«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
valeri.rb Моллинезия

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 15
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мистическая история. Часть 1

    Мистическая история

    В конце июня, ближе к вечеру, в тот самый момент, когда поезд октябрьской железной дороги вот-вот должен был отправиться в путь в направлении юга страны, в одном из купе волею случая разместились друг против друга два весьма разноплановых джентльмена. Одним из них был я – скромная, субтильная и ничем не примечательная личность двадцати пяти лет от роду, отправляющаяся в очередной отпуск на берег моря. А вот второй  персоной оказалась брутальная фигура стареющего на вид мужчины возрастом чуть за пятьдесят. Он заскочил в вагон в самый последний момент перед отправлением и, войдя в купе, грузно плюхнулся на сиденье. Мужчина выглядел как огромный медведь-гризли, с широкой скуластой физиономией и активно седеющими на большой голове густыми волосами.

    –Олег Николаевич – представился он, и моя рука утонула на секунду в его мясистой лапе.

    -Очень приятно. Сергей. Просто Сергей…

    -Пусть. А я тогда с твоего позволения в Николаичи сокращусь.  – Свою небольшую спортивную сумку он небрежно кинул на пол и дополнительно подтолкнул ногой под стол. Бордовый спортивный костюм скрывал под собой, возможно, бывшего спортсмена. Заметив, что я прячу под столом целую батарею пива, улыбнулся:

    -До конечной что ли?

    -Ага, а вы угощайтесь.  – и лёгким движением бутылки о бутылку я открыл ему Жигулёвское.

    -Единственное место, где даже тёплое пиво, как божья слеза

    Полулитровая бутылка пива в руке соседа казалась непривычно маленькой. Поезд пока двигался очень осторожно и неторопливо, проползая над невесёлым Обводным каналом, и мы первое молчаливо наблюдали в окно за тем, как вяло меняются невзрачные городские виды, время от времени выпивая по глотку, и изредка вступая в разговор ничего не значащими фразами случайных попутчиков. Так продолжалось минут двадцать, пока проводник не прознал, что в вагоне обнаружилась парочка свободных мест, из которых можно извлечь финансовую выгоду. Единственное что останавливало его от скорого и неминуемого дохода, это присутствие  возле вожделенных вакантных мест могучего и угрюмого двухметрового джентльмена неопределённых свойств. Проводник принялся заглядывать в купе всё чаще, со своей стороны настойчиво предлагая поочерёдно то чай, то кофе, то небольшие пакетики с орешками неизвестного  происхождения, и, очевидно, эта подготовительная активность могла в итоге закончиться только «дельным предложением». Мы переглянулись:

    -Как-никак, хочет к нам подселить безбилетников – заметил Николаич и устало нахмурился. - Лето. Билеты на юг в дефиците.

    -А мы скажем, что возражаем. Это ведь незаконно подселять?

    -Конечно, незаконно. Билетов-то на места нет. Кто-то видимо опоздал на поезд. Пусть идёт к лешему…

    Тем временем проводник, вторым именем которого теперь была «сама любезность», сиял редкостным для его специфической профессии счастьем, щедро одаривая и нас своим хорошим настроением в предвкушении неминуемых барышей. И как камень в итоге падает на землю, так и он в итоге предстал перед нами для «окончательного решения купейного вопроса». 

    -Уважаемые пассажиры – начал он бодро и уверенно – должен до вас довести, что вскоре на пустующие места в этом купе я планирую разместить парочку, ну то есть два лица, которые будут иметь честь составить вам компанию аж до самого Адлера! И – проводник тут заговорщицки прищурился – никому не слова! С меня, как полагается - чай.

    Мы с Николаичем переглянулись. Он в тот момент демонстративно громко прихлёбывал чай и, наконец, изволил посмотреть на того, кто загородил проход.

    -Ничего не выйдет.

    -Да, но как же так? Я ведь здесь главный … - Он резко сник. Силы и мысли возвращались к нему с трудом, всплывая мелкими порциями на поверхность сознания

    -И ещё… – Николаич снова отхлебнул чаю, и удивительно жёстким и остекленевшим взглядом посмотрел на проводника, словно на желторотого птенчика - будешь нам мешать, узнаешь кто такой Большой Белый. Это не я, если что.

