, зато хитрости и подлости таким не занимать.

     - Стойте спокойно, – продолжил главарь. – Мы посмотрим груз, заберём то, что нам понравится, и пойдёте дальше живые.

     - А твою жёнушку за кусты ненадолго отведём, – младший из налётчиков глумливо хихикнул и подошёл к Герде вплотную. – Ты же не станешь возражать? Не убудет с неё.

     Минта замерла, судорожно вцепившись в повод осла, а Ян прикинул, что троица не ждёт никаких проблем. Действительно, большинство селян предпочтут своё отдать, чем жизнь потерять, а если и нет – недолго ткнуть безоружного путника мечом.

     Второй налётчик, тот, который без щита, шагнул к Яну, остановившись в шаге, и приблизил к его боку лезвие меча, намекая, что не нужно делать глупостей. Ян скосил глаза на жену. Судя по взгляду Герды, она собиралась перекидываться. Но в момент смены облика оборотень наиболее уязвим. Значит, налётчиков надо было чем-то отвлечь.

     - Добрые люди, – стараясь показать испуг и смиренную надежду, проговорил Ян. – Может быть, о пошлине договоримся?

     Его правая рука медленно достала из кармашка золотую монетку. Взгляды разбойников тут же остановились на ней. Действительно, золото у бедного селянина, да ещё и раба до недавнего времени – редкость несказанная. А Ян, крутанув золотистый кружочек в пальцах, подбросил его на высоту вытянутой руки.

     Взгляды разбойников последовали за монеткой, и у Яна появился миг, за который можно извлечь нож. А затем шаг к противнику, правая рука придерживает кисть с зажатым в ней гладиусом, а левая бьёт ножом выше панциря в незащищённую шею. Тем самым ударом, которому Яна научил Сет.

     Кровь ударила струёй, забрызгав руку Яна. Тот отпрыгнул назад, разрывая дистанцию и нашаривая кистень. Налётчик попытался ещё что-то сделать, но жизнь уже уходила из его тела, и он смог только повернуться в сторону, шагнуть и махнуть наугад мечом. Гладиус выпал из ослабевшей руки, а неудачливый разбойник упал вниз лицом.

      - Ах ты, гад! – взвизгнул младший налётчик, повернулся к Яну и упал под тяжестью прыгнувшей на него росомахи. Мощные челюсти зверя за удар сердца вырвали ему горло.

     Главарь, в отличие от своих подручных, был опытным воином и среагировал, как положено. Дротик, уже занесённый для броска в Яна, полетел в Герду. Она только успела оторваться от разорванной шеи врага, как стальной наконечник пробил ей бок, пронзая диафрагму и печень.

     Росомаха метнулась, оставляя за собой широкий кровавый след, и вместе с дротиком скрылась за кустами. Главарь повернулся к Яну, теперь в его руке был меч:

     - Вот и сдохла твоя зверюга, – пояснил он с нехорошей ухмылкой. – И где только откопал такую? Я тебя за моих парней буду медленно убивать. И мальчишечку твоего тоже.

     Насчёт Герды Ян не сильно беспокоился. Если оборотень не умер сразу, то будет жить и дальше. Во время смены облика, когда ткани и органы «текут», меняя форму, заживают даже страшные раны. Ей осталось выдернуть дротик, находясь в облике человека, а затем вновь перекинуться в росомаху. Время на это – двадцатка ударов сердца, не больше. И главным сейчас было – прожить до появления поддержки.

     Кистень он уже успел взять в правую руку, но нож и кистень – не лучшее оружие против меча и щита. Тем более что противник умеет этим пользоваться. Ян легко шагнул к налётчику и, пригнувшись и вытянув руку, попытался достать левую щиколотку. Тот привычно подставил щит, а затем быстро прыгнул вперёд. Его меч рассёк воздух в нехорошей близости от Яна. И ответная попытка поразить выброшенную в выпаде руку тоже провалилась.

     Ян, маневрируя и держа дистанцию, несколько раз ударил кистенем Безрезультатно. Не будь щита… Но с тем же успехом можно было пожелать, чтобы у разбойника нога подвернулась. А тот явно старался прижать Яна к кустам, чтобы ограничить в движениях.

     Герда показалась, когда Ян уже начал беспокоиться. Без задержки, метнулась к ногам разбойника сзади, тот, выругавшись, отмахнулся мечом. Недостаточно быстро, как оказалось. Герда мгновенно изменила направление атаки, и её зубы сомкнулись на предплечье. Послышался явственный хруст крошащихся костей, который тут же заглушил дикий рёв боли. Ян тут же прекратил этот вопль, проломив висок разбойника кистенем.

