«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 8
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Чудо

    Автобус, старенький белый «пазик» с зелеными полосами на боках, медленно сполз на обочину трассы и остановился. Надрывно хрустнул под колесами влажный после недавнего дождя гравий. Автобус фыркнул выхлопной трубой, словно старая крестьянская лошадка, уставшая всю жизнь таскать за собой плуг, но не знающая другой жизни, и затих. Со скрежетом разъехались в стороны створки ближней к кабине двери, и вниз спрыгнула девушка, в зеленом берете и ярком, красно-желтом, под цвет листвы обрамляющих трассу деревьев, свитере. Свитер все время норовил сползти на одно плечо, из-за чего казался не по размеру большим и от того не особенно теплым. Но разве девушки не всегда, жертвуют функциональностью ради красоты? К тому же на улице стояли, видимо уже последние в этом году, теплые, хотя и хмурые, деньки. «Бабье лето» непомерно затянулось, словно осень, чувствуя свою неотвратимость, не торопилась вступать в права, давая миру последнюю отсрочку.

    - Спасибо! – крикнула девушка на ходу, обращаясь к водителю, и ее звонкий голос, на миг, расколол царящую вокруг тишину. Тусклое солнце освещало землю, словно сквозь мутную полупрозрачную пленку. Трасса была пуста. Темно-серая полоса асфальта уходила в горизонт. Деревья в лесопосадке, по бокам от дороги, сливались в одну сплошную темную стену, и яркие пятна листвы не могли разбавить ее монотонную серость. Над головой нависало низкое серое небо. Девушка была единственным ярким пятном в окружающем ее мире и, от того, казалась здесь чужой. Словно художник, рисовавший этот мир, нечаянно проронил на мрачный черно-белый пейзаж, каплю яркой краски, и тем испортил всю картину.

    Водитель заворчал в сторону уже закрывающихся дверей что-то о том, что не положено останавливаться, кому и где вздумается, что для этого есть остановки, и вообще непонятно, что может быть нужно человеку в этом забытом Богом месте, где до ближайшего поселка еще несколько километров, а вокруг только лес, но внезапно осекся. Через грязное, и от этого почти не прозрачное стекло, он вдруг увидел, как девушка, обернулась и помахала ему рукой, словно прощаясь со старым знакомым и одаривая его сияющей улыбкой. Эта улыбка словно маленькое солнышко, на миг осветила унылый и серый день. Один из бесконечной череды таких же унылых и серых дней, похожих друг на друга как две капли воды.

    - Сумасшедшая какая-то, - полушепотом проговорил водитель, трогая автобус с места, но неожиданно для самого себя, вдруг тоже расплылся в улыбке. Было в девушке что-то неестественное. Что-то неправильное. То, что он не привык видеть в людях. В «нормальных» людях. Разве что в детях. Водитель бросил беглый взгляд на оставшихся в салоне пассажиров. Вот они, «нормальные» люди. Дремлющая, прислонившись лицом к грязному стеклу, тетка. Какой-то студент, уткнувшийся в телефон. Несколько, по всей видимости, подвыпивших мужиков, ругающих власть, впрочем, не особенно громко, что бы привлекать к себе излишнее внимание. Девушка была среди них, как цветная фотография среди черно-белых негативов. Как яркая детская книжка в ворохе старых пожелтевших газет. Конечно, дело было не только в ее одежде. Совсем не в ней. Хотя сочетание цветов и показалось ему нелепым. Сама девушка, будто светилась изнутри, освещая этим светом всё и всех вокруг. Когда он только увидел ее на остановке, веселую, улыбающуюся, ему вдруг показалось, что даже кусочек окружающего ее пространства, стал не таким серым и унылым. Как будто не было вокруг этих грязных луж, этого мусора, рядом с урной, этих исписанных матом и местами прожженных стенок остановки. Она запорхнула в салон легкой птичкой, и люди, вечно всем недовольные, ругающиеся на погоду и грязь, вдруг замолкали, встречаясь с ней взглядом. Словно им становилось стыдно быть злыми и угрюмыми в ее присутствии. В каждом ее жесте, в этой улыбке, не сходящей с ее губ, было что-то такое искреннее и непринужденное, что бывает только в детях. В этих маленьких людях, еще не столкнувшихся с несправедливостью и жестокостью, еще не понявших, что очень скоро «Надо» навсегда вытеснит из их жизни «Хочу». И всегда готовых к чуду, поджидающему их за каждым углом.

