«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Safona

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 11
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 117 KURRE
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Изгнанник. Часть первая

    Ворон не боялся людей. Ни один человек в посёлке Воронье Гнездо не причинил бы вреда священной птице. И без опаски он следил с дерева за двумя мужчинами, кружащимися по поляне с какими-то палками.

     Если бы вместо ворона за людьми наблюдал мастер меча, он бы сразу понял, что двое ведут учебный поединок. Палки в их руках были деревянными мечами, соответствующими по длине и весу стальным. И, несомненно, этот мастер заинтересовался бы боем.

     Один из людей, парнишка лет шестнадцати, жилистый и гибкий, как стальная пружина, двигался легко и уверенно. На его лице играла улыбка, а деревянное оружие порхало, то взвиваясь в стремительном обманном движении, то совершая защитный взмах. Вряд ли наблюдатель смог бы определить стиль молодого бойца, не было такого стиля в обитаемом мире. Парнишка не повторил ни одной комбинации, применяя самые разные связки приёмов с той естественностью, какую сложно выработать даже десятилетиями тренировок.

     Его противник, мужчина лет сорока, с фигурой воина и сединой на висках, работал чисто профессионально. Возможно, мастер меча сумел бы определить его манеру боя, как стиль Лабиринта. Если бы нашёлся такой знаток, способный узнать школу секретных войск Императора. Но в любом случае, он назвал бы старшего из двоих мастером.

     Старший не пытался взять нахрапом, уйдя в глухую оборону и выжидая возможность для контратаки. И, в конце концов, нашёл брешь в защите и попытался достать парнишку сложным ударом. Но деревянный меч прорезал воздух, и тут же мужчина получил удар в область сердца. Выронил меч и поморщился, схватившись за грудь.

     - Отец! – подросток тоже бросил деревяшку, с испуганным лицом шагнул к побеждённому. – Сильно, да? Рёбра целы?

     - Целы, – старший через силу улыбнулся. – Опять ты меня достал.

     Они присели на траву, помолчали немного, глядя на приближающиеся с гор облака. Наконец парнишка спросил отца:

     - Ты по-прежнему не хочешь, чтобы я попытался взять приз на Празднике Плуга?

     - Не хочу, Гай, – мужчина нахмурился. – Именно потому, что ты наверняка его возьмёшь. Пойдут разговоры, которые тебе не нужны.

     - Почему? – подросток недоумённо пожал плечами. – Ты раньше много раз побеждал в боях на мечах, весь посёлок знает, что ты меня учишь с детства. Что такого странного, если сын превзошёл отца?

     - Весь посёлок не знает, насколько быстро сын превзошел отца, – терпеливо пояснил старший. – Не знает, что уже в двенадцать лет ты не уступал мне. Посёлок не знает, что всё, что ты умеешь – не только моя школа. Это то, с чем ты родился. И чем меньше ты дерёшься, тем меньше шансов, что это поймут.

     - Да, я помню! – Гай усмехнулся криво и хлопнул ладонью по земле. – Не дерись. Даже если тебя оскорбили – всё равно не дерись. Даже если оскорбили память матери – всё равно не дерись. Даже если парни считают трусом – всё равно не дерись. Ни на кулаках, ни на клинках, ни на копьях. Ни на дуэли, ни на Празднике Плуга, ни на зимних боях. Только для защиты посёлка от нашествий иноземцев.

     - Именно так. А иначе будут трупы. Одному мне не удаётся тебя научить. Сдерживать смертельные удары. Ты не умеешь драться понарошку, несмотря на все мои уроки. Ты умеешь убивать, и получается у тебя это так же естественно, как дышать. Даже деревянным мечом ты прикончишь любого, кто не так опытен, как я. И пока ты не научишься драться не всерьёз – никаких боёв.

     - Научусь, – подросток чуть расслабился, помедлил немного и решился. – Мне уже семнадцать. Расскажи, кто мой кровный отец? Ты обещал.