    Что именно подействовало на проводника, не берусь судить. Он ещё, кажется, пытался нам предложить женщин в купе «не старше шестидесяти», однако, так как это его последнее щедрое предложение не возымело успеха, то вскоре понуро покинул дверной проём, в котором к нашему удивлению осталась стоять светловолосая девочка семи-восьми лет кукольной наружности и с прижатой к груди толстой книжкой.

    -Ты потерялась? Ты что-то хочешь? – поинтересовался Николаич и протянул руку. Но она развернулась и быстро исчезла из поля нашего зрения. Что-то теребило меня изнутри, как какое-то попавшее внутрь мозга надоедливое насекомое. Оно рвалось на свободу и пыталось слететь с языка в виде вопроса. «Большой Белый». То как, и  каким ледяным голосом было произнесено это Николаичем, подсознательно подействовало на меня сильнее, чем даже на проводника. Того, казалось, просто оглушило цунами, а меня и вовсе накрыло. А сосед, теперь вполне довольный собой, продолжал спокойно попивать чай, уже без ненужного чавканья, и заодно макал кусочек  песчаного печенья в стакан, отчего печенье немного разваливалось, и часть неминуемо тонула на дне.

    -Расскажи про Большого Белого? – печенье в этот момент выпало от неожиданности из пальцев рук и всё разом утонуло в чашке

    -Вот чёрт, упустил. Мог бы под руку не говорить

    -Ну, так что за Большой Белый?

    -Да нет никакого Большого Белого, это я для красного словца, пугануть парня…  - я придвинул своё лицо к его широкой физиономии и пристально посмотрел в глаза. Тот сначала отвернулся, а потом и откинулся к спинке кровати.

    -Я уже знаю что есть. Я это понял тогда по взгляду, а ты сейчас просто подтвердил.

    Николаич смотрел на меня с полминуты:

    -Я этого никогда никому не рассказывал. И ты, скорее всего, и не поверишь. Но то, что я видел и пережил, было совсем не сном. И именно там я встретил Большого Белого. Далее последовала история, которая у рассказчика заняла всю ночь и часть утра. Я лишь запомнил её, и уверяю, не перепутал ни одной детали.

    Большой Белый.

    Часть 1. Утро

    Пятое октября 1993-его года запомнилось всей стране лишь тем, что наступило после четвёртого октября, а вот этот день был как раз очень примечателен во всех отношениях. Именно четвёртого октября различные американские сериалы отошли на второй план, уступив место эпичному репортажу о расстреле  Белого Дома в Москве, возле которого мало кто и когда бывал и потому вряд ли видел вживую, но, тем не менее, ворвавшемуся в спокойный мир провинциальных обывателей своими дымящимися окнами под дулами наведённых танков. Где-то в глубинах огромной бывшей империи, в пяти остановках от местного гигантского металлургического завода, ранним утром пятого октября следующего дня после описанных событий, простой люд, дожидавшийся трамвая, гудел, переваривая вчерашние новостные события и расплёскивая накопившиеся эмоции. По каким-то сверхъестественным причинам в это утро произошёл сбой в движении  трамваев и в этом гуле человеческих голосов особо выделялись недовольные нотки опаздывающих рабочих. С другой же стороны разбитой пыльной улицы, там, где располагалась противоположная остановка,  обосновалась совсем с иными целями ещё одна группа людей, в полный рост олицетворяющих уже новую страну: все как один они носили короткую стрижку, спортивные костюмы неизвестных китайских марок, и  вдобавок кожаные куртки плотно облекали их мощные тренированные тела. Лишь один из них носил обычную одежду - редкостного фасона на вид дорогое, коричневое пальто, тёмный костюм, и весь образ окончательно дополнялся идеально начищенными лакированными туфлями. Дюжина окружавших его сосредоточенных мужчин считала, судя по всему, данную фигуру вполне себе авторитетной, и тихо гудела на небольшом отдалении своим кругом. Россия с остановки напротив, потерянная и неуверенная, с интересом и тревогой поглядывала в сторону противоположной остановки, потихоньку сетуя на какие-то жизненные неурядицы. Но застывший в ожиданиях мир, в конце концов, пришёл в движение, когда, поднимая облако пыли у поворота появилась диковинная иностранная машина, без опаски пролетавшая дорожные ухабы на большой скорости. Машина быстро подъехала и резко остановилась. Из толпы крепких мужчин отделился как раз тот, который гордо носил коричневое пальто. Он подошёл к капоту. Десятки глаз, все без исключения кто был на этих двух противоположных остановках, с нетерпением вперили свои взгляды в сторону тонированной со всех сторон машины, из которой как чёрт из табакерки обещал появиться её счастливый обладатель. И после недолгой паузы оттуда действительно вышел, собирая завистливые или обеспокоенные взгляды сам Николаич - ещё довольно молодой, чуть за тридцать, с угловатой фигурой профессионального спортсмена.