    Да, дети. Да еще, пожалуй, влюбленные. «У них тоже часто едет крыша и они готовы видеть во всем лишь хорошее. Вот нацепила яркие шмотки, да помчалась к «милому» на свидание…» - еле слышно пробормотал себе под нос водитель автобуса, и словно найдя объяснение, стал терять интерес к необычной пассажирке. Что-то доброе, поднятое со дна его души, одной лишь улыбкой девушки, снова скрылось под волнами более привычного безразличия. Бросив взгляд в зеркало заднего вида, он увидел уже вдалеке, яркое пятно ее свитера, теперь кажущееся оранжевым. Пятно двигалось в сторону посадки. Странное конечно место для свидания. Но не за грибами, же она сюда примчалась. В такой одежде, без рюкзака, без каких-либо вещей. Даже без сумочки, этого неотъемлемого атрибута всех девушек и женщин, без которого они и из дома-то не выходят.

    «Вот нарвется на какого-нибудь маньяка…» - мысль оборвалась на середине. Автобус повернул, оранжевое пятно скрылось из вида, и водителю вдруг стало лень думать о том, что будет с девушкой, если она нарвется на маньяка. Мысли вернулись в более привычное русло. К низкой зарплате, к барахлящему карбюратору, к долгам по ипотеке. Девушка теперь была далеко, а жизнь все так же продолжала катиться вперед, как его старенький ржавеющий автобус.

    ***

    Ирине было немного жаль тех людей в автобусе. А еще ей было немного стыдно. И за них, привыкших видеть жизнь лишь в серых тонах, принявших безысходность за основу своего существования. И за себя, за свою неспособность поделиться с ними тем, что видит и знает сама. Но разве можно научить слепцов видеть? Разве можно объяснить с рождения лишенному обоняния, что такое запах? Такой человек даже не сможет понять, чего он лишен. Разве виноваты эти люди в том, что не способны воспринимать больше, чем им дано? Старый Друг говорил ей – да. Люди сами сделали себя такими. На заре мироздания все было иначе. Тогда Чудеса пронизывали этот мир. Они было повсюду и во всем. В сиянии солнца, и блеске луны. В несущем жизнь дожде, обрушивающемся с неба, по прихоти неизвестных сил и завывающем в печной трубе ветре. В крике ночной птицы и мерцании кошачьих глаз. Мир человека был ограничен размерами поселения, в котором он жил, и тем, что можно было увидеть вокруг. Человек не знал, что может скрываться в соседнем лесу, и его воображение рисовало ему невиданных существ. Человек не знал, куда можно попасть, переплыв море, и думал что, там, в непроглядной дали, где кончается эта бесконечная водная гладь, и есть край света. В любом явлении, которое не мог объяснить, человек видел чудо. И оно действительно было там. Но время шло, и люди расширяли границы вокруг себя. Все леса исхожены, все моря пересечены вдоль и поперек. Все явления изучены. Границы человечества расширились до такой степени, что Земля стала лишь маленький шариком, висящим в черной пустоте. Засыпая по ночам, людям больше не надо переживать о том, взойдет ли завтра солнце. Не украдут ли его Злые Силы. Не спрячут ли от людей, в своем вечном желании напакостить. Смогут ли Силы Добра дать им бой, и отстоять право людей, хотя бы еще на один теплый и светлый день. Теперь люди точно знают, что еще как минимум миллиард лет солнце никуда не денется, и, засыпая, думают о проблемах поважнее. О том, как быстрее выплатить кредиты. О нелюбимой работе, на которую приходится ходить, скрипя зубами и сердцем, потому что она приносит деньги, без которых не выжить. Об очередном проигрыше любимой спортивной команды, и любимом сериале, следующий сезон которого, выйдет теперь только через два года. В жизни людей не осталось места чуду. Все вокруг изведано. Все банально. Там где правят разум и холодный расчет, не остается места вере. Без веры нет чудес. А если чудес не бывает, то зачем же нужно умение их видеть? Так человечество ослепло. Их мир потерял краски, став серым. Темп их жизни невообразимо ускорился, но она стала скучной и однообразной. Люди превратились в заведенные механизмы, проходящие каждый день один и тот же маршрут, и замирающие на несколько часов по ночам, чтобы набраться сил для нового дня.

