«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 15
Всех: 17

Сегодня День рождения:

  •     ntapok (21-го, 24 года)
  •     tanyeri (21-го, 30 лет)
  •     Van Deren (21-го, 18 лет)
  •     Викусик (21-го, 19 лет)
  •     Джиа Брукс (21-го, 22 года)
  •     я пробовал тоже (21-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 239 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Лесоморье. День Богов за Вуалью. 1,2

    ЛЕСОМОРЬЕ
    День Богов Вуали
    1
    Над Реквиемом сгустились грозовые тучи, скрыв обычно грязно-коричневое зеленоватое небо. Тут же объявили нелетную погоду. Маяк Хаса, возвышающийся в центре города не справлялся со своей работой. Его света было недостаточно чтобы пробиться через столь густые образования.
    Наступил день Богов Вуали.
    Большинство горожан спали спокойно в своих постелях, свесившись с потолка, подключившись к блокам питания или спрятавшись в капсуле с чистой водой – кому что приятней.
    С запада из-за Вуали, из-за непробиваемой серо-зеленой стены вечных бурь, дули прохладные ветра, возвещающие о приходе штормов, традиционных в это время года. Каждый знал, с наступлением непогоды лучше за стены Реквиема не выходить. А что там вообще можно делать? На западе раскинулось бескрайнее полное ужасов и тайн Лесоморье, а на востоке пустыня Монкум, также таящая в себе не мало опасностей. Нет, там добропорядочному горожанину делать нечего. Только лесоходцы, караванщики и собиратели хлама могли позволить себе рисковать своими жизнями. Хотя получаемая прибыль стоило того… но об этом позже.
    Сейчас, все наше внимание должно быть обращено на темный переулок в Тракте, между высокими старыми домами. Кирпичные стены, мусорные баки, насекомые копающиеся в отбросах. И крик. Звонкий. Пронзительный. Так кричат, когда действительно боятся чего-то. Чего-то внезапного и опасного. Кто знает осознала ли молодая девушка, что этот крик станет последним в ее жизни?
    - Опять эта тварь вышла на охоту. – выплюнул комиссар Форстан глядя на труп девушки. Его фасеточные глаза прекрасно видели в скудном освещении высоких ламп. Он видел почти каждую деталь. Труп девушки несколько часов назад. Серая кожа. Синие губы. Испуганно вытаращенные глаза. Лужа крови. Изорванное платье. Никаких видимых следов борьбы. Ни синяков. Ни ссадин. Он видел все это одновременно и почему-то чувствовал себя невероятно беспомощным.
    Таинственное дело. Уже пятая жертва за два месяца. И всегда одно и то же. Молодая девушка. Подворотня. Лужа крови, хлынувшая у жертвы между ног и отсутствие нескольких внутренних органов. И никаких повреждений. Никакого насилия.
    - Твою мать. – заскрипел жвалами комиссар. Окружавшие его ликторы и несколько констеблей покорно ждали поручений. – Пакуйте. И поосторожнее. Не попадитесь кому-нибудь на глаза. Если народ узнает, мэр с вас кожу спустит. Приступайте.
    Поднявшись на ноги, комиссар по человеческий почесал свою осиную голову и огляделся вокруг. Никогда прежде он с подобным не встречался. Конечно, он с рождения привык что окружающий мир каждый день выкидывает разные причудливые странности. Но каждый раз встретившись с чем-то незнакомым, он понимал насколько мало от него зависит. От него и от всех тех, кто вообще существует.
    - Эй, – он подозвал одного из ликторов. Долговязый конструкт с большим красным фоторецептором повернул к нему голову. – Вызовите Эр Бошманса. Это пора прекратить.

