«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 12
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 21 год)
  •     ANDREY8880 (17-го, 37 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1673 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1947 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Арчи и Кордит. В поисках признания (конец)

    - Что, съела? - нервно бросил я, напрягая руки, чтобы удержать и меч, и зверюгу подальше от своего измученного тела. Но это не остановило напор настырного паука - чуя близость жертвы, он не стал разжимать пасть. Вместо этого он уперся в землю шестью ногами и медленно пошел на меня. Чтобы не упасть на спину, я с силой схватился за прохладный металл и что есть мочи уперся ногами в землю.
    Положение оказалось безвыходным: чтобы защититься от опасности, я схватился за меч обеими руками, а потому не мог применять свою магию. Да и мечом я тоже не мог орудовать. Вдобавок ко всему я почувствовал, как сильно устал от этого боя, и что сил моих теперь явно недостаточно, чтобы противостоять натиску сразу шести паучьих лап.
    - Ар, ты как? – крикнул откуда-то из-за спины обеспокоенный Кордит, видя, что бой пошел далеко не по плану.
    - Как-как? – ожесточено передразнил его я. Что можно ответить, когда у тебя перед глазами, буквально на расстоянии вытянутой руки, блестит десяток мутных паучьих глаз, а грудь овевает отвратное дыхание монстра? - Стань на мое место и сам все узнаешь, - мрачно ответил я.
    Шеркун поднажал, и трава под моими ногами предательски заскользила. Проклятье! Сделав шаг назад, я попытался взять реванш, но паучиха надсадно засопела, и у меня не хватило сил.
    - Держись. Не сдавайся! – крикнул мне Кордит.
    - Я? Сдаться? Да ты шутишь! Да я ей сейчас…
    Ага, вот именно – что? Что я могу? Мои руки связанны, мои ноги связанны. И магия моя не у дел. Что я могу еще? Попытаться выдернуть оружие из плотно зажатой пасти, да еще и из таких корявых зубов? Нет, не выйдет. Выпустить меч, чтобы освободить свои руки для магии? Можно. Но пользы? Я уже и сам порядком устал, и мои магические силы явно уже на исходе.
    И то невыход и это не вариант.
    Тогда что делать? Во имя всех огненных демонов - что мне делать?
    Хищный паук снова уперся ногами в землю лапами, и я вынужденно подался назад. Боги, да сколько это может продолжаться? Зверь с усилием выдохнул, и на мою рубаху хлюпнула тонкая вязь слюны. Великий Кардонит, что за вонь… Эх, напустить бы ему сейчас дыма в пасть. Ан нет - руки заняты.
    - Ар, держись. Я что-нибудь придумаю, - громко прокричал Кордит.
    - Держись? Легко сказать, - обозлился я. – Ладно. Так и быть – обещаю не умирать. Только ты там не тяни. Богом прошу, Кордит - чтобы ты там не делал - не тяни!
    Паук зыркнул в сторону – видимо отвлекся на поиски источника голоса. Не найдя никого, шестилапая охотница что-то злобно прошипела и снова меня удивила, - оторвав от земли переднюю лапу, она попытался меня ударить.
    Этого еще не хватало.
    От первого удара я все же сумел увернуться. Но тварь стояла близко. Слишком близко. Непозволительно близко. Второй удар достался мне в бедро, но била тварь наотмашь и только порвала мои штаны. Третий удар слегка разорвал лишь кожу на правом предплечье.
    А вот четвертый…
    Боль, пронзившая мое левое плечо, оказалась настолько ужасной, что мне почудилось, что меня обожгли раскаленным металлом. О, боги – как же это больно. Затем я почувствовал, как по руке потекло что-то теплое, а вместе с этим нечто потекла и боль – острая, пульсирующая, она медленно перетекла с плеча на руку, с руки на локоть, а потом резко скакнула на спину. Враз заболело все тело, донельзя измученное сраженьем. Нет, нет, нет. Только не здесь. Только не сейчас.
    - Арчи, готово! – радостно крикнул Кордит
    Вслед за криком я услышал другой звук: странный и непонятный, словно бы кто-то бежал по траве ко мне. Сделав неимоверное усилие, я оглянулся… и обалдел. От ближайших кустов в сторону нашего сражения неслось трое совершенно непонятных существ. Насколько я мог сейчас рассмотреть, телом эти существа напоминали перезрелую тыкву, дюжиной ног – многоножку. Ни глаз, ни ушей, ни носа я у существ не видел. Зато пасть… Круглая, широкая, с мощными, словно у бобра, зубами – такой я не видал ни у кого.
    Кордит, сын ежа и павлина – откуда ты призвал такую мразь?
