«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 12
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Shteler (19-го, 31 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Огниво Рассвета. Глава 6.10

    Точно такой же удар и привел его в чувства. Только теперь мужчина сидел на стуле, связанный по рукам и ногам. Вильфред же избавился от уличного одеяния и предстал перед своим пленником в дубленом жилете поверх темной рубашки.

    Второй тумак рука архимагистра пережила уже не так безболезненно, отчего Форестер, чуть отступив от кузнеца и повернувшись к нему спиной, решил опустить кулак в стоявший на длинном столе тазик с водой. Позади послышались всхлипы и тихие стоны. Прийти в себя после пары мощных ударов по черепу даже такому здоровяку, как Глен, было непросто.

    — Ч… что? — с трудом расплетя язык, пробормотал он, тяжело вздыхая. — Где я?

    Вильфред ничего не ответил. Лишь встряхнул влажную руку, мельком протер полотенцем, на котором тут же появилось несколько кровавых пятен, и стал перебирать расположившиеся на столешнице предметы. Сейчас пара людей находилась в погребе архимагистра, оборудованном им под некое подобие мастерской. Здесь вам и напильники, и молотки, и просто голые лезвия, и чего только нет. Все эти вещи, любовно разложенные в ряд, Вильфред сейчас и проверял, поправлял, просто проводил ладонью, стирая пыль и испытывая на остроту.

    — Ты… ты кто такой, бес тебя забери? — со слабо угадывавшимся в измученном голосе гневом спросил Глен расположившегося перед ним человека, видно, только сейчас приметив его своим плывущим взглядом.

    — Я-то? — обернулся Вильфред и подошел к пленнику, сойдясь с ним лицом к лицу. — Неужто ты меня не помнишь?

    Тот не ответил, сглотнув и громко шмыгнув носом. Он смотрел на колдуна прохладно, еще не до конце придя в себя. Вильфред же не стал допытываться, трясти за плечи, стучать по и без того сейчас слабо соображающей голове кузнеца. Архимагистр лишь хмыкнул, отошел назад, возвращаясь к своим делам с рабочими инструментами, и спокойно стал пояснять:

    — В таверне. Шесть дней назад. Мы пересеклись с тобой на секунду за стойкой.

    — И что? Что с того? Какого хрена я тут делаю?!

    Он поерзал на скрипучем стуле, несколько раз резко дернул руками, пытаясь разорвать связывавшие их с подлокотниками толстые веревки. Но, конечно, у него ничего не вышло.

    — Так ты помнишь меня? — бросил за плечо колдун.

    — Никого я не помню, мать твою за ногу! — уже более бурно стал вырываться кузнец, едва ли не прискакивая на седалище.

    — Угу… — закивал Вильфред. — Ясно.

    Архимагистр резко развернулся. Послышался звонкий удар. В мгновение ока связанный человек опрокинулся на бок, скривившись, оскалившись и зашипев. В руке Форестера сверкал отполированный до блеска молоток.

    Несколько секунд Вильфред так и простоял, смотря на кузнеца полными крови глазами и глубоко вздыхая, подобно быку, желая лишь подойти и добить скулящую от боли жертву. Но в итоге усмирил свой гнев, легким мановением руки вернув стул с привязанным к нему пленником в правильное положение.

    Кузнец встряхнул головой, щурясь, взглянул на покачивавшуюся под потолком свечную лампу, потом опустил взгляд на Вильфреда, огляделся.

    — Ты… — проговорил Глен, облизывая губы. — Ты… Да… Ты тот колдунишка… — Он безумно хохотнул, тут же закашлявшись. — Я… помню тебя, помню.

    — Вот видишь, — развел руками Форестер. — А только что говорил обратное. Никогда бы не подумал, что молоток обладает таким отрезвляющим действием. — Архимагистр прокрутил инструмент в руках, взяв его обратным хватом, подошел к кузнецу, присел на корточки. — Тогда, быть может, тебе вспомнилась и девушка, что была со мной?

    — Д… девушка?

    — Да. Такая стройная, красные волосы, платье. Хм?

    Глен бессильно поник головой, быстро закачав ею из стороны в сторону. Часто дыша, поднял глаза обратно на Вильфреда. Тот отвел взгляд, ухмыльнулся.

