«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Inna Измеров

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 13
Всех: 16

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Час расплаты

     

    - Пусть только попробует тронуть тебя, - беловолосая женщина в платье из красного шёлка, с короной из белого золота на голове поцеловала малыша в лоб и взяла на руки, зашторив колыбель.

    С виду ребёнок одного года от роду теребил свои детские одёжки и иногда ухватывался за светлые локоны матери, но в остальном был спокоен, не хныкал, да и вообще ничего не произносил. Как будто бы он чувствовал беспокойство своей мамы, которая нервно покачивала его, прижимая к себе одной рукой, а свободной ища что-то.

    Эдмунд наблюдал за нею со спины и видел, как женщину трясёт. Что это, страх?

    Она сравнительно успокоилась только когда взяла в руки какой-то квадратный плоский свёрток. Под тканью было сложно определить, что это, но Эдмунду показалось, что там книга. Он убедился в этом, когда женщина положила свёрток на стол и развернула ткань. Эта книга в кожаной обложке отделанной серебром и усыпанной рубинами походила на ту, которую Эдмунд видел в покоях отца. Та тоже была отделана серебром, только узор состоял из изумрудов, а не рубинов.

    Со стороны двери послышались приближающиеся шаги. Женщина, услышав их, вздрогнула, сильнее прижала к себе ребёнка, взяла со стола книгу и ушла в самый тёмный край спальни.

    - Сюда, - глухо прозвучал мужской голос.

    Женщина задрожала и посмотрела на высокое окно, зашторенное парчовыми тяжёлыми занавесами. Она поцеловала ребёнка в лоб и скрылась за струящейся парчой.

    Двери, ведущие в покои, содрогались. Кто-то пытался их взломать, но женщина заперла их на засов изнутри. Петли, приделанные к деревянной двери, заскрипели, и засов упал, не выдержав напора с противоположной стороны. В покои ворвались три человека. Первый - крупный детина в броне и с обнажённым мечом, второй – тонкий и грациозный в лёгкой кольчуге, но за его спиной висел двуручный тяжёлый меч, а третий...Эдмунд не поверил глазам, но это был он, его отец. Король Тристан выглядел моложе лет на пятнадцать, а то и больше и Эдмунд сразу понял, что происходит здесь в этой комнате в павшей Цитадели пепла. Принцу не хотелось видеть, что будет дальше, и он попытался проснуться, но у него не получилось.

    - Смотри, - прошептала Линг.

    Тристан подошёл к колыбели и, откинув атласные шторки, выругался.

    - Леди Элинор, я знаю, вы где-то здесь, выходите, - сказал отец, обращаясь к прячущейся за занавесами женщине, но ему никто не ответил.

    - Обыскать покои, - приказал Тристан, потеряв терпение.

    - Нет, - женщина вышла из-за штор. В одной руке она держала ребёнка, в другой открытую книгу, страницы которой светились.

    Тристан сделал знак своим людям зайти с двух сторон. Женщина не успевала поворачиваться сначала в сторону одного потом другого гвардейца. Тески сжимались.

    - Не подходите! – в ужасе закричала женщина. Её большие голубые глаза стали ещё больше от страха, руки дрожали, а по щекам текли слёзы.

    - Леди Элинор! - окликнул её Тристан. – Не совершайте ещё одной глупости. Отдайте мне книгу и мальчика и я вас не трону.

    - Нет! – закричала женщина, - Ты врёшь! Я не кому не отдам моего сына, только посмей его тронуть! Ты отнял у меня всех: кузена, дядю, тётю, даже Рейеса отнял у меня! Я не отдам нашего сына, никогда!

    - Помниться я предлагал тебе иные условия. Если бы ты их приняли, всё могло бы закончиться совсем не так. Но ты упёрлась и теперь когда Цитадель пала и все Четыре королевства стихий лежат у моих ног, я должен выполнить уговор. Хороший король держит слово. Эдд отними у неё ребёнка.