    Тем временем три многоногих тыквы мигом домчались до нашей связки и без какой-либо команды впились в паучьи лапы. Шеркун, сперва ошалевший от такого неожиданного поворота, теперь ошалел от боли. Еще бы – теми зубами колоды грызть, а не ноги. Волна боли, порожденная в глубинах шестилапого тела, с неудержимой силой неслась наружу. Тварь разжала зубы, чтобы вынести крик наружу… чем я стремительно и воспользовался. Собрав все оставшиеся силы, я выдернул меч из ослабевших челюстей, и, развернув его острием вперед, с силой вонзил во все больше открывающуюся пасть. Вонзил, надавил и провернул.
    Истошный визг, вырвавшийся из раззявленной пасти, ударил по ушам не хуже могучего кулака. Но вопль оказался недолгим – из пробитой раны в горло зверь тут же хлынула кровь. Крик захлебнулся. Хищник отчаянно метнулся в одну сторону, затем в другую, но тыквы-многоножки держали его накрепко. Да и я не дремал. Собрав остатки магических сил, я наколдовал в освободившуюся руку «багровую розу» и, что есть силы, припечатал горящий шар в россыпь мутных темных глаз. Удар - и в нос шибануло запахом горелой плоти. Победно ухмыльнувшись, я повторил удар, нанеся его уже в правую сторону паучьей головы. И снова брызги, шипение, смрад.
    Все - битва выиграна.
    Я отошел на пару шагов назад, и рухнул в густую траву лужайки. Приподняв уставшую голову, я наблюдал некоторым безразличием, как дергается обожженная голова паукомонстра, как увеличивается под ним темная кровавая лужа, и как затухают его попытки освободиться от железного захвата.
    Вскоре ко мне присоединился довольный Кордит, и мы вместе смотрели, как некогда грозная шестилапая охотница превращается в царский обед для падальщиков.
    Когда шеркун, наконец затих, Кордит подошел к остывающему телу и что-то там пощупал.
    - Мертв? – без особой радости полюбопытствовал я.
    - Без сомненья, - заверил он.
    После этого зверемаг повернулся к трем своим помощникам и провел над ними рукой. Раз – и три существа испустили дух.
    - Что это, демоны побери, такое? – Мое любопытство взяло верх над моей усталостью.
    - Это… моя магия, - с видимой неохотой признался он.
    - Но ты же говорил, что ты не можешь призывать тварей? – вспомнив недавний разговор, сообщил ему я. – А то что я видел, иначе как тварями не назовешь.
    Я поднял на друга испытывающе-вопрошающий взгляд.
    - Это моя… особая магия. Тайная, – снова без особого желания заговорил Кордит. – Это правда, что я не могу повелевать никакими тварями. Но я могу их…создавать.
    - Так что же ты раньше их не создал? – Мое неудовольствие было понятным. Примени Кордит это заклинание в свое время, мне бы не пришлось столько мучиться.
    - Я не могу наколдовать его по своему желанию, - смущенно признался друг. – Только тогда, когда я выпью особый экстракт, сотворенный из очень редкой вещи. Очень редкой. Разумеешь?
    Это я понимал. Но я понимал и больше.
    - Такой, например, какой был в той черной шкатулке?
    - Ну, э… Да.
    - Которую ты так давно разыскивал?
    - Угу.
    - И ты потратил этот экстракт на меня?
    - Ага.
    - И этим ты открыл свой великий секрет?
    - Эге.
    Я же говорил – обожаю мужскую дружбу.
    - И потому я прошу тебя… – снова сказал Кордит. Хотя я все понимал и так.
    - Да, да, обещаю – я буду нем, как этот шеркун, – твердо заверил я.
    Позаботившись о ране, и как следует, отдохнув, я решил заняться тем, ради чего, собственно, сюда и пришел.
    Я поднялся с земли и подошел к остывающей туше.
    - Что, шестилапая? Уже не такая шустрая? А я ведь предупреждал. Честно предупреждал, – позволил я себе поглумиться напоследок.
    - Похоже я знаю, откуда у тебя взялись силы победить такую тварь, - едва сдерживая смех произнес Кордит.
    - И откуда?
    - Просто ты боялся, что, если она победит, то заставит выйти за нее замуж, - выдал крепыш, давясь от охватившего его смеха.
    - Да ну тебя!
    - Когда наступила бы ночь, ночь вашей первой любви и страсти….
    - Да иди ты, Кордит, - обиделся я. Но вскоре мы уже хохотали на две глотки.
    Отсмеявшись, я внимательно осмотрел грязно-серую тушу и непроизвольно скривился.
    - Ты чего? – удивился Кор.
    - Как чего? Ты видел, какая у нее шея? Там, где крепится голова? – воскликнул я.
    - Какая-какая? Грязная?
    - Да нет – толстая. Такую рубить – не перерубить, – с досадой ответил я. - Эх, за что мне такие муки? - произнес я и со вздохом занес свой меч.