    Уже который вечер Кель Эр Бошманс мерил шагами свой кабинет в ожидании.
    - Никто не придет. – в очередной раз сказала Ван Тролль расположившаяся в большом кресле у камина. Девушка отчаянно пыталась делать вид что курит старинную трубку, сдерживала кашель и выпускала скудные кольца дыма. – Давай поиграем в карты. Или пойдем в паб. Сегодня у Рува выступает новая группа.
    - Нет. – отрезал Эр Бошманс чья лампочная голова вот-вот должна была лопнуть от возбуждения. – Прошло десять дней. Он уже должен был кого-то убить.
    - Я слышу нотки возмущения? – уточнила Ван Тролль, затянулась слишком сильно и начала кашлять.
    Как бы она не старалась подражать своему кумиру, выходило у нее это с трудом. Курить она не умела, как и пить или играть в азартные игры. На любовном поприще было тоже пусто. Кому может понравится невысокая, пухлощекая задира со скверным характером и странной любовью к мужским нарядам? Так думала сама Лета Ван Тролль, но как обычно не унывала. Именно в этом Эр Бошманс видел ее силу, в ее оптимизме, упорстве и твердолобости. Если Ван Тролль что-то задумал, то отговорить ее никто не способен. Ни сам Эр Бошманс, ни законы, ни опасность.
    - Конечно я возмущен. – признался сыщик, остановившись перед настенным зеркалом. Серый костюм-тройка, запонки, красный галстук и новая вытянутая лампочка вместо головы. Вот что из себя представлял один из последних в мире лампид. – Это так не культурно заставлять меня ждать. Убийца поманил меня. Оказал знаки внимания. Дал надежду. А я должен сидеть и ждать позволения мэра. Пока они додумаются что…
    - Ты говоришь о четырех трупах, которым не достает органов. – напомнила Ван Тролль. – А звучит это почему-то как переживания девицы из-за холодности ее кавалера. Успокойся. Не будет свидания. Все. Мопс обещал в прошлый раз, что ни за что не подпустит нас к подобным делам.
    - Он передумает.
    - «Я скорее утоплюсь, чем попрошу вас о помощи!» – прогнусавила Ван Тролль пытаясь сымитировать голос мэра.
    - Ха! Я бы на это посмотрел. Но наш низкорослый друг на это никогда не пойдет. Он слишком боится своей жены.
    - Ладно. Пойду я. – объявила девушка, поставила трубку на журнальный столик и встала. – А ты жди своего свидания.
    Ростом Ван Тролль была куда меньше лампида и с трудом доставала ему до плеч. Хотя с старалась компенсировать это ношением старого потрепанного цилиндра, на манер своего любимого книжного персонажа. Она вообще любила носить мужские одежды: брюки, жилеты, костюмы и галстуки.
    - Ты никуда не пойдешь. – отрезал Эр Бошманс, сложив пальце у лампочки. – Это должно произойти совсем скоро. Мне не хочется потом искать тебя по барам...
    - Э, когда такое было? – возмутилась Ван Тролль и только собиралась подойти, как вдруг прозвенел дверной звонок.
    Оба сыщика замерли, словно преступники застигнутые на месте преступления.
    Дзин-дзин.
    - Это ничего не значит. – буркнула Ван Тролль.
    - Наконец-то. – выдохнул в ответ Эр Бошманс.
    - Наверное просто ошиблись дверью.
    Дзин-Дзин.
    - Может быть поспорим? – предложил лампид.
    - Не-а.
    - Тогда будь добра, открой дверь. Если тебе не сложно?
    - Коттон откроет. – фыркнула девушка.
    Спустя полминуты появилась госпожа Коттон и была она не одна.
    - Полиция пришла. – металлическим голосом объявила госпожа Коттон – приземистый тощий прямоходящий конструкт с бледно-розовым корпусом.
    - Господин Эр Бошманс. – пропыхтел весь вспотевший помощник комиссара, Хагард Вейм. – Вы знаете зачем я здесь.
    - Безусловно. – протянул лампид.
    Будь у Эр Бошманса голова, а точнее человеческое лицо, он бы наверняка сейчас улыбался во все зубы, довольный своей догадке. С этой же улыбкой он бы, наверное, не расставался по пути, в морг, который располагался в том же Тракте к югу от центра города. С ней же он бы, наверное, взирал на опустошенный голый труп, что теперь лежал на холодном железном столе.
    Свидание наконец состоится.
    Сыщиков без проблем пропустили к жертве. Мрачный Форстан молча встретил гостей и также молча провел к останкам девушки. Полутораметровый, прямоходящий жук в сером пальто, думал, что бог-скарабей проклял его и из всего роя именно Форстана, отправили служить в полицию. Остальные его братья и сестра коим не было счета, день и ночь трудились в Инсектариуме и не были обременены его невзгодами. Как же Форстан им теперь завидовал.
    Эр Бошманс обходил тело то с одной, то, с другой стороны. Он молчал. Видимо еще не наступило время шуток об утоплении мэра. Тем временем Ван Тролль изо всех старалась представить себе, как бы выглядел Эр Бошманс будь он человеком. Какие были бы глаза у него, синие или карие, большие или совсем узкие? Какой нос? Длинный, с горбинкой или картошкой? А прическа? Был бы он лысым как Бальтазар Мьевиль или обросшим как Сеттум Ван Тролль? На кого из книжных героев он бы походил? Этого она никогда не узнает. Лампид мог только сменить свою лампочку, на другие аксессуары: на лампочку другой формы, на светильник, большой будильник, клетку с птицей или что-нибудь огнестрельное. Лишь самому Эр Бошмансу и немногочисленным его собратьям была ясна эта странная мода на – как однажды выразилась Ван Тролль – «голова-заменители».
    - Угу. Понятно. – заключил Эр Бошманс выпрямившись после долгого разглядывания углубления на животе жертвы. Хотя одним богам известно, как лампиды вообще могут видеть. – Это магия. Очень странная и… мне кажется портализм. Никаких внешних повреждении. Ее кишки просто исчезли. Испарились. Пуф!
    - Кто-то хотел телепортировать девушку, но смог утащить только ее внутренности? – хмыкнула Ван Тролль, шагнув ближе.
    - Не совсем. – буркнул в ответ Форстан. – У каждой из жертв пропали различные органы. У первой печень и почки. У второй – легкие. У третьей – яичники. У четвертой – сердце.
    - Кто-то собирает коллекцию?
    - Гребанный псих. – устало бросил Форстан, достал из кармана пальто сигареты и закурил.
    - Почему это псих? – удивился Эр Бошманс. – Почему подозреваемый? Почему никто никогда не считает, что убийца женщина?..
    - Ой только не начинай свою старую песню. – Ван Тролль устало вздохнула. В последнее время почти при каждом их расследовании Эр Бошманс подозревал именно женщину. Видел преступницу, злодейку, коварную и безумную. И почти каждый раз ошибался. Связано это было с одним прошлогодним делом о котором Эр Бошманс старался не вспоминать. Что-то про воровку, которую лампид не смог поймать.
    Или же он просто состарился и все схемы съели вирусы, подумала Ван Тролль. Или чем он там думает?
    - Не время для твоего феминизма. – выдохнул Форстан. – Дело серьезное. Пресса знает только о первой жертве. Информацию об остальных мы тщательно скрываем.
    - Похвально комиссар. – голос Эр Бошманса источал сарказм. – Бережете душевный покой горожан Реквиема и пост нашего мэра?
    - Он не в курсе что я вызвал тебя.
    - Не боишься, что тебя уволят?
    - Нет. Буду только рад ранней пенсии.
    - Ты же ведь не так уж стар. – Ван Тролль нравился вечно хмурый, усталый комиссар, который просто выполнял свою работу, а не выпячивал свое социальное положение как другие. – Что же будет делать полиция Реквиема без тебя?
    - Мне уже шесть, из них четыре года я на этой должности. – ответил жук. – По меркам моего народа я старше тебя в двое. И поверь мне, мэру будет только легче, когда меня заменят.
    - Не унывай комиссар. – Эр Бошманс хлопнул Форстана по сутулой спине. – Найдем мы твоего собирателя женских внутренностей. А потом через годик другой отправишься на пенсию, купишь дом на берегу Лесоморья, будешь пить нектар и загорать на солнышке. А вокруг будут порхать карадийские мушки с блестящими крыльями и черийские пчелки с пышными усиками. М? Мечта же!
    - Боюсь, что те и другие предпочтут меня сожрать. – ответил жук. - А не заниматься бесполезными попытками произвести совместное потомство и радоваться, что ничего не получилось.
    - Это он про секс. – пояснил Эр Бошманс напарнице. – Не унывай. Все будет хорошо. Кстати можешь не докладывать мэру. Мы попытаемся не попадаться никому на глаза.
    - Поздно. Ему наверняка уже доложили.
    - Ну. – пожал плечами лампид. – Бывай.
    Сыщики вышли на улицу и направились к машине Эр Бошманса. Старая колымага, собранная из самых различных представителей паромобилестроения Старого мира, имела длинный корпус, большие колеса и двери классических машин, покрытые разной степени ржавчины. Кажется, в Реквиеме абсолютно все имело свою степень ржавчины. Сам город на берегу Лесоморья был также когда-то построен из разных подручных средств, оставшихся от Старого мира. Конец света случившийся почти век назад на заре приостановил свой ход кардинально изменив весь мир. Цивилизации исчезли, города ушли под землю, гигантские леса покрыли десятки тысяч гектаров земли и появилась Вуаль. Короче, наступило то, о чем еще в свое время писал Мир Дейл, литературный пророк из давно исчезнувшего Телоса. Но об этом позже.
    - Итак. Куда мы едем? – спросила Ван Тролль.
    - В Паб. – ответил лампид, удивив напарницу.
    - Только не говори, что мы будем праздновать?
    - А почему бы и нет? – пожал плечами Эр Бошманс. – Поиски злодеев надо начинать с подаяния богине удачи.
    - Хватит. Ты же ведь не веришь в Фортуну.
    - Это не значит, что ее не существует.
    Ван Тролль скрестила руки на груди и уставилась на проплывающий за окном город. Мешанина из труб, проводов, кирпича, бетона и железа. Окна, двери, крыши. Реквием спит и наверняка ему снится сон о его прошлой жизни, о временах, когда небо было чистым, а мир полнился чудесами.
    Уже на подъезде к «Звезде» Ван Тролль недовольно поморщилась. Она не любила это место. Построенный из останков древнего летательного аппарата этот паб отличался от остальных вытянутой формой. Эр Бошманс все-таки обманул ее. В паб они приехали, но праздновать ничего не стали, а обходя толпящихся пьяных посетителей прошли к подсобке. Эр Бошманс постучался и вошел в комнату. Ван Тролль не стала следовать примеру напарника и осталась у двери. В маленькой комнатушке итак не хватало воздуха, а рассиживаться и вести долгие беседы с местной обитательницей у нее не имелось желания. Целая куча жуков и виртиков праздновали наступления штормов, пили за здравие богов Вуали и просто радовались жизни. Другие посетители также не скучали, занятые картами и лицезрением парограмм.
    Одинокая лампочка свисала с потолка рисуя страшные тени на лице мадам Тави. Причмокивая громадными губами, она разложила на стол карты.
    - Здорово. – хмыкнул лампид войдя в подсобку и сел напротив мадам Тави.
    - Давно ты ко мне не наведывался торговец. – хмыкнула мадам Тави.
    - Ну знаешь ли, дела, заботы.
    - Я все вижу. – прошептала мадам Тави и сверкнула маленьким желтым глазом.
    Для внесения ясности, необходимо сказать, что мадам Тави не была человеком. Вообще в Реквиеме лишь половина жителей являлись представителями рода людского. А об остальных народах можно целую книгу написать или даже несколько. Итак, мадам Тави была потомков прямоходящих ящеров из далекого Крокволла, с серо-зеленой чешуйчатой кожей вытянутой вперед мордой, испещренной морщинами и длинным хвостом, теряющимся где-то под столом. Кто-то видел в мадам Тави ясновидящую, кто-то разодетую в платья и драгоценности шарлатанку, а для кого-то она являлась кладезем различных секретов и слухов. Эр Бошманс относил себя к третьим.
    - Итак. – гадалка перевернула первую карту. – Смерть…
    - Милая давай-ка без всего этого. – усмехнулся лампид. – Времени не так много. Где прячется Мавар Сайлас?
    - ЧТО?! – глазки мадам Тави полезли на морщинистый лоб. – Он же ведь мертв. Ты же сам убил его.
    - В городе появился порталист. – ответил Эр Бошманс. – Он ворует у людей органы. Никто кроме Мавара на это не был способен. Он был последним порталистом. А ты единственная кто знала его так же хорошо, как я.
    - Нет, милый. – улыбнулась ящерица. – Я понятия не имею, о чем ты. Его разорвало на части. Можешь сходить в музей полиции. Там он и лежит в нескольких заспиртованных банках. Рука, печень, сердце и прочее. После такого человек, не может восстановится.
    - Он слишком хитрый чтобы просто взять и умереть. Наверняка он что-то задумал…
    - Кель тебя совесть мучает? – перебила мадам Тави.
    - Что?
    - Ну. Ваше с ним прошлое…
    - Даже не начинай. – Эр Бошманс встал со стула. – Если появится хоть один намек, хотя бы маленькая мысль что ты помогаешь ему…
    - Ты угрожаешь мне старик? – удивилась ящерица.
    - Почему бы и нет? Ты ведь прекрасно знаешь на что, я способен.
    Мадам Тави хотела что-то сказать, но издала лишь тихое шипение.

