«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 9
Всех: 9

Сегодня День рождения:

  •     Simply Son (18-го, 27 лет)
  •     Vir dolorum (18-го, 26 лет)
  •     Рэйв Саверен (18-го, 29 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1948 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Изгнанник. Часть шестая

    Северный ветер пригнал с Безжалостных гор холодный прозрачный воздух. И теперь поднявшееся над деревьями солнце озаряло усыпанную свежим снегом полянку и холм с дверью землянки в нём.

     Гай выбрался на воздух, обтёр лицо горстью снега и с тайной гордостью глянул на баню. Небольшая, топящаяся по-чёрному, она наконец-то дала возможность вымыться нормально. Гай сам не понимал, насколько соскучился по горячему пару, баня в Картиале и в подмётки этой не годилась. Так, сполоснуться. Он поправил топорик за поясом и прикинул: где лучше всего продолжить брать лес? Пока снега мало, вывезти нужно как можно больше.

     - Холодно, – раздался сзади голос Сан. Девушка тоже вышла из душной землянки и поёжилась. – Я хочу рябину собрать. Сходишь со мной?

     Гай, улыбнувшись, кивнул. Только такие прогулки позволяли парню с девушкой побыть вдвоём. В землянке царила жуткая теснота, да и рядом с жильём за женихом и невестой всегда наблюдали чьи-нибудь любопытные глаза.

     Сан скрылась внутри и почти сразу появилась уже тепло одетая. Длинная замшевая куртка с меховой подкладкой и лисья шапочка ей очень шли. Девушка поймала восхищённый взгляд парня и рассмеялась:

     - Неужто не насмотрелся ещё? Пойдём.

     Солнце ярко светило, играя на свежем снегу разноцветными искорками. Девушка шла рядом с Гаем и рассказывала ему, что Оливер вчера уговорил Зяблика выдать за него Мелину. Не сейчас, конечно, а как она вырастет.

     - Следовало ожидать, – улыбнулся Гай. – Я заметил, что Оливер давно на девочку поглядывает.

     - А ты не заметил, что Наркисса с тебя глаз не сводит? – Сан толкнула парня локтем. – Смотри, увижу что-нибудь – личико-то я ей попорчу.

     - Она мне не нужна, Сан, – нагнулся Гай к уху девушки.

     Сан недоверчиво покосилась, глянула в его глаза и лукаво улыбнулась:

     - Смотри, птичка, – она кивнула в сторону, и когда Гай повернул туда голову, засунула ему за шиворот комок снега. Тут же отскочила и нырнула под ветки.

     - Коварная! – Гай бросился за девушкой, та выскользнула и со смехом нырнула в узкий проход между кустами. А ещё через два удара сердца крепкие руки обхватили её и прижали спиной к стволу огромного дуба. Лицо Гая оказалось совсем рядом с её лицом, взгляды их встретились, дыхание смешалось. Губы парня осторожно коснулись губ Сан, которая закрыла глаза и ответила на поцелуй…

    Рябины они всё-таки набрали. Да ещё Гай пометил несколько подходящих для будущего дома деревьев. Возвращались уже к закату, то и дело останавливались, замирая в объятиях друг друга и ища губами губы – и время вновь пропадало для них.

     - Гай, – Сан склонила голову на его плечо. – Можно я спрошу?

     - Конечно, спрашивай, – Гай чуть удивился. Обычно девушка не делала таких вступлений перед вопросом.

     - Ты когда догадался, что я – девушка?

     - Знаешь, Сан, может быть я и не очень наблюдателен, но уж на ощупь всегда отличу девушку от парня. И догадался я тогда, когда тебя до фургона нёс.

     - И потом, когда я рядом с тобой спала, ты всё знал и меня не трогал. Я совсем непривлекательна, да?

     - Ты самая красивая, – шепнул Гай в ушко. – А тогда ты была моим напарником, как-то неудобно.

     Сан рассмеялась так заразительно, что Гай тоже расхохотался. Девушка уткнулась замёрзшим носом в шею и продолжила почти шёпотом:

     - А мне ты сразу понравился. Как только к каравану присоединился. Я тогда мечтала: «Вот бы он догадался, что я девушка, и посватал бы». И думала, что ты на меня даже не посмотришь. А потом боялась, что сделаю что-нибудь не так, и ты меня прогонишь…

     У Гая от таких слов перехватывало дыхание. Он осторожно гладил девушку по щеке:

     - Теперь мы всегда будем вместе. В горе и в радости. И я стану тебе хорошим мужем.

