«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 18
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 184 Safona
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мистическая история. Часть 2

    Часть 2. Большой Белый собственной персоной

    -Эй, ты спишь ещё?– неизвестный голос пробивался неизвестно откуда. Николаич открыл глаза, и  голубоватый свет заставил на секунду зажмуриться от непривычки. Помещение оказалось более чем странным. Начать стоит с того, что сам Николаич, раздетый до трусов, висел головой вниз со связанными за спиной руками, а верёвка, стягивавшая ноги, одновременно крепилась к крюку на длинном тросе, тянувшемся по всей комнате. Конструкция потихоньку двигалась, а с ней и Николаич, и обладатель того голоса, который так внезапно дал о себе знать. Голос снова, правда шёпотом, повторил:

    -Ну как? Очнулся?

    -Да вроде путём. Это что за мясокомбинат?

    -Тссс… проснётся…и тогда несдобровать – и глаза соседа, так же подвешенного на соседнем крюке, обратились в сторону центра зала, где на крохотном стульчике сгорбилась и расплылась во сне гора мяса. В белом комбинезоне и с абсолютно белыми волосами неизвестный казался разжиревшим ангелом, потерявшим свои крылья. Николаич с любопытством  рассмотрел это существо, и с первого взгляда оценил свою собственную мизерность, хотя сам всегда выделялся в любой толпе габаритами из-за роста за два метра.

    -Это кто такой?

    -Это Большой Белый. Мы так его зовём – и только тут Николаич понял, что вместе с ним по этому непонятному круговому маршруту двигается ещё пара дюжин общительных но связанных личностей. – Он иногда снимает одного из нас и куда-то уносит. Я даже боюсь думать куда. Так что как проснётся, молчи и читай молитву. Ты знаешь хоть одну? Я уже выучил десяток, и мне помогает. А вот были тут пара соседей, и их забрали. Они не хотели учить слово божие и пытались бить меня, когда я всю ночь славил господа.

    -Ты что, уже сбрендил?

    -Ну вот, и тебя заберёт скоро. Лучше покайся.

    У висящего верх тормашками Николаича появилось горячее желание дотянуться хоть чем-то до соседа, но тот, оценив бесплодность попыток, закатил глаза и негромко запел Отче Наш. Заткнуть уши в таких обстоятельствах не имелось никакой возможности, и наш герой сконцентрировал всё своё внимание на той персоне, которая восседала в центре залы и спала. Большой Белый переложил голову с толстого подбородка на правое плечо, чем вызвал лёгкий гул, состоящий из тревожных перешёптываний и молитв. Всеобщий испуг через пару минут спал, и прерванные разговоры возобновились. В таком тягучем ритме прошло ещё немного времени. В какой-то момент глаза чудовища открылись, и Николаичу угораздило оказаться в фокусе его пристального, но всё ещё сонного взгляда. Большой Белый, так ни разу и не моргнув, смотрел в глаза пару минут, а затем вновь ушёл в сон, переложив голову теперь на левое плечо. Взбудораженное пробуждением сообщество оживилось, и со всех сторон смешались обрывки фраз  и молитвенных песнопений «…иже еси…уже левое плечо…на небеси…скоро проснётся…прощайте друзья…». Внезапно всё стихло. Большая железная дверь, служившая единственным входом в помещение, чуть поскрипывая, начала приоткрываться, и вскоре в образовавшемся узком проёме появилось юное девичье лицо, обрамлённое двумя косичками. Лицо принадлежало девочке-подростку, и когда она, в итоге, пробралась в комнату, то образ дополнился тяжёлыми чёрными высокими ботинками и цветастым платьем. Сосед принялся за очередную молитву, но на него дружно цыкнули, и он заткнулся. Но и это оказалось ещё не всё. Парочка мальчиков-подростков, тоже на цыпочках пробралась в комнату. За собой они втащили скрипучую алюминиевую тележку для перевозки туш животных. Все в комнате безжизненно замерли и, кажется, что и не дышали, и только Николаич смотрел на всю компашку с открытым вызовом.

    -Кого будем брать?

    -Тихо, Белый скоро проснётся, давайте потыкаем.

    -Я тебе потыкаю. Если закричит, то тогда Белый точно проснётся.

    -Мальчики, не ссорьтесь, можно я как девочка сама выберу? – парни переглянулись и неохотно согласились. – Я вон того хочу, который смотрит на нас. Мне кажется, он такой милый – их взоры обратились на Николаича, который пока для себя не решил к добру эти события или нет. Подкатив тележку, Николаича осторожно сняли с крюка, проявив при этом недюжинную силу, и уложили на живот  головой вперёд. Его голова, стукнувшись на выезде из комнаты о дверной проём, возглавила движение по коридору, сопровождавшееся бурной всеобщей радостью. Движение тележки без остановки продолжилось по нескольким различным коридорам, плавно перетекающим из одного в другой, и лишь удары подбородка Николаича об алюминиевую площадку тележки удерживали от того, что бы разделить возникшее ликование. Наконец троица остановилась:

    -Кажись, спёрли – худой парень с чёрными волосами вытер пот со лба.

    -Да. А ты видел, сколько там ещё висит? Может снова сходить? – предложил блондин

    -Мальчики, успокойтесь. Нам нужно ещё с этим экземпляром разобраться. Посмотрите какого здоровенного сцапали.  – и девочка носком пнула бедро Николаича. И тут уж возопил сам Николаич:

    -Дебилы, молокососы, срочно развяжите меня, ублюдки, гады …- но договорить порцию ругательств ему не дали, так как брюнет моментально залепил рот непонятно откуда взявшимся скотчем. Николаич продолжил мычать, а похитители с любопытством смотрели на него:

    -Оно что - говорит? – удивилась девица

    -Ругается. Интересно, у кого он жил? Какая сволочь обучила его так грязно ругаться? Он же теперь чуть что, сразу будет ругаться… – заметил блондин

    -Друзья, мне кажется, что он дикий. Его, наверное, недавно отловили. Точно, мы же его у Большого Белого спёрли… - Николаич, наконец, замолчал и с интересом стал вслушиваться в исключительно странный  разговор.