    - Как прошел разговор? – спросила Ван Тролль, когда они вышли на улицу.
    - Неплохо. – Эр Бошманс пожал плечами и заметив у машины бродягу, полез в карман жилета.
    - Подайте на сангум. Подайте бедному. – говорил скрытый под грязными лохмотьями конструкт, вытянув длинный исхудавший манипулятор. От него так и разило машинным маслом и чем-то едким. Один еле горящий фоторецептор моргал в глубине капюшона. Получив от лампида монету, конструкт раскланялся и поковылял дальше по улице. – Спасибо. Да хранит вас Бог шестеренок.
    - А теперь едим куда? – осведомилась Ван Тролль, когда сыщики сели в машину.
    - Что мы знаем? – вопросом ответил напарник. – Форстан поделился лишь информацией о жертвах. Все молодые девушки от двадцати, до двадцати четырех лет. Все являются людьми. У всех пропала лишь часть органов. Но почему не все? Почему бы не забрать с собой все? Значит убийце нужны были именно определенные органы.
    - Что еще у них общего? – спросила Ван Тролль. – Возможно убийца знал их всех? Был знаком лично. А может сами жертвы знали друг друга. Надо найти связь между ними.
    - Этим мы займемся завтра. А сегодня… с днем Богов Вуали.
    Напарница закатила глаза и вздохнула.

