«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
johnny-max-cage

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 23
Всех: 25

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Шёпот степного ветра - 6

6.

Особняк, наверняка, посещался многими людьми, но в то крыло, где держали беглую княжну, никто не допускался. Роксана не видела никого, кроме своих служанок и охраняющих её дружинников. Комната два шага на три, еда три раза в день и разговоры со служанками в качестве единственного развлечения. Так, медленно, словно вытекающая из кувшина смола, прошло шесть дней.

 На седьмой день князь зашёл в отличном настроении:

 - Вот так, Роксана. Всё пока идёт хорошо. У одного из старейших княжеских родов есть к моей семье неоплаченный счёт, который поможет решить твою проблему. Двести с лишним лет назад Рауль, третий сын князя Рубена из рода Кайо должен был взять в жёны дочь главы нашего рода. Но он пропал без вести, отправившись добывать достойный подарок невесте. А теперь его прямой потомок согласен тебя взять.

 - Род Кайо? Плохие хозяева. Я видела, в каком состоянии их земли.

 - Вот именно поэтому он и согласился. У него острая нужда в деньгах. Я поговорил с твоим женихом, он вполне разумный молодой человек. И ему нужны не только деньги, но и жена с хорошей репутацией. В этом роду до сих пор в ходу испытание крови. Тем не менее, он считает, что ты идёшь за него добровольно. И если ты скажешь ему, что это не так – он может отказаться. Ты знаешь, как я поступлю в этом случае. Остаток твоей жизни будет похож на те шесть дней, которые ты провела здесь.

 Особняк князя Рамина носил гордое название «Золотой Конь» и считался самым красивым домом в Меру. Кроме Императорского дворца, разумеется. Несмотря на огромный размер, дом казался невесомым, изящным, но не до хрупкости. Тщательно ухоженный сад гармонично сочетался со стенами красного гранита, огромными окнами и плавными изгибами крыши. Архитектор, по моему мнению, заслужил щедрую награду.

 Визит мало чем отличался от остальных. Официальное представление, приветствие, обед, неспешная беседа о том о сём. Только ближе к концу трапезы Рамин плавно перевёл разговор на меня. Его интересовало моё мнение по самым разным вопросам: от повышения цен на зерно до княжества Тёмного Властелина на востоке, по слухам, захваченного родом Блас. По другим, свежим, слухам, Тёмный Властелин имитировал свою гибель, а дождавшись отъезда княжны Нерии, уничтожил княжича Сэломона, а остальных Избранных превратил в рабов.

 Я не стал высказывать мнение, что последнюю версию запустил сам Сэломон, чтобы избавиться от претензий многочисленных родственников.

 В завершении визита два князя подтвердили официальный брачный договор и назначили свадьбу через десять дней. Спешка просто удивительна, но когда я затронул этот вопрос, услышал, что договор заключён больше двухсот лет назад, и времени прошло больше, чем достаточно.

 Знакомство с невестой состоялось на следующий день. Симпатичная девочка. Невысокая, тоненькая, смуглая, карие глаза с зелёными искорками, приятные губы, соболиные брови и роскошная чёрная грива волос. Магия в ней чувствуется неслабая, да и дурой её назвать нельзя. Держалась Роксана замкнуто и холодно, что нормально для первого знакомства, но странно для невесты за несколько дней до свадьбы. Даже её служанки посматривали на меня с большим чувством. Когда старшие отошли на противоположную сторону большого зала, оставив нас у окна, девочка показала коготки, ядовито спросив: как я мог запустить родовые земли до такой степени? Язычок у неё, оказался, остренький, тут же развила эту тему так, что я не знал, смеяться или возмутиться? В итоге ни того ни другого делать не стал, намекнув, что в род принят считанные дни назад и, раз уж так её этот вопрос тревожит, я ей дам шанс помочь мне в восстановлении. А то усадьба там пустует.

 Обмен шпильками продолжался ещё несколько минут, но в итоге мы разошлись с толикой уважения друг к другу. Нет, я бы конечно и с дурочкой справился, в конце концов, главная роль жены не в этом, но приятно, когда спутница жизни воспринимает проблемы княжества как свои собственные. А вот что неприятно – так то, что девочка замуж выходит явно по принуждению. Хорошо пытается это скрыть, но мелочи выдают.