    -Затих. Может, подслушивает? – заметила девица

    -Может. Посмотри, какие глазища. Спорим, если руку поднести, то он сразу попробует её откусить?

    -Не буду спорить. Слушайте, так если он дикий, то он и не линципирован? – все с ужасом и тревогой посмотрели на лежащее тело.

    -Возможно. Белый, наверное, давал ему отвисеться – ответил блондин снова. – Но мы можем и сами – и из наплечной сумки он достал ножницы, точь-в-точь как секаторные для подрезки розовых кустов. Николаич издал внутренний трубный зов.

    -Нет, не стоит - ответила девочка. – потом могут привлечь за порчу имущества. А так мы с ним только потусим пока в баре, а потом отправимся в спортклуб. Кстати, надо успеть его ещё немного подкрасить. И пока пора дальше двигаться. Белый может заметить пропажу. Тогда пустит ищеек. А уж они-то его по следу со временем точно найдут.

    Из наплечной сумки девочки появились ножницы для стрижки, баночки, карандаши, кисточки и вся компания принялась разрисовывать и подстригать несчастного. В соседнем коридоре порой проходили люди, и тогда компания затихала, а после продолжала снова, с ещё большим творческим энтузиазмом. Наконец дело завершилось и, осмотрев арт-объект со всех сторон, в целом участники похищения остались довольны. Измученный, но не сломленный, Николаич, снова под стук подбородка о тележку, продолжил про себя изрыгать проклятия, то и дело помахивая накрашенными  ресницами.

    -Если он вдруг заплачет, то всё потечёт – заметил блондин

    -Не должен. Мы с ним хорошо обращаемся – девочка дала понять, что в обиду Николаича никому не даст, а то, что некогда стукнула его ботинком, так то она признала досадным недоразумением. Лифт открыл свои двери, и блондин нажал кнопку уже под самой крышей. Огоньки замигали и понесли в неизвестном направлении. Ждать пришлось довольно долго. Блондин не придумал ничего лучше, чем сесть на спину Николаичу, а на свои колени благородно усадил девочку, брюнет же остался героически стоять, ревниво за всем наблюдая. Наконец, лифт остановился и все вышли, снова гордо катя перед собой тележку с добычей. На встречу в коридоре стали попадаться такие же подростки, некоторые подходили и здоровались, иные проходили мимо, с интересом посматривая на тележку.

    -О, друзья, и вы тут! И смотрю и не одни! А что это тут у нас? – перед глазами Николаича помимо ботинок появилось и розовощёкое лицо деревенского увальня. - Где вы такого красавца откопали? Он похлопал по щеке Николаича, и затем взъерошил завитые волосы, получив порцию невиданных невидимых проклятий

    -Максик, а это мы, только никому не говори, у ББ спёрли - девушка сообщила заговорщицким шёпотом. Максик немедленно изобразил театральный испуг:

    -Круто. А вдруг он за ним явится? – лицо увальня стало вполне серьёзным.

    -Ну и пусть. Сбежим – не впервой. Но я, думаю, мы его на игры всё-таки успеем выставить.  Если проиграет, то и ББ он уже не понадобится. А если выиграет, то выкупим.  Посмотри, какие мышцы! Он, кстати, кажется не ланципирован.

    -Это же опасно, и незаконно. Вдруг что, потом отвечать в суде.

    -Да ладно, расслабься, мы бабки срубим и на сто первый за взятку перескочим. Там ББ нас уже не достанет, даже если захочет.

    -Ну, вам жить… - мудро заметил увалень.  – Я на играх буду с самого начала. У меня тоже кое что есть, но, думаю, он не чета вашему. Зато мой весь рыжий. Поторопитесь и заявите своего, пока есть время. Я, пожалуй, даже поставлю на него.

    -Хорошо Бро.  – девушка с увальнем дружески обнялись. Парни тихо стояли в сторонке, дожидаясь своей очереди. Николаич пребывал в великом молчаливом недоумении.

    -А неплохо мы провернули – заметил брюнет

    -Это всё я придумала. Ой, смотрите, затих. Может что задумал?

     

    Часть 3. Бар Старый Конь

    -До турнира навалом времени. Давайте в бар на вечеринку заглянем? – предложил по пути  блондин. Ему надоело толкать перед собой гружёную тележку, и он искал повода увильнуть от работы.

    -Да можно… - неохотно согласилась девушка – тут как раз рядом Старый Конь. Парни, давайте  зайдём.

    И действительно, за очередным поворотом скучный коридор превратился в огромный холл с высокими потолками, в котором ровно посередине расположилось сияющее рекламными огнями питейное заведение.

    -С животными нельзя… – мрачный охранник на входе остановил компанию.

    -Да это чемпион! Да ты глянь на него  – блондин принялся нахваливать побагровевшего от злости Николаича, как будто знал того всю жизнь – мы не хотим его у входа оставлять. Вдруг сопрут. Пропустишь? Мы лишь в проходе оставим.

    -Да мне ровно, чемпион или не чемпион. В бар не пущу. Оставляйте в камере хранения и проходите. Или проваливайте.

    -Слышь, мы просто хотим пройти с ним и в уголке посидеть – брюнет нервно встрял в разговор, охранник напрягся, сделал шаг назад и что-то нащупал в кармане пиджака. Заметив это, брюнет отступил.  – Ладно. Пройдём без него, и со злости стукнул по тележке.