     Пять лет минуло с того дня, как Гай подслушал разговор между родителями, который совсем не предназначался для его ушей. Тогда отец признал, что отцом он может называться во всём, кроме крови, и пообещал рассказать подробности после совершеннолетия. Теперь он кивнул, хотя на лбу его пролегла глубокая поперечная морщина:

     - Не отец. Тот, кто надругался над твоей матерью. Ты всё-таки хочешь это знать?

     - Лучше знать, чем не знать. Ты мне всегда это говорил.

     - А ты запомнил. Тогда слушай. Да, я взял твою мать в жёны, когда она уже носила тебя под сердцем. И никто больше не знает об этом. Даже её родители уверены, что это мы с ней не дотерпели до свадьбы. Я тогда провожал её в горный лес, она хотела собрать белых орехов. И я отлучился ненадолго. По нужде. Но в это время на неё напал горный ракшас.

     Он помолчал, стиснув кулаки, потом продолжил:

     - Он сразу сжал её горло, она не смогла даже вскрикнуть. Он был сыт и захотел другого. Когда появился я, ему пришлось драться со мной, и я его убил.

     - И ты справился с ракшасом один на один?

     - Да, ненависть придала мне силы и быстроты, а копьё всё-таки длиннее рук ракшаса. Я убил его, но было поздно. Твоя мать уговорила меня ничего не говорить родителям. Девушку, опозоренную ракшасом, принесли бы в жертву горным богам. Вот так.

     - Я понял, – тихо и спокойно сказал Гай.

      Когда они возвращались домой, мужчина сказал:

     - Вождь посылает меня с караваном в Империю. Я ведь родом оттуда, да и воин из лучших, что бы там его сынок не болтал. Так что, ты остаёшься дома один, и покос на тебе.

     - Ага, – Гай улыбнулся. – Лошадь, значит, забираешь, а покос на мне. Вывозить на себе, как я понял?

     - Договоришься с соседями, вывезут. И от меня по возвращении что-нибудь им перепадёт. В крайнем случае, зайдёшь к Лодину, он поможет будущему зятю.

     Гай кивнул.

     - Сделаю.

     - И с Фил не увлекайтесь. До Осеннего Схода ещё пять лун, не хватало ещё, чтобы она на свадьбе с животом сидела.

     Гай слегка покраснел, но кивнул.

      Гай возвращался с речки уже ближе к вечеру. Устал, время сенокоса – не самое лёгкое время в году. Хотя в предгорьях редко приходится сидеть без дела. Ничего, большая часть работы уже позади, не придётся стыдиться, глядя отцу в глаза.

     Ворота по дневному времени стояли открытыми настежь. Гай прошёл по узкой улочке и вышел на центральную площадь, заполненную людьми. Кажется, здесь ошивалась четверть населения.

     Взгляд Гая выделил Филлис привычно и как-то сам собой. Девушка его не заметила, она с парой подружек весело болтала с тремя ровесниками Гая. И Инвикт, сын вождя, стоял к Филлис ближе, чем это позволялось приличиями.

     Как и полагалось по древним обычаям, Гай был сговорён с Филлис ещё в детском возрасте. И вырос, зная, что вон та девчонка с выгоревшей на солнце косой – его невеста. Он никогда не задумывался, любит ли он её? Она предназначалась ему, а он ей, этого было достаточно. Сейчас Филлис приходила к нему домой помочь по хозяйству.  Сестрёнка Гая прошлой осенью вышла замуж, и трудно в доме совсем без женской руки. А ближайшей осенью, когда исполнится Филлис пятнадцать, придёт ей время перейти в дом мужа навсегда. Сейчас девушка болтала с Инвиктом, не замечая жениха, и когда сын вождя приблизился ещё, отступила назад.

     Парень улыбнулся, что-то говоря, протянул руку и взял Филлис за тонкие пальчики. Придвинулся вплотную, шепча что-то в загорелое ушко.

     Филлис вспыхнула, выдернула руку, отступила ещё на шаг и резко сказала несколько слов. На лице её мелькнуло выражение недовольства и гнева.

     Инвикт не привык смирять свои желания. Сын вождя, воспитанный в убеждении, что все, не принадлежащие к его семье – люди второго сорта, он тут же ухватил Филлис за руку и дёрнул к себе. Та вскрикнула, и тут же замолкла: Инвикт зажал её губы крепким поцелуем, прижимая девушку к стене дома.