    Испуганная женщина, вероятно, не сразу поняла его приказ и замешкалась, в то время как стройный выхватил ребёнка у неё из рук. Малыш заплакал, а женщина с криками попыталась забрать его у стройного Эдда, но тут её сзади схватил здоровяк. Попытки вырваться не принесли результатов, и женщине ничего не оставалось делать, как плакать.

    Эдд положил ребёнка на одну руку, а другой достал из ножен кинжал. Занеся клинок над малышом, он молча посмотрел на Тристана, ожидая приказа. Тристан Джаилс кивнул. Кинжал опустился, и ребёнок больше не плакал. Эдд вернул окровавленный клинок в ножны, а женщина закричала. Её душераздирающие крики были полны горя и боли, как будто бы кинжал пронзил не ребёнка, а её. Она открыла глаза, и Эдмунд ужаснулся от их вида. Они сияли синевой, холодной и жестокой. Вдруг тело женщины превратилось во что-то непонятное. Жижа похожая на воду, но при этом не теряющая формы человека. Она прошла сквозь руки здоровяка, и с криками направила на стройного Эдда столб воды. Вода превратилась в кучу длинных ледяных шипов. Они пронзили Эдда насквозь, словно копья и пригвоздили к стене, а из ран на теле гвардейца брызнула кровь. Тристан подбежал к водянистой фигуре женщины сзади и накинул ей на руки серебряные цепи. Женщина перестала кричать и замерла на месте как ледяная скульптура.

    Эдмунд открыл глаза, выплюнул солёную воду и закашлялся. Перед его глазами раскинулось небо, утреннее синее небо, а в ушах шумело море. Руки нащупали что-то мягкое и сыпкое. Эдмунд понял, что это песок.

    Земля, устало подумал он и тут же решил, что повредился умом.

    "Посреди Солёного моря островов нет. Может, я умер".

    Эдмунд вытянул перед собой руки, бледные и дрожащие.

    "Либо небо трясётся, либо меня трясёт".

    Первый луч восходящего солнца ослепил принца, тот прищурил глаза и попытался встать, но сразу пожалел об этом. Голова, не мучавшая его до этого момента, раскалывалась и казалась непомерно тяжёлой, а ноги подогнулись под ним словно ватные. Эдмунд упал на колени. Его живот крутило от голода, а в горле пересохло. С трудом повернув голову, принц увидел позади себя поле. Трава даже отсюда выглядела неимоверно высокой, и сложно было догадаться, что может скрываться там.

    "Похоже, я ещё жив, но это ненадолго. Если меня не загрызут хищники, то я сдохну от голода. С моими силами, я не смогу себя защитить или хотя бы поймать кролика, если они вообще здесь водятся ".

    За полем виднелась роща, но никаких признаков человеческой жизни в роде построек.

    Эдмунд повернул голову и посмотрел по сторонам. В нескольких милях в море виднелись скалы, на которых лежала задняя часть Морской девы. Берег был песчаным только местами, в основном он состоял из камней и скал. Эдмунд порадовался тому, что его вынесло именно на песок. Весь берег усеяли обломки корабля, клочки парусины и одежды. Ни одного трупа.

    Эдмунд вдруг вспомнил, что случилось тем вечером. Шторм, слова леди Велль в качающейся каюте, красивые девушки в воде, но лучше всего ему запомнился поцелуй. Даже мысль о планах отца не смогла заставить Эдмунда остановиться. Он понимал что делает, но не мог оттолкнуть девушку от себя, ему не хотелось этого делать и это его испугало. Но больше такого уже не повториться, Велль погибла. В этом Эдмунд не сомневался. Он видел, как её смыло в море, и это воспоминание вызвало у него укол жалости. Может, это и к лучшему, она была такой доверчивой и мягкосердечной, совсем не созданной для такого жестокого мира, но Эдмунду всё равно стало жаль девушку. Дурак, шептал внутренний голос, море избавило тебя от лишних хлопот, теперь тебе и отцу ничего не грозит, планы лорда Дэаира умерли вместе с его дочерью, а ты можешь вернуться домой. Да только как это сделать?