 Рауль, так оказывается его зовут. Обычный молодой мужчина, не урод, со спокойными серыми глазами. Даже слишком спокойными. Роксана попыталась вывести его из себя, намекнув на плачевное состояние княжества, и сама не заметила, как напросилась помочь в его восстановлении. Рауль ловко направил беседу в нужную сторону, и Роксана высказала, кажется, больше, чем нужно.

 На следующий день, когда мы прогуливались по саду, я спросил об этом прямо. Получил несколько ироничный взгляд и встречный вопрос:

 - А много вы знали княжон, выходящих замуж по любви?

 - Да я вообще не так много княжон знал. Хотя, княжна Нерия собиралась выйти замуж именно по любви. И была жутко расстроена, когда любовь оказалась не взаимной.

 Роксана рассмеялась, глянув на меня более дружелюбно:

 - Да у неё только на моей памяти избранник менялся трижды. И всегда это была первая настоящая любовь, а всё, что до этого – детские увлечения.

 - Не хотелось бы становиться на пути настоящей любви, – улыбнулся я. – Не думаю, что на принуждении можно создать крепкую семью.

- Не беспокойтесь, – княжна глянула серьёзно. – Он женат. И думаю, что не стоил моих чувств. Я буду вам хорошей и верной женой, помощницей в делах и матерью ваших детей.

 - Симпатию и уважение со своей стороны гарантирую.

 Я взял девушку за ладошку, она вздрогнула, но не отняла руки. Улыбнулась, пощекотав ладонь пальчиками:

 - Никаких вольностей до свадьбы.

 …

Свадьба проходила в «Золотом Коне». Не слишком богатая, приглашали мы только тех, кого уж никак нельзя проигнорировать. Тем не менее, гостей собралось больше полусотни.

Пока собрались все приглашённые, солнце перевалило за полдень. Роскошный, но не чрезмерно сытный, обед сменился долгими ритуалами и речами князей и их наследников. И только к закату дошло время до клятвы.

Ни разу не приходилось произносить супружескую клятву, и волновался я всерьёз. Взял Роксану за руку и громко произнёс в полной тишине:

 - Перед вечным небом, вечной землёй и вечной водой, перед вами, люди, я Рауль из рода Кайо беру в жёны эту девушку.

 Роксана глянула мне в глаза:

 - Перед вечным небом, вечной землёй и вечной водой, перед вами, люди, я княжна Роксана дочь Рамина беру в мужья этого человека.

 Наши взгляды, встретившись, переплелись, как пальцы рук. Лицо девушки стало ближе, губы приоткрылись, она затаила дыхание. Медленно губы встретились и замерли на миг. Пальцы Роксаны стиснули мою ладонь, она медленно отстранилась, опустив веки.  Я застегнул ей на запястье свадебный браслет, поданный слугой. Служанка Роксаны, кажется, её зовут Пиа, подала госпоже такой же браслет, и Роксана, чуть заметно вздохнув, надела его на мою руку. Всё, ритуал завершён, здесь нам делать нечего.

 Правда, пришлось выслушать кучу наставлений от старших родственников, а затем мы прыгнули в карету и отправились к родовому гнезду Кайо. Гости ещё как следует поужинают, а нам теперь до утра следовало побыть одним.

 Старый особняк встретил нас пустотой. Мы прошли через холл, и ни звука вокруг. Только шаги эхом отдавались в пустых коридорах. Роксана поёжилась, инстинктивно держась поближе ко мне, а я воспользовался моментом и приобнял её за талию. Девушка сразу перестала бояться и возмущённо глянула. Хорошо хоть вырываться не стала.

 Разумеется, в особняке были слуги. Но сейчас они держались подальше от комнат хозяев, как это полагалось по обычаю. Так что, мы дошли до спальни, не встретив ни одного человека.

 На улице тем временем начали сгущаться сумерки. Я шевельнул рукой, и свечи вспыхнули красным огнём. Пламя играло в зрачках девушки загадочными огоньками. Мы стояли, глядя в глаза друг другу, затем она молча шагнула ко мне и коснулась ладонью щеки. Лицо её было серьёзным, но пальцы прошлись по коже неожиданно ласково.

