«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Demen_Keaper

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 24
Всех: 27

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

ВАСЯ-БРОНЕПОЕЗД

 

Сегодня можно с полной уверенностью сказать, в чем причина столь необычного поведения Василия Н. Но тогда это воспринималось, как нечто фантастическое. Никто не мог предположить, что в совершенно незавидном парне скрыто необъяснимое, забытое чудо.


Вася жил на окраине города в рабочем районе, зажатом между Фабрикой резинотехнических изделий, чадящим ТЭЦ, Железобетонным комбинатом и Чугунолитейным заводом. Мать Васи постоянно чем-то болела, поэтому вся квартира безнадёжно провоняла микстурами да мазями всевозможных видов и предназначений. Все полки, шкафчики, подоконники, любые горизонтальные плоскости были плотно заставлены пузырьками с лекарственными снадобьями. Мать, практически не выходила на улицу, боясь подхватить какую-нибудь инфлюэнцею.


Отец работал на Железобетонном комбинате. Попивал от безысходности существования и изматывающей борьбы за призрачное будущее, но никогда не скандалил и похабщины всякой не позволял. Так же была у Васи младшая сестра Света, девушка чрезвычайно красивая. Не проходило дня без домогательств со стороны дворовой шпаны и прочих представителей местной фауны. Однако позволить себе распускать руки они не собирались. «Наивные чукотские юноши» питали в душе надежду на взаимность. А вот це хрен! Светка очень разборчива и брезглива до пропахших куревом поцанчиков не выпускающих из рук банки с креплёным пивом.


Вася учился в выпускном классе средней школы. Его успехи в учёбе можно охарактеризовать ёмким выражением «наманаёпта». После уроков посещал кружок игры на баяне, но сей струмент, рекомендованный отцом, а ему дедом, а тому прадедом, никак не подчинялся требованиям Василия. Он не был в состоянии сыграть простейшую мелодию. Ослушаться предков, плюнуть и бросить искусство, тоже не мог. Не хотел ссориться.

Район проживания семьи отличался от остальных районов города обилием молодёжных и иных группировок. Соответственно часто вспыхивали конфликты, поводов для которых имелось предостаточно. Легко можно было схватить в «дыню» неправильно посмотрев на представителя хулиганского объединения, зайдя на чужую территорию или поздно вечером просто выйдя на променад.

Вася старательно сторонился подобных организаций. Он не то, чтобы боялся, просто обходил их стороной, не понимая, зачем нужно постоянно на кого-то наезжать и бить рожу. Ему часто предлагали вступить в ту или иную команду, но он всегда отказывался. Махаться за непонятные идеалы было не интересно, да и просто опасно. Частенько потасовки заканчивались пробитыми черепами, переломами, ножевыми ранениями, а бывало и огнестрелом.

Вася не любил драться, старался решить дело миром, переговорами. В девяноста процентах случаев это удавалось. Остальные десять заканчивались мордобоем. Результат был разным. Остаётся загадкой, почему в тех драках не проявилось его естество. Может тогда не подошло время?


***

Началось всё с того, что Василий влез туда, куда влезать, наверное, не стоило. Можно было пройти мимо, но что-то остановило, бросило в самую гущу далеко идущих событий.

Поздно вечером он возвращался с ненавистного кружка. В ушах стоял гул от неудачных аккордов, пальцы продолжали жать на невидимые клавиши, а руки, еле заметно, раздувать меха.


Он уже миновал хозяйственный магазин, от которого до дома оставалось не больше двух минут ходу, когда услышал, как за углом, кого-то гулко бьют ногами в живот. Ну, бьют и пусть бьют, не его дело. Может, человек заслужил. Может, спёр чего-нибудь и теперь подвергается заслуженному наказанию. Вася практически прошёл место телесного наказания, но неожиданно до его слуха донёсся приглушённый девичий вскрик. Некто старательно зажимал рот нежному существу.


Василию пришла на память отвратительная сцена из школьной раздевалки. Он вспомнил, как один из представителей банды «Хлысты», названной по фамилии её основателя Петьки Хлыста, лапал в углу местную, набожную скромницу Машу. Она испуганно сопротивлялась, тихо вскрикивала от нескромных ухватов «ухажёра». Тогда никто не посмел ей помочь. Сам Вася стыдливо прошёл мимо. Не его дело. После рассказывали, что тот парень всё же добился от неё взаимности по принуждению, о чем девушка предпочитала помалкивать.


В ту ночь Вася не мог уснуть. Винил себя в равнодушии и трусости, но время не повернёшь вспять. Он смирился, забросав появившийся в душе неприятный осадок, какими-то левыми отмазками, типа сама хотела.

Собравшись с духом, Василий заглянул за угол. Трое засранцев из группировки «Резина» (основной состав жил у Фабрики резинотехнических изделий), пинали лежавшего на асфальте парня. Четвёртый, зажимал рот девушке, одновременно шаря свободной рукой под платьем.

- Привет, пацаны, - несмело произнёс Вася. – Вы чего тут футболите?

- Канай отсюда баян! - прикрикнул на него державший девушку жлоб.

«Футболисты» остановились, раздумывая, стоит ли наброситься на Васю или продолжить избиение клиента.

- Чего он сделал-то? - указал Вася на жертву.

Пробивавшие «пенальти» переглянулись и, не зная, что ответить двинулись на Василия, сжимая кулаки. Девушка вновь жалобно вскрикнула. Вася хотел было броситься бежать, но взгляд девушки, выражавший ужас и надежду, остановил его.

- Мужики, - сказал он приближающимся парням, - девку б отпустили, а этого можете долбить дальше.

- Ты, типа, разрешаешь, - усмехнулся один из них.