     Горячее дыхание девушки, казалось, обжигало шею. От близости любимой в теле возникла дрожь, которая не укрылась от невесты:

     - Ой, ты совсем замёрз. Пойдём до дому, греться.

     Гай не стал объяснять, что дело не в замерзании. Он понимал, что лучше остановиться сейчас, что холодный зимний лес – не лучшее место, чтобы начинать супружеские отношения. Но впереди у них вся жизнь, и в ней найдётся место для всех радостей.

     Дрожащие, замерзшие и счастливые, они перешагнули порог землянки и оказались в привычной душной тесноте. Наркисса, увидев, как они продрогли, тут же встала с лежанки, шагнула к очагу и сняла с него кувшин с горячим сбитнем. Но за миг до того, как она отвернулась, Гай успел заметить гримасу ненависти, мелькнувшую на красивом лице.

     Тут же Наркисса повернулась обратно, держа в руках две дымящихся кружки. Теперь на её лице не было ничего, кроме радушия, смешанного с лёгким беспокойством. Гай принял кружку, поблагодарил и коснулся губами горячего напитка. Сан, с наслаждением вдохнувшая медовый запах, вдруг резко вскинула голову, а через миг повернулась к Гаю:

     - Не пей!!!

     Гай от неожиданности дёрнулся, разлив не меньше трети кружки. Взвизгнула Роксана, на которую попали горячие брызги, а Наркисса поморщилась с сожалением. Сан повернулась к ней:

     - Ты! Думала, что я совсем тупая и запаха шлемника не почувствую!? Да в тебя саму надо это влить. Рискнёшь выпить то, чем других угощаешь?

     Тут же отобрала кружку у ошарашенного Гая, принюхалась.

     - Что там? – спросил парень, нехорошо поглядывая на Наркиссу.

     - У тебя нет такого. А в моей кружке…

     - Успокойся, – презрительно бросила Наркисса. – Нужна ты мне, тебя опаивать. Да кто ты есть, что на меня голос повышаешь? Или легла под хозяина – так всё можно?

     Кровь бросилась Сан в лицо, от такой наглости девушка не сразу нашлась, что ответить. А когда она выдохнула и уже собиралась выплеснуть сбитень Наркиссе в лицо, Гай остановил невесту, взял кружку у неё из рук и принюхался. Действительно, какая-то посторонняя примесь чувствовалась, но какая – он сказать не мог. Шлемник не рос там, где жил Гай. Тогда парень шагнул к Наркиссе:

     - Если не травила – выпей сама. Ну?

     - Да, пожалуйста, – с видом оскорблённого достоинства, повела та плечом. – Как скажешь.

     Изящно взяла кружку, шагнула к столу, поднося горячее питьё к губам, и неловко зацепила ногой за ногу Оливера. Удержалась на ногах, но сбитень разлился по полу.

     - Ох, как неудачно, – сморщила она нос. – Ничего, сейчас ещё налью. Из того же кувшина.

     - Не трудись, – сказал Гай, с усилием разжав зубы. – Если бы ты выпила, я бы тебе поверил. А сейчас получается, что с тобой рядом опасно людям жить. Завтра с утра покинешь это жилище. Навсегда.

     Наркисса не веря, взглянула, и поняла, что Гай не шутит. Она переспросила:

     - Как, навсегда? Зимой?

     - Да. А чтобы ночью чего не удумала… Зяблик, подай-ка вон тот ремешок.

     Наркисса, с искажённым ненавистью лицом, шагнула к Сан, целя неизвестно откуда взявшимся ножом ей в горло. Та отшатнулась назад, а Гай перехватил руку, завернул за спину, вынимая из пальцев оружие. Тонкий стилет, которого он не припоминал в добыче.