    -Олег Николаевич, Олег Николаевич - мы вас все уже ждём. Все собрались – фигура в коричневом пальто приступила к исполнению своей роли, а мрачная массовка вокруг дружно попрятала недолузнанные семечки, и разместилась полукругом, то ли разглядывая машину с трёхлучевой звездой на капоте, то ли уйдя в глубокие думы.

    -Витя, давай быстренько по пацанам определимся, и я улечу. Стрелка у меня в двенадцать с Чеченом. Надо успеть. А потом к губернатору.

    Мужчина секунду - другую помялся, словно подбирая первые в своей жизни слова:

    -Дело-то вот какое вышло. Рыжий  пропал. Его пацаны готовы под тебя встать. Парни правильные, место знают, правила уважают, по району не беспредельничают. Рыжий их в узде всегда держал, но уже неделю нет и началось брожение. Сами по себе они ничего не могут, нет никого в авторитете, вот и просятся…

    Николаич оценивающе оглядел всех собравшихся, числом около дюжины:

    -Витя, мне люди конечно нужны, но эти-то что умеют делать? Куда я эту банду распихаю?

    -А ты поговори, поговори со всеми, может для чего и сгодятся?

    -Ладно. Уболтал. Давай. Только оперативно.

    Собеседник сделал кивок ближайшей группке, все участники которой внешне отличалась полным отсутствием у кого-либо отпечатка интеллекта на лице. Они подошли. Крупная фигура Николаича выделялась даже тут.

    -Пацаны, не буду ходить рядом да около, но для вас сейчас есть только работа по бабам

    -Проституток что ли возить? – один оказался удивительно сообразительным

    -Именно.

    -Сейчас с пацанами обсудим – группа отошла. Пару минут они что-то, как в квн, шёпотом обсуждали, но в итоге, наконец, пришли с ответом.

    -Мы согласны. Когда приступать?

    -Думаю завтра. Витя определи их сегодня по адресам

    Следующая группа из четырёх джентльменов хоть и не отличалась особо внешними габаритами, зато хитрые и живые взгляды наводили на мысль, что тут с интеллектом всё куда лучше обстоит. Николаич с интересом посмотрел на них:

    -Ну, парни, чем дышим, чем промышляем?

    -Да мы, того – ответил тот, у которого на мясистом носу гармонично примостилась тонкая элегантная оправа от очков – лохов разводим. На правобережном рынке стояли, ещё на прошлой неделе, пока туда Чечен не заехал. Дали бы отпор, но пока такая непонятка… пока просто ушли.

    -Так,  ну с Чеченом мы порешаем, а вас, пожалуй, я на наш колхозный рынок переброшу пока. Там лохов не меньше. Справитесь? Не подведёте?

    Пацаны дружно заулыбались

    -Ну и хорошо, на том и порешили. Витя, сегодня займись, что бы завтра с утра уже парни хлеб с маслом зарабатывали, и нам кой-чего на икру доставалось. Что ещё?

    -А, ну вот ещё несколько человек осталось… Эй, парни, подойдите. Эти отличались какими-то несколько отрешёнными взглядами, да и физически выглядели весьма обрюзгшими. Один носил серую кепку, второй неуместные красные спортивные штаны с пузырями на коленях, а третий облачился в потрёпанную дермантиновую куртку с явно древней историей.  Николаич с сомнением осмотрел новую партию.

    -Ну и что мне с этими делать? Охранники что-ли?

    -Ну…в общем да. С рынка. – Виктор слегка стушевался, осознавая что предложил не очень ходовой товар – там на входе народ проверяли, за порядком смотрели…ну…

    -Понятно. – перебил Николаич - Пацаны, что делать-то умеете?

    -Да мы того, за порядком следили, проверяли машины… - начал один из них в серой кепке, но Николаич тут же снова перебил.