 Я положил руки на тонкий девичий стан, развязал узорчатый поясок. Роксана глубоко вздохнула, коснулась руками застёжек на плечах, и платье вместе с бельём упало к её ногам. Глядя на меня из-под ресниц, девушка подняла руки к сложной причёске, резко выдернула из туго скрученных прядей две острые, как стилеты, заколки. Волосы чёрной волной упали, закрыв её до середины бёдер, а стальные острия зазвенели по полу.

 Красноватый свет свечей придавал девичьей коже какой-то непередаваемо привлекательный оттенок. В позе Роксаны, обманчиво расслабленной, не было желания или отвращения. Дыхание ничуть не чаще, чем обычно, а за маской спокойствия проглядывает твёрдая решимость. Девочка явно собирается полностью отдать – или получить – супружеский долг, причём собственные чувства отодвинула куда-то в дальний чуланчик.

 Я шагнул к своей суженой, коснулся её плеч, провёл пальцами вверх, вдоль шеи. Девушка закрыла глаза. Я не спешил, спешить сейчас – нанести тяжёлый удар нашим будущим отношениям. Мне уже случалось иметь дело с девушками, воспринимавшими близость со мной как долг и считавшими, что это нужно терпеть. И почти всегда они меняли мнение.

 Роксана проснулась, когда луч солнца игриво задел её лицо. Она почувствовала, что на лицо наползает блаженная улыбка, замерла, чтобы сохранить ощущение покоя и безмятежности, и вспомнила, что уже замужем.

 Что-то мягкое, на чём лежала её голова, оказалось плечом мужа. Роксана, в голове которой мелькнули события первой брачной ночи, вдруг почувствовала, как ей стало жарко. Осторожно выскользнула из постели, шагнула к креслу, где лежала её одежда, сосредоточилась.

 Горячая волна прошла вдоль тела, освежая кожу и убирая пот. Роксана замерла от удовольствия, глянула в сторону кровати и поняла, что магия разбудила Рауля. И теперь он наблюдал за ней сквозь ресницы. Поймав её взгляд, шепнул:

 - Как спалось?

 - Спасибо, хорошо, – Роксана придала голосу нейтрально-вежливый тон. Совсем не обязательно ему знать, до какой степени хорошо. Но голос всё же выдал её, потому что Рауль улыбнулся в ответ с такой теплотой, что сразу стало ясно: хорошо ночью было не только ёй.

 Не выдержав, Роксана фыркнула, показала мужу язык и, подхватив одежду, скрылась в соседней комнате.

 Супружеская жизнь, к моему удивлению, началась так гладко, как будто мы были женаты уже не первый год. Многое в жизни мы воспринимали одинаково, прекрасно ладили друг с другом и ни разу не поссорились. Как-то всё время казалось, что не из-за чего.

 Особняк начал приобретать жилой вид, я договорился о переселении на земли Кайо двухсот селян, бывший владелец которых тоже нуждался в деньгах. Весной, как только спадут морозы, полсотни семей вместе со скотом переберутся в опустевшее десяток лет назад селение. Отобрали мы только семьи с детьми, согласно решив, что это именно те люди, которые ещё на что-то способны.

 А сейчас, пока Роксана договаривалась о том, какую часть урожая бывший владелец оставит людям на питание, я подъехал к покинутой усадьбе. Раньше, когда я ещё был ребёнком, мне приходилось бывать здесь. Но от тех времён остались только старые дубы, все здания построены позже.

 Дверь не была заперта. Я зашёл в холл, заставленный поломанной мебелью и засыпанный мусором. Прошёл на кухню, убедился, что печи сохранились. А вот крышу, двери и окна нужно делать, причём до зимы. То есть, прямо по возвращении нанимать плотников и столяров, пусть приводят усадьбу в приличный вид. Да, ещё пару-тройку Избранных, чтобы мастеров нечисть не сожрала. Где бы их нанять?

 На втором этаже я нашёл те же выбитые окна, ту же мебель, пострадавшую от дождей и снега, остатки книг, какие-то тряпки. Одна из дверей, толстая, дубовая, скреплённая железными полосами оказалась запертой. Это почему?