Парень замахнулся, ударив Васю в солнечное сплетение. Вот тут то, всё и случилось. Вместо страха пришёл странный задор, практически опьянение происходящим. Стало быть, время настало. Вася практически не почувствовал удара. Казалось, что били через толстенную книгу или матрас. Дыхание не сбилось, пульс стабилизировался.


Теперь ударил Вася, точнее просто, без усилий выбросил сжатый кулак в область груди противника. Парень отлетел назад метров на пять и отключился, пропахав спиной по газону.

Вася ударил следующего хулигана справа в нижнюю челюсть. Того швырнуло на находящийся в трёх метрах от места событий мусорный контейнер. Вместе с ним, парень пролетел ещё метр и так же вырубился. Вынесенная из суставов челюсть забавно болталась придерживаемая мышцами и посиневшей губой.


Оставшиеся двое бойцов сразу потеряли интерес к драке и с криками: «Мы тебя достанем!», ретировались, отпустив девушку. Василий непонимающе посмотрел на лежащих хулиганов.

«Вот это психанул», - подумал он.

Знать бы ему тогда в чем дело, может жизнь изменилась в совсем другую сторону. Но об этом позже….


Девушка уставилась на спасителя расширенными от недоумения глазами. Она ожидала всего чего угодно, но не такого поворота событий. Вася узнал её. Сердце томно сжалось. Это была Инна из соседней школы. У него перехватило дыхание. Сколько раз он делал попытки подкатить к ней, но каждый раз останавливался на полпути, внушая себе, что такие красавицы с абы кем не гуляют.


Инна бросилась к избитому спутнику. Тот начал подавать признаки жизни, пытался подняться. Девушка заплакала, стала целовать пострадавшего в губы, благодарить всех святых, что прислали помощь в лице Васи-баяниста. Ему, почему-то, стало противно от этой сцены. Захотелось приложить жениха рожей об асфальт. Ревность мутила сознание.

Он развернулся и, гоня от себя садистские мысли, направился домой. Всю дорогу прикидывал, что теперь с ним сотворит банда «Резины». Было страшновато. Любая здешняя группировка жестоко мстила за малейшее неуважение к членам сообщества, а тем более за подобные увечья. Вася знал, что ментам никто заяву писать не побежит. Тем более ему не стоило этого делать. Но, как только вспоминались черты лица Инны, грустные мысли заменялись какими-то радостными всплесками теплоты и света. И тогда он жалел, что не приложил ухажёра об асфальт.


***

«Резиновая» месть незамедлительно пришла в действие. Утром у входа в школу ждала целая футбольная команда злодеев, пыхавших сигаретами. Школьники испуганно обходили излучавшую злость бригаду. Те скалились, задирали подростков, приставали к девушкам. Вася ещё не догадывался, что покалеченные им хулиганы не просто шпана, а детишки высокопоставленных бонз. Им многое сходило с рук, в которых всегда были приличные суммы денег, выделяемые родителями на «завтраки». Кстати говоря, на такой «завтрак» честному труженику пахать не меньше месяца. Реакция их родителей, по непонятной причине, задерживалась, а вот кореша тут, как тут.


- А вот и наш герой! – развёл руками главарь банды, завидев приближающегося Васю. – Не вздумай бежать! Найдём, накажем!

Резинщики окружили Василия. Посмеивались, лыбились, по блатному гоняли папироски во рту. Вынимали курево, держа большим и указательным пальцем, сплёвывали на кеды жертвы.

- Ну, чё поц, - сказал главарь, похлопывая Васю по щеке, - нагибайся и расслабь булки.


Банда заржала, а Василий вновь почувствовал уже знакомый подъём и, недолго думая, ударил главаря в скулу. Тот отлетел на несколько метров, прихватив с собой двух парней стоявших сразу за ним. Смех прекратился. Все, включая Васю, были поражены столь мощному удару. Но, не смотря на это, банда всё же набросилась на подозрительно сопротивляющуюся жертву.

Вася получил удар ногой в грудь, но даже не шелохнулся. Бивший, словно попал в бетонную стену. Он отлетел назад. Хромая и матерясь, поплёлся подальше от махача. Василий нанёс удар ближайшему нападавшему кулаком в плечо, почувствовав, как рука врага выходит из сустава. Парня отбросило в сторону, перевернув в воздухе. Каждый Васин удар приносил жуткие увечья, нокауты и переломы. Уцелевшие хулиганы бросились наутёк, оставив на поле боя стонущих, искалеченных собратьев. Убегая, грозили привести братву постарше и пострашнее, если до того, кто родился в бронепоезде, ещё не дошло, на кого нарвался. С этого дня к Васе прилипло прозвище бронепоезд.

Когда Вася вошёл в школу, то встретил взгляды полные страха и сочувствия. Школьники шарахались от него, как от прокажённого. Девушки смотрели, одновременно, как на героя и жертву.


- Конец ему, - шептались по углам шныри и шестёрки, - чёрная метка. Клеймо пацанское. Покойник. Хорошо если сразу на перо поставят, и мучить не будут. Бедный парень. Зря он так, лучше б склонился, может и простили.

- Молодец, - говорили другие. – Дал отпор. Лучше умереть львом, чем жить глистой. Чёткий парень. Жаль его. Помянем.

Всё учебное время прошло в траурной тишине. Учителя, почему-то, не вызывали к доске, не спрашивали и даже не задали на дом. Вася почувствовал себя приговорённым к смертной казни. На перемене к нему подошла младшая сестра, обняла, жалостливо заплакав.

- Что ты натворил, - всхлипывала она. – Беги из города, спрячься где-нибудь.

Прозвучал звонок, сестра побрела на занятия, а Вася пошёл домой. Его уроки, на сегодня, закончились.


***

У подъезда Васю встречала резиновая банда в полном составе, плюс подкрепление в виде трёх бугаёв 23-25 лет. У двух, одетых в новенькие светлые футболки, были наколоты «перстни» на фалангах пальцев. Третий в пиджаке, из-под которого торчала тельняшка.