     - Герда, цела? Сделай круг, узнай, не остался ли поблизости наблюдатель, – Ян остановил жену, уже собиравшуюся принимать человеческий вид. Та, без возражений, скрылась в кустах, а Ян повернулся к Минте, которая стояла бледная и, кажется, готовилась хлопнуться в обморок.

     - Эй, малышка, приди в себя – Ян несильно похлопал Минту по щеке. – Всё кончилось.

     - Не убивайте, умоляю, – чуть слышно прошептала девочка, упав на колени. – Я никому не скажу, клянусь!

    Пришлось потратить некоторое время, чтобы убедить бедняжку, что убивать её никто не будет. А затем Ян обшарил тела, снял с них всё, представляющее ценность, и, с помощью Минты, оттащил их к болоту.

     Сразу у твёрдой земли начиналась топь. Ян ткнул длинной палкой, и шест в два человеческих роста не достал до дна. Ян подумал, что разбойники специально выбрали такое место, где хорошо прятать трупы. Сколько их уже исчезло здесь? Лучше не гадать.

     Три тела исчезли в жидкой грязи. Когда Ян сбрасывал второе, ему показалось, что там, в глубине, есть что-то живое. Не так колыхнулась грязь. А третий труп кто-то рывком утащил вниз.

     - Минта, отойдём, – Ян отступил, не спуская глаз с чёрной поверхности болота. – Эта банда кого-то тут прикормила.

     Когда они отошли шагов на тридцать, что-то шевельнулось в топи, заляпанная грязью морда показалась над поверхностью, а затем скрылась.

     Герда ждала их на месте боя. Иронично глянув на Минту, спрятавшуюся за спиной Яна, она сказала:

     - Трое их было, наблюдателя не оставляли. Пришли пешком, у них тут поселение недалеко.

     - Почему недалеко? – не понял Ян.

     - От них пахло женщинами, разными. Не в одиночестве эту ночь провели. Двое – каждый со своей, а вожак – сразу с двумя, молодыми совсем. Одна местная, а вторая – чернокожая, с дальнего юга. И запах овечьего навоза, запах собаки, мёдом пахнет.

     - Да, чутьё у тебя.… Пойдём, а то ещё пошлют погоню. Если там ещё люди есть. Не хочется нарываться на кровную месть.

     Давно остались позади земли Империи, теперь перед тремя путниками расстилались дикие края. Редкие посёлки, живущие обособленно, каждый – сам себе закон. Конечно, если преодолеть горы, то попадёшь на Север, где людей больше и даже существуют какие-то подобия государств. Конунги и хёвдинги со своими дружинами режут друг дружку, а ещё севернее обитают низкие мускулистые полулюди, не знающие металла, живущие в пещерах и не имеющие семей. На Севере шаману, даже начинающему всегда найдётся место, но Ян не собирался пока забираться так далеко. Он решил попытать счастья по южную сторону Безжалостных гор. Развернул карту и показал на значок, обозначающий посёлок:

    - В дне пути есть ручей. Серебристая речка, его называют среди людей. Если по нему пройти к морю, там деревушка. Попробуем там.

     - Как скажешь, – Герда выглядела, как примерная жена. Тихая, скромная, послушная. Но Ян знал, что она вдобавок упряма, очень свободолюбива и горда. И если у неё будут возражения, то она выскажет их сразу, и тогда вместе придётся искать компромисс. Если рядом нет посторонних, само собой. А раз не высказала – значит, сейчас она была с ним полностью согласна.

     

    ВОСЕМЬ ЛЕТ СПУСТЯ

      Косуля не так уж много весила, Ян нёс её без труда. Да и прочее снаряжение тоже не мешало идти. Не так уж много этого снаряжения, охотник, выходя из дома, не возьмёт ни одного лишнего грана. Лук и стрелы, нож, маленький топорик или лопатка, огниво. Всё остальное можно найти в лесу. Ян поправил ношу и ускорил шаг. На его лице заиграла лёгкая улыбка.

      Посёлок расположился на луговине между морским заливом и лесом. Здесь – лиственным, а выше, по склонам Ягодного хребта – уже хвойным. Два десятка домов, вытянувшиеся полумесяцем вдоль берега, не имели мощной стены. Забор в два человеческих роста был достаточен для защиты от зверя, а от человека надо надеяться не на стену, а на себя. Нет защитников – не поможет и вдвое большая каменная стена.

     Сейчас, по причине ясного дня, ворота были открыты настежь. Дети, которых к серьёзному делу подпускать было рано, с воплями носились в зарослях кустарника у подножия обрыва. Кажется, играют в игру «Охота на росомах».