    Широкий размах — и блестящая головка молота вновь встречается с лицом кузнеца, теперь уже сталкиваясь с другой скулой. Удар порождает лязг, хруст и короткий вскрик. Глен вновь оказывается поваленным на бок.

    Вильфред отбросил молот в сторону, отчего по погребу разлился протяжный металлический гул. Встал, отошел к столу, уперся в него руками. Закусил губу. В сердце буквально бурлил гнев, и ему давно пора было дать волю: либо через руки, забив, придушив, уничтожив эту лживую повязанную тварь; либо через глотку, возопив что есть мочи и хоть как-то разгрузив взвинченный организм. Но последнего он не мог себе позволить, боясь привлечь чьи-либо уши, а для первого было еще рановато.

    Поэтому архимагистр вновь взял свое готовое лопнуть терпение в кулак, выдохнул, снова магией подняв стул с Гленом на ножки. Кузнец бурчал, хрипел, тихо бранился, однако заговорить с чародеем долго не решался. Только когда заметил, как его пленитель в очередной раз стал перебирать свои инструменты, человек-таки издал аккуратную фразу:

    — Слушай, мужик. Что за пытку ты устроил? Мы же можем с тобой спокойно сесть, все обсудить, прийти… к решению. Что тебе нужно? Я расскажу все, что знаю, только… — он неожиданно разревелся, продолжая говорить уже сквозь слезы и всхлипы. — Только… прошу, хватит. Перестань. Я… я скажу все, клянусь.

    — Я тебя уже спросил, — сквозь зубы процедил архимагистр, по-прежнему не поворачиваясь к Глену.

    — Девушка? — осенило вдруг того, и он быстро закивал. — Да. Да, была. С тобой была, помню, точно. Вы сидели за дальним столом. В углу.

    — Что ты с ней сделал?! — устав от этих хождений вокруг да около, закричал Форестер, хватая кузнеца за горло. — Что?! Отвечай!

    — Я… — тому с трудом удавалось издавать какие-либо звуки, так сильно колдун сдавливал глотку. Впрочем, Форестер быстро понял, что переусердствовал, и отпустил пленного, вынудив того сухо закашляться. Придя в себя и увидев выжидательные глаза архимагистра, Глен продолжил: — Послушай, в тот вечер я… был не в самом благоразумном состоянии. Я даже не помню, как дома-то оказался.

    Вильфред расстроено поник головой, скрестив руки на груди. И вернулся к своему столу, загремев железками.

    — Серьезно, — меж тем тараторил Глен, — я и сейчас-то с трудом соображаю. Дай мне… время. Развяжи. Я, я все вспомню, все расскажу. Но сейчас я банально не в состоянии. А еще эти веревки… — Он чуть придернул рукой. — Стесняют, колются.

    — А что, — заговорил архимагистр, не отвлекаясь от своих дел, — сильно жмут?

    — Сильно. Я уже ниже запястий ничего не чувствую.

    — Исправим.

    Вильфред Форестер повернулся, держа в руке поднятую повыше пилу, дабы тусклое пламя свечи смогло наиболее ярко осветить ее чуть ржавые, но острые резцы. Некоторое время наигранно полюбовавшись на инструмент, архимагистр подошел к пленнику, опустился на колено, прикладывая зубастую металлическую пластину чуть ниже локтя кузнеца.

    — Эй-эй-эй! — забился в страхе тот. — Стой! Подожди! Не надо! Я все скажу, скажу!

    — Так говори! — гаркнул в ответ колдун. — Не заставляй меня ждать.

    Кузнец заметался, пытаясь подобрать слова, бегал глазами по погребу, то и дело облизывая губы, но так и не мог начать.

    — Девушка, — холодно напомнил ему Форестер.

    — Ах да! — озарено воскликнул Глен. — Девушка. Да, она была, я же сказал. Но, клянусь, я даже пальцем ее не тронул…

    — Ложь, — прерывая эту тарабарщину, коротко сказал архимагистр, покрепче сжав рукоять пилы.