Завидев Васю, резинотехнические было бросились в атаку, но тельняшка остановил порыв.

- Ну, так чё крендель…, - начал тот.

Василий решил не дослушивать речь и, подумав, что раз пошла такая пьянка – режь последний огурец, ударил первым. Тельняшка вылетел из ботинок, скрывшись в кустах сирени. Чуть дальше отлетели двое с наколками. Пришло время «Резины». Точнее тех, кто не убежал. Выделив каждому по удару, Вася усеял поле боя изувеченными телами.

Жители дома вызвали ментов, скорую, неотложку, пожарных и газовую службу. Наверно решили, что бесшумный взрыв газового баллона, разметал молодёжь по двору.


В результате Вася оказался в «обезьяннике» с двумя отморозками и пятью проститутками, задержанными на трассе. Вася был уверен, что жрицы любви благоухают дорогим парфюмом, но от них в данный момент пахло туалетным освежителем с тонкими нотками мочи.

- Ой, какой шладкий мальчуган, - встретили его дамы.

Отморозки весело улыбнулись.

- За что взяли? - спросил один из них.

- Драка, - понуро ответил Вася.

- Сядай с нами Чак Норрис, - подвинулся второй.

Василий сел между ним и пышнотелой проституткой. Та сразу обняла его за плечи под общий хохот. Вася, с непривычки, покраснел.

«Не уж то обломится?» - прикинул он перспективу знакомства.

- А может и обломится, - будто прочитала его мысли массивная мадам.

«Теплая компания» вновь отозвалась смехом. В камеру загляну капитан:

- Василий, пиши объяснительную.

Его вывели из «обезьянника» посадили за стол в кабинете. Пока писал, капитан расспрашивал о драке:

- Где кастет?

- Какой кастет? – удивился Вася.

- Которым парней увечил.

- Не было кастета.

- А чем же тогда рёбра ломал? Руками что ль?

Вася кивнул.

- Ладно, врать то, – разозлился мент. – Люди в травме лежат. Некоторые в реанимации. Сколько с тобой было?

- Кого? – не понял Василий.

В кабинет вбежала толпа запыхавшихся родичей жертв Васиного беспредела.

- А-а-а! - завопил щекастый мужик в дорогом костюме, по-видимому, представитель семейства депутатозавров. – Это он! Он сына моего поломал полностью!

- Скотина уголовная! – поддержала его худощавая женщина в серьгах с приличного размера брюликами. – Я тебя на пожизненное закрою!

Родственники подняли в кабинете дикий гвалт и даже пытались вытащить Васю за шкирку на улицу. Опешивший, поначалу, мент пришёл в себя.

- Граждане потерпевшие! – сурово пробурчал он. – Следствие во всём разберётся!


Депутат сунул ему в лицо удостоверение слуги народа, а остальные поволокли Васю в коридор в надежде линчевать, не отходя от кассы.

В это время в участок, проникла интересная компания. Во главе её шагал коренастый мужчина в солнцезащитных очках. За ним «плыли» два амбала с квадратными подбородками и огромными буграми мышц, выпирающими из-под рубашек.


- Где мои девочки? – спросил коренастый у пытающегося предотвратить самосуд мента.

- Так это Ваши, - расплылся в улыбке мент.

- Ещё раз отвлечёшь от работы, сам встанешь на трассу, - довёл до него расклад коренастый.

Линчеватели замолчали, уставившись на странную компанию. Мент побежал отпускать «ночных бабочек». Когда «жрицы» проходили мимо застывшей группы «справедливого суда», толстуха потрепала Васю по голове:

- Освободишься, заходи, - мурлыкнула она.

Вася сдержанно улыбнулся.

- Почто парня беспределите? – спросил у родичей коренастый.

- Ты кто такой есть?! – взвился депутат.

- Это Гера - правдомес, - шепнул ему мент.

- И чё?! – не унимался депутат.

- Через плечо! – разозлился один из амбалов, сжав пудовые кулаки.

- Он Серёженьку моего закаратировал! – воскликнула женщина. – Сыночка родненького! Кровиночку единоутробную!

- Так они, двадцать на одного, - заикнулся мент.

- Серьёзно? – удивился Гера. – Всех замесил?

Мент кивнул.

- А ну-ка, - Гера толкнул локтём амбала, - проверь паренька.


Родичи отступили, оставив Васю наедине с новообразовавшимся спарринг партнёром. Амбал несколько раз по-боксёрски подпрыгнул и нанёс левый прямой Васе в голову. Тот, неожиданно ощутив весёлый подъём, отбил удар правой рукой. Послышался хруст костей, свидетельствующий о серьёзном открытом переломе руки амбала. Вася тут же ударит ему в глаз с левой. Амбал упал на пол, придавив визжащего депутата. Линчеватели в ужасе разбежались по углам, наверное, ожидая, что сия участь постигнет и их. У правдомеса отвисла челюсть. Второй бугай испуганно озирался по сторонам, ища для обороны, что потяжелее.


- Фига се! – донеслось из «обезьянника».

- Отпусти паренька, - произнёс Гера.

- Прям сейчас? – переспросил мент.

- Ага, - уточнит тот. – Сейчас. Свободен пацан, - обратился он к Васе.

В участок вбежал отец Васи.

- По какому праву задер…, - но увидев лежащую на полу тушу и сына стоявшего в боевой стойке, замолчал.

- Всё пап, - подошёл к нему Вася. – Пошли домой.

Они быстро выскочили на улицу, оставив зрителей отходить от шока.

- Чего за дела? – спросил отец. – Что происходит? Я поначалу не поверил, что ты народ калечишь, но после этого, - он указал на двери участка, - поверю чему угодно.