    ***

    Отпилить паучью башку оказалось делом весьма нелёгким, как и донести такую ношу до дома. Но я все-таки осилил и то и другое. Всю обратную дорогу меня согревала мысль о том, как меня встретят в родной деревне: как возрадуются все соплеменники, как обзовидуются сестры. И как отнесется мать. Ведь к ним возвращается не просто Арчи Ироха. К ним возвращается великий победитель неверия, несокрушимый преодолеватель трудностей, и могучий повергатель чудовищ.
    Я ожидал в свою честь громких восхвалений, обильного пиршества, и горячих объятий восхищенных поклонниц. Последнего, кстати, особенно страстно.
    Я ожидал всего.
    Но - не того, как все произошло на самом деле.
    Я сидел посреди главной комнаты, понуро опустив голову, вынужденный искать оправдание на каждое обвинение матери.
    - Ты не был послан! – громко и грозно сказала высокая сухопарая женщина
    - Да, не был, – вынужден был согласиться я. - Но мам, то есть, Великая Старшая, - тут же привычно поправился я, - - сами бы вы меня низа что не послали.
    - Потому что ты не был готов, - прозвучал в мою сторону новый упрек.
    - Был, не был, - мрачно ответил я. - Но я все равно пошел и сделал это.
    - Достойный должен быть избран, - напомнили мне слова Закона.
    Я промолчал – мне ли, сыну старосты, не знать сей треклятый Закон?
    - Достойный должен быть послан, - снова сказала она, продолжая кружить вокруг меня. Доски пола под ее ногами укоряюще поскрипывали.
    Я вновь промолчал, не зная, что возразить.
    Мать остановилась и замолчала. Ожидая от меня хоть какого-нибудь ответа. Но я продолжал хранить молчание и молча слушал, как в камине трещит огонь.
    - Сын мой - разве был ты кем-нибудь избран?
    Я отрицательно покачал головой. Конечно же я не был. Кто бы меня избрал?
    - Раз ты был кем-нибудь послан?
    Я опять покачал головой. Настроение мое портилось все больше и больше
    - И ты хочешь сказать мне, что ты достоин? - вновь прозвучало с укором.
    И тут я не выдержал.
    - Да, Великая Старшая - я достоин, - сквозь зубы процедил я, впрочем, стараясь казаться как можно более вежливым. – Вы никогда не считали способным. Никогда. Вы никогда не считали меня достойным избрания. Никогда. А потому я и не ожидал, что могу быть посланным. Но я решился. Я пошел. И я победил. Так почему вам бы не признать мою победу? Почему…. Мам?
    Я с вызовом взглянул в лицо своей матери, в надежде, что моя речь проделает дыру в ее жестком нечутком сердце.
    Конечно - я надеялся зря.
    - А что говорит об этом Закон? - бесстрастно прозвучало в ответ.
    И снова между нами встала непробиваемая гранитная стена прописанного Закона. И на мгновенье мне показалось, что, не смотря на пылающий огонь, в комнате стало намного холодней.
    Дальше спорить не было никакого смысла. Я поднялся, и, не попрощавшись со Старшей, вышел из дома вон.