    "Можно остаться здесь на берегу и умереть от изнеможения, а можно пойти к лесу и попытаться найти воду и еду, если хищники не найдут меня раньше".

    Выбирал он не долго. Эдмунд сделал ещё одну попытку встать, в этот раз медленней. Ноги тряслись, а мир вокруг кружился, но он смог сделать шаг, второй, третий. Солнце всходило над горизонтом, принося в мир новый день, а Эдмунд шёл по каменистому берегу пытаясь найти среди обломков что-то полезное. Нож, моток верёвки или бутылка могли ему пригодиться однако ничего такого, на берегу не находилось, а может Эдмунд плохо искал. Он уже хотел оставить поиски, как вдруг ему на глаза попались простые кожаные ножны. Эдмунд смотрел на свою находку и боялся радоваться, вдруг ножны пусты.

    "Пожалуйста, пусть там будет хотя бы нож".

    Решившись, Эдмунд протянул руку к находке и обнаружил в ножнах кинжал, блестящий и остро заточенный. Прошлый хозяин хорошо ухаживал за ним. Эдмунд издал хриплый смешок, похожий на смех сумасшедшего и радостно приложил губы к сверкающей стали.

    "Теперь я хотя бы смогу защитить себя".

    Не найдя больше ничего ценного, Эдмунд подобрал несколько обломков древесины, лежавших подальше от воды и сложил их на том месте, где берег переходил в поле. Быть может дерево просохнет, если солнце припечёт как следует. Одежда Эдмунда, промокшая насквозь, становилась суше, как ему показалось.

    Принц оставил позади песчаный берег и зашёл в лес травы, которая была с него ростом. Верхушки стройных стеблей наклонял ветер, но ближе к земле не было ни дуновения. Одно плохо, по этому полю никто не ходил, и Эдмунду пришлось самому прорубать себе путь. Это оказалось достаточно сложно для ослабленного человека, и вырубка травы обычным кинжалом заняла примерно несколько часов.

    Когда и без того малые силы были уже на исходе, Эдмунд услышал журчание воды, а потом вышел на пустую от травы полоску земли. Здесь тёк ручей, широкий и прозрачный. Эдмунд упал на колени, посмотрел на своё отражение в воде и не узнал себя. Бледное измученное лицо, впалые глаза и белоснежные волосы. Эдмунд схватился за одну прядь и посмотрел на неё, что бы убедиться, хотя до причёски ему сейчас не было никакого дела. Это просто волосы, какая разница каштановые они или обесцвеченные. Эдмунд набрал в руки воды и сделал пару глотков. Вода в ручье оказалась пресной. Радости Эдмунда не было предела. Вкуснее этой воды, он никогда не пробовал. Он пил и никак не мог напиться.

    Пресная вода избавила Эдмунда от сухости во рту, и предала ему сил. Голова перестала кружиться, но живот не давал забыть о голоде и усталость никуда не делась.

    Эдмунд вытер рукой рот, встал и, вытянув голову, пытался рассчитать путь до леса. Поле, заросшее высоченной травой, раскинулось на несколько миль, и Эдмунд не решился идти через него.

    "В лесу можно залезть на дерево и таким образом спастись от различного рода опасностей, а ещё там может быть дичь, но зачем мне идти туда, если водопой здесь, а зверью вода нужна не меньше чем мне".

    Эдмунд ещё раз просчитал все варианты и решил устроить убежище у ручья.

    " Хорошее место, только надо во что бы то ни стало развести костёр, что бы никто не подкрепился мной".

    Эдмунд снова наклонился над водой, умыл лицо и поплёлся обратно к морю. Там он подобрал полусухую древесину, которую разложил на песке, и снова пройдясь по берегу, выбрал самый большой кусок парусины, четыре длинных и тонких осколков борта и что-то сетчатое, вроде гамака. Эдмунд взял всё своё добро и потащил к ручью.