    -Будете по магазинам и офисам ходить, крышу предлагать. Стрелки забивать, если понадобится

    -А если под раздачу попадём? – снова влезла Серая Кепка – Сейчас беспредельщиков-то пруд пруди…

    -А вы кто? Здоровые мужики, а выглядите как стадо перепуганных тюленей. Ладно, сегодня только для вас мастер класс. Показываю лично. Завтра приступаете, посмотрим, что из вас толкового выйдет. Или можете прямо сейчас переместиться напротив и на завод болты точить, как раз скоро смена, может ещё успеете. После последних слов они испуганно посмотрели туда, где бедность и отчаяние уже собрали свои плоды, отчего десятки тревожных глаз всматривались в неопределённое будущее России, материализовавшееся на противоположной остановке. Все трое еле заметно отшатнулись, словно побоялись коснуться той чёрной ауры, которая заставляет всю жизнь просыпаться  в пять сорок пять, и потом в мороз под немощный свет ночных фонарей тащиться в жерло металлургического монстра.

    -Мы готовы - Серая Кепка уверенно ответил за всех.

    -Ну и отлично. Тогда погнали – Николаич, приглашая,  провёл рукой и вся троица осторожно приблизилась к блестящей машине, словно боясь спугнуть своим простоватым видом диковинную птицу. Но птица никуда не улетела, и, собравшись с духом, рекруты влезли внутрь. Машина плавно и мощно сорвалась с места, оставив в клубах пыли уже неразличимые издалека и две такие разные России.

    Николаич тем временем громко врубил музыку и стремительно двигался к центру города, распугивая зазевавшихся пенсионеров на москвичах и жигулях. Город пока словно жил по инерции, выпуская миллионы тонн стали, сажи, и связанные с этим кислотные дожди, становившихся зимой цветным или серым снегом, покрывали непрерывным отчаянием привязанных к месту горожан.

    -Итак, пацаны, делаем вот что. - Николаич начал инструктаж. На дело всегда выходим с оружием. Кастеты там, ножи приветствуются. Барыгу нужно хорошенько пугануть для начала. Так сказать для профилактики. Но не перестарайтесь. Беспредел это не наше имя. Просто заходите в офис и сразу: «Где директор?». Пока секретарша писает от страха, наводите всеобщий  ужас своим видом, и когда выходит тот, кто главный - сразу в лоб: С кем расходишься? Крыша есть? Многие барыги уже сейчас разобраны, но постоянно появляются новые. Это и есть ваши бабки. Если с той стороны кто-то есть - забиваете стрелу. Там уже я с бойцами подтянусь. Вам вряд ли придётся с кем-то тереть, но под раздачу особо нервных владельцев можете попасть. Для этого и оружие. Стволы пока не дам. Работаем только с холодным, а то вы там с перепугу сразу стрельбу устроите. Всё понятно?

    -А мы что имеем с этого? – Серая Кепка, как самая интеллектуально развитая персона, взяла вопросы на себя. Дермантиновая Куртка и Красные Спортивные Штаны пока разумно помалкивали.

    -Зарплату получите. Тачка есть?

    -Ну, вот у Серёги есть старая шаха…- Серая Кепка показал на Красные Штаны.

    -Ладно. С утра будете тачку получать, вечером сдавать. Бомбу дам для этого дела. Не очень свежую, но для работы сгодиться. Но если поцарапаете - в жизнь не рассчитаетесь. Понятно?

    -Да чего тут непонятного – и двое остальных о чём-то вдумчиво засопели, то ли одобряя, то ли глубоко внутренне не соглашаясь. Тем временем, проскочив на красный, и приветственно махнув стоявшему на перекрёстке гаишнику, Николаич вывернул на главную улицу, заполненную многочисленным транспортом. Проехав городской стадион и остановившись на трамвайной остановке, Николаич скомандовал: «Выходим». Они все вместе выглядели несколько странно - как банда низкорослых и злых гномов под предводительством огромного Орка. Николаич посмотрел на часы и что-то в уме прикинул:

    -У меня на вас, други мои, есть полтора часа. Так что времени терять не будем. Начнём с этой вот замечательной пельменной.