     - Ненавижу! – простонала Наркисса, извиваясь и дёргаясь. – Мразь! Твоё место в лупанарии, за серебрушку караванщиков радовать!  У-у-у…

     Дальше последовал поток брани, больше подходящий отбросам общества, чем аристократке. Зяблик, тем временем, подал ремень, и Гай связал Наркиссе руки. Не так туго, чтобы нарушить кровообращение, но достаточно надёжно, чтобы девушка не могла освободиться самостоятельно. Ругань за это время сменилась на истерические рыдания, мольбы о прощении и клятвы в вечной любви. Когда Гай отпустил девушку, та извернулась, упала на колени и попыталась поцеловать его ладонь. По лицу её текли обильные слёзы, оставляя дорожки на грязных щеках. Кто-то из девочек жалобно всхлипнул.

     Гай отдёрнул руку. Чувствовал он себя не лучшим образом. Одно дело – убить в бою, а совсем другое – выгнать зимой на мороз без шансов на выживание. Но и оставлять это так нельзя. Гай всерьёз опасался за жизнь своей невесты, если эта дрянь будет рядом.

     - Заткнись, – бросил он, и Наркисса послушно замолкла. Только всхлипывала и смотрела полными слёз глазами. – Девочки, ужин есть? Или туда тоже шлемника насыпали?

     Ужин появился на столе незамедлительно. Все, кроме Наркиссы, поужинали, но ели без всякого удовольствия. Дорсия хотела покормить и Наркиссу, но та, мотнув головой, отказалась. Затем все начали укладываться спать.

     В темноте Гай вдруг услышал тихий шёпот. Он прислушался и разобрал, что Наркисса уговаривает Дорсию развязать её и обещает вести себя паинькой. Пришлось встать и переложить связанную девушку рядом с собой. Та тут же воспользовалась моментом и, как только он лёг, прижалась всем телом и коснулась губами его щеки. Гай отодвинул голову, Наркисса намёк поняла и с нежностями больше не лезла.

      Камни развалин, торчащие из снега, в розовых лучах заходящего солнца превращали руины Картиалы в какой-то сказочный край. Но не много было людей в этом краю, чтобы оценить красоту. Лишь в нескольких домах, недалеко от Старой Цитадели жили человек сорок. Пережившие падение города и резню, подобной которой не припоминали и летописи, они до сих пор боялись высовываться, прячась от зимы и людей.

    Две фигуры, мужская и женская, появились из-за обломка стены. Перегрин, увидев путников, отложил в сторону охапку поленьев и поднял топор. Тут же узнал одного из гостей. Гай с Вороньего Гнезда, он заходил в Картиалу, вернее в то, что от неё осталось, в конце девятой луны. Его семья нашла пристанище в лесу севернее города. А кто с ним? Девушка, судя по одежде и походке. Перегрин заметил, что рукава у неё пустые. Калека?

     - Добрый вечер, – поздоровался Гай. – Принимаешь ли гостей, хозяин города?

     Сказано это было с небольшой насмешкой, но без злобы. Действительно, Перегрин, как лидер уцелевших в городе семей, мог по праву так именоваться.

    Перегрин ответил на приветствие, приглашающе показал на дверь, изучая взглядом девушку. Не калека, просто куртка одета поверх связанных рук. Пленница, значит. Высокая, черты лица правильные и красивые, глаза заплаканные, продрогла насквозь.  Куда сосед с такой добычей направляется? Невольничьих рынков поблизости нет.

     - Гость в дом – радость в дом, – Перегрин открыл дверь, пропуская Гая и его спутницу внутрь. Там, между каменными стенами, вокруг очага собрались остальные члены его семьи. Жена Перегрина и шестеро детей: трое – своих и трое – подобранных на руинах.

     Тут же гостю подали большую кружку пива и горячий пирог с мясом. Тот, попробовав, заметил:

     - Зерна у вас девать некуда, раз на пиво хватает.

     - Есть зерно, – хохотнул хозяин, поднимая свою кружку. – Спасибо тому купцу, что сюда заехал в начале десятой луны. И зерно оставил, и лошадей, и сами остались.

     Перегрин расхохотался, вспоминая ошеломлённый взгляд купца, осознавшего, что покупать у него никто ничего не собирается.

     - А чем кормите лошадей? – с любопытством спросил Гай, отхлебнув пива.

     - Тут ты прав, кормить нечем. Зарезали их, вот, мясо едим. Пара осталась, подержим, пока соломы хватит. К полнолунию зарежем. Ты лучше расскажи, что за девку ты привёл?