    Там он заточил длинные осколки корабля с помощью кинжала, самый короткий кусок оставил себе в качестве копья, а те три, что подлиннее воткнул в мягкую землю рядом с ручьём. Затем Эдмунд обмотал получившийся каркас парусиной и обложил той травой, что срезал по пути к ручью. Получилось что-то вроде шалаша. Высохшую древесину принц сложил подальше от ручья.

    Эдмунд оглядел результаты своих стараний и остался доволен, но устал ещё больше. Сейчас бы лечь в шалаш и уснуть, но нельзя. Нужно ещё найти еду и побольше сушняка для обжорливого костра, который ещё предстояло развести. Эдмунд хотел снова пройтись по берегу, но не успел отойти от своего шалаша, как живот скрутило до того болезненной судорогой, что принц вскрикнул. Ноги под ним подогнулись, и Эдмунд упал на сырую землю, схватившись за живот и корчась от боли. Когда судорога отступила, он еле смог сесть. Усталость и боль приковали его к земле, не давая подняться. Отчаяние захватило разум принца.

    "Нет, неужели я умру вот так. Почему я не утонул, почему? Пойти бы к морю и бросится на острые скалы, но я не могу сделать даже этого. Я слишком слаб".

    Ощущая всю свою жалость и чувствуя себе абсолютно беспомощным, Эдмунд лёг, уткнулся лицом в землю и заплакал навзрыд.

    Безумные мысли лезли в его голову одна за другой и принц вспоминал то, о чём уже давно позабыл. Он вспомнил тот день, когда отец на него очень сильно разозлился. Что тогда сказал отец? Похоже, что-то о плохой крови или о её чистоте, но разве это был единственный случай. Отец всегда был им не доволен. С самого детства Эдмунд не слышал от него ни одной похвалы в свой адрес. Единственным, кто был заинтересован в обучении мальчика и всегда его опекал был Гордон Ройн. Мальчик помнил этого гвардейца с самого детства. Нянька, как его прозвали придворные отца, так сильно сир Гордон заботился об Эдмунде и мальчик никогда не мог понять почему. Отношение отца к своему сыну ухудшились после того, как Эдмунд впервые ослушался его и сблизился с той крестьянкой. Как её звали Лия или Миранда? Эдмунд уже давно не вспоминал о ней, но сейчас вспомнил. Он хотел жениться на ней, и она носила его ребёнка. Сколько ему тогда было лет четырнадцать или около этого? После того, как принц заявил о своём желании отцу, девушка исчезла, и никто не знал, что с ней случилось. Эдмунд был ужасно расстроен, и ему не хотелось верить в те слухи, что поползли по дворцу. Говорили, будто бы король послал к беременной девице палача, а тот убил её, а труп скормил собакам. Эдмунд не верил, но всё-таки осмелился спросить об этом отца. Король Тристан ничего не ответил, только позвал певца и приказал спеть песню, всего одну.

    Впервые в своей жизни Эдмунд посмотрел на всё происходившее с открытыми глазами, не пытаясь ни в чём себя убедить, и от осознания его бросило в холод.

    "Он никогда меня не любил, и при этом никуда от себя не отпускал, просто держал при себе. Зачем он это делал и почему отправил меня в эту миссию теперь, после того как держал рядом с собой долгие годы... Что бы изменников лишил жизни человек моей крови, хах...как же. Я поверил твоим словам, отец... Впервые ты отозвался обо мне так лестно... Ты никогда не гордился тем, что я твой сын иначе ты бы не убил её".

    Джейни, её звали Джейни, прошептал внутренний голос, она любила тебя и носила твоего ребёнка.

    Эдмунд даже после той песни продолжал убеждать себя в том, что отец этого не делал, но сейчас ответ выплывал сам собой.

    "Зачем я согласился на это? Нужно было бросить это предложение ему в лицо и хоть раз поступить как настоящий принц, а не как послушная собачка. Гордость за отцовское доверие затмила мой взор, и я делал именно то, чего бы от меня хотел отец. А когда он делал то, чего хотел я? Он послал меня на смерть, но я не доставлю ему такого удовольствия. Утри слёзы и вставай глупый мальчишка".