    Отправив Ван Тролль спать, сам Эр Бошманс засел в кабинете. Его рабочий стол был завален бумагами из старых дел. Дел, которые он вел вместе с другим напарником. «Дело крота-золотоискателя», «Дело деформанта с клеймом», «Вдова и живой муж», «Пес из болот» и прочие. Когда-то давно они были напарниками, друзьями, братьями по духу. За долгие годы совместной работы они стали настоящей семьей. Но вышедшие из-под контроля способности напарника и его категоричное видение мира сделало их с Эр Бошмансом заклятыми врагами. Конфликт на кону которого находилась безопасность Реквиема, окончился победой лампида. Но какой ценой? Он потерял лучшего друга. Запутавшегося, обезумевшего, но все-таки друга.
    Будь у Эр Бошманса глаза он бы наверняка сейчас расплакался, глядя на старый снимок в своих руках. Лампид и улыбающийся подросток с прилизанными черными волосами. В тот день почти тридцать лет назад они начали свое сотрудничество.
    - Вы не спите? – спросила вошедшая в комнату госпожа Коттон.
    - Нет.
    - Что вас беспокоит?
    Лампид молчал. Конструкт подошел ближе и сфокусировал фоторецепторы на бумагах перед Эр Бошмансом.
    - Сайлас Мавар. – заключила госпожа Коттон. – Он мертв.
    - Ничто в нашем мире не может быть мертво окончательно.
    - Только не люди которых разорвало взрывом.
    Лампид ничего не ответил.

    2
    - Никогда не любил такие моменты. – признался Эр Бошманс глядя на плачущую вдали женщину.
    Мать последней жертвы не могла спокойно стоять на ногах, оплакивая свое дитя и ослабевшая от горя. Омраченное густыми тучами небо, обещало вот-вот разразится проливными дождями. Сгорбившийся под весом каменного кольца за спиной старый священник читал молитву. Родня умершей, облаченная во все черное с трудом сдерживала себя.
    Вот и все. Конец который ждет всех. Песнопения, молитва, слезы, опускающийся в могилу гроб. А потом что? Плюс еще одно круглое надгробие коими полнилось старое кладбище.
    - Они как-то быстро решили ее похоронить. – заговорила Ван Тролль.
    - Они прихожане Церкви Священного Круга. – пояснил Лампид. – Круг – земля, круг – солнце. Круговорот событий. Что есть начало, есть и конец. Восставший из земли, должен поскорее вернуться в нее.
    - Из земли?
    - Аксиома эволюции. – ответил лампид. – Первыми живыми существами были бактерии, и микробы что копошились в грязи или в воде. А потом уже первые молюски, рыбы и прочие.
    - О как?
    Ван Тролль хмыкнула и достала трубку. Она в отличие от большинства не верила ни в каких богов. Ни в Богов Вуали, ни в Круг, ни в Бога-скарабея, ни в глубинных богов Лесоморья. Счетчик ее веры находился на нуле. А как можно верить в истории, написанные неизвестно кем, неизвестно, когда? Как можно из-за этого спорить, доказывать и даже воевать? У таких людей по мнению Ван Тролль, счетчик логики показывал отметку «ноль». А логику Ван Тролль любила. Аргументы, факты, доводы, мотив, действие, следствие, последствие и так далее. Ее жутко нервировала привычка Эр Бошманса отмечать почти каждый религиозный праздник. День Висельника, Молитвение, Цветопад, День покаяния или День всех грешников. Лампид относился ко всем религиям с одинаковым почтением. Он не верил в них, но все-таки поздравлял знакомых с праздниками, захаживал к ним в гости, дарил подарки и выпивал с ними.
    - У меня есть догадка. – произнесла Ван Тролль. – Я поняла, как связаны жертвы.
    - Внемлю тебе дитя.
    - Бездна! Не разговаривай как священник. – раздраженно бросила Ван Тролль. – Ты же знаешь, что это меня бесит.
    - Смирение и терпение помогут нам не сбиться с пути… – еле сдерживая смех проговорил лампид, за что и получил кулаком в плечо. – Эй, больно же!
    - Слушай. Все жертвы были убиты в разных частях города. Тракт, Респонсорий, Санктус. Почти одного возраста. Работают в разных местах. Единственное где они могли пересечься это здесь.
    - На похоронах? – спросил Эр Бошманс.
    - Церковь!
    - М, неплохо. Не пришлось тебя долго ждать.
    - Только не говори, что знал это заранее и ждал пока до меня дойдет!
    - Пока ты спала я ознакомился с бумагами Форстана. – лампид пожал плечами. – Там все указано.
    - В любом случае нам следует поговорить со священником. – решила Ван Тролль.
    Похороны закончились, родственники медленно побрели к выходу из кладбища, а сыщики направились к священнику в длинной рясе, со святым камнем за спиной.
    - …виноваты они. Бедная девочка. – говорила низенькая, худая старуха в черном.
    - Госпожа Таст прошу подождите меня у выхода. Я подойду через минуту. – сказал священник и спровадил ее.
    - Помяните мое слово отец Симоний. – буркнула бабка недобрым голосом на прощание.
    - Здравствуйте господин Эр Бошманс. – перевел на себя все внимание священник. – Вас привело ко мне расследование или другие дела?
    Сыщик уступил дорогу женщине и пожал руку священника.
    - Да. Отец Симоний вы как никогда проницательны. – ответил он.
    Ван Тролль закатила глаза. Она на дух не переносила всех этих приветствий и любезностей, которые таки сыпались из лампида перед каждым встречным.
    - Бедная девочка. Она только собиралась поступить в институт. – отец Симоний цокнул языком. – Как же жалко ее. Ее и остальных девушек!
    - Дорис Каган, Вальма Адир, Тина Цок, Анна Фадур и Гала Ал Леви. – перечислила имена убитых Ван Тролль. – Вы ведь знали их всех.
    - Да. – кивнул священник. – Милые девушки. Я знал их с самого детства. Они приходили вместе с родителями каждую неделю. На каждую службу. Не пропускали… вы считаете, что убийства совершены на религиозной почве?
    - Возможно. Фанатизм некоторых не знает предела. – Ван Тролль наслаждалась скрытым смыслом своих слов.
    - Но зачем? Церковь Круга проповедует терпимость и доброту ко всем. Я даже представить себе не могу кто бы мог такое сделать. Насилие и тем более убийство невинных является страшным грехом.
    - А виновных? – уточнила Ван Тролль. – Где проходит та грань вины, о которой вы говорите?
    Священник раскрыл рот чтобы ответить, но тут же растерялся поняв, что он сам может стать подозреваемым.
    - Лета, давай ты будешь изучать догматы Церкви Круга в свободное время. – попытался разрядить обстановку Эр Бошманс и обратился к священнику. – Что вы можете сказать о последней жертве? Мы бы могли опросить ее родителей, но сейчас… сами понимаете. Им не до нас. А времени очень мало.
    - Ну. – призадумался отец Симоний. – Гала была очень одаренной и очень скрытной. Она очень хорошо рисовала. Но у ее матери не хватало денег на поступление в институт и поэтому девочка подрабатывала.
    - Где именно она работала?
    - Убиралась в нескольких домах. Ее жених не разрешил ей вернуться на прежнюю работу.
    - Жених? – уточнил лампид.
    - Да. Юный Казад Фелл. Они месяц назад только объявили о своей помолвке.
    - А раньше девушка где работала? – вступила вновь в разговор Ван Тролль.
    - В каком-то питейном заведении. Ну вы знаете какие люди там собираются и в кого они превращаются под действием алкоголя.
    - Понятно. Спасибо большое. Я к вам еще зайду. – Эр Бошманс пожал руки священника и широким шагом направился к машине.
    - Постой. И это все? – спросила, догоняя Ван Тролль. – Я еще не закончила.
    - Симоний тут не причем.
    - Ну-ну. Тогда чем займемся?
    - Допросим жениха.
    - Боюсь, сейчас не самое удобное время.
    - Его не было на похоронах. – сообщил Эр Бошманс.
    - И ты конечно же знал об этом заранее.
    Эр Бошманс пожал плечами.