    -Я пить хочу, в горле пересохло – сообщила девушка, и сильно толкнула тележку в камеру хранения. Лоб многострадального Николаича с глухим стуком принял на себя удар о стену, но на это, к сожалению, никто не обратил внимания. «Спать, это всё дурной сон» - с такой последней мыслью он и заснул, мечтая когда-нибудь потереть шишку на лбу.

    Он проснулся от того, что кто-то несильно толкнул тележку. Рядом теперь стояла незнакомая худая  личность криминального вида и отсчитывала купюры охраннику.

    -Давай, вали быстро, пока эти не появились.

    -А ты им что скажешь?

    -А я не подряжался сторожить их вещи. Кстати, на нижних поосторожнее, появился вроде Древний, уже есть жертвы. Архи прочёсывают, но пока безрезультатно. Да и сам понимаешь, Древний…может и их самих…того

    -Ага, слышал… думаю это просто слухи. Их не видели уже сто лет, и тут объявились. Брешет жёлтая пресса. Но всё равно спасибо за предупреждение. С молодёжью сам разбирайся  – и тележка, покинув камеру хранения, снова нырнула в один из коридоров. Николаич, ничуть не сломленный такими странными жизненными обстоятельствами, стиснув зубы и прижав подбородок к холодному металлу, стал ждать своего часа. Ничто сегодня не могло сломать его мечту вырваться на свободу. В конце концов, тележка выехала на тускло освещённую площадку. Группа мужчин, женщин и детей, одетых в цветастые лохмотья-туники уже ждала. Факелы светили пугающимся от сквозняка светом, и атмосфера выглядела от этого ещё более враждебной. От группы отделился худой старец в белых лохмотьях, он внимательно осмотрел доставленного, и  принялся задавать вопросы тому доходяге, который и привёз Николаича:

    -Ну, и где в итоге достал?

    -Да у бара Старый Конь. Молодёжь его на турнир вроде везла. Перехватил. Небольшая взятка охраннику и дело в шляпе.

    -Добро. Значит, доброе дело сделаем, отпустим эту божью тварь свободу! – эту фразу он сказал нарочито громко, что бы услышали все присутствующие и тихий одобрительный гул разнёсся по стеснённым окрестностям. - А теперь давайте мы омоем ему ноги перед долгой дорогой и будем надеяться, что ищейки правительства не скоро его схватят!

    Снова слабые, но одобряющие голоса понеслись под сводами. Николаича легко подняли за связанные за спиной руки, и в этот момент выяснилось, что он на две головы выше толпы. Раздался всеобщий вздох удивления и восхищения.

    -Детка, принеси вон тот колпак – обратился старец к маленькой белокурой девочке, а вы, давайте быстро  ноги мойте. – Николаич почувствовал, как что то горячее и липкое потекло по ступням. Его силой наклонили, и старец водрузил красный колпак с помпоном на голову несчастного. «Вот только развяжите…» - желваки прокатились по щекам. Маленькая девочка подошла и со словами «Беги, божья тварюшка» больно ткнула тонкой острой железной палочкой в лодыжку. И в этот момент стянутые верёвкой руки освободились, и ощущение свободы и силы моментально распространилось по всему клокочущему и негодующему могучему телу. Как могучий медведь он расправил руки, и сразу несколько тел потеряло равновесие и упало. Это в свою очередь вызвало  вздох ужаса, и кто-то крикнул, то, что всех моментально почему-то жутко напугало: «Так он же не ланципированный! Осторожно! Берегись! Он же может съесть!».  Слабонервные кинулись наутёк в разные стороны, а оставшиеся, словно завороженные, стояли и смотрели на огромного Николаича, смотрели так, как смотрят туристы на дикого медведя, в пещеру к которому неосторожно заглянули. Но Николаич, однако, никого в данный момент есть не намеревался, и только одна определённая мысль точила всё его нутро. Эта мысль требовала разобраться с юной троицей, да и заодно выбить из них информацию о том беспределе, в который он, сам того не желая, попал. Развернувшись в сторону коридора и попрощавшись со всеми фразой «Дебилы же, твою мать…» он прошёл сквозь толпу как танк через лес, оставив за собой просеку из упавших во все стороны тел. Человек, широко шагая, шёл обратно, по памяти восстанавливая путь, которым против воли был доставлен на этот дьявольский шабаш. Только сейчас, вспомнив про идиотский колпак на голове, Николаич яростно его сорвал и швырнул в стену, сопроводив само действие не описываемой литературной игрой слов. Он уверенно и тяжело шагал, в одних трусах, нисколько не обращая внимания на холодный пол, и чем-то напоминал римского гладиатора перед выходом на арену Колизея - и безмерной решительностью, и клокочущей яростью и ещё, словно, слепленной для жестоких боёв рельефной фигурой. Наконец, впереди забрезжил яркий свет, а тусклые коридорные огоньки осветили рубильник с красной ручкой. Николаич со злости дёрнул за ручку, и весь коридор позади тут же окунулся в кромешную тьму. «Посмотрим, как теперь вы выберетесь» - со злостью сказал он в темноту.

    Несмотря на все превратности и неожиданности дня, сам бар Старый Конь как был, так и остался стоять на своём месте, ничуть не напоминая иллюзию. Николаич, весь бурлящий от ненависти и жажды мщения, стремительно и уверенно двигался к входу, однако же такая его полуголая фигура, как ни странно, не вызывала ни малейшего интереса ни с чьей стороны, а охранник лишь лениво улыбнулся и пропустил внутрь, услужливо открыв дверь. Внутри сразу окутала полутёмная обстановка, в которой присутствовали в основном тёмно-синий и фиолетовый фон освещения. Большая барная стойка размещалась посреди безразмерной круглой комнаты с колоннами, а две широкие лестницы вели по кругу на второй этаж. Наверху и внизу располагались многочисленные столики, возле которых сидели или возлежали странные личности, повсюду что-то курилось. Так как все места у обычных столов оказались заняты, то Николаичу пришлось присесть на высокий крутящийся стул возле барной стойки. Это позволяло хотя бы спокойно оглядеться и разыскать своих обидчиков. И действительно, вскоре он обнаружил всю троицу, сидящую за столом на втором этаже.