     От сына вождя большинство девушек стерпело бы подобное, если это произошло бы ночью без посторонних глаз. А вот так, на глазах у половины посёлка – это было оскорбление, за которое любой другой парень был бы примерно наказан. Но сейчас вождь отвернулся, пряча в усах усмешку, и заговорил с Верком, охотником, жившим по соседству.

     Филлис тем временем изловчилась и въехала наглецу коленом между ног. Достаточно сильно, чтобы Инвикт заорал и ослабил хватку. Девушка рванулась, но парень успел поймать её за косу и отвесил крепкую пощёчину. От удара девушка полетела на землю, закрыв лицо руками. Вождь, как и остальные, присутствующие на площади, начали разворачиваться к месту действия, а Инвикт замахнулся вторично. И тут же его руку сжало словно клещами, а через миг удар кулака опрокинул его навзничь рядом с Филлис.

      Взревев от боли и ярости, Инвикт вскочил и от души врезал Гаю, который совершенно не собирался убегать. К его удивлению, кулак ушёл в пустоту. Сын вождя атаковал ещё, но Гай уходил от ударов легко, казалось, не прилагая никаких усилий. А затем, улучив момент, сократил дистанцию и ударом в челюсть снова уложил Инвикта на землю. Так сына вождя никто ещё не унижал.

     - Убью! – проревел Инвикт, вскакивая и выхватывая нож. Тут же сообразил, что вот так просто убить односельчанина ему никто не даст и направил на Гая остриё. – На бой вызываю тебя! Кровью, сталью и волей богов!

     Капля крови, стекающая из рассечённой губы, давала ему возможность так заявить. Вызов в этом случае нельзя было отклонить, не потеряв лица.

     Гай знал это не хуже, чем все остальные. Мелькнула мысль, что нужно было не бить, а заломить руку за спину, лишая повода вызвать на смертный бой. Да, хорошая мысля приходит опосля. Но кто же думал, что так неудачно выйдет?

     «Ты должен был думать, – прозвучали в голове слова отца. – Инвикт уже не первый раз вызывает на поединок, уже два трупа на его карме, от него стоит ожидать нечто подобное. Ты был неосторожен»!

     - В драке из-за девушки хватаешься за нож? – Гай попытался обратить конфликт в обычную драку. – Не по-мужски это.

     - Не тебе говорить, что по-мужски, а что нет! – вмешался вождь. С виду он был спокоен, но взгляд его выдавал неслабый гнев. – Тебя вызвали на суд богов, а ты не дал ответа. Если откажешься – потеряешь право зваться мужчиной.

     - Не откажусь, – скривил губы Гай. Его, как и любого парня его возраста, сильно задевало, что его считают неспособным за себя постоять.

     - На мечах! – крикнул Инвикт, ощерившись в злобной усмешке. – До смерти!

     - Быть по сему, – кивнул вождь. – Иди за мечом. И ты тоже. – Он повернулся к Гаю.

     Люди, прослышавшие про поединок, собрались в центре посёлка быстро, даже куриное яйцо не успело бы свариться. Инвикт, с мечом на левом боку и кинжалом на правом, раздвинул зрителей и вышел в круг. Гай уже стоял там, со скучным видом разглядывая облака. Кроме меча он не взял ничего.

     - Поединок кровью, сталью и волей богов, – произнёс вождь ритуальную фразу. – До смерти.

     Он помолчал и ударил посохом о землю, разрешая бой.

     Инвикт был отличным бойцом, не одна человеческая жизнь была на его счету, и он думал, что знает всех трёх жителей предгорий, с которыми в одиночку не совладает. Келсия он к таким бойцам не относил, а его сын Гай вообще вызывал тихое презрение. Сейчас Инвикт выхватил оружие и сделал пробный выпад. Спешить было некуда, можно сначала погонять этого труса по кругу, насладиться нарастающим ужасом в его глазах, возможно, услышать просьбу о пощаде, а уж потом прикончить. Лучше всего ударом в живот, чтобы тот успел осознать, как прекрасна жизнь. Гай, к удивлению сына вождя, ответил чётко и умело. Он тоже не спешил, прощупывая соперника.