    Резцы рьяно забегали по плоти взад-вперед, быстро взрезав кожу и заставив кровь выхлестнуться наружу. Погреб объял страшный, надрывный ор. Но архимагистр на эти секунды словно оглох, не обращая внимание ни на крики, ни на страстные мольбы. Пила продолжала скрежетать по обливавшимся алым соком мясу, костям. Кузнец бился в истерике, вереща от боли, но вскоре его бессмысленный вой сменился вполне себе ясными словами:

    — Это Рокстель! Он убил ее! Он!!! Я не убива-а-ал!!!

    Вильфред остановился, изъял окровавленную пилу из прорезанной на дюйм руки, отбросил инструмент прочь. Кузнец же вновь взвыл, рыдая и вопя одновременно.

    — Заткнись, — твердо схватил его за шкирку колдун, — иначе я вырву тебе язык и заставлю сожрать.

    Угроза подействовала моментально. Глен стиснул зубы, теперь лишь тихо рыча и поскуливая от боли. Архимагистр запустил руку в плошку с каким-то бесцветным порошком, бросил горсть на рану кузнеца. Та тут же вспенилась, громко зашипев и, судя по выражению лица пленного, доставив ему тем самым немало неприятных ощущений. Зато страшный разрез у локтя теперь покрывала гнойного цвета рыхлая корка, не позволявшая пробиться через себя ни капельки крови.

    — Рокстель… — часто дыша и временами кривясь, заговорил кузнец. — Он… он убил ее.

    — Ну, — Вильфред принялся протирать окровавленные руки платком, — о роли твоих товарищей я планировал узнать чуть позже. Но раз начал, то довершай. Кто такой этот Рокстель, где его найти, и кто был третьим?

    — Рокстель — он… ты мог встретить его на рынке. Он обычно стоит там в начале недели, торгует всяким барахлом.

    — Каким барахлом?

    — Ну там, поделки из дерева, металла, стеклышки.

    — Как он выглядит? — заметно торопил кузнеца маг, отвернувшись и коротко прогремев инструментами на столе.

    — Высокий. Плечистый такой. Бритоголовый. С шрамом, — в уголке губ Глена показался кончик языка, — вот здесь. Бледный такой, рваный. Я про шрам. А сам Рокстель загорелый. Урожденный синевартец.

    — А второй?

    — Вторым был Холгер, — тяжело вздыхая и кривясь от боли, продолжал кузнец, да рассказывал с такой охотой, что, казалось, ему это доставляет удовольствие. — Северянин. Длинные светлые волосы. Борода до кадыка. Тощий. Он содержит лошадей в городских конюшнях. Кормит, чистит копыта. На побегушках у отца-старика, Роальда.

    — И какова была его роль?

    — Роль? — истинно непонимающе вскинул глаза на Вильфреда Глен.

    — В убийстве той девушки.

    — А! Да, он там был! Держал ей руки, пока Рокстель… ну…

    — Я понял, — вскинул открытую ладонь архимагистр. Медленным шагом, держа руки за спиной, приблизился к пленному, склонился. — А что там делал ты?

    — Ну… — потупил взгляд патлатый, — я… Я…

    — Все-таки тронул ее пальцем?

    Глен растеряно посмотрел на Вильфреда и, увидев в глазах того неподдельную серьезность, кивнул.

    — Каким? — распрямился колдун. — Покажи.

    Некоторое время поколебавшись, мужчина опасливо, дергано распрямил указательный палец правой руки. Чародей бросил на него короткий взор, поджал подбородок и вдруг быстро размахнулся выхваченным из-за спины топором. Мгновение — и отрезанный по фалангу палец кузнеца оказался на земле, исторгая тонкие ручейки крови. И снова погреб сотряс крик боли. Но в этот раз Вильфред не стал ни ничего говорить, требуя тишины, ни тем более посыпать свежую рану целительным порошком. Он просто стоял, большими глазами смотря на бившегося в припадке человека.

    — Отпусти меня! — возопил Глен. — Пожалуйста, прошу-у! Я сказал тебе все! Все!

    — Откуда мне знать, что ты не соврал? — положив топор на стол, вернулся к пленнику архимагистр.

    — Я клянусь! Всю правду сказал!