     История Гая оказалась проста. Невеста его пришлась не по душе той, которая метила на её место, и это чуть не обернулось бедой. Изгнание – мягкая кара за подобное, и оправдать такую мягкость могло только то, что никто не пострадал.

     - Да, Сан, невеста моя, догнала нас, когда мы вышли, и попросила не оставлять её в лесу, а отвести в город – Гай отхлебнул ещё глоток пива. – Может быть, здесь кто-нибудь её приютит.

     Перегрин заметил, как изменилось лицо Гая, когда он говорил о своей избраннице. Пожалуй, не стоило никому на неё покушаться. А Наркисса сидела, опустив голову, и не подозревала, как ей повезло.

     Он снова посмотрел на девушку. Красивая. Не сравнить с располневшей и потерявшей былую красоту женой. Представил, как станет извиваться в его объятиях это молодое, полное сил тело и кивнул:

     - Да, такую кто угодно приютит. Слушай, отдай её мне. Работать по хозяйству будет, и ночью удобно. Пока в наложницах походит, а родит – младшей женой сделаю.

     Его жена не стала скандалить при госте, но глянула так, что сразу было ясно: стоит Гаю уйти – и Перегрина ждёт неприятный разговор. Наркисса же никак не отреагировала на эти слова. Кажется, ей было уже всё равно.

     Хозяин города протянул Гаю золотую монету, закрепляя сделку. Тот кивнул, показав жестом, что в расчете:

     - Пусть так, хозяин. Благодарю за ужин, меня ждут дома, – Гай поднялся.

     - Куда пойдёшь на ночь глядя? – проворчал Перегрин. – Место есть, переночуй.

     - Правда, останься до утра, – пятнадцатилетняя дочь Перегрина Майя присела рядом и дотронулась до его руки. – Расскажешь что-нибудь…

      С точки зрения Перегрина, это была лишняя вольность, незачем девушке в канун свадьбы заглядываться на чужого парня. Дочка с гостя просто глаз не сводит, даром, что видит его второй раз в жизни. Тут Авдик из соседнего жилища очень хочет её к себе взять, а он  - боец сильный. Ценный союзник по нынешним временам, да и Майя за ним будет как за каменной стеной. А эта дурочка плачет по ночам, а днём прячется, когда жених заходит.

     Девчонка, почувствовав тяжёлый отцовский взгляд, смутилась и отошла. А Гай подумав, согласился, что не стоит рисковать, когда можно выспаться и отправиться домой утром.

    ..

    Начало первой луны года на родине Гая было ещё почти зимой, а здесь наступила уже настоящая весна. Птицы вили гнёзда, насекомые выбирались из щелей в коре, где они пережидали зиму, просыпалась нечисть, не любящая снега и холода.

     С последней стало гораздо хуже, чем раньше. Если в былые годы о нечисти в этих землях лишь слышали, то сейчас откуда-то взялись создания, с которыми Гай сталкивался только у Безжалостных гор. Возможно, жрецы Двадцати богов были правы, утверждая, что храмы, питаясь верой своих прихожан, защищают Империю от тёмных сил.

     К счастью, Гай с детства знал надёжные способы защиты дома и своих близких, и все в его большой семье остались живы и здоровы.

     Лошадь доела остатки сена, и теперь держалась на молодых ветках и пучках прошлогодней травы, кое-где показывающейся из-под снега. На таком корме большой помощи от неё не было. Жаль. Как только спали морозы, и снег стал таять, Гай взялся за строительство дома. Оливер и Зяблик тоже не ленились, зная, что следующим летом так же сообща выстроят дом Оливеру, а потом и Зяблику. Сейчас уже третий венец лёг на место, и парни весь день стучали топорами, обрабатывая брёвна четвёртого.

     Собака, приблудившаяся к землянке зимой, не была огромным волкодавом. Лайка, которая при голосе волка норовила забиться в землянку, сейчас подняла лай, оборвавшийся одновременно со стуком спускаемой арбалетной тетивы.

     Гай, босой и в одних подштанниках, выскочил наружу одновременно со щелчком, известившим его, что арбалет снова на боевом взводе. Резким окриком остановил готовых выскочить под стрелу Оливера с Зябликом, одновременно оценил обстановку.