     Через сотню ударов сердца Инвикт понял, что недооценил противника. Парень явно не собирался уступать, а уж тем более молить о пощаде. Провалилась попытка развернуть его против заходящего солнца, и несколько ловушек, которым Инвикта научил отец, тоже не сработали. С этим надо было кончать. Сын вождя нанёс несколько ударов, добиваясь правильной позиции, а затем применил свой лучший приём, который берёг для смертельного боя.

    Бой завершился вмиг. Инвикт атаковал быстро, сложным обманным движением. Гай вскинул меч, чтобы отвести удар, но удара-то не было. И тут Инвикт нанёс уже настоящий удар, который должен был проколоть противнику бок.  Не проколол. Гай повернулся и чуть отклонился, так что клинок прошёл мимо. И тут же его меч чиркнул Инвикта по шее.

     Наступила полная тишина, люди ошеломлённо смотрели на распростёртое в пыли тело. Никто не предполагал подобного исхода, и теперь все привыкали к мысли, что первый воин посёлка мёртв.

     - Убийца! – взгляд вождя был страшен. – Взять его!

     Двое из числа ближнего круга вождя подошли к Гаю, один из них забрал из его руки меч. У Гая мелькнула мысль не отдавать оружие, а пойти на прорыв к частоколу, но он знал: далеко уйти в таком случае ему не дадут. Не стоило переоценивать свои возможности. Тем более, не должны его обвинять в убийстве, поединок вёлся по всем правилам. Инвикта после прошлого поединка вождь просто поздравил с победой.

     Вождь тем временем повернулся вправо, где стояли его соседи:

     - Принесите гроб! И яму выройте!

     По традициям, убийцу закапывали в землю на три ночи. Из восьми наказанных таким образом за последние сорок лет выжил только один, зарезавший соперника в соседнем посёлке. От пребывания в гробу он сошёл с ума. Но ни разу такое наказание не применялось против победителя в поединке.

     Один из старейшин подал голос насчёт того, что наказание несправедливо, но тут же заткнулся под тяжёлым взглядом вождя. Ещё пара голосов, поддержавших старейшину, умолкли так же быстро. Вождь, конечно, с большим удовольствием, прикончил бы Гая прямо сейчас, но даже он не мог совсем уж ни с чем не считаться.

     Гай не сопротивлялся, когда его уложили в гроб. Не хотелось получать травму. Он расслабился, чувствуя, как ящик опускают в яму. Неглубоко, всего на локоть. А затем по крышке застучали комья земли. Что же, в наследство от ракшаса Гай получил не только умение убивать.

     Дыхание Гая замедлялось. Сердце, повинуясь командам, билось всё тише. Когда яма была закопана, Гай уже мало отличался от трупа. Но и это не было пределом. Скоро дыхание стало чрезвычайно замедленным и равномерным, а сердце билось настолько редко, что только шаман смог бы уловить жизнь.

     …

     Три ночи прошли, и тело сына вождя было предано земле. Гроб с телом убийцы раскопали после полудня, почти уверенные, что найдут там ещё один труп. Но к удивлению людей, Гай открыл глаза.

     Чувствовал парень себя не лучшим образом. Мышцы, застывшие в неподвижности, почти не слушались, горло пересохло так, что заговорить было совершенно невозможно. Он с трудом привстал, медленно выбрался из гроба и, потеряв равновесие, рухнул. Тщетно попытался сфокусировать взгляд на окружающих людях. Филлис не было среди обступивших его. Что же, этого следовало ожидать. Услышал голос вождя:

     - Изгнание – твой приговор. Уходи навсегда с тем, что сейчас с тобой!

     Это тоже нарушало обычаи, три дня под землёй должны были закрыть вину, но спорить у Гая не было сил. А у остальных – желания. Гай медленно, как столетний старец, пошёл к воротам. И не слышал, как вождь подозвал двоих парней, побратимов своего убитого сына.

      С каждым шагом идти становилось легче, мышцы постепенно разминались. Жажда стала нестерпимой, пересохший язык не шевелился. "Могли бы и воды дать",-  мелькнула в голове парня мысль. "Да, и сока волчьей травки туда добавить, чтобы уж наверняка".