     И точно, из кустов выкатились две молодые росомахи, восторженно взвизгнули и перекинулись в девочек лет семи. Почти неотличимых, в одинаковых юбках чуть ниже колена и кремовых шерстяных рубашках с короткими рукавами. С радостными возгласами, они бросились к Яну:

     - Папа пришёл! А что ты принёс?

     - Ой, это косуля, да? А откусить можно?

     - Не толкайся! А то за ухо дёрну!

     - Сама не толкайся!

     Ян присел на корточки, протягивая дочерям по кульку из листьев:

     - Оголодали тут без меня? Вот, пока слопайте это. А мясо – дома. Дотерпите?

     Последние слова девочки не расслышали, восторженно завопив в два голоса:

     - Ежевика!

     Несколько мальчишек семи-восьми лет тоже приблизились, и старший из них глянул чуть недовольно:

     - Так нечестно, мы вас почти к обрыву прижали.

     - А вот и не прижали! – дружно обернулись к нему девочки. – Мы уже Пенька повалили, а Глот бросил копьё и промахнулся!

     По правилам игры, девочки в зверином облике старались сбить «охотников» с ног, сбитый считался погибшим и выбывал из игры. А «охотники», в свою очередь, старались достать росомах копьём или стрелой с наконечником из губки с жиром. След на шерсти был доказательством меткости. Эта игра не надоедала ни одной из сторон уже второй год.

     - Всё равно, перекидываться нечестно, – мальчишка замолчал, когда одна из девочек, отсыпав себе полную горсть ягод, протянула остальное ему. Вторая девочка тоже поделилась добычей, и через двадцать ударов сердца о ежевике напоминали только фиолетовые пятна на руках и вокруг ртов. Игра уже была забыта, и когда Ян вошел в ворота, на каждой его руке висело по дочке.

     Герду Ян застал развешивающей вымытые горшки на плетне, а заодно болтающей с соседкой. Она немного изменилась за те восемь лет, которые прожила в посёлке. Девичья порывистость пропала, движения приобрели плавность. Бёдра стали шире, грудь – тяжелее, улыбка – мягче. Увидев мужа, она улыбнулась, повесила последний горшок и молча, сняла с его плеча добычу. Соседка, поздоровавшись, скрылась, у неё и в мыслях не было никому мешать.

     А ведь как боялись Герду соседи первое время! Если бы не нужда в молодом шамане, не стали бы терпеть оборотня ни единого дня. А переменилось отношение, когда торговец с юга занёс в посёлок лихорадку-огнею. Старый шаман сказал, как лечить болезнь, два шанса из трёх выжить при правильном уходе. Но не уберечься от болезни тому, кто будет ухаживать за больным, трёх дней не пройдёт, как свалится он, поражённый невидимым огнём. И тогда ему самому потребуется уход.

     Только оборотень, сбрасывающий с себя болезнь при смене облика, может ухаживать за больными и не заболеть. Герда вошла в заражённый дом и не выходила, пока хозяин постоялого двора и два его сына не выздоровели. Неполной была радость жителей, ибо не перенесла болезни хозяйка дома, но Герду с того времени признали своей. И никто не сказал ей в лицо или в спину ни одного плохого слова, никто не называл лесной тварью. Две девочки-близняшки Хильда и Хельга играли вместе с остальными детьми, и те воспринимали способности подруг, как что-то естественное. А Герда приняла это и отвечала добром на добро.

     Сейчас она занялась тушей, ловко разделывая её на части. Это занятие не мешало ей расспрашивать мужа о подробностях охоты и приласкать трёхлетнего сына, Анжея, вышедшего из-за угла дома.

     Рождение его было для Герды настоящим подвигом. Дело в том, что Анжей, в отличие от близняшек, родился человеком. Спокойно реагировал на серебро и не имел ни малейших способностей к оборотничеству.

     Способность менять облик передаётся по женской линии. Для этого матери достаточно перекидываться каждое полнолуние. А если мать этого не делает, а все девять месяцев остаётся в человеческом облике, то рождается обычный человек. Впрочем, то же справедливо и для звериной ипостаси.

     Герда, по желанию мужа, девять месяцев оставалась человеком. Это было нелегко, когда Ян понял, насколько – то пожалел о своей просьбе. Но было поздно: если мать не удержится и перекинется только во второй половине беременности – получится неполноценный оборотень, не способный менять облик когда захочет. Чаще всего, такие непроизвольно перекидываются в полнолуние и не способны контролировать ни смену облика, ни своё поведение в звериной форме.