     У амбарчика, где хранились остатки купленного осенью зерна, стояли пятеро. Один целился в Гая из арбалета, остальные тоже были неплохо вооружены. Двое с копьями, двое с мечами. Тот, кто стоял ближе, ухмыльнулся жуткой улыбкой, еле заметной в предрассветной мгле:

     - Жить хочешь? Тогда сгинь обратно в землянку и сиди. Нам нужна еда, а жизни пока оставим вам…

     Пока он говорил, арбалетчик прицелился и выстрелил. Гай уловил момент, когда стрелок нажал на спуск, и успел шагнуть в сторону. Стрела прошила воздух и ударила в сруб.

     - Уродище лесное! Глаза косые? – злобно бросил стрелку вожак. Тут же шагнул вперёд и замахнулся мечом. Сзади Гая, поняв, что стрелок сейчас начнёт перезаряжать оружие, выскочили Оливер с Зябликом, пытаясь сориентироваться в полумраке.

     Гай ушёл от удара, сделал ложный выпад и обратным движением перерубил разбойнику колено. Тот заорал, падая, а Гай уже вошёл в ближний бой с копейщиками, к чему они оказались не готовы. Первый рухнул с рассечённой шеей, второй через миг успокоился с пробитым лбом. Оливер в этот миг броском копья поразил арбалетчика, пытавшегося поставить рекорд по перезарядке.

     Последний разбойник так и не достал меча. Поняв, что остался один, он упал на колени и вытянул руки вперёд:

     - Во имя богов, пощады!

     Гай только сейчас ощутил, что земля ледяная, и ветер обжигает холодом кожу. Он подошёл к входу в землянку и попросил вынести куртку и обувь. Сан, выскочив и убедившись, что перевязывать никого не надо, подала просимое и скрылась.

     Пока Гай натягивал куртку и обувался, вожак перестал выть и затих. Воцарилась тишина, нарушаемая лишь частым дыханием парней, да фырканьем лошади, беспокоящейся от запаха крови.

     - Кто, откуда? – Гай подошёл к пленнику.

      - Я.. Сыч из Картиалы… не убивайте, во имя богов, я же ничего вам не сделал…

     - Из Картиалы, говоришь? Расскажи, как там, в Картиале.

     Из торопливого сбивчивого рассказа стало ясно, что разбойничать начали не от хорошей жизни. Зерна и конины, добытых у купца, до весны не хватило, дичи набить неумелым горожанам не удалось, и голод крепко стиснул костлявой лапой шеи людей.

     Когда Гай уточнил, что же стало с семьёй Перегрина, то Сыч рассказал, как старший сын хозяина города за три дня спелся с отцовской наложницей и дал с ней дёру, прихватив двух лошадей, запас еды и всё золото и серебро из дома. Догнать их не пытались, и что стало с ними – не ведают.  Дочка Перегрина вышла замуж и повесилась на пятый день, из-за чего между тестем и зятем возникла ссора, закончившаяся поножовщиной. Авдик помер сразу, а Перегрин прожил ещё два дня. А жену и детей его, когда пришёл голод, убили и съели…

     Тут пленник прикусил язык от ужаса, поняв, что проговорился. Но Гай надавил, и узнал, что после того, как ещё зимой съели последнего коня, перешли на человечину. Сначала – тех, кто не мог себя защитить, вроде семьи Перегрина, оставшейся без главы. А тут кто-то вспомнил о том, что в дне пути есть люди, и у них может быть еда.

     Сыч уже не сдерживался, торопясь выговориться, и подробности, поведанные им, были ужасающими. Зяблик и Оливер по очереди исторгли содержимое желудков. Подобное им слышать не приходилось. Да и у Гая то и дело желудок был готов вывернуться наизнанку. Наконец, Гай решил, что он узнал всё, что хотел, и быстрым ударом пробил людоеду затылок. Тот оборвал речь на полуслове и мягко упал лицом вниз.

     - Что же, парни, нам ещё эту падаль хоронить.

    Снег стаял, но лес всё ещё оставался голым. Острые зелёные листья только-только начали раздвигать чешуйки почек. Гай шёл по толстому ковру из сырых опавших листьев, чутко вслушиваясь в звуки весеннего леса.

     Картиала приближалась, и Гай удвоил осторожность. Каждого встречного здесь нужно было воспринимать, как врага. Людоедское гнездо необходимо истребить, иначе это станет постоянной угрозой всем вокруг. Человек, раз попробовавший мяса людей, никогда уже от него не откажется.