    Там всё прошло бодро и весело. Испуганный хозяин согласился через пять минут платить крыше, вдобавок заплатил за последние несколько месяцев и яростно на выходе всем пожимал руку, а особенно Серой Кепке, в ком он, видимо, признал своего нового благодетеля. Следующие несколько магазинов уже встали  под Чечена, и Николаич лишь недовольно морщился от очередного упоминания этого имени. Далее по улице расположился дом, полностью одетый  в строительные леса. Они до самого верха закрывали весь фасад и явно стояли тут долгое время. Посреди этой конструкции неожиданно обнаружился проход во двор:

    -Зайдём, посмотрим что там - снова скомандовал предводитель. Серая Кепка, на правах зарождающегося авторитета, проявлял свои лидерские качества и уже подгонял отстававших напарников. В первом дворе так же активно велись фасадные работы, и неизвестные блестящие конструкции в виде букв лежали на асфальте, вокруг них суетились рабочие. Вся группа миновала двор и прошла в следующую арку, когда словно молния внезапно поразила Николаича. Он на секунду застыл с приподнятой для шага ногой. Все остальные участники процессии резко остановились, стукнувшись друг с другом, и удивлённо переглянулись, очевидно, не понимая происходящего. Предводитель повернулся к ним и почему-то загадочно улыбался:

    -Кто-нибудь играл в слова в детстве? Ну, это когда надо складывать слова из квадратиков-букв?

    -Я с папой играл – снова Серая Кепка неизменно подтвердил свой недюжинный интеллект.

    -Тогда, может, кто-то помнит,  что там было на земле?

    -Буквы вроде… – уже несколько неуверенно снова ответил Серая Кепка.

    -Какие?

    -Я не смотрел…

    Но тут к удивлению Николаича из глубин своего сознания вынырнул Потёртый Дермантин:

    -Я их запомнил

    -Ну, и какие, какие буквы?

    -Ща, вспомню – и нырнув снова в свои глубины сознания, вскоре появился из пучины уже с готовым ответом- буквы К, Н, потом вроде А и Б.

    -Ну, и что это всё вместе? – Николаич словно почувствовал себя ведущим программы «Что? Где? Когда?»

    -КНАБ – довольно произнёс Потёртый Дермантин, за что был немедленно разжалован из царства разумных существ, и вдобавок награжден эпитетом «бестолочь» и затрещиной. Группа принялась совещаться, и, наверное, это могло бы продолжаться до звуков трубы Архангела Гавриила, если бы Николаич вконец не потерял терпение:

    -Дебилы, это БАНК! Там банк открывается! – неизгладимое впечатление произвёл данный факт на всю новообразованную команду квн, и они дружно глупо заулыбались, наперебой уверяя, что были уже почти близко к разрешению этой эпохальной тайны.

    -Да вперёд же, братья, на врага, вперёд, полки лихие! – проскандировал Николаич и они с приподнятым настроением отправились обратно во двор. Рабочие, тем временем, уже повесили букву К и, подмигнув своей свите, Николаич повернул золотистую ручку от невероятно тяжёлой и  огромной двери. Дверь подалась, неохотно впустив всю группу внутрь. Им открылся огромный холл, облицованный дорогим мрамором различных цветов. Вдали, возле противоположной стены,  разместился одинокий небольшой стол, за которым восседал такой же одинокий человек. Звуки шагов удивительным образом отражались от сводчатых потолков, нарушая странную тишину, повсеместно распространившуюся вокруг. Они пересекли залу, и возле стола выяснилось, что сидящий за ним  человек отличается очень небольшим  ростом, и вдобавок выглядит исключительно тщедушно. Тот, словно немое чучело, органически дополнял абсолютно пустой простецкий стол. С трудом подняв уставшие глаза на Николаича,  человечек, наконец, собрался с последними силами и спросил:

    -Чем могу быть полезен?

    -Зови директора, мы по вопросу крыши должны перетереть – отчеканил Николаич и, облокотившись на шаткий стол, придвинул к визави свою широкую скуластую физиономию. Однако это, к великому удивлению, не возымело на человечка совершенно никакого очевидного воздействия, и тот ответил:

    -Ну что вы, звать директора по вопросу ремонта крыши - это же неслыханно. Да и нет его. Я – и тот в ответ придвинулся к Николаичу, переходя на шепот – сам его признаюсь никогда и не видел. Это же о-го-го, какой начальник. А мы тут сидим, лишь чай пьём.

    -Ты мне зубы не заговаривай, есть кто из начальства? Скажи, что тут человек на тему крыши будет говорить.