     …

     Двое парней, не старше восемнадцати лет, шли по следу. Изгнанник повернул с дороги на узкую лесную тропку, следы он не прятал. Теперь он двигался не так неуклюже, как в тот момент, когда его выкопали. Акила, младший из двух, недовольно буркнул:

     - Надо было сразу его прикончить. Зачем дали отойти?

     - Дурак, – беззлобно откликнулся Мар, вышивка на рукаве которого говорила о скорой женитьбе. – И так на вождя косо смотрят. По обычаю, он вообще не должен был так делать. А сейчас всё правильно, этот ушёл с обработанной земли, значит можно его догнать и убить, как любого чужака.

     Следы вывели мстителей к роднику. Акила склонился над землёй:

     - Он здесь пил, посидел там, на бревне и снова пил. Ушёл совсем недавно, даже трава не распрямилась.

     Парни прошли по следу ещё сотню шагов. Мар, сжимая копьё, шёл впереди, а его напарник с луком – в паре шагов сзади. План был прост: когда они найдут изгнанника, Мар свяжет его боем, а Акила всадит в него стрелу. И не спасёт Гая невесть откуда взявшееся умение махать мечом.

     Сверху, с толстой ветви столетнего дуба на Акилу обрушилось человеческое тело. Парень успел только вскрикнуть, когда страшный удар локтя сломал его шею, как сухую щепку.

     Мар обернулся и вскинул копьё. Время вдруг потекло медленно-медленно, и парень отчётливо увидел, как дёрнулся и замер его побратим, как рука Гая вырывает нож из ножен, как копьё, которое должно было пронзить сердце врага, лишь чиркает по его груди и улетает дальше.

     Гай вскочил на ноги. Двигался он не так плавно, как раньше, но из глаз его смотрела смерть. Мар выхватил нож, прыгнул вперёд, нанося удар в шею. Гай встретил руку ножом Акилы, распоров предплечье, а затем, продолжая движение, ударил в горло.

     Куртка, обувь, два ножа, копьё и лук с дюжиной стрел составили добычу Гая. Он теперь уходил быстрее, пряча следы. Разумеется, никто не простит ему ещё двоих убитых, и возвращения отца нечего было ждать. Лучшее, что он мог сделать – уйти на юг, в Империю. Там хороший боец мог заработать себе на жизнь. Но Гай помнил при этом, что его отец ушёл на север, решив, что так будет лучше.

     Можно было идти пешком в одиночестве, Гай не боялся леса и сумел бы прокормиться. А можно было пристать к каравану, узнать по дороге о том месте, куда ведёт путь. Гай решил пройти по лесным тропам до караванной дороги, а дальше всё будет зависеть от того, попадётся ли караван, к которому захочется присоединиться.

    Луна заливала лес призрачным светом. Гай спал, удобно устроившись на ветке старого дуба, и не видел, как лунный свет вдруг задержался в неясной дымке, окутавшей могучее дерево. Теперь крона сияла, как гигантская жемчужина. А чуть позже этот светящийся туман сжался, превращаясь в женскую фигуру.

     Гай открыл глаза, когда кто-то позвал его по имени. Рука его сразу легла на нож, а та, кто разбудила его, рассмеялась. Лёгкий оттенок превосходства прозвучал в этом смехе, но больше ничего оскорбительного не услышал парень. Странным показалось ему, что какая-то сущность смогла обнаружить его в кроне дуба, и пригляделся он повнимательней.

     С виду той, кто сидела на ветке, можно было дать лет восемнадцать, очертания фигуры были совершенно девичьими. Но глаза выдавали истинный возраст, в них читалась мудрость и неведомая страшная сила. Одета незнакомка в тунику, которые носят жительницы Империи, причёска – узел на затылке, как у замужних. И ещё – венок из красного дерева с длинными шипами. Холод на миг обжёг сердце Гая, ибо только одно существо носило подобный венок.

     - А ты смелый, – женщина разглядывала парня с любопытством. – Редко кто из смертных осмеливается глянуть мне в глаза.