    Развалины встретили Гая давящей тишиной. Ни струйки дыма, ни движения. На грязи, виднелись следы какого-то крупного существа. Уж не детёныша ли тролля.… И выходили эти следы из отверстия, ведущего в канализацию.

     Гай вспомнил, рассказ Перегрина, про канализационные ходы, забитые трупами. В дни штурма там укрылось много людей, а маги Императора выпустили в катакомбы какую-то магическую субстанцию. Что бы это ни было – оказалось оно на диво эффективным, из лабиринта подземных переходов никто не вышел. А кучи тел – отличная приманка для гулей и троллей. Возможно, кто-то из них обитает под городом и сейчас. Но днём они не высунутся, солнечный свет обжигает их. А Сыч рассказал про исчезновения тех, кто осмелился выйти из дома ночью. Тоже похоже на правду.

     От жилищ не пахло дымом. Не было запаха жилья, не слышалось человеческого голоса. Гай подошёл ближе, принюхался. Прошёл вдоль стены, толкнул дверь. Она распахнулась. Пусто.

     Нигде не нашлось живого человека, хотя следов страшного пиршества виднелось немало. Кости, расколотые вдоль для извлечения мозга, вскрытые черепа… В одном месте Гай остановился, присмотрелся к валявшейся чёрной косе с седыми прядями. Именно такая была у жены Перегрина.

     Плоский камень, лежащий к северу от жилищ, местные жители превратили в жертвенник. Вокруг него на кольях торчали человеческие головы. Все – девочки и девушки, начиная от пятилетних и кончая почти взрослыми. Гай узнал девочек, виденных им в доме Перегрина, остальные были незнакомыми. Обработанные чем-то, головы выглядели как живые, и трупоеды не трогали их. Кому из богов Тьмы приносили здесь жертвы – не знал Гай. Точно, не Хозяйке Перекрёстков, и не Властелину Бездны. Да и на жертву Апофису или Мелинойе не похоже. Может быть, и не стоит узнавать.

     Следы из посёлка выходили в двух направлениях. Пятеро ушли на север, именно их убил Гай два дня назад. Ещё дюжина, включая несколько женщин, предпочли направиться на юг. Гай прошёл по следу  ещё день, но возвращаться ушедшие не собирались. У землянки, похожей на ту, в которой зимовала его семья, Гай нашёл несколько разделанных тел.

     Следы рассказали, что произошло здесь позавчера. Не было у этого жилища собаки, предупредившей о чужаках, и глава семьи встретил нападающих в дверях. Судя по количеству зарубок на косяках и по размеру пятен крови, бой здесь шёл долго и упорно. Зато внутри землянки следов боя не было. Возможно, после падения защитника, оставшиеся жители вышли, в надежде на пощаду. Тщетной. Рядом с телом могучего мужчины, покрытым ранами, лежал труп женщины и тельце ребёнка. Забрав остатки муки и вырезав самые лучшие части убитых, людоеды продолжили путь на юг. Ещё двух девочек они увели с собой. В качестве носильщиков, или как ходячий запас еды, или ещё для чего – кто знает? В любом случае, Гай не стал продолжать преследование. Не вернутся – замечательно. Пусть там, на юге с ними разбираются.

     Через четыре дня Гай вышел на поляну, где Оливер с Зябликом уже начали укладывать пятый венец. Навык уже чувствовался, работали парни умело и качественно. Увидев его, восторженно взвыли и подбежали узнать подробности. Сан, подбежавшая чуть позже, бросилась на шею и долго не хотела отпускать. На глазах её блестели слёзы радости, а заговорить девушка смогла не сразу. А Гай держал её в объятиях, и душу его наполняло светлое чувство возвращения домой.

    Эпилог. ПЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

     Караван медленно миновал болотистое место. Старая дорога была укреплена, но на болотах Эмиль всегда приказывал соблюдать осторожность. Уроженец предгорий, он не доверял местам, где жидкая грязь может засосать коня и всадника.

    Здесь пока продолжалась та же безлюдная территория, в какую превратилась большая часть Империи. Гражданская война прошла по северным провинциям железной косой, и чтобы продать товар, уже недостаточно миновать Северную границу. Эмиль собирался попытать счастья в Картиале, этот крупный город мог уцелеть.