    Тогда маленький человечек полез под стол и достал оттуда небольшую записную книжку:

    -Вот смотрите, давеча, то есть пару дней как, мы крышу починили, перелатали, и она теперь как новая. Вы её снова хотите починить? Неужто буря пронеслась? А я и не заметил. Хотя, как тут заметишь, если сидишь безвылазно из года в год за одним столом и света белого не видишь…

    -Дебил, - Николаич вышел из себя – ты что издеваешься? Ты что реально не понимаешь, что значит крыша? – и схватил тщедушного человечка за горло двумя пальцами

    Однако тот  невозмутимо снял его пальцы с горла и о чём-то задумался. Потом снова залез под стол и через минуту принялся листать другой блокнот. Пролистав несколько страниц, его лицо радостно засияло:

    -Друзья, я, кажется, понял суть недоразумения! Но – и он снова перешёл на шёпот – я бы не хотел никого оскорбить или обидеть, возможно, что я не понял новый  смысл старого слова. Вот тут написано – и он предъявил непонятные каракули всей честной компании – что есть ещё значение, -он замялся, словно выжимая из себя неприличное слово – рэкетир. Простите, если я о вас так подумал. Честное слово, извините.

    -Молодец – лицо Николаича просветлело – ты всё правильно понял. Зови начальника. Все в комнате рассмеялись приключившемуся ранее недоразумению, и особенно смешлив оказался маленький человечек, своим писклявым голосом продолжив смеяться, когда все уже давно стихли. Когда последние сполохи смеха улеглись, тот к удивлению всех присутствующих достал из-под всё того же стола старый чёрный дисковый телефон:

    -Друзья, вы уверены, что точно хотите встретиться с начальством?

    -Звони – уверенно ответил Николаич.

    Гудок телефона оказался столь громок, что, кажется, мог бы быть легко слышен и в самом дальнем углу за колоннами. Гудок издавал резкие высокие сигналы, и никто не подходил поначалу, но затем настойчивость оказалась вознаграждена и с той стороны ответили:

    -Тринадцатый слушает. Что стряслось?

    -Ой, я тысячекратно извиняюсь, но тут пожаловали господа по поводу крыши.

    -Насколько я помню - её починили.

    -Да вы не поняли. Это в несколько другом смысле… То есть имеется ввиду…Мне так неудобно это произносить, господа такие милые и…вот

    -Я понял. Можешь привести. Нам они как раз пригодятся – странный разговор навевал неприятные предчувствия, и Николаич потрогал под мышкой холодный металл пистолета

    -Всех?

    -Нет, Там есть главный? С ним я и переговорю – с той стороны положили трубку, и короткие гудки наполнили комнату. Все отлично слышали состоявшийся разговор, но взять с собой на встречу тупых отморозков означало для Николаича показать свой страх перед этим тщедушным созданием, своим ростом не доходившем ему и до груди

    -Пацаны, ждите здесь.

    -Ну что же, пойдёмте.  А вы точно уверены?

    -Веди. Пока не рассердил.

    Человечек обречённо встал со стула и двинулся по направлению к дальней стене, где виднелась едва заметная дверь, своим цветом мимикрировавшая под окружающие стены. Николаич для уверенности снова прикоснулся к холодной стали пистолета и, оставив свою свиту дожидаться, пошёл вослед. Тем временем проводник пока  молчал. Они прошли через дверь в длинный светлый коридор с десятками дверей. Неизвестные цифры и буквы разных размеров и цветов размещались на каждой из них, и такая нумерация казалась весьма странной. Николаич машинально дёрнул ручку одной из дверей и оттуда послышался нарастающий сильный шум. И в этот момент подскочил проводник:

    -Что вы, что вы, этого ни в коем случае нельзя делать! Это…ну совсем нельзя

    -А что там?

    -Я не знаю. Я никогда не бывал за этими дверьми, но думаю…что это довольно опасно… Да, и мы же идём к начальству. Зачем вам туда? Вам что мало проблем?

    -Каких таких проблем? – Николаич пристально уставился на говорившего. Но тот в ответ смотрел столь чистыми искренними глазами, что подозрительность как-то взяла, и тут же  сама рассосалась.