    -Что желаете выпить? – его мысли прервал бармен

    -Есть что покрепче? – бармен оживился и начал радостно перечислять:

    -Может коктейль «Серые дни»? А нет-нет, ну конечно нет, «Слеза тигра»? – Николаич недовольно поморщился  - А, я всё понял! Только для вас, - и он заговорщицки приблизил измученное оспинами лицо – могу сделать «Огненный Шар»!

    -Давай – Николаич вполне здраво рассудил, что после дневных испытаний «огненный шар» пойдёт только на пользу. Мутное зеркало напротив напомнило, что факты издевательств над лицом со стороны этой троицы пока никуда не исчезли, и необходимо как можно скорее зайти в туалет и смыть помаду и тушь с лица. Хотя, с другой стороны – так же здраво рассудил он – раз я не вызываю пока никаких подозрений, то может и не стоит особо торопиться. Месть нужно подавать холодной. Однако эти любопытные рассуждения оказались внезапно прерваны странным утробным голосом справа:

    -Здорово. Как сам? – Николаич повернул голову и тут же от неожиданности чуть не свалился с узкого стула. Всего на расстоянии вытянутой руки восседала настоящая живая рептилия, нетерпеливо постукивавшая пальцами по стойке. Её большой хвост оканчивался на полу, и, похоже, что вполне удачно уравновешивал тяжёлую голову.

    -Ну, где же этот бармен? Давно ждёшь? – Николаич тем временем пришёл в себя и, решив сегодня, определённо, ничему больше не удивляться, ответил:

    -Да недолго. Только был. Пошёл мне «Огненный Шар» делать.

    -Отличная вещь, этот Огненный Шар. Вижу, что мой костюмчик произвёл впечатление. Охранник даже сначала не хотел пускать, орал, что животным сюда нельзя. Пришлось цапнуть его для полноты образа, но потом всё равно показал документы. В итоге пропустил. Беда у меня вышла на днях. Вот пока в таком виде и брожу.

     Рептилия нервно постукивала зелёными костяшками по стойке бара, выискивая немигающими глазами бармена. Тот, ничего не подозревая, в этот момент вырулил из подсобного помещения и от неожиданности резко дёрнулся к стене, схватив первую попавшуюся для самозащиты бутылку в руки:

    -Твою ж дивизию! Не подходи!

    -Да, свои, Марко – пролопотала рептилия – это же я, Промес

    -Докажи!

    -Ты мне должен двадцатку

     Тот поставил бутылку обратно к своим братьям и сёстрам и мудро заметил:

    -Мне лучше тебя не признавать, что бы долг не отдавать

    -Ты же знаешь, что со мной случилось.  Одно тело украли, другое подстрелили наверху. Я на последнюю сотку купил себе тело жирафа – повернулся он, объясняя, к Николаичу -  и вот три дня как пострадал от рук браконьеров, теперь хожу в том, что друзья подкинули. Вот такая вот печальная история.

    Он снова повернулся к бармену

    -Выпить нальёшь?

    -Да. А деньги есть?

    -Спиши с долга – с этим бармен вынужденно, но неохотно согласился. Перед рептилией вскоре возник коктейль с сияющим синим шаром внутри, который тот моментально  вылил в себя. Видя, что сосед медлит со своим, спросил:

    -Ты что свой-то не пьёшь?

    Николаич поднёс странный напиток ко рту. Тот приятно пах миндалём и чем-то ещё.

    -Приятный запах – с видом знатока заметил он – а не знаешь что за ингредиенты?

    -Точно не знаю. Яды всякие…- рука незаметно дрогнула, стакан плавно опустился на стойку

    -Если не будешь, то я могу. Нервы сегодня ни к чёрту. Кстати не слышал, что тут кто-то отрубил свет в пятнадцатом секторе и теперь в нём Древний каких-то сектантов гоняет по подвалам. Туда ремонтники даже боятся зайти. Наверное, и жертвы есть.

    -Нет. Не слышал. Да ты пей, я себе ещё закажу - великодушно ответил Николаич – А как тебя подстрелили?

    -Хочешь знать?

    -Да. Любопытно

    -Браконьеры. Одним словом, пока я там прогуливался, из винтовки прямо в голову метров с трёхсот засадили. Ну понятно, что мяса никакого не нашли, только жидкое испаряющееся пластиковое месиво, из которого я и пытался выбраться до их прихода. Не успел. Эти охотники жутко перепугались и убежали, а ребёнок, который шёл с ними, остался, его попросту забыли. Мы с ним дотемна и поиграли.

    Николаич сделал удивлённое лицо. Рептилия выпила залпом огненный шар, пустив облако огня к потолку, и продолжила:

    -Вижу что подумал. Нет, тут всё законно. Дети до четырёх не запрещены, а мальцу было ровно три с половиной. Доказано что всё, что они видят в этом возрасте, в будущем вспоминают лишь как сон или фантазию и не воспринимают это как какую-то реальность. А вот после четырёх уже нельзя, иначе может получиться так, как случилось однажды.

    -А как однажды случилось?

    -Ты что не в курсе? Вот ты отстал от жизни. Видно издалека тебя занесло. Такой ведь грандиозный скандал был! Правительственная комиссия прилетала, выясняли источник утечки. И после этого всё. Баста. Если старше четырёх- то запрет. Больше ни-ни

    -Так чего было-то?