     - На ночь здесь встанем – он показал на ровную площадку, у которой чьи-то умелые руки сделали навесы и уложили поленницу сухих дров.

     Одни возчики взялись распрягать, поить и кормить лошадей, другие отправились за дровами. Убыль в поленнице принято было возмещать, если есть возможность. Третьи достали котёл и принялись за готовку. Эмиль обошёл лагерь, расставил амулеты охранного круга и нашёл нахоженную тропку, уводящую в лес. Кто-то, наверное, жители ближайшего посёлка, регулярно приходили на место стоянки.

      Гость появился незаметно, караванщики не успели даже поесть. Эмиль посмотрел, протёр глаза, присмотрелся ещё. Тут один из возчиков вскочил и без колебаний крикнул:

     - Гай! Живой, чертяка!

     Гай шагнул и оказался в кольце мужиков, каждый их которых норовил хлопнуть по его плечу или тряхнуть руку. Тут же появилась большая кружка с холодным сбитнем, Гая усадили на бревно, успевая рассказывать ему новости:

     - Да, ты же не знаешь, что потом было? Твой отец ещё в дороге узнал, что да как. Приехал и сразу на площадь собирать народ. Собрал всех и к вождю, чтобы тот ответ держал за свои поступки. Если бы один пришёл – вождь бы отговорился, а когда за спиной полсотни глав семей – тут ему сложно. В итоге, собрали Совет и на нём приняли решение. Изгнание. На север, за горы ушёл, как говорят.

    - А Филлис твоя три года ждала, вдруг вернёшься. А потом вышла за охотника с Белой Скалы, сейчас уже ребёнок у них, вроде.

    - Твой отец женился, не годится вождю быть одному. Кору взял, дочь Верка. Тоже уже с дитём, три года исполнилось. И снова, вроде, с животом ходит.

     - Сестрёнка твоя уже третьего нянчит, вот радость для неё. И для отца твоего.

     - Ты сам как тут? Если что – поехали с нами, вернёшься.

     Гай рассказал о своих приключениях, а насчёт возвращения – покачал головой:

     - Нет, мужики. У меня семья, детей двое уже, дом, хозяйство. Прирос к месту. Да к тому же я тут в роли вождя, хоть и три семьи, а всё же посёлок. Ещё разрастётся, помяните моё слово. И вообще, чего здесь сидим? Впервые земляки заехали, задержитесь, погостите денёк.

     - Ну, после заката в гости не ходят, мы уж завтра с утра зайдём, – кивнул Эмиль. – Устроим днёвку, расскажешь нам, как там в Картиале.

     - В Картиале плохо. Как вырезали её пять лет назад, так и не восстановилась она. В первую зиму там десяток семей уцелевших поселились, но до весны не дожили. А сейчас там только развалины. И южнее тоже. Как Император помер, наследников оказалось больше дюжины, грызню устроили, как пауки в банке. По всему центру Империи от Столицы и восточнее бои шли. Сейчас утихли, некому там уже воевать. Торговать надо западнее, там, где Ганникс, людей много. Но это я вам завтра расскажу, у меня карта дома.

     До дома Гай отправился уже в темноте. Опасности в этом особой не было, маленький амулет защищал от внимания нечисти, разбойников здесь не водилось, а зверей Гай не боялся. Луна освещала тропку, а идти оставалось недалеко, яйцо не успело бы свариться за это время.

      Вести с родины порадовали Гая. Любому приятно узнать, что родственники и друзья живы и здоровы, что дом, где он родился, стоит, и близкие люди наполняют его новой жизнью. Его мысли сами собой перепрыгнули к его собственному дому. Где горела свеча в окне, где шёл дымок из трубы, где ждала его семья. И подумал он, что именно такая жизнь – это то, чего он хотел, и если бы он мог изменить прошлое, то всё равно не стал бы этого делать.

     На ветке огромной липы лежало существо, которое Гай узнал бы сразу, если бы увидел, и следило за мужчиной золотистыми глазами. Ему совершенно не мешал амулет. И что за мысли блуждали в его большеухой голове, знала только Хозяйка Перекрёстков.