- Ну, не знаю, как так выходит, - обижено произнёс Вася. – Даже не замахиваюсь, а они падают, как мешки с дерьмом.

На улицу вывалила шумная ватага линчевателей. За ними вышел Гера и бугай, ведущие под руки оглушённого спарринг партнёра.

- Воспитал сынка убийцу! – завизжала женщина.

- Обоих посажу! – взвился депутат.

Отец слегка обалдел от такой наглости, но быстро освоился в ситуации.

- Пошли в зад! – крикнул он. – За своими недоносками лучше смотрите! Получили по щам – утритесь! Молодец сына! Так держать!

Линчеватели разразились нецензурной бранью вперемешку с угрозами. К залётчикам подошёл Гера, поздоровался с отцом, протянул Васе визитку с номером телефона.

- Ты странный малый. Чую далеко пойдёшь, если не грохнут, - сказал он. – Звони в случае конкретного напряга. Будем полезны друг другу.

С этими словами он откланялся. Отец ещё раз послал родичей шпаны подальше, пообещав им проломить черепа арматурой в глухом переулке. После этого родственники, ведомые депутатом, отправились обратно в участок строчить заявления на Васю и его батю.


***

Вечером в Васиной квартире раздался настойчивый звонок в дверь. Причитающая мать, глотавшая таблетку за таблеткой, просила не открывать. Отец взял остро отточенный топор, направился к двери, посмотрел в глазок, потом на испуганное семейство.

- Коза, - оповестил он.


Вася тоже глянул в глазок. Там стояла Инна. В паху приятно кольнуло. Он открыл дверь. Отец на всякий случай занёс топор над головой. Сестра с матерью спрятались в комнате.


- Можно тебя на пару слов? – опустив взгляд, произнесла Инна.

Вася выглянул на площадку, там находились несколько парней во главе с недобитым ухажёром Инны, чьё лицо, после «пенальти», напоминало рожу запойного ханурика. Вася даже хихикнул.

- Пап, - сказал Вася, - я на минутку.

- Ежели чё, - ответил тот, - всех порублю на гуляш.

- Договорились, - улыбнулась Инна.

Парни пожали руки.

- Короче, - сказал ухажёр, который представился Антохой, – я отблагодарить.

- Не, не надо, - отмахнулся Вася, оглядев Инну с головы до ног. – Денег не беру, - и облизнулся.

- Ты не догнал Василь. Помощь предлагаем. Шваль всех достала, с бабой не прогуляешься.

Парни одобрительно загудели.

- А я тут причём? – спросил Вася.

- Ты все равно не жилец, наверное, - грустно произнёс Антоха. – А мы впряжёмся, потому что злые.

- Ещё парней сгоношим, - отозвался кто-то из компании. – Да ты дружбанов подтянешь.

- Хорошо устроились, - недоверчиво сказал Вася и снова оглядел Инну, на что та спряталась за Антоху. – Я не буду драться. Не хочу.

- У всех вместе есть шанс, - не отставал ухажёр. – Наваляем им так, чтоб при одном упоминании о нас, жидко ходили. Ты будешь нашим знаменем. Или типа того. Отобьёмся, сами районом рулить будем. Ну, там за порядком следить, раз менты не в силах.

- Вы чёго хотите всех отметелить? – удивился Вася. – Все банды? Так их же, - он попытался сосчитать в уме количество, стал загибать пальцы на руках, а когда они закончились, произнёс: – Не помню сколько. Не, не пойдёт….

- Ну, Васечка, - томно произнесла Инна.

От этих слов он вспотел и поплыл. Компания явно использовала хорошо проверенное психологическое оружие, которому мало кто мог сопротивляться.

- Даже не знаю, как это происходит, - смягчившись, сказал Вася. – Бью, а они падают с переломами.

- Да какая к чёрту разница! - загалдели парни. – Главное, что падают!

- Только надо, - посоветовал Антоха, - чтобы хмыри, по своей обычной привычке, к старшняку да блатоте жаловаться не побежали. А то вон папашку-депутата уже притаранили, уроды.

- А откуда…? – спросил, было, Вася.

- Так весь район в курсе.

- Геру-правдомеса знаешь? – поинтересовался Василий. – Кто такой?

- Я знаю, - сказал парень из компании. – Сурьёзный мужик, в авторитете, но уж больно мутный.

- Ладно, бурлаки, встречаемся здесь, как всё устроим, - сказал Вася, уходя в квартиру.


***

Район притих в ожидании чего-то нехорошего. Вася буквально кожей чувствовал висевшее в воздухе напряжение. Особенно это ощущалось по дороге в школу. Встречные опускали взгляд. Смотреть в глаза покойнику - плохая примета.

Удалось пересечься с большей частью друзей и знакомых. Только четверо из них согласились на предстоящее безумие. Двое были спортсменами-каратистами, третий просто злым отморозком безотцовщиной, а четвёртый трясущимся от страха доходягой. Походу, решил доказать, что не такой каким всем кажется и тем более себе. Вася просил его отказаться, но тот был не преклонен.


- Буду рвать собак зубами! Напьюсь их кровью во время битвы! Всех порешу! – орал он, вращая обезумевшими, выкатившимися из орбит глазами.

- Ты принят, - поздравил смертника Вася.

После этого набрал номер Геры, объяснил ситуацию.

- Замечательно, - ответил тот. – За родичей не бойся, мои ребята присмотрят. Если кто дёрнется, пожалеет. Никто шпану не прикроет, но и я за вас не встряну. Сами бейтесь. Будешь должен услугу. Договорились?

- Договорились, - согласился Вася, не догадываясь о целях Геры. – Какую?

- Подъезжай вечером к Игле, там увидишь, - хитро сказал Гера.