    Так говорил Старый Друг. Ирина не знала, прав ли он, хотя никогда бы не посмела обидеть его своим сомнением. И все же ей хотелось верить, что для людей еще не все потерянно. Что они слепы не от рождения, а слепнут со временем. Что они не окончательно утратили способность к восприятию Чуда, а просто забыли, как это делается. И что нужно лишь чуть-чуть им помочь, чтобы они вспомнили. Или не дать забыть тем, кто еще помнит. Ведь каждый ребенок, знает, что есть чудеса. Каждый ребенок способен на искренние чувства и эмоции. Дети могут примерить на себя тысячу ролей, и одеть тысячу масок, но они никогда не станут скрываться за маской Безразличия. Они еще не разучились верить в то, что в жизни, как и в любой сказке, Добро непременно одержит победу над Злом. Почему же некоторые, многие, забывают это с возрастом? А ведь есть еще и она. Как быть с ней? Разве она одна такая во всем мире?

    Автобус уже скрылся за поворотом, когда Ирина ступила под сень мрачных тяжелых ветвей. Деревья нависали над ней, словно немощные ворчливые старцы. Тянули к девушке свои худые, на половину лишившиеся листвы, но еще крепкие и жилистые руки. Старались схватить за одежду и плечи. Уронить за шиворот холодные дождевые капли. Сомкнуться стеной и задержать незваную гостью. Легкие полуботинки на ногах девушки, до половины утопали во влажной прелой листве и жухлой траве. Влага пропитала штанины ее джинсов. Но все это мало волновало Ирину. Едва ветви сомкнулись за ее спиной, закрывая от дороги, и от глаз возможных случайных свидетелей, она, наконец, почувствовала себя по-настоящему свободной. Старый Друг не любил людей и старался по возможности их избегать. Ей же было их жаль. Она еще не потеряла веру в человечество, но находясь в их окружении слишком долго, буквально ощущала как неверие и обыденность убивают частичку Чуда в ней самой. И, понимая это, она снова и снова рвалась к тому единственному, кто мог ее понять и поддержать.

    Ирина стянула с головы берет, позволяя заблудившемуся в ветвях ветерку, растрепать ее короткое каре, и, подняла голову вверх, словно пытаясь заглянуть в лицо согбенным старцам. Затем, прикрыв глаза, девушка тряхнула головой, и короткие каштановые пряди рассыпались по ее плечам длинными изумрудными локонами. Края свитера поползли вниз, превращаясь в некое подобие свободной туники, совсем легкой, будто сотканной из тонких паутинок и лучей закатного солнца. Обувь и джинсы словно растаяли в воздухе. Вместо них, ноги девушки, от ступней и до икр, покрыло плетение легких сандалий, цвета виноградной лозы. Она не боялась замерзнуть. Она знала, что эта легкая, эфемерная одежда спасет ее от любых холодов. Просто потому, что здесь это было возможно. Здесь был другой мир. Маленький кусочек другого мира, еще не раздавленный повседневной обыденностью, царящей вокруг него. Мир, в котором Чудо было повседневностью. И здесь она тоже была другой.

    Хрупкая курносая девушка-студентка, с веснушками на щеках, в одно мгновение, будто превратившись в грациозную дриаду, или прекрасную лесную принцессу, уверенно шла по опавшей листве, теперь казавшейся под ее ногами мягким цветастым ковром. Вокруг как будто сразу стало немного светлее. Деревья, став еще больше похожими на неуклюжих стариков, расступались, уступая ей дорогу. Сменив гнев на милость, они перестали ворчать и начали жаловаться на свою судьбу. Их сморщенные корявые пальцы все еще тянулись к ней, но теперь это были жесты приветствия и уважения. Словно старые знакомые, они пытались извиниться, за то, что не сразу узнали ее. Пытались коснуться ее лица и волос. Приобнять за тонкие плечи. Они шептали ей. Шептали с напором, перебивая друг друга. Как будто желая донести до нее свою последнюю волю, открыть великую тайну или просто выговориться, может быть уже последний раз, в этом году.