    -Да этот мальчик, что постарше четырёх был, подрос и кино снял потом про нас. Первый в костюме крокодила предстал – тут особых вопросов нет, но тоже плохо. Но вот второй…Второй без костюма был. А мальчик-то тот вырос и потом, тьфу ты, даже не выговорить мерзкое название...как он там назвал нас уже не очень помню…че…бу…

    -Рашка?…- добавил Николаич от себя и в состоянии глубокой задумчивости машинально потянулся к стакану, от которого тут же одёрнул руку. Запах миндаля заметно тянулся над стойкой, вызывая сильное желание выпить.

    -Точно! Я уж и забыл. Кстати, хороший костюм, заметила рептилия. Где брал? У Марти?

    -Нет.

    Рептилия потрогала рельефные мышцы, запустила когти в завитые белые кудри:

    -Немного перестарались. Таких мышц не бывает. Ненатурально. Попроси потом немного сдуть. Могу прямо сейчас тебе дырочку сделать когтем.

    Николаич отвёл зелёную пятерню подальше от своего живота.

    -Как-нибудь я сам сдую…потом

    -Ну как хочешь. Хозяин-барин

    В этот момент в зале заиграла бодрая музыка и на сцене, под ярким светом софитов, материализовался ведущий вечера.

    -Друзья! Сегодня, как и всегда в этот прекрасный день, мы проводим очередной конкурс костюмов. Наше жюри будет сейчас обходить участников, и мы скоро объявим нашего нового победителя! А победитель получит традиционный приз от нашего бара – публика одобрительно зашумела и захлопала стаканами о стол. Ведущий продолжил развлекать публику, а жюри, состоявшее из трёх замотанных во всё черное личностей, медленно обходило собравшихся, и что-то записывало в свои блокноты. Входная дверь открылась, и в неё, к величайшему удивлению Николаича, вошёл сам Чечен, стрелку с которым по вполне очевидным причинам, Николаич пропустил. Чечен обладал огромным ростом, и таким же высоким авторитетом в городе. Он не стал раздеваться в гардеробе, и прямо в застёгнутом кожаном плаще сел через столик от Николаича. Ещё несколько таких же угрюмых  личностей уже располагались там. Взгляд Чечена бесцельно блуждал по комнате, и в процессе блужданий случайно наткнулся на мученический образ Олега Николаевича. Некоторое время Чечен пристально смотрел на визави, и, думая, что раскрыт, Николаич дружески помахал тому кистью руки, в ответ получив лишь плевок на пол. Рептилия тоже рассматривала Чечена, достав неизвестно откуда монокль. Она пустила в сторону последнего длинный раздваивающийся на конце язык:

    -Здесь Чечен, скажу тебе, самое последнее ничтожество. Как-то пронюхали, что он ночью всегда одевает розовый пеньюар. Вот потеха была.  

    -Убить бы его… – скрепя зубами подтвердил Николаич

    В этот момент вновь зазвучала музыка, и на сцене появился всё тот же ведущий. В зале заметно добавилось народу, и многие, не найдя места, стояли в проходах.

    -Друзья, я готов озвучить решение нашей уважаемой комиссии. – зал затих. - Итак, третье место присуждается…присуждается – ведущий манерно закрутил руками в воздухе – присуждается Женщине-Кошке. Прожектора, побегав по залу, в итоге поймали в свои лучи девушку, которая одним прыжком запрыгнула на сцену, и её абсолютно чёрное кошачье тело выделяли лишь два ярко-жёлтых глаза. Девушке вручили приз в виде сверкающего живыми огнями ожерелья, и она так же быстро и грациозно покинула сцену. Рептилия, на которую подействовал адский коктейль, одобрительно полусвистела-полушипела со своего места, вращала дико зрачками и всячески создавала вокруг себя обстановку непрекращающегося хаоса. «Огненный Шар» неумолимо делал своё дело.

    В зале снова заиграла музыка, и свет полностью погас на несколько секунд. Из темноты прожекторы выхватили нового победителя, уже серебряного призёра, и этим победителем оказалась хорошо знакомая весёлая и шумная рептилия. На несколько секунд восстановилась полная тишина, что бы потом неудержимым и неиссякаемым фонтаном веселья осыпать всех вокруг. Пританцовывая под музыку, и довольно сильно качаясь, победитель отправился на сцену, попутно до пола раскланиваясь всем вокруг и посылая корявые воздушные поцелуи. Зал одобрительно отвечал.

    -Публика в восхищении! – громко кричал ведущий. Скажите что-нибудь залу! – тот протянул призёру стеклянную статуэтку

    -Я знал, что этот миг настанет! Я так рад!

    -Шампанского ему! 

    Николаича тем временем посетила неприятная мысль о своём, так сказать, не совсем легальном положении в этом непонятном мире. Он разглядывал окружающих, ища потенциального проводника. Ничего, кроме семейных трусов с корабликами, он предложить за своё спасение в данных обстоятельствах не мог, зато в силах было не падать духом. Николаич, окунувшись в эти свои горестные мысли, пропустил все происходящие на сцене события, и лишь только выключение света вернуло к реальности. В миг десяток софитов и прожекторов ударил прямо в лицо.

    -И вот наш победитель! – подкравшийся ведущий кричал прямо в ухо – Великолепный образ, ах, какой рельеф мышц, какая фактура. Жюри, что бывает очень редко, единогласно выбрало победителя. Смущённый Николаич начал зачем-то раскланиваться, а громогласный ведущий уже уводил его под локоть на сцену.

    -Костюм первый класс. Не скажешь секрет, где купил? Наверное, все две сотни выложил за него? Признайся!

    Николаич нахмурился.

    -Пять сотен?

    -Десять сотен! – воздев руки к потолку прокричал ведущий. Зал ахнул. – Этот костюм стоит не менее штуки. Ну что же, победителю - честная награда! Ведущий полез в большой ящик и выудил оттуда переливающуюся всеми цветами радуги медаль, а затем прямо на английскую булавку прицепил её на могучую грудь. Огромные кулаки Николаича сжались от острой боли, на глазах выступили слёзы.