***

Иглой называли заброшенную швейную фабрику, находившуюся сразу за ТЭЦ. Стрёмное место даже для районного хулиганья. Там постоянно пропадали люди, находили изувеченные трупы и отпиленные ножовкой части тел.

У забора фабрики Васю поджидал Гера с двумя новыми телохранителями внушительного телосложения. Они поздоровались.

- Как Ваш приятель? – поинтересовался Вася судьбой одного из прошлых охранников, которому сломал руку.

- Отдыхает, - ответил Гера. – Второй присматривает. Почапали.

Они юркнули в дыру в заборе, вошли в знание фабрики. Там было полно разного, не совсем законопослушного, народу. Стоял оглушающий шум-гам. Компания свернула в обшарпанный коридор, а оттуда в небольшую комнату, оборудованную, как кабинет врача. За столом сидел очкарик в белом халате.

- Привет ветеринар, - пожал ему руку Гера.

- Добрый вечер, - заискивающе улыбнулся врач.

- Проверь-ка паренька. Ему в бой.

- Какой бой? – удивился Вася. – Я драться не буду.

- А уговор? – нахмурился Гера. – Слово не держишь фраер?

Вася замолчал.

- Господи, Гера, - возмутился врач, указывая на Васю. – У тебя закончилось пушечное мясо и, поэтому перешёл на ясли?

- Проверь. Анализ крови возьми, - сказал Гера.

- Чего проверять то, время тратить. Он труп если выйдет в пятиугольник.

- Шестиугольник, - поправил Гера.

- А я думал восьми, - удивился один из телохранителей.

- Девяти, - знающе добавил другой.

- Какая разница сколько угольник? – разозлился Гера. – Проверь физуху и возьми кровь! Что не понятно?!

Врач быстро проверил поникшего Васю, взял кровь в пробирку.

- Не дрейфь Василий, - сказал Гера. – Мы помогаем друг другу. Всё будет пучком. Разобьёшь пару рож, как ты умеешь, но за это никто на вашу бригаду не наедет. Я позабочусь.

Вася кивнул.

- Отведите к неизвестно сколько угольнику, - приказал Гера телохранителям. – Сейчас подойду.

Они ушли, а Гера пошептался с врачом. Передал ему пачку денег.

- Тщательно проверь кровь, гены, хромосомы и прочую муть, - шептал он. – Выявишь что-нибудь подозрительное или странное, изучи корни, определи причину. Доложишь.

- Сделаем в лучшем виде, - так же тихо произнёс врач.


В круглом ринге (именно в круглом, а не в многоугольном) дрались два крепких парня в перчатках. Один - в рунических наколках по всему телу, другой со шрамом на могучей груди. Они крушили друг другу кости сильнейшими ударами. За всем этим наблюдала возбуждённая толпа, орущая простой лозунг: «Ещё! Ещё! Ещё!». Среди озверевших зрителей, в окружении охраны, стоял напуганный Вася.


- Я бы туда без ствола не сунулся, - укрепил Васину веру в победу один их них.

- Согласен, - поддержал другой.

Вася обречённо вздохнул. К ним подошёл довольный Гера, передал Васе перчатки для боёв без правил и капу.

- Вася, - ласково сказал он, - Сынок. У твоей семьи сложно материальное положение. Сейчас сможешь неплохо заработать. Тридцать процентов от выигрыша - твои, это не мало. Помоги семье, помоги мне, помоги себе. Я устрою честную разборку, а там глядишь и, Инна станет к тебе более лояльна.


Услышав имя, Вася воспрял духом. Он готов был рвать и крушить за один лишь миг нахождения рядом с ней. На больше не рассчитывал.

- Хорошо, - ответил Вася, играя желваками. – Поехали….

В это время бугай со шрамом так дал ногой в голову парня с наколками, что тот упал и не поднялся. Зрители радостно загалдели. На ринг выскочил конферансье в белой рубашке с галстуком бабочкой.

- Замечательный бой господа-а-а-а! – пропел он. – А теперь интрига этого вечера Вася-бронепоезд против Варвара-душителя! Делайте ставки!

Конферансье удалился. На ринг выскочил здоровенный малый обезьяньей наружности.

- В лапы не попадись, задушит, - посоветовал телохранитель.

- С богом, - сказал Гера, вытолкнув Васю и перекрестив его со спины.

- Хороший был парень, - хмыкнул другой охранник.

- Пасть закрой, - посоветовал Гера-правдомес.

Увидев Васю, зрители сначала удивились, а потом рассмеялись.

- Ты на одну секунду боя, малыш! – вальяжно заявил Варвар, в раскачку подходя к Васе.


Бронепоезд не стал ждать, когда на его шее сомкнуться ковшеподобные руки противника. Он неожиданно прыгнул вперёд, нанося апперкот в челюсть. Варвара подбросило на метр вверх. Изо рта вылетела капа и, описав дугу, плюхнулась в кружку с пивом, находившуюся в руке одного из опешивших зрителей. Туша бойца громко шлёпнулась на пол, перестав подавать признаки осознанных движений. Гробовая тишина резануло ухо Геры.


- Унесите рахита! – крикнул он. – Следующего давай!

- Следующего! – подхватила толпа, бросившись делать ставки.

Бойцы подходили и подходили. Вася только и успевал отправлять их по реанимациям и травмпунктам. Каждый его удар был сродни удару многотонного заводского молота падающего на наковальню. Через час противники закончились. Уборщики мыли ринг от крови, подметали выбитые зубы и перекусанные капы.

Гера передал третью часть выигрыша Васе, что составило около трёх миллионов рублей.

- Для начала неплохо, - подвёл итог Гера. – До конца недели ещё несколько ристалищ. Потом перерыв, пока новых бойцов отыщут или старые из больниц выползут. Входи во вкус Василий.