     Такой судьбы для своего ребёнка не желали ни Герда ни Ян. Поэтому Герда сумела дотерпеть до момента, когда на свет появился сын, и только тогда, очень ненадолго, сменила облик. Заодно и вылечив себе все родовые травмы. Ну а чтобы побегать ночь, пришлось ждать ещё несколько месяцев, пока сын чуть подрастёт.

     Соседский мальчишка вбежал, когда семья ещё не поела, и с порога выпалил:

     - Там корабль в заливе!

     Последний раз корабль сюда заходил лет десять назад, так что девочки вскочили, забыв про ягодный пирог. Ян пожал плечами, давая понять, что выбор между пирогом и кораблём – дело личное, а Герда посмотрела с беспокойством:

     - Это опасно? – в случае нападения пиратов она была готова хватать детей и бежать в лес, где достать её было почти невозможно.

     - Пока не знаю. В любом случае, пройти через камни для корабля – дело сложное, успеем пирог доесть.

     Герда молча прибрала кусок пирога для девочек, завернув его в тряпку и убрав. А Ян, отправив в рот последний кусок и запив травяным чаем, встал и направился к морю.

    Почти всё население посёлка уже шло к берегу. Даже старый шаман, уже год не выходивший из дома, перешагнул порог и пытался почти слепыми глазами найти корабль на поверхности залива.

     На берегу, вождь всматривался в приближающийся корабль с беспокойством, а когда появился Ян, повернулся к нему:

     - Кораблик-то незнакомый, хорошо, если торговец. А если пираты? Тогда надо за копья и луки браться. Как думаешь, шаман?

     - Сейчас гляну, – Ян присел на берегу и расслабился, входя в состояние транса. В последние годы это получалось так же естественно, как плавать.

     Корабль предстал взору шамана тёмным призрачным образованием, наполненным человеческими душами. Среди бесформенной массы чётко выделялись три очага власти. Один, ярче остальных, сейчас бездействовал. Это сам купец. Второй управлял кораблём. Принимал сведения от наблюдателя на носу и лоцмана рядом, работал рулём и передавал приказы командующему гребцами. Кормчий. А третий, судя по всему – надсмотрщик за гребцами.

     В роли лоцмана был один из рыбаков, вышедших сегодня на промысел тунца. И не похоже, чтобы он был под принуждением.

     - Ну, что? – нетерпеливо спросил вождь, как только Ян открыл глаза.

     - Торговец, – ответил Ян поднимаясь. – Свободных на корабле десяток, а ещё сорок – рабы, прикованные к вёслам. С ними Ласт, он им безопасный фарватер показывает. Никто его не заставлял, сразу видно.

     - Торга сегодня не будет, – вождь глянул на солнце, уже скрывающееся за горами Зубастого мыса. – Пока дойдут, уже ночь настанет. Можно до утра расходиться.

     Он повернулся и направился к дому.

     Торг начался следующим утром. Купец разложил у корабля образцы товара, а население начало постепенно стекаться к кораблю. Как прошёл слух, товар сейчас остался только женский. Украшения, косметика, тонкие ткани, пригодные и для нижнего белья и для одежды новорожденного, мази и ароматические масла с далёких берегов. Ян, узнав про такой выбор, махнул рукой:

     - Нечего мне там делать. А просто так смотреть – торговец имперский, ещё опознает кто-нибудь.

     Это была отговорка, вряд ли на корабле был кто-то, способный через восемь лет опознать беглого раба. Да если и опознает, не велико горе. Но идти всё равно не хотелось. Герда согласно кивнула, тоже собираясь остаться дома. Украшения и косметика её не интересовали, а к шитью у неё не было ни малейших способностей. Ей и близняшкам сшитая одежда не нужна была и даром, а шить для мужа и сына, как и ткать, она так толком и не научилась. Шить в доме приходилось Минте, и Ян уже думал о том, что с этим делать после того, как она выйдет замуж? Конечно, можно и кого-нибудь из соседок попросить, шаману что-то сшить никто не откажет, но не постоянно же. Рабыню купить для этого, что ли? Или самому научиться?

     Минта, узнав, что Ян и Герда на торг не собираются, тихонько вздохнула. Ей, видно, очень хотелось сходить, но просто смотреть – ещё обиднее, а попросить денег или несколько шкурок на обмен она не осмелилась. Ян уже хотел предложить ей сам, как в дверь просунулась голова Мартина, её жениха:

    - Ян, отпусти со мной невесту, пусть выберет что-нибудь. Хочу ей красивый подарок сделать.

     Минта просияла и вскочила, глянув на Яна. Тот кивнул:

     - Пусть идёт.

     Парочка скрылась, а Герда с сомнением глянула им вслед:

     - Не нравится он мне. Ненадёжный какой-то.