    Город жил своей ежедневной жизнью, несмотря на наступивший сезон дождей, который продлиться еще как минимум месяц. Сам дождь еще не начался, но почти все горожане облачились в прозрачные дождевые плащи. Несмотря на городские мифы токсичные осадки не могли принести особый вред здоровью кроме раздражения на коже или слизистых, которые быстро лечились специальными мазями. Но и пить эту зеленовато-мутную жидкость никому не рекомендовалось. Конечно если вы не жук, что просто с ума сходит по этой отраве, считая ее благодатью Богов из-за Вуали.
    Машины и телеги, запряженные разными животными, двигались по кривым широким улицам. Еще один день в странном мире с бессчетным количеством вопросов, ответы на которые каждый искал сам. Ван Тролль снова пустилась в вальс своих мыслей. Прижавшись щекой к стеклу она по обычаю размышляла о самых разных вещах. От мелочей вроде внешности Эр Бошманса, до фундаментальных вопросов философии всего бытия. Единственное, о чем она не хотела думать это родители. Девушка запрещала себе это, изо всех сил старалась глушить давние, потаенные воспоминания.
    Здания, построенные на зданиях, словно некие грибы росли друг на друге, венчаясь островерхими черепичными крышами. Никакой эстетики, лишь функциональность и удобство. В век, когда конец света уже наступил и чуть было не исчезнувшая цивилизация пытается подняться с колен, приходится чем-то жертвовать. Конечно, возможно когда-нибудь Реквием преобразится и станет походить на своих предков с различных иллюстрации книг. Но пока что, он представлял из себя свалку переделанных и переработанных стройматериалов. И все благодаря маяку. Маяк Хаса облепленный сотнями мелких и не очень пристроек, километрами труб и кабелей обеспечивал весь город электричеством. Истинное чудо, уцелевшее со времен Старого мира, подзаряжалось желтыми молниями, приходящими из-за Вуали, перерабатывало энергию и позволяло Реквиему дышать из года в год. Когда-нибудь если Маяк сломается, то городу наступит неминуемый конец и его жителям придется учиться жить, как тем дикарям, что обитают за его стенами.
    Долговязый конструкт-светофор показал красный. Эр Бошманс притормозил.
    - Покупайте газеты! Паровек вновь спас женщину от грабителя! – кричал молодой торговец газетами на пересеченьях Бульвара Синей Моркови и Террасы Больших пушок. – Герой Реквиема в очередной раз дал о себе знать! Вопрос остается открытым. Кто же такой Паровек?
    - Псих. – прокомментировал лампид.
    - О! Ты бесишься из-за того, что не смог раскрыть личность героя Реквиема? – засмеялась Ван Тролль. – И почему Паровек?
    - Я разгадал эту тайну давным-давно. – фыркнул лампид. – Пар и человек – Паровек. Легенда гласит что этот «герой», наполовину состоит из пара.
    - Ну так поведай мне эту тайну, о великий сыщик. – улыбка девушки стала еще шире.
    - Нельзя. Я обещал держать динамики приглушенными.
    - Ага. Врет и не краснеет. – сказала Ван Тролль и захихикала, глядя на лампочку напарника.
    - Очень смешно. И это все на что способен твой мозг?
    - Ага. – смеясь кивнула девушка.
    - Я иногда поражаюсь как вам людям удалось заграбастать большую часть мира. С вашей то логикой. – признался лампид.
    - А что с ней не так?
    - Подозревать отца Симония? Серьезно?
    - Мы должны рассматривать все варианты. – чуть серьезным голосом ответила напарница. – Тем более, ты сам учил что преступником может оказаться каждый.
    - Но, не отец Симоний. Добрейшей души человек.
    - Он верит в придуманное тысячи лет назад сверхъестественное существо, которое следит за каждым нашим движением и, если мы не будем ему служить он заморозит нас в аду. – Ван Тролль нахмурилась. – А главное, он нас создал такими не идеальными, подверженными разным соблазнам и порокам специально. Садизмом попахивает. Найди здесь логику!
    - Ого. Как ты завелась…
    - Вот только не надо затыкать мне рот своими шуточками! – буркнула девушка уязвленно. – Не надо. Я уже не ребенок. Учишь меня одному, потом сам же себе противоречишь. Гнешь свою линию. Не слушаешь. Хранишь свои мелкие секреты. Напарники должны доверять друг другу, а что делаешь ты?
    - Эм…
    - Слушай! Я докопаюсь до истины. Я уверена в этом замешана церковь. И если я окажусь права, то тебе придется признать свою неправоту. Понятно? Я утру тебе нос…
    Сказала Ван Тролль призадумалась на несколько секунд и снова залилась безудержным хохотом.