 Я вышел и глянул на эту часть дома снаружи. Решётки. Снова поднялся и выбил дверь с помощью грубой силы, то есть магией.

 Не сокровищница. И не оружейная. Гарем последнего князя. Того, кто сейчас является законным владельцем, и чьим наследником я являюсь. И когда он уезжал отсюда, своих наложниц он не вывез. Они остались здесь, за запертыми дверями и толстыми решётками, медленно умирать от голода и жажды.

 Мне захотелось спросить его по возвращении: последним ли он покидал дом? Наверняка последним, как и полагается хозяину. Зашёл ли он проведать напоследок девятнадцать девушек, запертых здесь? Может быть, перед уходом он раздал им яд? Вряд ли. Судя по мумификации тел, погибли девушки от обезвоживания.

 В селении вокруг усадьбы не было следов человека, но местность вполне пригодна для жизни. С тех пор, как старый князь – тогда он был гораздо моложе – перебрался в столицу, а сюда лишь присылал дружинников для сбора податей, дома ещё не успели сгнить. Крыши надо менять, да и прочий мелкий ремонт не помешает. А следующим этапом будет обход окрестностей. На случай, если крысолюды устроили здесь городок, или ещё какая-нибудь гадость.

 Вот так всегда, стоит помянуть нечисть – так вот и она. Вдали, перестрелов за дюжину, взлетел столб дыма. А огнём пользуются только оборотни, люди и крысолюды. И если людей здесь нет, а оборотни никогда не разожгут такой большой огонь, то от крысолюдов вполне можно ожидать нечто подобное.

 Я шёл быстро, но не настолько, чтобы потерять осторожность. Поисковых заклятий я не бросал, у крысолюдов попадаются шаманы, быстро поймут, что приближается кто-то сильный и опасный. Пусть моё появление станет сюрпризом.

 Лес носил следы выборочной рубки. Большая часть пней – старая, с тех пор, когда здесь хватало населения. Но несколько – спиленных не так давно, а это работа людей. Хорошо, если здесь ещё кто-то уцелел.

 Первый крысолюд попался уже недалеко от того места, где я видел дым. Часовой, не ждавший, что кто-то появится. Он умер прежде, чем смог осознать свою ошибку. Затем ещё трое, тащивших солидную связку хвороста.

 Когда-то здесь стояло большое селение. Сейчас от него осталось три жилых дома, ещё один - горел. А крысолюды тенями двигались вокруг незатронутых огнём домов, сжимая луки и короткие копья. Не меньше трёх десятков, хреново.

 Терять времени было нельзя. Я атаковал сразу, как только увидел группу. Удачно, сразу дюжина наповал, а остальные не поняли, откуда бьют. Смертная насылка не демаскирует атакующего. Твари решили, что виновник именно в доме, так как переместились, выходя из видимости окон.

 Десяток крысолюдов вдруг пробежали до глухой стены дома и сложили там дымящиеся связки хвороста. В зазор между стеной и крышей вылетели две стрелы. Не промахнулись, но крысолюдов такие потери не останавливают.

 Хворост вспыхнул почти сразу. И погасить его незаметно у меня бы не вышло, слишком далеко. Оставалось отвлечь крысолюдов на себя и надеяться, что выскочившие из дома люди ударят им в спину. Но сначала я реши подождать, пока твари соберутся из дома, чтобы встретить выбегающих.

 Костёр у задней стены вдруг погас, как будто пламя накрыли толстой тканью. И в тот же миг по кучке крысолюдов ударила струя белого огня. Внутри Избранный, причём огневик или универсал. Ведьмак может бить огнём, но погасить его, да ещё сквозь стену, самостоятельно не научиться. Если здесь есть дружинник – мне будет на кого опереться.

 Отступившие крысолюды нарвались на мой удар с тыла, шарахнулись назад, получили от засевшего в доме огневика ещё порцию. В панике бросились кто куда, не помышляя об атаке. Я выплеснул на убегающих остаток сил, кажется ушло не больше троих или четверых, один из которых сумел отразить мой удар. Значит, у них был шаман?