    -Да я совсем не то имел ввиду… Просто проблем. Так вообще. Разговор в пустом и абсолютно тихом коридоре создавал заметное эхо, и в то же время ни один звук с улицы не проникал внутрь. Да идём те же. Скоро обед, а нам ещё идти и идти. А вот, кстати, и лифт виднеется.

    И действительно, вдали среди серых стен обнаружились едва заметные двери лифта. Скоро они достигли цели, и человечек нажал кнопку вызова. Она загорелась, но почему-то звук с той стороны отсутствовал полностью.

    -Сломался что ли? – поинтересовался Николаич

    -Да нет, что вы, просто он ну очень тихий. Тут вообще всё тихо. Всегда тихо. Ах, знали бы вы, как это всё изматывает. Годами. Вот так сидишь, иногда кто-нибудь войдёт, и он словно привносит с собой толику шума. Но ненадолго. Потом снова надолго воцаряется тишина.

    -А сколько ты там на вахте сидишь?

    -Долго, лет так… - человечек принялся считать закладывая пальцы, но в этот момент очень тихо и внезапно открылись двери лифта, и он опомнился – Входите. Работаю долго, в общем. Можно сказать что вечность.

    Стена лифта оказалась ещё более странная, нежели чем двери с иероглифами. На ней располагалось, по крайней мере, не менее сотни различных кнопок, очень разных и снова покрытых непонятными знаками. Некоторое время человечек отыскивал нужную и, наконец, найдя её в углу около пола, разразился радостным восклицанием:

    -Вот она! Едем!

    -А зачем столько кнопок? У нас в городе нет ни одного здания, где нужно больше девяти –непонятное и таинственное, казалось, начало окутывать, словно предчувствие, могучее тело Николаича. Он поёжился в своём дорогом пальто

    -Да мы уже не… - и тут двери закрылись и лифт двинулся, но словно не вверх, а куда-то вниз. Ощущалось лёгкое движение, оно длилось уже не менее минуты, и, тем не менее, лифт пока цели не достиг. Николаич готов был бы зуб отдать за то, что они ехали вниз, но этого быть не могло просто по определению, так как под городом располагались столь твёрдые скальные породы, что даже рытьё небольших котлованов оказывалось серьёзной проблемой.

    -Долго едем – тревожно заметил Николаич – сломались что ли?

    -Вряд ли. Скоро будем. Ещё одна перестыковка, и мы на месте.

    -Чё, какая перестыковка? Ты чё бредишь?  - и Николаич грозно надвинулся на своего сопровождающего и как раз в этот момент двери, к счастью, и открылись

    -Вот мы и приехали! Выходите

    За дверьми виднелся только такой же, только чуть более тёмный коридор. В него вышел проводник и стал нетерпеливо поглядывать на часы:

    -Идём те же! Скоро обед. Не хочу опоздать.

    И они снова двинулись по коридору в единственно возможном направлении. Пройдя несколько длинных участков, и не встретив ни одной спешащей на обед души Николаич резонно поинтересовался:

    -А чего я никого не вижу?

    -А вам ещё кто-то нужен? Кто конкретно? – сопровождающий снова окатил светлым искренним взглядом

    -Да я так, странно. Никого нет…  Никто не ходит на обед?

    -А вы про это?- засмеялся человечек – так все же ходят другим коридором.

    -Это всё объясняет - буркнул в ответ Николаич

    Таким образом, миновав ещё несколько поворотов, они вышли к тому месту, где коридор наконец-то заканчивался:

    -Всё, пришли.

    Перед ними располагалась совсем небольшая дверь - меньше прежних, с одинокой неизвестной лаконичной буквой, что её выгодно отличало от сотен других. Человечек осторожно, на цыпочках подошёл и сделал очень осторожный и тихий стук костяшкой пальца по двери.

    -Входите, входите – дружелюбно послышалось в ответ – Давно вас ожидаю.

     Комната, куда они вошли,  оказалась забита различной мебелью, на полках которой разместились сотни книг, каких-то маленьких скульптурок, непонятных артефактов, и много чего другого, что просто не поддавалось детальному описанию. К ним подлетел среднего роста человек, в толстых роговых очках, мода на которые вышла лет двадцать как, и с буйной сединой в коротких курчавых, ранее ярко-чёрных волосах. Человек походил на благообразного профессора университета, но никак не на руководителя крупной коммерческой структуры. Он сразу принялся жарко трясти руку Николаичу и предложил присесть:

    -Олег Николаевич, прошу к столу. Может чайку? Цейлонского! Прямо сегодня, можно сказать, собрали – и хитро подмигнул

    -Откуда вы знаете моё имя и отчество?