И Вася вошёл. Целую неделю он крушил челюсти и ломал носы любому противнику вне зависимости от веса, уровня подготовки и опыта. При упоминании его имени у многих бойцов подкашивались ноги. Они отказывались от боя, соглашаясь оплатить неустойку. Вася-бронепоезд и реанимация стали синонимами. Наконец, как и предрекал Гера, желающие драться закончились. Гера поднял хорошую сумму, Вася так же заработал и приобрёл репутацию в определённых, узких кругах.


***

В субботу к Гере приехал врач. Правдомес внимательно ознакомился с привезёнными документами.

- Это правда? – спросил врача Гера.

- Девять из десяти, что да, - ответил тот.

- Такое разве может быть?

- Выходи, что может. Он, конечно, не прямой потомок. Так, ответвление от рода. Анализы ДНК совпадают с пробами, изъятыми на месте древнего захоронения. Возможно, определённые наборы генов проявляются через несколько поколений. Предположительно….

- Чем же славен Иван Соснович? – спросил Гера.

- По преданиям, - начал врач, - он рождён из куска сосны. Отсюда и прозвище. Убил гигантского волка-медного лба. Он единственный богатырь, справившийся с Кощеем голыми руками.

- Не может быть, - насупился Гера. - Помалкивай про это, - порекомендовал он врачу.


***

Вечером в Васином подъезде собралось более двадцати решительно настроенных заговорщиков. Он разъяснил им расклад дела. Рассказал про Герину «крышу». Парни заопладировали.

- Теперь будем ждать стрелки, - сказал Антоха, обнимая Инну. – Вася, по тебе первый удар.

Вася угрюмо пожал плечами. На том и порешили. Расставаясь, он поймал себя на мысли, что теперь хочет дать в рожу Антохе ногой с разбега. Ревность, ревность.


***

Вася шёл за хлебом, когда дорогу преградили два «полубыка» из группировки «17-я улица». Похоже, жалобы достигли вышестоящих организаций.

- Ты что ль Вася? – спросил первый.

- Мал клоп – да вонюч, - усмехнулся второй.

- Может, стрелочку забьём? - предложил первый, поигрывая мускулами и, надеясь, что Вася струсит. – На пустыре.

- Годится, - неожиданно ответил Вася. – Готовы встретиться с любой конторой.


Вася вновь почувствовал странный подъем, не отпускавший его на нелегальных боях. Он оглядел представителей банды и спросил, давно ли они женаты, как прошёл медовый месяц, ни чего ли не натёрли. От такой наглости у тех буквально пошёл пар из ушей, а когда он рассеялся, «полубыки» лежали на газоне. Каждому хватило по удару.


Выходя из магазина, Вася вновь столкнулся с поднявшимися с газона «орлами». «Полубыки», пошатываясь и вытирая кровь с соплями, стояли возле выхода, ожидая добавки. Она не заставила себя долго ждать. Когда те вновь очнулись, Вася ходил вокруг с вонявшей ссаньём тряпкой, в которую завернул камень. Он наткнулся на неё по пути домой, завернув за гаражи по малой нужде. Мерзкая идея посетила Василия, и он вернулся к поверженным врагам.


Ещё долго по району ходили байки о том, как члены «17-й улицы» ломились по подворотням от Василия, размахивающего ссаной тряпкой. Эта наглость возмутила всю шпану района и окрестностей. Банда «Мастодонты» послала пятерых качков разобраться с негодяем. Но Вася давно вошёл во вкус своих способностей. Качкам пришлось надолго прекратить посещать спортзал, потому что из больницы с переломами рёбер не отпускали.


За день, перед разборкой, Васе удалось встретиться с Инной один на один.

- Я до сих пор сомневаюсь, стоит ли нам затевать такую бучу, - сказал ей Вася. – А ты хочешь этого?

- Хочу, - ответила она. – И знаешь почему? Месть. Год назад несколько таких уродов затащили меня в подвал. Как я не кричала, никто не пришёл на помощь, кроме Антона. Только один из них успел удовлетвориться. Антон дрался, как зверь. Его до сих пор ловят и избивают.


Гнев невиданной силы поднялся из недр Васиного сознания. Ему стало трудно дышать. Он присел на бордюр, закрыв лицо ладонями. Рядом села Инна, погладила его по голове.


- Но не все из них мерзавцы, - продолжила она. - Есть и хорошие парни. Просто они попали не в ту компанию. Не с теми дружат. Вы должны разметать, уничтожить банды, стать самыми сильными. Иначе все, кто сейчас состоит в них, плохо кончат. Кому тюрьма, кому могила. Помнишь банду «Грачей»? Где все?

- На кладбище, - ответил Вася.

- Дерясь с ними, ты дерёшься за них. Спасаешь от неминуемой смерти. Возвращаешь матерям сыновей, предотвращаешь будущие преступления. Они поймут это, но не сейчас, а когда повзрослеют, заведут детей. Иди и сражайся!

Она поцеловала его в щёку. Инна догадывалась о его чувствах, но не могла даже подумать о том, чтобы бросить Антона.

Вася встал на ноги. Он был полон решимости и злобы. Внутри всё горело адским пламенем.

- Да будет так, - сказал он.


***

Он ещё раз справился о «крыше» у Геры. Получив подтверждение, «восставшие» двинулись к пустырю, на котором присутствовали все бригады района, не считая приглашённых наёмников. Весь пустырь был забит представителями банд и группировок. Людское море колыхалось, смолила табачком, гремело стеклянной тарой. Издали, из автомобиля за полем боя наблюдал Гера. Он держал руку на «пульсе» событий, подмазав ментов и договорившись с бандюками, о нейтралитете на время побоища.

Васин отряд остановился у границы пустыря. Парни испуганно оглядывали местность.

- Конец нам, - донеслось сзади.

Вася оглянулся. Из последнего ряда сначала убежал один парень, потом два, потом ещё два.