 Я подошёл к пылающему дому, зачерпнул сил у огня. Всё, иначе пойдёт откат. Сила должна восстанавливаться постепенно. Из дома тем временем начали выходить люди. Мужчины, женщины, дети. У всех клеймо Кайо на щеке, кроме маленьких детей. И ни одного Избранного.

 - Кто бил огнём? – спросил я, выслушав нестройные приветствия.

 Вот уж не знал, что простой вопрос вызовет такой страх. Как будто я приказал принести из горящего дома забытое там колечко. Пришлось повторить вопрос.

 - Я! – из дома вышла девушка с таким же, как и у других, клеймом. – Остальные ни в чём не виноваты!

 Аура огневика чувствовалась, девушка не врала. Смотрела обречённо, понимая, что должно последовать, но взгляда не отвела. Такое впечатление, что устала бояться.

 - Хвалю, – я шагнул к ней. – Ты всё сделала правильно. Как тебя зовут, девочка?

 - Чика, господин, – глаза её округлились, рот раскрылся от крайнего удивления.

 Я коснулся её щеки, нашаривая нити клейма. Не я ставил, но родовое клеймо снять могу в любом случае. Миг – и щека очистилась. Огневичка коснулась ладонью щеки, и её знания магии хватило, чтобы понять, что знак снят.

 - Будешь дружинницей. В моей дружине. Понятно?

 - Да, господин! – на лице девушки неверие медленно сменялось восторгом. В мгновение ока она перестала чувствовать себя обречённой. – Что я должна делать?

 - То же, что и до этого делала. Защищать людей от крысолюдов и прочих тварей. А для начала погаси горящий дом.

 Я и раньше видел, как огневики гасят пожары, но сейчас это без преувеличения было сделано мастерски. Пламя сжалось в комок, рванулось вверх, и там, лишённое топлива, исчезло. Обгорелые стены дымились, от них веяло жаром, но если не подложить соломы или чего подобного – к ночи остынут. Чика магической силой превосходила большинство известных мне Избранных. И её явно кто-то учил. Но спрашивать сейчас, кто – преждевременно.

Задержался я в селении на три дня. Обшарил все окрестности, уничтожил ещё две группы крысолюдов и одну гарпию, по словам селян, несколько раз пытавшуюся утащить кого-нибудь из детей.

 Чика сначала боялась даже заговорить. То ли опасалась, что я сейчас потащу её на сеновал, отрабатывать повышение во всех позах, то ли ещё что. Только на третий день она чуть успокоилась и даже спросила: как ей себя вести, если кто-нибудь из прочих дружинников спросит: из какой она семьи?

 - Скажешь, что незаконнорожденная, – отмахнулся я. – После такого ответа вопросы отпадут, обычно Избранные с подобным происхождением очень не любят рассказывать о своей семье.

 - И ещё одно, господин, – она смутилась и заговорила совсем тихо. – Парень есть в селении. Димас зовут его. Давно любим друг друга, разрешите нам пожениться.

 - Запрещать не буду. Но тебе нужно знать, – я подумал, как лучше сформулировать. – Он простой селянин, а значит, ваши дети унаследуют его статус.

 Девушка поблагодарила, но отошла в глубоком раздумье. Она успела уже привыкнуть к своему новому положению, и осознать, что дети станут чьей-то собственностью, ей было невыносимо.

 


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: Ivan_Al
Категория: Фэнтези
Читали: 48 (Посмотреть кто)

Размещено: 25 мая 2016 | Просмотров: 95 | Комментариев: 4 |

Комментарий 1 написал: octopussy (27 мая 2016 22:10)
Хорошая пара)


Комментарий 2 написал: Ivan_Al (28 мая 2016 07:13)
octopussy,
Спасибо на добром слове)


Комментарий 3 написал: Kors (12 июня 2016 20:42)
а вот тут описание боевой части мне понравилось больше, хотя опять же - немного не хватает описаний, так сказать, физики процесса, что чувствовал персонаж, расходуя силы на магические удары. А пара да, хорошая))



--------------------

Комментарий 4 написал: Ivan_Al (13 июня 2016 06:03)

Цитата: Kors
немного не хватает описаний, так сказать, физики процесса,

Я тоже чувствовал, что чего-то не хватает, но не мог понять чего. Спасибо за комментарий.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.