    -Наш победитель плачет от радости! Аплодисменты! Я восхищён! - не унимался ведущий. Под победную музыку Фреди Меркури и овации зала он спустился к своему прежнему месту у стойки. Рептилия уже исчезла. Только тут  Николаич заметил тонкую струйку крови в месте прокола, и во избежание неминуемого разоблачения быстро её стер, будто бы поправляя награду. Что-то большое и светлое сидело на том стуле, где недавно голосила рептилия и волна страха, впервые в жизни, как цунами пронеслась по всему телу, начинаясь с пяток и заканчивая затылком. Огромный зад Большого Белого словно обвил маленький стул, однако данный факт не доставлял обладателю ровно никаких неудобств. Это существо повернулось на стуле в сторону Николаича, и несколько секунд задумчиво вглядывалось, словно ища в запасниках памяти схожий образ. Но медаль на груди и идиотский макияж, кажется, сделали своё дело и лицо, расплылось в абсолютно уродской улыбке.

    -Мой респект победителю. Я вот, сколько лет сюда не прихожу, ни разу ничего не выиграл. Образ хорош, как настоящий. Говорю как специалист. Не секрет, где покупал?

    -У Марти – наобум ответил Николаич

    -Не знаю такого. Но я, в общем-то, по делам тут сегодня.

    -А чё случилось-то? – поинтересовался сердобольный Николаич

    -Да беда у меня на ферме. Кража произошла. Вот ищейки сюда привели. На входе охранник сказал, что воров трое было. Не видел случайно двух парней и девчонку?

    -Нет. Но мне кажется, что если они тут, то могут сидеть только на втором этаже. На первом под такое описание никого точно нет.

    А вся троица, тем временем, как ни в чём не бывало, всё так же сидела возле парапета и обмывала успешное дельце.

    -Ну, бывай – капля поднялась со своего места, и желеобразное тело последовало в сторону широкой лестницы, ведущей на следующий этаж.

    «Ну и мне пора» - подумал вслух Николаич и решительно направился к выходу, где охранник с большим почтением снова открыл дверь. Но далеко отойти не удалось. Невысокий человечек, весьма потёртой и скудной наружности, имевший на голове копну запутавшихся на голове рыжих волос, догнал на повороте.

    -Подождите, подождите… – проговорил он, запыхавшись – Подождите! Едва вас догнал. На секунду отпустил из виду в баре, и вы сразу исчезли. Пришлось побегать.

    -Чего надо-то?

    -Да… – человечек подозрительно осмотрелся вокруг – я очень хочу вам помочь. Я знаю кто вы. Я следил за вами и заметил, как вы стёрли струйку крови под медалью.

    -Ну и как же ты мне поможешь? – Николаич скептически оценивал возможности данного гражданина, но именно в этом месте как нигде больше работала поговорка что «внешность обманчива».

    -Я знаю как вам выбраться.  – выпалил тот.  – Пора уходить отсюда. Скоро появится ББ, и тогда будет несдобровать. Второй раз вы от ищеек не уйдёте. Они вашего брата за милю чувствуют.

    -Ну, давай, веди, Сусанин

    -Какой Сусанин?

    -Проехали

    -Куда?

    В конце коридора, там, где тусклый жёлтый свет снова полностью вступал в свои владения, показалась такая же немощная невзрачная дверь, куда они быстро и нырнули. Некоторое время попутчики шли молча, пока, наконец, не показался большой холл, в который они вместе и вынырнули из полутемноты. Не то что бы здесь было сильно светлее, но существенно большие просторы делали место более живым и вселяющим надежду. И пока Николаич, поддерживаемый не убиваемой надеждой выбраться из подземелья, с интересом изучал помещение, выяснился интересный факт относительно своего проводника. Человечек вытащил что-то напоминающее пистолет из кармана и направил его на живот.

    -Извини, друг. Но так надо. Мне нужно и тело поменять, и вообще выбраться с этого пересадочного уровня. Сейчас я на мели. А Большой Белый обещал нашедшему тебя сто кредитов. Вот так-то. Так что не дёргайся. Я только тебя снова упакую и сдам.

    -Вряд ли

    -Что вряд ли?

    -Вряд ли сдашь.

    -Это почему?

    -А за твоей спиной сейчас стоит Большой Белый и ухмыляется – человечек на секунду обомлел, наклонил вниз оружие и обернулся. Эта секунда и нужна была Николаичу для того, что бы снова спасти свою жизнь от неопределённых перспектив. Он подскочил на расстояние удара и со всей силой въехал тому оперкотом по голове. Но результат оказался весьма неожиданным, даже более того. От сильного удара голова отлетела от тела и закатилась в угол, где стала нервно мигать обоими глазами. А потом вдруг заговорила:

    -Ты чего, совсем того? Ты же мне голову снёс!

    На месте головы зияло тёмное отверстие, и там явно кто-то находился. Николаич сначала забрал пистолет из застывшей руки и тут же направил дулом внутрь:

    -Вылезай, или стреляю

    -Тут никого нет – ответила голова из угла

    -Считаю до трёх. И нажимаю курок. Один, Два… - голова, очевидно, пребывала в размышлениях, что выдавало нервное подёргивание век

    -Два с половиной…

    -Всё, выхожу –  внутри зашебуршало и из отверстия появилось небольшое существо с большими ушами, в которых находились наушники и с микрофоном перед ртом.

    -Твою мать, это же Чебурашка!

    -Нет, Нет, Нет, никогда не говори больше это слово! – запротестовала голова из угла – мы не так… – но что не так, Николаич договорить существу не дал. Он взял существо за ухо левой рукой и поднял к своему лицу.