- Минус пять, - сказал он. – Кто хочет домой?

- Кровью напьюсь! – закричал доходяга. – Горла рвать буду! Сердца выгрызать!

- Приятно слышать, - похвалил его Василий, надевая перчатки для боёв без правил. – Становись, - скомандовал он.

Группа выстроилась клином с Васей на острие и перешла в наступление. Увидев их, нестройная толпа пришла в движение, устремившись навстречу. Люди столкнулись.


Вася послал в полёт первого налетевшего на него бугая ударом в челюсть.

- Раз, - он стал считать попадания, прорубаясь сквозь озверевшую массу, – два, три, четыре….

Безумие боя подняло из глубин Васиного естества неимоверную силу, ловкость и реакцию. Любой берсерк позавидовал бы таким манёврам и движениям. Идущие позади него, облившиеся кровью, парни уже выбивались из сил, но Вася даже не запыхался. Он ещё не разогрелся полностью. Наблюдавший за побоищем Гера зажмурился.

- Твою ты мать, - прошептал он. – Если не прямой потомок вытворяет такое, что ж делал прародитель?

Затрещал сотовый.

- Да, - ответил Гера.

- Нам уже все телефоны оборвали! – кричал в трубку прикормленный майор МВД. – Требуют приехать на пустырь!

- Сиди ровно! – Гера бросил трубку.

Вася развернул клин влево, топчась на потерявших сознание телах.

- 167, 168, 169, - продолжал считать он. – 170! Идем на рекорд!

- На рекорд! – нестройным хором ответил изрядно поредевший строй соратников.

Наконец банды дрогнули, побежали, давя раненых.

- 357, - закончил счёт Василий.

Он обернулся. Большая часть его парней лежала между представителями группировок. Один из друзей-каратистов бродил, переворачивая обмякшие тела.

- Кроссовок, - повторял он, вытирая кровь с лица. – Где, мой кроссовок?

Рядом сидел доходяга. Он улыбался, демонстрируя выбитые зубы. Ещё несколько парней пытались прикурить, чиркая по колёсику зажигалки сломанными пальцами.

- Напился крови? – спросил его Вася.

- КанеФна, - радостно ответил тот.

- Благородно с их стороны прийти без ножей, - произнёс хромавший к Васе Антон. – Собираем наших, и по норам, скоро менты нагрянут.


***

С этого момента бригада Васи стала самой сильной, а при поддержке Геры, даже могущественнее банд соседних районов. Уже никто не мог им противоречить. Те же, кто пытался, всенепременно отправлялся в реанимацию. Бригада Васи стала прирастать народом из разбитых кланов. Теперь весь район стал одной большой группировкой. Гера добился своего с помощью Василия. Он - серый кардинал, под которым теперь ходят все торговые точки района.


Инна по-прежнему встречалась с Антоном, не обращая внимания на Василия. Гера делал вид, что сочувствует неразделённой любви. Вася уже смирился с неприступностью Инны, как вдруг Антон неожиданно исчез. Его долго и безуспешно искали, но он, как в воду канул. Спустя некоторое время Инна уступила ухаживаниям Василия. Они зажили бурной жизнью любовников.

Как-то раз Василий пересёкся на улице со знакомой по «обёзьяннику» толстухой.


- Шладкий мальчик, - сказала она. – Наслышана о твоих подвигах.

- Брось ты, - поскромничал Вася.

- Шутка ли ухажёра завалить.

- Какого ухажёра? – не понял Вася.

- Антоху. Все думают, что ты его грохнул.

- Но, это не так. Он пропал….

- Поди, докажи. А кто тогда виновен в пропаже?

- Не знаю.

- Кому выгодно, чтоб его не стало? – продолжала проститутка. – Тебе милый.

- Верно, - согласился Вася, - мне. Но я не причастен.

- Слухи ходят, что это тебе подарок, - разоткровенничалась дама.

- От кого?

- От него самого, - намекнула толстуха, оглядываясь по сторонам. – Но только я тебе ничего не говорила.

Толстуха быстро ушла, оставив Васю в озадаченном положении. На следующий день её нашли с ножом в груди и отрезанным языком. Вася напряг память и через некоторое время вспомнил слова Геры: «Я устрою честную разборку, а там глядишь и, Инна станет к тебе более лояльна».

Желая проверить страшную догадку, Вася поднял всех парней на поиски пропавшего Антона и через месяц его тело, с перерезанным горлом, нашли в лесополосе. После похорон, Василий ни как не мог успокоить рыдающую Инну.

- Предала его с тобой, - ревела она. – Как я могла?

- Это моя вина, - сказал Василий.

Он вышел из дома, направившись к Гере-правдомесу. Тот встретил его не добро. Он знал о находке и ждал серьёзного, злого разговора. Желая немного ошарашить Васю, Герман дал прочесть документы предоставленные врачом. Василий на мгновение потерял дар речи.

- Видишь, как ты благороден, - говорил Гера. – Ты потомок великого человека и не можешь скатиться до низости. Забудь обиды, стань выше этого. Тебя ждёт большое будущее вместе со мной.

- Я предал, опозорил всех кого мог. Стал бандитом и твоим псом, - печалился Вася. – Чтоб свести меня с Инной ты убил Антона, а ведь он заступился за неё. Он достоин….

- Ни в коем случае не псом, - оправдывал его Гера. – Другом. Ну, а по поводу Антона…. Без этого он бы девушку не оставил. Пользуйся сынок. А может мне потолковать с твоими родичами? Пригласить на огонёк сестру? – намекнул он.

- Не вздумай трогать.