    — Ты уже клялся! — неожиданно громко укорил его колдун. — Клялся, что не трогал ее! Было?!

    — Да, да, да, — тихонько соглашался мужчина, кивая.

    — И почему, — Вильфред одним шагом сблизился с ним, оказавшись практически нос к носу, — я теперь должен тебе верить?

    Глен поднял полные слез глаза на пышущего злобой колдуна, трясущимися губами промямлил:

    — Я… клянусь. Это правда. Все правда-а-а. — И разрыдался, опуская голову.

    Форестер смерил это ничтожное создание взглядом, медленно обошел за спину. Кузнец сопроводил его своими робкими, опухшими от слез розовых глазами.

    — Ты… — заговорил архимагистр безбурно. — Держал ее за волосы?

    Глен едва заметно закивал.

    — Вот так?

    Вильфред, не смывая с лица безэмоциональную алебастровую маску, схватил грязные патлы, оттянул.

    — Да, — хрипнул кузнец, не по своей воле запрокинув голову.

    Колдун приклонился к уху мужчины.

    — Скажи мне, — почти шепотом промолвил архимагистр, облизнув губы, — что ты чувствовал, оказавшись на таком расстоянии от нее?

    Глен не отвечал. Лишь склабился от боли и громко шмыгал забитым носом.

    — Тебе… нравился ее запах? Маттиола. Нежная, сладкая. Ты ощущал его?

    Вильфред говорил, как умалишенный, глупо улыбаясь и немигающими глазами смотря на кузнеца.

    — Да. Да, — потакал Глен. — Ощущал.

    — Он тебе нравился?

    — Нравился.

    — И ты что же, не решился срезать ни одного ее ароматного локона? — Архимагистр сорвал с пояса мужчины кинжал, приложил острием точно к его глазу.

    Кузнец вмиг умолк, перестав даже болезненно всхлипывать, безумно уставился на расположившуюся в ногте от зрачка сталь.

    — Нет? — продолжал Форестер. — Хочешь сказать, на этом клинке нет ни волоска? Ни капельки крови или пота Син? Нет?!

    Маг вдруг оторвал кинжал от щеки человека, оттянул его посильнее за лохмы, приложил лезвие ко лбу. И, скривив рот от усилия, стал резать, вспарывая кожу кузнеца, оголяя окровавленный череп. Глена заколотило, он кричал, но Вильфред не слышал ни единого вырывавшегося из глотки мужчины звука. Все, что тревожило его уши в данный момент — это треск взрезаемой дюйм за дюймом и отрываемой плоти.

    Отбросив скальп, Форестер вскинул руку в сторону. Из тьмы в его открытую ладонь прыгнул тот самый фиолетовый камень, который архимагистр тут же, острым концом, с размаху вогнал в голову кузнеца. Трепыхания Глена моментально прекратились.

     

    Содержание

    Глава 1.1

    Глава 1.2

    Глава 2.1

    Глава 2.2

    Глава 2.3

    Глава 2.4

    Глава 2.5

    Глава 3.1

    Глава 3.2

    Глава 3.3

    Глава 3.4

    Глава 4.1

    Глава 4.2

    Глава 4.3

    Глава 4.4

    Глава 5.1

    Глава 5.2

    Глава 5.3

    Глава 5.4

    Глава 6.1

    Глава 6.2

    Глава 6.3

    Глава 6.4 

    Глава 6.5

    Глава 6.6

    Глава 6.7

    Глава 6.8

    Глава 6.9

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: PonterCveyg
    Категория: Фэнтези
    Читали: 59 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 января 2016 | Просмотров: 91 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (29 января 2016 15:34)
    Мне почему-то кажется, что в первом предложении правильнее будет "привёл в чувство". По крайней мере, раньше я встречал именно такое написание.
    Думаю, что 18+ поставлено не зря.


    Комментарий 2 написал: PonterCveyg (29 января 2016 17:44)
    Цитата: Ivan_Al
    Мне почему-то кажется, что в первом предложении правильнее будет "привёл в чувство". По крайней мере, раньше я встречал именно такое написание.

    Да, действительно, я ошибся)
    Спасибо за отзыв!

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.