    -Поосторожней со мной!  - маленькое существо извивалось и пыталось дотянуться до противника своими короткими ручками. Голова в углу перешла на форменные проклятия. Потом оно успокоилось и обмякло, ожидая своей участи. На груди на цепочке у него висел красный переливающийся шарик, который источал лёгкий свет. Засунув пистолет за пазуху, Николаич сорвал шарик, отчего голова истошно завопила.

    -То-то, будешь знать, как людьми торговать – нравоучительно заметил Николаич, засовывая шарик в карман. Существо совсем взбесилось и даже умудрилось укусить за палец, за что было в ответ наказано мощным щелчком по лбу. И вдруг оно начало дико озираться, а голова завопила в углу:

    -Древний, древний…

    И действительно, снова странные вещи стали происходить вокруг. Словно некто начал съедать свет. В нескольких коридорах он уже пропал полностью, и лишь в двух оставшихся что-то ещё оставалось видно.

    -Отпусти меня.  – взмолилась снова голова – пожалуйста.

    -Не разбейся  - Николаич разжал пальцы, и тельце больно плюхнулось на каменный пол.

    -Сволочь – успело раздаться из угла  - и, прижав уши к телу, существо побежало в последний светлый коридор

    -Новая интрига, итить, ну и кто тут ещё пожаловал? – Николаич повернулся в сторону темноты, и оттуда, вскоре, на свет вышло человекоподобное существо, с жёлтыми вертикальными зрачками. Оно несколько раз моргнуло, пристально рассматривая человека. Но Николаича, прошедшего в этот день через куда большие испытания,  новые обстоятельства ничуть не напугали, и, используя проверенный временем метод, он с огромной силой ударил по странной морде. Но в этот раз голова никуда не отлетела, зато послышался характерный звук посыпавшихся на пол крупных зубов. Весь свет в комнате принялся быстро мерцать, в то время как диковинное существо завыло и завращало головой.  Голова в углу вдобавок со своей стороны заголосила и заохала на непонятном языке. И тут Николаич понял, явственно осознал всеми частицами своего огромного тела, что в первый раз в жизни надо бежать. И он побежал. Изо всех сил. Словно тьма преследовала его, фонари гасли в тот же момент, когда он проносился мимо них. Чуть поодаль, не выбиваясь из темноты,  следовало диковинное существо, шлёпающее четырьмя лапами по каменному полу, и издающее адские душераздирающие крики. Николаич чувствовал всё это своей спиной, не оборачивался и силы его не покидали. Многочисленные лестницы, уводящие то вниз, то вверх, встречались по пути, и, недолго думая, он то взмывал вверх, то спускался вниз. Порой ему  казалось, что  преследователь отстал и можно перевести дух, но жёлтые зрачки неизбежно появлялись в темноте. Отчаяние, надежда, страх, ненависть – все эти ингредиенты  смешалось в голове Николаича. Вот уже из последних сил он бежал, всё ближе и ближе слыша эхо от шлепков непонятной чудо-юды, и когда начало казаться, что надежда на спасение почти исчезла, она и исчезла окончательно. Последний поворот упёрся в тупик. Существо, тяжело дыша, также остановилось и, брызжа кровавой слюной, с интересом рассматривало филейные части будущей жертвы. Стена тупика оказалась забита старыми досками, однако тоненькой линией неизвестно откуда сквозь них пробивался яркий свет. «Эх, была - не была» - подумал Николаич и изо всех сил бросился вперёд головой в стену. Конструкция от мощного удара рухнула, и яркий солнечный свет волной ударил в лицо. «Накося выкуси» - это были последние его слова в подземном мире. Распихав деревянную труху по сторонам, он, хоть и перепачканный с ног до головы,  выполз на твёрдую поверхность, щедро освещённую знакомым солнцем. Победный клич разнёсся по окружаемому пространству, а из подземного лаза, меж тем, за ним зорко наблюдали два жёлтых недовольных глаза. И можно было бы считать эту историю историей со счастливым концом, но однако же одно пренеприятное обстоятельство всё же её омрачило. После того, как эхо победного клича затихло среди окружающих домов, и Николаич открыл так привыкшие к подземному свету глаза, глаза, новое обстоятельство ошеломительно ворвалось в сознание, перевернув и расплескав всё его содержимое. Так уж вышло по несчастливому стечению обстоятельств, что в тот  день именно в этом месте губернатор надумал на день города выступить перед уважаемыми горожанами, что по задумке непременно должно было транслироваться всеми местными телеканалами, а пишущая пресса с фотоаппаратами намеревалась запечатлеть на плёнку столь важный для истории города эпизод. Большой памятник мифическому основателю города, из хлипкого постамента которого и вывалился счастливый Николаич, служил естественным фоном для выступавшего. Более того, ранее именно на это мероприятие и спешил Николаич, надеясь до этого успеть утрясти вовремя все свои дела с Чеченом. Сам Чечен тоже присутствовал здесь и недоумевающе смотрел на того, кто столь неожиданным образом решил оставить свой след в городской истории. Несколько секунд или чуть более того всеобщее недоумение и шок удерживали абсолютнейшую тишину, которая затем разразилась шумным и запоминающимся конфузом. Осознав, что терять уже нечего, под щелчки фотоаппаратов Николаич бросился на недруга, вполне складно повествуя про инопланетных захватчиков в розовых пеньюарах.

    Эпилог

    Месяц спустя, когда врачи хоть и с трудом, но остановили течение непонятной болезни, перед выходом из больницы Николаича ждал знакомый мерседес. Ничего не говоря, он уселся на заднее сиденье, и машина аккуратно двинулась в сторону центра города. Они приехали в небольшой тихий ресторан:

    -Николаич, ты конечно человек авторитетный, был авторитетный, -  говорил тот, чьё коричневое пальто висело в данный момент рядом на вешалке – но теперь тебе сюда дорога закрыта. Я не знаю, что ты там ел или чем кололся. Но весь город видел как кто-то накрашенный, с завитыми и покрашенными волосами, в одних трусах бросался на одного очень уважаемого человека. Зачем ты хоть орден-то к груди приколол? Где ты его хоть взял?