    Сыщики объехали большую часть порта, полнящегося самыми различными магкатами и магяхтами. Были здесь судна и больших размеров, бронированные танкеры что добывали лимитий у границ Вуали. Каждое такое путешествие нещадно портило обшивку кораблей, но по подсчетам глав гильдии лесоходцев, путешествия того стоили. На одном из таких гигантов и служил Казад Фелл. Спасибо сведениям Форстана. Но к удивлению сыщиков, жених последней жертвы отсутствовал.
    - Я его не видел уже и не вспомнить сколько. – почесав свой красный нос ответил капитан. – На моем судне служит двести человек. За каждым не уследишь.
    - Казад Фелл сошел с борта после нашего последнего плавания. – уточнил парящий над землей частично проржавевший, частично покрытый самодельной бронью конструкт.
    Ван Тролль посмотрела на пришвартованный корабль за спиной капитана. Судно было невероятно древним, из тех что уцелело в Старой войне, покрытый ржавчиной и множеством слоев заплаток. Десятки мужчин, женщин и конструктов приводили его в порядок, готовя к очередному отбытью за Вуаль, в места о которых сухопутным оставалось только мечтать.
    - Поймите, люди приходят и уходят. – пояснил капитан которому недоставало передних зубов. По преданию Лесоморье забирает у каждого капитана что-то, у кого-то ногу, у кого-то руку или глаз. Этому старику видимо повезло больше. Хотя с какой стороны посмотреть. – Недостатком кадров мы не страдаем, как вы видите. Каждый день появляется кто-то, кто начитается рисованных книг и отправляется в плавание. А встретив настоящую опасность и трудности, тут же бежит домой к мамочке. Видать и этот сбежал.
    - Фелл плавал с нами четыре раза. – сообщил плавающий рядом конструкт. – Он бы так просто не сбежал. В моих директивах имеются данные… – желтые фоторецепторы машины заморгали, внутри что-то пискнуло и затрещало. – Казад Фелл копил деньги на свадьбу. Он рассказывал о невесте.
    Капитан с прищуром посмотрел на своего помощника и фыркнул.
    - Сердечно благодарствую за оказанные сведения. – самым любезным голосом произнес Эр Бошманс. – А в ваших директивах случайно нет сведений о родственниках Фелла или о его месте проживании?
    Конструкт снова загудел.
    - Фелл рассказывал о том, что знал свою невесту с детства. Они жили по соседству.
    - М. Отлично. Великолепно! – воскликнул лампид. – Хорошего вам плавания. Да благословят вас боги Вуали.
    - Тебя тоже. – буркнул капитан и когда сыщики отвернулись, стукнул помощника.
    Как оказалось, жила безвременно ушедшая из жизни Гала Ал Леви в дальнем конце Вороха, в жилом районе шестиэтажных и семиэтажных домов, граничащих с заводами Орвэ Роллада. В доме напротив со слов соседей, обитал и ее жених. К семье девушки Эр Бошманс заходить не стал. С улицы были слышны голоса скорбящих. Мужчины, не выдерживающие вид плачущих женщин, курили на улице, принимая слова соболезнования от знакомых и соседей.
    - Может он на поминках? – предположила Ван Тролль, когда они поднимались по ступеням загаженного подъезда, к квартире Казада Фелла.
    - Не думаю. Он не пришел на похороны.
    - Ах, да. Ты уже говорил.
    - Угу.
    Лампид постучал в дверь. Ничего. Еще раз.
    - Я бы не стала подозревать жениха. – призналась Ван Тролль.
    - Это почему?
    - Он видимо любил ее. Копил на свадьбу. Рисковал жизнью в опасных плаваниях ради нее.
    - Возможно она нашла кого-то или передумала. Вот он с горяча и убил ее.
    - Там никого нет. – прозвучал приглушенный женский голос из-за соседней двери.
    - Соседи наше все. – прошептал Эр Бошманс и шагнул к двери справа. – А извините, вы, когда в последний раз видели Казада Фелла?
    - Вчера я его видела.
    - А не могли бы вы открыть дверь?
    Замолк гулко щелкнул и за дверью показалась невысокая старушка.
    - Эм, госпожа Таст я, полагаю. – мягко произнес Эр Бошманс.
    - Она самая. А вы тот знаменитый сыщик, о котором пишут в газетах?
    - Ну не настолько знаменитый. – протянул Эр Бошманс не стесняясь, своего тщеславия. –
    - Мой внук зачитывается историями о вас.
    - М, я рад что хоть кому-то они нравятся.
    Позер, подумала про себя Ван Тролль.
    - А не могли бы рассказать о вашем соседе? – любезно попросил лампид. – Он, как нам известно, был женихом последней из убитых девушек.
    - Это, да. Они обожали друг друга. – подтвердила старушка. – Гала так ждала его. В каком ужасном мире мы живем?
    - Вы говорили что-то отцу Симонию. – напомнила Ван Тролль.
    - Ах, это… - старушка поджала губы. – Наш священник не хочет видеть очевидных вещей. Но вас это никак не касается.
    - Почему это? – нахмурилась девушка. – Вы предупреждали священника о чем-то. Скажите нам, о чем?
    - Не там вы ищите. – вид у бабки стал весьма и весьма таинственным. – Казад, как только услышал о смерти своей любимой напился до полусмерти, а потом устроил бардак у себя в квартире. – старушка нагнулась вперед и перешла на шепот. – Я слышала, как он кричит и плачет. Как проклинает кого-то.
    - Кого же госпожа Таст? Не томите.
    - Стены у нас не толстые так что, если захотеть можно все услышать. Но я-то, не такая. – старуха скрестила руки на груди и цокнула языком. – Но одно имя я расслышала очень хорошо. Имя прежнего работодателя Галы. Гафальт.
    - Кого-кого?! – взорвался Эр Бошманс.
    - Т-с-с!
    - Извините. Гала работала на того самого профессора Гафальта? – уточнил сыщик.
    Старуха медленно кивнула.
    - Тот самый профессор Гафальт. Вы наверняка о нем слышали.
    - Куда ты? – спросила Ван Тролль быстро спускающемуся по ступеням напарнику.
    - Спасибо госпожа Таст. – крикнул Эр Бошманс откуда-то снизу.
    Девушке удалось нагнать его только на улице.
    - Куда ты торопишься?
    - Гафальт. Сумасшедший ученый. – пояснил Эр Бошманс на ходу. – В прошлом он неоднократно подозревался в незаконных экспериментах, связанных с изучением киддерских техник.
    - Каких техник?
    - Воскрешение мертвецов.
    - Как это?
    - Когда-то на земле жил народ, поклонявшийся персонификации смерти. – объяснил лампид. – Банально, но зато они могли воскрешать своих мертвецов. Целыми армиями. И наш друг Гафальт все мечтает повторить тот же опыт. Я все откладывал его на сладкое. Ждал, когда он оступится…
    - Тебе не кажется, что мы торопимся? Это слишком легко.
    - Обычно самое простое решение, является правильным. Или ты подозреваешь отца Симония?
    - Почему бы и нет? Он единственный кто знал всех жертв. А твой ученый знал только последнюю.
    - Ну вот! А ты говорила слишком легко.