    Эдмунд поднял голову, вытер лицо рукавом своей рубахи и подполз к ручью. Во влажной почве что-то копошилось. Эдмунд сел и взял в руку горсть влажной земли. Липкая коричневая почва склеила пальцы. Эдмунд покопался в ней и увидел в своей ладони несколько червей.

    Что-то в этот момент им управляло, наверное, голод. Принц выбрал грязных, извивающихся червей, из земли, промыл их в ручье и сунул в рот. Вкус у червей был пакостный, но Эдмунд проглотил их без лишнего замедления и наковырял себе ещё. Запив мерзкую пищу водой, он почувствовал тошноту, но живот болел уже не так сильно и принц смог подняться на ноги.

    "Нужно пройтись дальше по берегу и набрать древесины. Может, мне повезёт, и я наткнусь на куст каких-нибудь съедобных ягод".

    Эдмунд взял своё "копьё" и сеть, подобрал с земли кинжал и снова пошёл к морю. Пройдясь по берегу, он поднялся на прибрежную скалу. Там чернело сухое дерево. Принц нарезал не слишком толстых веток, сложил их в сеть и вдруг увидел в морской воде что-то блестящее. Спустившись со скалы, Эдмунд приблизился к сверкающей воде и увидел в ней рыб. Их чешуя поблёскивала на солнце сквозь водную гладь. При виде рыб у Эдмунда потекли слюни. Черви на время избавили его от чувства голода, но это ненадолго и одними червями сыт не будешь. Эдмунд достал остро наточенную палку, которая служила ему копьём, и медленно приблизился к краю воды. Рыбы не обращали на него никакого внимания и продолжали колупаться между камнями. Эдмунд быстро опустил копьё в воду, но выпад получился неудачным. Так он молотил по воде пять раз и рыбы уже начали уплывать, когда копьё, наконец, пронзило одну, и вода окрасилась в красный цвет. Эдмунд вытащил копьё из воды. Рыба длиной в восемь дюймов всё ещё трепыхалась на конце копья. Принц довольно улыбнулся.

    "Теперь осталось развести огонь, и я смогу поесть".

    Он захотел ещё раз попытать счастье и остался у берега, дожидаясь, когда рыба вернётся обратно.

    К месту своего пристанища принц вернулся уже под вечер, с четырьмя рыбами и вязанкой дров в сети.

    Что бы развести огонь, Эдмунду пришлось изрядно потрудиться и потратить несколько часов. Тоненькая струйка дыма поднялась над древесиной, когда солнце уже село. Эдмунд раздул пламя, и оранжевые языки заплясали над дровами.

    Принц воткнул две палки по обе стороны от костра и связал их лентами ткани, оторванными от парусины, накрывающей шалаш, а затем насадил одну рыбу на палку и расположил над огнём.

    От запаха жареного мяса у Эдмунда потекли слюни. Он поворачивал "вертел", прожаривая рыбу со всех сторон, и вскоре она была готова. Эдмунд снял рыбу с вертела и тут же впился в неё зубами. Только что приготовленная, она обжигала губы и язык, но принц был слишком голоден, что бы ждать, когда она остынет. Рыба, прожаренная на костре, при этом без соли и специй показалась принцу самой вкусной из всех, что он когда-либо ел.

    Вдруг с противоположной стороны ручья послышался шелест, и Эдмунд отвлёкся от трапезы, уставившись в ту сторону. Уже стемнело, и трава на той стороне ручья еле освещалась от костра. Сколько принц не напрягал глаза, ему ничего не удалось увидеть.

    "Может это какой-нибудь зверь пришёл на запах жареного?"

    Эдмунд был полностью уверен, что это хищник и уже взял из костра самую длинную горящую ветвь, как трава снова зашевелилась и оттуда что-то вылезло. Принц уже хотел идти через ручей и защищаться, но присмотревшись, понял, что это не зверь.

    "Но ведь этого не может быть!"

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Игги
    Категория: Фэнтези
    Читали: 84 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 августа 2016 | Просмотров: 123 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.