     - Зато она от него без ума, – ответил Ян, умолчав, что тоже не в восторге. Впрочем, Герда и так это знала.

     Минта к шестнадцати годам расцвела так, что проходя мимо неё, все мужики облизывались. И быстро сговорились с Эриком, сыном кузнеца на три года старше неё. Дело шло к свадьбе, но за несколько дней до неё Эрик сорвался со скалы и разбился. Минта долго переживала, не хотела общаться ни с кем, и только этой весной Мартин, жена которого умерла при родах год назад, сумел ласковыми речами растопить её сердечко. Девушка просто таяла от его слов и улыбки и с нетерпением ждала осени, когда по традиции игрались свадьбы.

     Дверь распахнулась, и в комнату влетели близняшки, вопящие так, как будто кто-то за ними гонится. Из-за того, то они пытались говорить одновременно, ничего нельзя было понять. Ян уловил только: «Корабль уходит». А когда переспросил, из-за чего такой шум, Хильда выкрикнула ему прямо в ухо: «Минта там осталась». Ян вскочил и, схватив лук и нож, выбежал. Тут только он услышал крики с берега.

     Как оказалось, купец, показав небогатый товар на берегу, объяснил женщинам, что гораздо лучший товар разложен на палубе, и что если они поднимутся, то смогут выбрать себе самое лучшее и недорого. А после того, как полтора десятка женщин и девушек поднялось на корабль, приказчики тут же собрали товар с берега и занесли, объяснив, что раз так, торг будет на корабле. А ещё через двадцатку ударов сердца втащили сходни, и вёсла вспенили воду.

     Двое парней, провожавших женщин на корабль, схватились было за оружие, но один тут же получил удар кинжалом, а второй стрелу в сердце. Оставшиеся на берегу кинулись к лодкам, но к тому времени, когда лодки оказались на воде, корабль уже маневрировал между скалами. Не догнать рыбацким двухвёсельным лодкам двадцативёсельный корабль.

     Две женщины осмелились прыгнуть в воду. Одну из них волной ударило о камень, и она скрылась под водой. А вторая доплыла и с трудом выбралась на берег. Её муж сразу увёл домой, а остальным осталось только посылать вслед кораблю проклятья.

     


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Ivan_Al
    Категория: Фэнтези
    Читали: 90 (Посмотреть кто)

    Размещено: 2 сентября 2015 | Просмотров: 176 | Комментариев: 9 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (2 сентября 2015 15:17)
    Я уж думал дело к завершению идет - а тут на тебе - новый виток событий.


    Комментарий 2 написал: Ivan_Al (2 сентября 2015 15:20)
    S.Marke,
    Да, всего будет пять поворотов.


    Комментарий 3 написал: Тик-так 22 (2 сентября 2015 20:22)
    Гадаю, что будет дальше. С одной стороны, спасать девушку надо, а с другой, у героев уже детишек куча, какие из них спасатели? Прямо, озадачили меня третьим поворотом.


    Комментарий 4 написал: DGX (5 сентября 2015 16:48)
    Ух, прочитал. Как же классно ты пишешь, читать одно удовольствие. Та часть, где описываются события спустя 8 лет - особенно понравились из-за описания поведения детишек и жизни ГГ в целом. Но материал перед этим тоже классный. Очень напряженный был бой с бандитами, а когда Герду ранили, жутко так стало. Ну и концовка конечно...тяжелая.



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Selena Gugo (5 сентября 2015 23:10)
    Хорошо у Вас получается такой жанр и стиль.
    Читать - одно удовольствие!



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Веда (8 сентября 2015 19:43)
    Иван, сначала хотела поворчать, что много читать, но, прочитала и не заметила :)))), правда, читать одно удовольствие, теперь ещё и переживай за девчонку...


    Комментарий 7 написал: Ivan_Al (8 сентября 2015 20:02)
    Спасибо всем комментаторам на добром слове.
    Ольга К.,
    Если читатель начал переживать за героев - значит автор писал не зря. А по поводу поворчать... Мне казалось, что все части почти одинаковы...


    Комментарий 8 написал: Kors (19 января 2016 07:42)
    ну надо ж было купиться так с кораблём в эпоху повального рабовладельчества... Дурёхи. пойду дальше читать



    --------------------

    Комментарий 9 написал: Ivan_Al (19 января 2016 08:11)
    Цитата: Kors
    ну надо ж было купиться так с кораблём в эпоху повального рабовладельчества... Дурёхи.

    Исторически зафиксированный приём финикийских охотников за рабами. У Геродота упоминается.
    Спасибо за отзыв )).

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.