    -Ну как же, как же, вас в городе все знают. А вы любезнейший – он быстро повернулся к человечку – может отправляться обратно на свой пост. Вы нам уже сегодня не понадобитесь.

    -Точно?

    -Точнее некуда.

    -Прощайте, Олег Николаевич, я хоть знал вас и недолго, но вы почти стали моим другом. – и вышел, оставив изумлённого гостя наедине с профессором.

    -Чё это с ним? Странный какой-то.  Вы зачем вообще таких вахтёров нанимаете?

    -Да у него просто большое сердце. Итак, чайку и перейдём к делам?

    Николаич сел на приготовленный для него удобный стул, обитый парчой, а собеседник пошёл вокруг стола и уселся напротив.

    -Итак, милейший, слушаю вас.

    Николаич, несколько сбитый с толку предшествующими странностями, решительно собрался с мыслями:

    -Я представляю структуру, которая готова вам за определённое вознаграждение предоставить защиту. То есть, выражаясь обычным языком, «Крышу»

     Собеседник с ещё большим интересом посмотрел на Николаича, и даже снял очки, словно проверяя мираж на прочность. Но Николаич никуда не делся, а всё так же располагался напротив, грозно и сосредоточенно вглядываясь в лицо профессора. После некоторой паузы очки вернулись на переносицу, и последовал вопрос:

    -Вы всерьёз считаете, что нам есть от кого защищаться?

    -Уверен.

    -Как их зовут?

    -Всех не знаю. Но одного точно скажу. Зовут Чечен.

    -Он из Древних?

    -Не уверен. Лет сорок пять сейчас. – после этих слов собеседник принялся в калькуляторе что-то пересчитывать, говоря вслух  – да, точно не Древний, 46 секунд по Лицианскому времени. Самому юному древнему минимум сто тысяч лет. Но где они – никто не знает…

    -Что за Древний? Я не знаю авторитета с таким именем. Это, наверное, залётная братва. Как появится - мы ему сразу башку-то и открутим.

    -Вряд ли, - задумчиво ответил профессор – но вы мне всё прояснили относительно себя

    -Это почему это вряд ли?

    -У него нет башки, как вы выразились. Там всё сложнее устроено… Ну ладно, я вас понял кажется, хоть и с трудом. Итак, что вы хотите?

    -Во, приятно иметь дело с понятливым человеком – начнём с десятки зелени в месяц с вашего банка, ну и плюс за последний год причитается. Три месяца я так уж и быть скощу  - и Николаич довольный откинулся на спинку стула, внутренне радуясь так лихо провернутому дельцу

    -Вы про какой банк говорите? Что-то я не слышал, что бы мы держали банки …

    -Ну как же, вот смотрите, на улице были эти буквы,  - и Николаич начертил на листке бумаги четыре буквы, выстроенные в порядке БАНК. Собеседник удивлённо их рассмотрел:

    -Ничего не понимаю. Это должно быть вы перепутали порядок. Тут должен быть КНАБ. А, теперь я понял. Вы изволили подумать, что это банк, и подумали, что в банке есть деньги и туда зашли. А ведь это оказался всего лишь навсего КНАБ. Вы вообще не должны были туда заходить, ни в коем случае, так что предлагаю признать эту ситуацию недоразумением и по дружески разойтись. Радостно улыбаясь, профессор встал и протянул через стол на прощание руку:

    -Вас проводят. Недоразумение. Бывает.

    -Ты чего мне тут пургу гонишь про какой то КНАБ, бабки гони, подла – не выдержав мизансцены, Николаич вскочил со своего места и схватил профессора за горло. Но в этот момент пол под ним раздвинулся, и неведомая сила принялась обхватывать и затягивать куда-то вниз. Некоторое время ему ещё удавалось держать горло профессора железной хваткой рук, но вскоре силы окончательно и бесповоротно покинули могучее тело, и тьма окутала сознание.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Den-dzin
    Категория: Фэнтези
    Читали: 44 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 мая 2016 | Просмотров: 79 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: octopussy (20 мая 2016 22:00)
    Интересно) До чего только фантазия не дойдет)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.