     

     


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Ivan_Al
    Категория: Фэнтези
    Читали: 65 (Посмотреть кто)

    Размещено: 31 января 2016 | Просмотров: 140 | Комментариев: 11 |

    Комментарий 1 написал: Kors (31 января 2016 09:46)
    Сыч уже не сдерживался, торопясь выговориться, и подробности, поведанные им, были ужасающими. - а как же синдром куру? Или человечинку надо чаще кушать для заболевания?

    судя по концовке, продолжению бысть?)))



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Ivan_Al (31 января 2016 10:14)
    Kors,
    Синдром куру имеет большой инкубационный период, и за несколько месяцев совсем не обязательно разовьётся.
    Продолжение пока не планировалось, но я решил оставить конец чуть открытым (на всякий случай).
    Спасибо за то, что прочитали и высказали своё мнение.


    Комментарий 3 написал: Диана (31 января 2016 18:54)
    Увлекательно и на хорошем уровне.



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Ivan_Al (31 января 2016 19:04)
    Диана,
    Спасибо за комментарий. Если понравилось - раньше выложено ещё пять частей:))


    Комментарий 5 написал: DGX (31 января 2016 22:46)
    Прочел все главы. Отличная работа, твой уровень намного поднялся! Буду потом еще перечитывать, люблю я такие работы). Думаю, готовился ты перед написанием долго, и перечитал кучу литературы про то время, которое расписал.)

    Прочел все главы. Отличная работа, твой уровень намного поднялся! Буду потом еще перечитывать, люблю я такие работы). Думаю, готовился ты перед написанием долго, и перечитал кучу литературы про то время, которое расписал.)



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Ivan_Al (1 февраля 2016 06:11)
    Цитата: DGX
    Думаю, готовился ты перед написанием долго, и перечитал кучу литературы про то время, которое расписал.)

    Спасибо на добром слове. Я вообще много читаю, историческую литературу и фэнтези в том числе.


    Комментарий 7 написал: octopussy (1 февраля 2016 13:27)
    солнце озаряло усыпанную свежим снегом полянку и холм с дверью землянки в нём.
    не знаю как другим, а мне показалось, что дверь существует отдельно от землянки.
    лучше иначе выразиться
    Камни развалин, торчащие из снега, в розовых лучах заходящего солнца превращали развалины Картиалы в какой-то сказочный край
    повтор, во втором случае можно написать- разрушенный Картиал
    недалеко тот Старой Цитадели жило человек сорок.
    от Старой Цитадели жили
    Пережившие падение города и резню, подобной которой не припоминали и летописи, они до сих пор боялись высовываться, прячась от зимы и от людей.
    гусеничное предложение, хорошо бы разбить.( Подобно)
    прячась от зимы и от людей.
    Наркисса же никак не прореагировала на эти слова
    отреагировала
    Сзади Гая, почуяв, что стрелок сейчас начнёт перезаряжать оружие, выскочили Оливер с Зябликом, пытаясь сориентироваться в полумраке.
    предчувствуя
    Да и на жертву Апофису или Мелинойе не похоже
    А почему нет отсылок кто это?

    Ну вот, дочитала) думаю, неплохо вышло.Военные действия пробегала мельком - не люблю, уж извините.





    Комментарий 8 написал: Ivan_Al (1 февраля 2016 13:53)
    octopussy,
    Благодарю за конструктивную критику. Подумаю, как лучше, и поправлю.


    Комментарий 9 написал: Диана (1 февраля 2016 14:16)
    Ivan_Al,
    спасибо, я в курсе)) Уже скинула ссылку знакомому, он такие вещи любит)))



    --------------------

    Комментарий 10 написал: Арийская Волчица (8 марта 2016 00:18)
    Ну вот, дочитала и не пожалела! =)
    Продолжения тут никакого не требуется, вполне себе законченное произведение. Окончание, кстати, порадовала, я люблю хэппи энды =)
    Правда, до последнего ждала, что Гай домой вернётся..
    Очень понравилось, как написано, читать легко, с первых строчек сюжет захватывает. Ошибок не увидела, да и цели такой не преследовала.
    Спасибо за приятно проведенное время за чтением! =)



    --------------------

    Комментарий 11 написал: Ivan_Al (8 марта 2016 08:20)
    Арийская Волчица,
    Спасибо за комментарий, рад, что рассказ оставил приятное впечатление. :)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.