    Дом профессора Гафальта находился в Санктусе, в восточном зажиточном районе, где обитали хорошо обеспеченные граждане Реквиема. И как полагается жилищу безумного ученого, выглядел дом мрачнее любого склепа. Давно запущенный сад, поросший хищными сорняками, ржавые ворота с древними горгульями, заколоченные окна и ветхая черепичная крыша.
    - Жутковато. – прокомментировала Ван Тролль, когда они прошли через скрипучие ворота.
    - Ага. А сам Гафальт еще хуже. – ответил Эр Бошманс.
    - Так, и чем же он знаменит?
    - Тем, что лет пять назад вскапывал могилы в поисках человеческих органов. Последний из рода основоположников города мечтает возродить своих давно почивших предков.
    - И почему его не изгнали? – удивилась Ван Тролль.
    - Деньги. Он слишком богат, чтобы мэр вышел против него.
    У входа в дом, гостей встретил низковатый конструкт, вместо ног которого были широкие колеса.
    - Назовитесь. – потребовала машина, моргая фоторецепторами, установленными на тонких металлических прутьях.
    - Кель Эр Бошманс и Лета Ван Тролль. – ответил лампид шагнув вперед. – Нам необходимо поговорить с твоим хозяином.
    - Сейчас профессор Гафальт занят. Он просил его не беспокоить. Все интересующие вопросы задайте мне. Я озвучу их профессору. В кратчайшие сроки вы получите на них ответы.
    - «В кратчайшие сроки» это сколько? – осведомилась Ван Тролль.
    - Когда профессор Гафальт решит нужным. – отчеканил конструкт.
    - А когда он в последний раз отвечал на «озвученные» тобой вопросы?
    - Три года, четыре месяца, одиннадцать дней назад.
    - А на сколько вопросов он еще не ответил?
    - Сто восемьдесят семь.
    Ван Тролль фыркнула и обошла конструкта. Эр Бошманс пожал плечами и последовал за ней. Тяжелая входная дверь открылась с трудом. Что-то тяжелое подпирало ее, с другой стороны.
    - Вот черт. – буркнула Ван Тролль, увидев это «что-то».
    - Вот черт. – повторил Эр Бошманс, узнав в лежавшем перед ним мужчине, профессора Мордина Гафальта.
    Хотя узнать его в нынешнем состоянии было тяжело. Ни глаз, ни носа, ни губ у него не было. Изуродованный череп, клочки черных волос и знаменитый клетчатый костюм, оставшийся еще от деда. Сыщики аккуратно вошли внутрь и обошли Гафальта.
    - Это точно профессор? – уточнила Ван Тролль.
    Напарник кивнул и указал на золотой значок с фамильным гербом на груди мужчины.
    - Привет дружище. Что с тобой случилось? – произнес Эр Бошманс сочувствующе.
    Ответом ему стало бессвязное мычание. Бедняга тут же поднес руки к израненному рту показывая, что хочет пить.
    - Воды.
    - Он что живой?! – вздрогнула напарница.
    - Воды. – повторил лампид.
    Ван Тролль тут же отправилась на поиски по дому. Везде пыль, гряз, паутина и крысы.
    Действительно как в склепе, подумала девушка, входя в столовую.
    - Держись профессор. Мы тебя подлечим. Держись. – говорил Эр Бошманс за долгие годы научившийся врать, так же как люди. В такие моменты ничего кроме успокаивающей лжи не приходило на ум.
    Гафальт жадно стал пить из принесенного Ван Тролль кувшина, проливая воду на свою грязную рубашку и костюм. Кажется, он много дней провел в таком состоянии. Часть ран загноилась, покрывшись мерзкими волдырями, в пустых глазницах копошились какие-то паразиты.
    - Кто на такое способен? – прошептала Ван Тролль, прикрыв рот пальцами.
    - И мне интересно.