- Или что? Убьёшь? – усмехнулся Гера. – Кишка тонка. Ты далеко не Иван Соснович. Ты жалкое подобие. Пыль на моих сапогах. Крысиный помёт. Решил уличить меня в убийстве? Так первый подозреваемый ты. А после твоей встречи со шлюхой, её нашли мёртвой, - говорил он, повышая тон. - Если бы не я, ты бы давно сидел! Ничего мне не сделаешь! «Богатырям» нужен веский повод! Где он?! У тебя нет доказательств моей причастности к смерти толстухи и Антона! Пшол вон отсюда, убожество!


И он ушёл. Ушёл в неизвестном направлении. Даже семья не знала, где он находится. Вася-бронепоезд просто исчез. Прошло много времени, Герман подмял под себя половину города. Стал очень уважаемым человеком. Даже баллотировался в мэры. Он владел заводами, банками, фабриками и издательствами. Многие известные люди прыгали на цырлах под его дудку, лизали, где можно и особенно, где нельзя.


***

Мужчина в потрёпанной куртке сидел на лавочке напротив сиротского приюта. Он наблюдал, через прутья железного забора, за девочкой шести лет, грустившей в одиночестве в стороне от шумных компаний. Казалось, ей был не интересен сегодняшний солнечный день. Ей вообще ничего не было интересно. Она была опустошена внутренне, что отражалось на её измождённом лице.


Мужчина раскрыл принесённую с собой газету. На первой странице кричащий заголовок: «Кандидат в мэры причастен к тройному убийству?». Ниже фото довольного Геры, трупы семьи и фото той самой, измождённой девочки. В статье говорилось о том, как следователи убойного отдела, делали безуспешную попытку выйти на след убийц семьи Чижова - владельца ликёроводочного завода. Был убит сам Чижов, его жена и маленький сын. Старшей дочери удалось спастись. Причиной убийства значилась возможная попытка рейдерского захват завода, людьми Геры. За свою неуступчивость бизнесмен поплатился жизнью.


 Один, из ныне пропавших свидетелей, якобы, видел, как Гера с двумя качками входил в их квартиру незадолго до убийства. Следствие так и не смогло доказать его причастность к смертям.

Мужчина, аккуратно вырвал из газеты фото Геры-правдомеса. Подошёл к забору, уставился на девочку. Та почувствовала его взгляд. Посмотрела на мужчину. Он поманил рукой. Девочка послушно подошла. Мужчина показал ей фото Геры.


- Это он? – спросил мужчина.

Девочка кивнула. На её глазах выступили слёзы, но ни одна мышца лица не дрогнула.

- Что ты хочешь? – вновь спросил мужчина.

- Напиться его кровью, - тихо произнесла девочка.

- Принято.

Мужчина легко разогнул толстые металлические прутья, протянул девочке руку.

- Идём. Это веский повод, - сказал он.

Девочка вымученно улыбнулась, вложив маленькую, бледную ручку в его ладонь.


***

Третий день Вася следил за загородным домом Геры. Он и девочка обосновались в соседнем коттедже зажиточного боксёра тяжеловеса. Тот надолго уехал отдыхать и в ближайшее время не собирался возвращаться. Вася и девочка вели себя ниже воды тише травы. Никому бы не пришло в голову, что в доме кто-то есть.

Однажды вечером приехал Гера. Судя по тому, что он отпустил водителя, собирался остаться на ночь.

- Там охрана, - произнесла девочка.

- Что поделаешь, - ответил Вася. – Каждому свой срок.

Он вырвал из потолка висевший на цепи тяжёлый боксёрский мешок. Крутанул его в руке, принялся ждать ночи.


***

Когда подошло время, Василий включил ощетинившийся антеннами глушитель сотовой связи и направился к дому Геры. Охранника, дремавшего в будке у ворот, вынес наружу увесистый булыжник. Железные ворота слетели с петель от мощного удара ноги. Из дома тут же выбежали ещё два охранника, которых снесло боксёрским мешком. Вася стоял перед открытой дверью, размахивая мешком над головой. Следующим ударом отправил подбежавшего сторожевого пса, через забор к соседям.


Вася опустил мешок и, волоча его за цепь, направился внутрь дома. На всякий случай выломал дверь вместе с проёмом. На встречу выбежали ещё два охранника пытавшиеся куда-то дозвониться одной рукой, другой доставая пистолеты. Бросив телефоны, начали палить в Васю. Тот закрылся мешком. Дождался, когда у стрелков кончатся патроны и метнул в них спортивный снаряд. Одного зацепило, впечатав в стену. Второго он вырубил ударом локтя в голову.


Вася вбежал на второй этаж. Стал выламывать двери. Наконец нашёл то, что искал. Вытащив визжащего Геру за ногу из-под кровати, потащил вниз. Там сломал ему обе ноги и позвал девочку.


- Тебя убьют, - шипел до смерти перепуганный Гера.

Правдомес понимал, живым ему не выбраться. У Васи есть веский повод. Девочка осторожно вошла в дом. Подошла к Гере, на котором восседал Василий. Тот узнал девочку.

- Кровь будешь? – спросил её Вася.

- Пожалуйста, - вдруг заскулил Гера.

- Голову, - хладнокровно произнесла она.


Вася обхватил голову руками и, не напрягаясь, оторвал, прокатив по полу, будто шар для боулинга. Девочка прошла на кухню, вернулась с коробком спичек. Чиркнула возле штор. С интересом стала смотреть на расползавшееся по ним пламя.


- Пойдём, посмотрим снаружи, - предложил Вася.


Они долго наблюдали, как горел дом, как суетились подъехавшие пожарные и менты, как здание рухнуло, подняв сноп искр. Потом повернулись в сторону железнодорожной станции, не спеша отправились в дальний путь. Богатырям не место в нашем мире.

2016.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Владимир Самсонов
Категория: Фэнтези
Читали: 59 (Посмотреть кто)

Размещено: 29 марта 2016 | Просмотров: 106 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.