    ***

    Кордит, дожидавшийся окончания судьбоносного разговора у меня во дворе, понял все без слов, лишь по одному выражению моего лица.
    - Не впечатлились? – подытожил он.
    - Нет, - уныло ответил я.
    - Ну хоть не били?
    - За что?
    - За непослушание?
    - Да нет. У нас так не принято. Да и я бы не позволил, - криво усмехнулся я.
    Мы помолчали.
    - И что ты будешь делать теперь? – снова спросил Кордит
    Я оглядел перепачканную в крови одежду, и замаранную в грязи обувку. Поднял к солнцу свои натруженные руки.
    - Сначала – пойду мыться. Потом – отсыпаться, – поделился своими планами я.
    - Я не про это, - покачал головою мой друг. - Я, хм-м-м, про вообще.
    - Про вообще?
    - Ага.
    - Х-м-м…
    Я задумался. Итак, что я имею? Похоже то, что я чего-то стою, я доказал лишь только себе. А всем остальным… Всем остальным в нашей деревне на это просто плевать.
    И что я могу с этим сделать? Ничего.
    - Я мог бы предложить тебе жить как я. Но не знаю, согласишься ли ты, – вновь подал голос друг.
    - Жить как ты? Это как? - Я ухватился за эту ниточку.
    - Я живу в Балкере. Отдельно от своего племени и от своей семьи. Сам по себе, как камень в поле.
    - И это, м-м-м, того стоит? – Я проживший в своей деревне от рождения до взросления, не мог оценить такое.
    - Временами. - Зверемаг неуверенно пожал широкими плечищами. - Что хорошо, что ты сам себе голова. Голова во всем. Беда лишь в том, этой голове очень часто нужен кусок хлеба с жирным мясом. И вот об этом тебе тоже приходится заботиться самому.
    Сказав это, друг замолк, давая мне время обдумать услышанное.
    Я перевел взгляд с Кордита на свои руки, а потом задумался. Крепко задумался. Раньше я даже не мог о таком подумать. Но теперь… Я снова взглянул на с детства знакомые мне дом, двор и охранный частокол. Деревня, которую я всегда ощущал, как родную, с людьми, которым, видимо, не суждено меня понять и принять.
    Тут изменить ничего нельзя. С этим можно либо смириться, став таким, каким они хотят меня видеть, либо – не смиряться. Смириться я не мог. Не хотел. А быть изгоем в своей деревне тоже не для меня. Значит…
    - То есть ты предлагаешь мне покинуть мою деревню? - с усмешкой заметил я.
    - Да. Ты можешь поселиться со мной в Балкере, и мы будем вместе искать свое место под вашим солнцем.
    Страшно? Да. С другой стороны, … С другой стороны - а что я теряю? Я же не отказываюсь ни от своей семьи, ни от своего роду-племени. Раз я не могу ужиться с ними, я поживу отдельно. Какое-то время.
    А может, оно даже и к лучшему? Ибо как говорила бабушка Юнина своей дочке, моей матери: «если, не смотря на все усилия, твой костер погас, не убивайся и не старайся распалить его вновь. Лучше приглядись – может, где-то зажегся новый огонь»?
    Итак, решено – мой огонь зажегся в Балкере. Теперь я сам буду заботиться о себе. И никто мне теперь не указ. И все девицы края станут моими.
    И потому мой ответ - да, демоны вас всех забери.
    Да!

    КОНЕЦ

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Vago
    Категория: Фэнтези
    Читали: 36 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 декабря 2017 | Просмотров: 59 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.