    «Прикоснись к нам».

     «Не оставляй нас».

    «Уже осень».

    «Мы уже не те, что были раньше».

    «Мы плешивые».

    «Мы лысые».

    «Мы серые».

    «Скоро зима».

    «Мы слабые».

    «Мы скоро уснем».

    «Уснем холодным и одиноким сном».

    «Но мы обязательно проснемся».

    «И начнем жить с новой силой».

    «Ибо за осенью всегда приходит зима, но также верно и то, что за зимой всегда придет весна».

    Деревья все время болтают без умолку, если уметь их слышать. Девушке было жаль их. Она протягивала им навстречу руки, легко касалась ветвей, гладила сморщенную, покрытую мхом кору. Но она не могла долго задерживаться с ними. Их было слишком много для нее одной. А где-то там, за деревьями, ее уже ждал Он. Наверняка, ждал. Она называла его – Старый Друг. Даже тогда, когда они еще были едва знакомы. Не потому, что он был стар как сам мир, а потому, что с первых дней их знакомства, ей казалось, что она знала его вечно. Он же называл ее – Чудо, хотя казалось, ничего не может быть чудеснее в мире, чем он сам. И они не могли друг без друга. 

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Nemoshch
    Категория: Фэнтези
    Читали: 43 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 октября 2017 | Просмотров: 92 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Ио (4 марта 2018 14:18)
    Автобус сполз на обочину? Сползти - не очень удачное слово для того, чтобы показать остановку. Создается впечатление, что против воли водителя автомобиль съехал по грязи куда-то вниз.

    Надрывный хруст гравия; фыркнул выхлопной трубой, словно старая крестьянская лошадка, уставшая всю жизнь таскать за собой плуг, но не знающая другой жизни; в зеленом берете и ярком, красно-желтом, под цвет листвы обрамляющих трассу деревьев; ее звонкий голос, на миг, расколол царящую вокруг тишину; Тусклое солнце освещало землю, словно сквозь мутную полупрозрачную пленку; . Словно художник, рисовавший этот мир, нечаянно проронил на мрачный черно-белый пейзаж, каплю яркой краски, и тем испортил всю картину. Эта улыбка словно маленькое солнышко, на миг осветила унылый и серый день. Один из бесконечной череды таких же унылых и серых дней, похожих друг на друга как две капли воды.

    Не чувствуете? Насколько сильно переборщили с образами. И это только три абзаца. Девушка вышла из машины и только, незачем высасывать из подобных посредственных манипуляций какую-то художественность, особенную образность. Тишина звенит, автобус, как лошадка, улыбка солнышко, художник краски роняет. Не стоит обожествлять каждое движение, каждое явление. Это больше свойственно поэзии, но в прозе это неуместно. Художественные средства нужны для подчеркивания особых мест в тексте, для интриги или драмы; при создании особых переживаний каких-либо чувств или эмоций. Но тут..

    Ирина стянула с головы берет, позволяя заблудившемуся в ветвях ветерку, растрепать ее короткое каре, и, подняла голову вверх, словно пытаясь заглянуть в лицо согбенным старцам. Затем, прикрыв глаза, девушка тряхнула головой, и короткие каштановые пряди рассыпались по ее плечам длинными изумрудными локонами. Края свитера поползли вниз, превращаясь в некое подобие свободной туники, совсем легкой, будто сотканной из тонких паутинок и лучей закатного солнца. Обувь и джинсы словно растаяли в воздухе.

    Из обычной манипуляции - целое представление. Прочитав такое в голове остается только - вышла из автобуса и сняла шляпу. Очень красиво вышла из автобуса и очень красиво сняла шляпу.

    Вывод? Нужно искать меру.


    Комментарий 2 написал: Nemoshch (27 марта 2018 21:10)
    Ио,
    Спасибо за разбор. Я действительно порой перебарщиваю. Был бы признателен если бы и остальные части разобрали и высказали общее мнение)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.