    Комиссар Форстан со своими ликторами явился в течении получаса. Гафальта тут же усыпили мощными лекарствами и стали осматривать конструкты-медики, лаконично заметившие отсутствие органов.
    - Осмотрите дом. – приказал Форстан. – Только аккуратнее, не наследите.
    Четверка ликторов кивнула в ответ и почти мгновенно стала чуть выше – нижние манипуляторы вытянулись вверх и стали гораздо уже, напоминая каблуки женских туфель.
    - Привстали на носочки? – удивился Эр Бошманс. – И такое умеют? Итак, старина, что скажешь? Месть за мародерство или это связано с нашим делом?
    - Понятия не имею. – помотал головой жук, глядя как на носилках уносят Гафальта. – Хотелось бы сказать, что он получил по заслугам, но нет. Гафальт ничего плохого не сделал, по крайней мере живым.
    - Были ли у него враги? Противники его экспериментов? – поинтересовалась Ван Тролль.
    - Ну да. В прошлом месяце вокруг его дома собралась толпа из прихожан Церкви Круга. – ответил жук. – Кричали что профессор будет гореть в аду. Что его эксперименты противоречат законам мироздания и всякое такое. Но за ворота никто не заходил.
    - Церковь Круга? – переспросила Ван Тролль и многозначительно посмотрела на Эр Бошманса.
    - Ну да. Толпа разошлась, как только прибыли ликторы.
    - Возвращаемся к отцу Симонию? – спросила Ван Тролль.
    - Нет. Надо искать в другом месте.
    - Что?!
    - Надо искать в другом месте. – повторил лампид. – В записях Гафальта. В его изучениях. Или… конструкт!
    Эр Бошманс выбежал во двор и стал ходить взад-вперед.
    - Удрал. – крякнул он, когда к нему подошли Форстан и Ван Тролль.
    - Кто удрал?
    - Конструкт Гафальта. – он стоял здесь и не пускал нас. – Говорил, что сам профессор приказал ему. Теперь я в этом сомневаюсь.
    - Конструкт, запрограммированный на ложь? – удивился Форстан.
    - Прикажи ликторам найти его. Модель ДР-30. С замененными колесами.
    - Теперь, едем в Церковь? – спросила Ван Тролль.
    - Нет.
    Девушка закатила глаза и скрестила руки на груди.
    - Рано еще делать какие-либо выводы. – ответил напарник и снова обратился к комиссару. – Найдите конструкта и допросите его. Мы же займемся допросом Гафальта.
    - Как вы собираетесь его допрашивать? У него языка нет.
    - Есть один способ.
    В этот момент, к троице подошел один из ликторов, долговязый золотистый конструкт в красной накидке. Видимо не из группы Форстана.
    - Кель Эр Бошманс. Вас вызывает мэр. – сообщил ликтор.
    - Он подождет.
    - Срочно. Прямо сейчас.
    - Да пошел он.
    Из-под накидки конструкта возник электро-жезл, грозно жужжа и бросаясь зеленоватыми искрами.
    - Не заставляйте применять силу. – попросил конструкт.
    Форстан заскрежетал жвалами от злости, Ван Тролль удивленно подняла бровь, а лампид лишь пожал плечами.
    - Ну показывай дорогу, золотой мой.

    +7


    Ссылка на этот материал:


    • 70
    Общий балл: 7
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Диас Аджи
    Категория: Фэнтези
    Читали: 61 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 октября 2016 | Просмотров: 133 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (24 октября 2016 18:21)
    Оригинальный мир, однако. Сложный и запутанный, не вдруг поймёшь, как он устроен, и кто в нём живёт. Тяжело читается.
    "Лужа крови. Изорванное платье. Никаких видимых следов борьбы. Ни синяков. Ни ссадин." - платье, значит, разорвано, а ссадин нет? Как-то противоречиво.
    "А не заниматься бесполезными попытками произвести совместное потомство и радоваться, что ничего не получилось. " - хорошо сказано.
    Замеченная опечатка:
    "комиссар по человеческий" - по-человечески?


    Комментарий 2 написал: Диас Аджи (24 октября 2016 19:15)
    да, точно. с платьем косяк. спасибо)


    но, исправлять я конечно, ничего не стану...)


    Комментарий 3 написал: Святослав Васильев (28 октября 2016 11:01)
    Вы поклонник Чайна Мьевилля? Сразу про него вспомнилось, еще до того, когда был упомнятут его однофамилец Бальтазар.
    Написано интересно, однако местами недостает описаний. Мир колоритный, но о том, что он "живой" говорить пока рано. Единственное, что по-настоящему огорчает - название. Придумайте что-нибудь более нетривиальное. Текст несколько вязкий и утомительный. Стиль можно отточить, а кое-где и упростить. Читателя мало развлекаете. Удерживаете его внимание на конкретных сценах, но не на всем повествовании. Работайте над историей. Потенциал ведь на лицо!
    И выкладывайте по одной главе, так будет удобнее.
    Успехов! Неприменно еще наведуюсь в Реквием) (вместо выдуманного названия решили термин взять? удачность его использования тут достаточно спорная, но я уже во вкусовщину пустился)


    Комментарий 4 написал: Диас Аджи (28 октября 2016 13:47)
    Святослав Васильев,
    Спасибо! Да, на счет Мьевиля, вы угадали. Мне нравится его трилогия о Бас-Лаг. Только концовки огорчают, невнятные. Имхо. По поводу названия, суть в том что это одна из 6-7 историй книги которой я сейчас занят. Одна история - одно приключение/расследование, примерно как в первых книгах о Ведьмаке. Общее название "Лесоморье", а дальше там например "Капуста-людоед", "Похитители ресниц" и т.д. План примерно такой. Реквием - песня за упокоение, а вокруг за стенами города как бы конец света, а-ля Фоллаут, короче аллюзия. )

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.