     Гай знал, что если бы Хозяйке Перекрёстков нужна была его смерть, он бы умер. Не защитили бы его ни оружие, ни человеческая отвага, ни даже магия, будь она у него. Только помощь богов могла его спасти. Но захотят ли боги вмешиваться из-за полукровки? Скорее всего, не захотят.

     - Кровь людей и кровь ракшасов в одном теле, – одна из богинь Тьмы говорила не спеша, в её голосе чувствовалась ирония. – Такого не было уже пять сотен лет. Ты не стал одержимым, не ушёл в горы жить отшельником, избегаешь убивать. Редко бывает такое смешение кровей, но ещё реже человек способен взять тёмную половину крови под контроль. Скажи, Гай, куда ты идёшь?

     - На юг, – с трудом ворочая языком, ответил парень.

     - Хочешь жить среди людей? Тогда я скажу, что с тобой будет дальше. Ты можешь стать воином, ремесленником или даже служителем кого-нибудь из двадцати Светлых богов. Никто не почует твою вторую сущность, слишком слаба и неразвита она. У тебя может быть семья, но дети твои не получат то, что получил от отца ты. Обычные люди. Со временем ты умрёшь, прожив столько же, сколько обычный человек и не узнав и десятой доли своих возможностей. Тебе хочется этого? А если ты найдёшь мага и станешь его учеником – он разбудит дремлющие в тебе силы. Вот только маги людей не способны удержать такую мощь, и попытка сделать из тебя мага закончится гибелью. Твоей и тех, кто рядом с тобой.

     - Да. Я хочу прожить человеческую жизнь. И не стану учиться магии. Спасибо за предупреждение.

     - Одно не мешает другому, – Хозяйка Перекрёстков стала серьёзной. – В моей свите есть место для такого, как ты. Если ты, Гай, станешь служить мне, во время службы ты сможешь учиться у меня. Твои способности начнут развиваться, и я сумею сделать так, чтобы они не разрушили твою душу и твой разум. Ты станешь магом высокого уровня, и тех, кто сравнится с тобой среди людей, можно будет пересчитать по пальцам одной руки. А плата невелика.

     - Слишком велика, – прошептал Гай, чувствуя, как тяга к силе и власти над собой медленно захватывает его.

     - Сотня лет службы – пустяки, – тёмная богиня посмотрела на луну и вновь улыбнулась. – Полоса свободы у тех, кто в моей свите, намного шире, чем у любого человека в обществе людей. И после истечения срока у тебя останутся не меньше сотни лет на ту жизнь, к которой ты стремишься. Но жизнь не обычного человека, а могучего мага.

     - Нет, – прошептал Гай. – Спасибо за предложение, я проживу одну человеческую жизнь. Мне этого достаточно.

     - Ты смел. Но глуп, – улыбка пропала с лица женщины. – Ты не знаешь, от чего отказываешься. Но у тебя есть время передумать.

     - Не передумаю, – Гай хотел сказать это в полный голос, но из губ его вырвался еле слышный шёпот.

     - Люди недолго живут, – Хозяйка Перекрёстков глянула вглубь леса и снова повернула своё нечеловечески красивое лицо к парню. – Когда ты почувствуешь дыхание старости, когда суставы твои начнут болеть при каждом движении, когда на прогулку по двору не станет сил, или когда опухоль начнёт пожирать тебя изнутри, вспомни этот разговор. И помни, что в моей воле вернуть молодость и дать своему слуге ещё столетие жизни. Сможешь ли ты и тогда отказаться от этого?  Думай, Гай. Если надумаешь – принеси мне жертву в любое полнолуние и позови меня. Я подожду. У меня есть время.

     Хрустальный звон разорвал тишину, и женская фигура исчезла. Чуть прогнувшаяся ветка распрямилась, дымка, затуманивающая луну, растаяла. Гай вздохнул, чувствуя, как что-то тяжёлое спадает с его души. Помотал головой, не веря, что разговаривал с самой Хозяйкой Перекрёстков и остался жив.