    Николаич весь разговор молчал и лишь в конце словно очнулся:

    -Где тот орден?

    -Да врачи выкинули в помойку. Но был ещё и небольшой синий шарик. Держи, по моей просьбе не стали его выкидывать, я подумал, что, может, тебе он важен – и в его сторону покатился всё тот же переливающийся огнями синий шарик размером с голубиное яйцо. Потом человек ушёл. 

     

    ****

    -Такая вот история. Собеседник напротив меня устало облокотился на руки и отдёрнул занавеску. Утро уже наступило, и свет щедро поливал окружающее пространство. Поезд медленно двигался мимо полустанка. – Но я понимаю, что ты не особенно-то и веришь в мой рассказ

    - Да как сказать…

    -Да так и скажи. Но у меня есть одно доказательство. Доказательство того, что это всё мне не приснилось. – и он заговорщицки придвинул свою голову ко мне – Могу показать тот стеклянный шарик. По нему я всегда узнаю, когда они уже рядом и готовятся меня сцапать. Шарик изначально всегда синего цвета, но начинает краснеть именно с той стороны, откуда приближается опасность, и у меня, поэтому, так же всегда есть возможность от них сбежать. Эти черти могут быть кем угодно, хоть собакой. Николаич бросил мне небольшой чёрный кожаный кисет, затянутый золотистым шнурком.

    -Там внутри он и лежит. Можешь посмотреть

    Я, дабы не обижать интересного и необычного рассказчика, аккуратно развязал шнурок и нащупал рукой в глубине приятный гладкий шарик. Он, однако, почему-то оказался весь красный:

    -Олег Николаевич, тут ведь нет никакого синего шарика, только полностью красный. От моих слов сосед  подпрыгнул как ужаленный и моментальным движением закрыл дверь на защёлку.

    -Они уже рядом. Мне надо уходить – таинственным голосом поведал переменившийся в лице сосед, и быстро принялся в своей сумке что-то нащупывать. – Ага, вот он – и мощный топорик лёг на стол. Я отпрянул к стенке и боязливо забился в угол

    -Да не боись. Сейчас окно буду прорубать, надо уходить, пока окончательно не обложили. Далее он одной ногой встал на стол, а второй упёрся в спинку кровати. Поплевав на ладони, Николаич крепко взял топор в свои огромные руки и точным мощным ударом проделал отверстие в стеклопакете.

    -Вот что я скажу. Хорошо, что тут есть окно …– удары под его речь ритмично следовали один за одним, неумолимо расширяя дыру – иначе пришлось бы уходить через потолок, - и он оценивающе посмотрел вверх – пара минут у меня ушла бы, или к соседям. Но, это не лучший вариант, так как там могла бы быть и засада. Если бы ты знал, какими путями я порой уходил!

    Отверстие там временем расширилось в пол окна, и в купе стал активно поступать свежий июньский воздух. Поезд медленно двигался возле перегона и сосед весьма торопился. Убрав острые края, он засунул топорик за пояс и взял барсетку под мышку:

    -Прощаться не будем, времени особо нет, но спасибо что выслушал. -  его мощное тело принялось притискиваться в получившееся отверстие. Однако же он весьма ловко спрыгнул на откос и потом побежал по полю по направлению к ближайшему лесу. В этот момент в дверь осторожно постучали. Я выждал паузу, придумывая наиболее подходящее объяснение проводнику относительно текущего состояния купе, и потом постучали снова. Когда я открыл дверь, то за порогом стоял всё тот же надоедливый проводник, но с подносом, на котором уместились два стакана чая с подстаканником. За моей спиной открывалась поистине ужасающая картина разрушений, которые учинил недавний сосед, и ветер от начавшего разгоняться поезда радостно поднимал занавески, не позволяя отнести всё это на мираж. Проводник молчаливо с подносом и подошёл к столику:

    -Вы знаете - начал я бодро - мне кажется, что мой сосед сошёл с ума. Он разбил топором окно и выпрыгнул из вагона прямо на скорости. Мы оба посмотрели туда, где одинокая но мощная фигурка бегуна в одних шлёпанцах, словно испуганный лось, неслась напролом сквозь мелкий кустарник и валежник, оставляя после себя заметную просеку из поломанных и погнутых веточек.

    -Быстро бежит – мы оба услышали рядом голос той семилетней девочки, которая стояла в проходе и всё так же прижимала толстую книжку к груди.

    -А ещё он думал уйти через крышу. Он точно ненормальный

    -Это вряд ли. – снова раздался голос девочки

    -Он мне тут такую историю рассказал про свою жизнь, даже побоюсь пересказать.

    -Лучше вам её вообще забыть – снова раздался голос девочки. Я у него уже двадцать лет пытаюсь забрать свои права. Мне без них отсюда никуда не уехать. Так и торчу вечно на одном уровне, не могу больше видеть ни Старого Коня, ни Лондон с Парижем. Устала. – девочка села на сиденье, случайно показав мне корешок книги, на котором отпечатались два слова «квантовая хромодинамика»

    Я как мешок сел на не застеленную кровать. Ничего не понимающий проводник обречённо поставил поднос со стаканами на стол.

    -Сколько я вам должен? – мой едва живой голос донёсся снизу

    -Да считайте, что за мой счёт. Кстати, вы не против, если я ещё кого-нибудь к вам подселю?

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Den-dzin
    Категория: Фэнтези
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 мая 2016 | Просмотров: 76 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.