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Ivan_Al
    Категория: Фэнтези
    Читали: 60 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 января 2016 | Просмотров: 122 | Комментариев: 10 |

    Комментарий 1 написал: octopussy (27 января 2016 20:30)
    Привет! На этот раз прямо заинтересовала сказочка) даже не заметила, как прочитала)
    А вот то, что заметила:

    Если бы вместо ворона за людьми наблюдал мастер меча, он бы сразу понял, что двое ведут учебный поединок. Палки в их руках были деревянными мечами, соответствующими по длине и весу мечам стальным.двигался легко и уверенно. На его лице играла улыбка, а деревянный меч порхал
    повторы, последнее заменить на оружие
    а здесь убрать:
    работал своим оружием чисто профессионально.
    она с парой подружек весело болтала с тремя ровесниками Гая.
    мудреное предложение, может так: она и пара подружек болтали с тремя парнями, по возрасту - ровесники Гая.
    Сестрёнка Гая прошлой осенью вышла замуж, и трудно в доме совсем без женской руки.
    А где мама?
    Могли бы и воды дать, мелькнула мысль.
    пишешь с позиции автора, а здесь сбился на фокал. Нужно переделать: "Могли бы и воды дать", - мелькнула в голове Гая мысль.
    Парни прошли по следу ещё сотню шагов, Мар, сжимая копьё, шёл впереди, а его напарник с луком – в паре шагов сзади.
    разделить
    Когда они найдут изгнанника, Мар свяжет его боем, а Акила всадит в него стрелу. И не спасёт Гая невесть откуда взявшееся умение махать мечом.
    Это что? Мысли? Тогда нужно оформить соответственно.


    Комментарий 2 написал: Ivan_Al (28 января 2016 05:23)
    Спасибо за дельные замечания, поправил кое-что. Насчёт оформления мыслей - подумаю, как это можно лучше сделать. А что касается мамы Гая - то она умерла. Об этом намекается в моменте, когда он говорит про оскорбление памяти матери.


    Комментарий 3 написал: DGX (28 января 2016 10:33)
    Мне кажется, ты стал еще лучше писать. Работа очень понравилась. Читал в течении 5 часов маленькими порциями в перерывы. Но это никак не помешало восприятию). Буду ждать следующие работы.



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Ivan_Al (28 января 2016 16:02)
    DGX,
    Спасибо большое : )


    Комментарий 5 написал: Kors (31 января 2016 07:09)
    присоединяюс к предыдущим ораторам - приятно прочесть. Очень интересно)



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Ivan_Al (31 января 2016 07:47)
    Kors,
    Спасибо за комментарий, рад, что вам понравилось :).


    Комментарий 7 написал: Арийская Волчица (7 марта 2016 21:19)
    Отличное начало, интересное.
    Мне очень понравилось изложение, неспешное, но и не затянутое.
    Только вот для таких, как я, стоило, наверное, пояснить, что такое ракшас =)))

    Хочется почитать чего-то особенного..
    Надеюсь, нашла, что искала =)



    --------------------

    Комментарий 8 написал: Ivan_Al (8 марта 2016 08:31)
    Цитата: Арийская Волчица
    Только вот для таких, как я, стоило, наверное, пояснить, что такое ракшас

    Да, это упущение, согласен.
    В данном мире это другой вид человека, ведущий одиночный образ жизни, почти неразумный, использующий магию для придания организму сверхчеловеческих способностей. Вымирающий вид.
    Спасибо за комментарий.


    Комментарий 9 написал: Арийская Волчица (8 марта 2016 09:02)
    Цитата: Ivan_Al
    вид человека, ведущий одиночный образ жизни, почти неразумный, использующий магию для придания организму сверхчеловеческих способностей

    Вот оно как.. А то я уже и у гугла спросила, но все равно не смогла толком понять, что вы имели в виду =) Благодарю за пояснение!



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Ivan_Al (8 марта 2016 10:08)
    Цитата: Арийская Волчица
    Вот оно как.. А то я уже и у гугла спросила

    Гугл мог объяснить, что ракшас - разновидность человекоподобного демона в Индийской мифологии. Я слегка изменил значение, чтобы лучше подходило к сюжету. Возможно, стоило чуть задержаться на этом в тексте.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.