«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 29
Всех: 31

Сегодня День рождения:

  •     Dmitrii_Korr (14-го, 17 лет)
  •     Seynor (14-го, 28 лет)
  •     Хилл (14-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1879 Кигель
    Флудилка Поздравления 1640 Lusia
    Школа начинающих писателей Урок-8 Батальные сцены в литературе. Как описывать? Школа прозаиков-2 1 octopussy
    Дискуссии О культуре общения 285 mik58
    Организационные вопросы Заявки на повышение 778 mik58
    Рисунки и фото свободный художник 269 Pavek
    Флудилка Время колокольчиков 199 Muze
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Безликий

    Небольшие деревянные строения с покатыми черепичными крышами, обступившие их со всех сторон, были настолько убогими, что если бы не горевший внутри них свет, Безликий никогда бы не подумал, что кому-то они служат домом. Он также не мог не обратить внимание на то, как необычно были выстроены эти халупы. Будучи хаотично нагромождёнными абы как, они располагались вдоль и поперек, а расстояние между некоторыми из них не превышало пары-тройки футов.
    Петляя по узким проходам между неприглядными сооружениями, их небольшая группа, ведомая Великаном, выехала на небольшую лужайку, посередь которой находился колодец - этакая центральная городская площадь в миниатюре.
    Увлекшись созерцанием окружившей его разрухи, Безликий не заметил, как Великан уже спешился и направился к одной из лачуг.
    - Решил в седле ночевать? – вдруг раздался его омерзительный голос, и Безликий вздрогнул от неожиданности.
    Выдохнув, он спешился, и пошёл за Великаном.
    Ветхая дверь лачуги была слегка приоткрыта, однако внутри не было ни души. Изнутри жилище выглядело также невзрачно, как и снаружи. Устланный посреди комнаты небольшой ковер был сильно изъеден молью. У дальней стены, в левом углу, на некотором возвышении от пола лежал дощатый настил, заваленный клочками соломы. В правом углу стоял стол, четверть ножки которого подпирала стопка почивших книг. Поверхность его была заставлена облюбованной мухами грязной посудой, меж которой стояла горящая масляная лампа. У стены слева располагалась длинная деревянная скамья с наваленными на неё одеждой и тряпками. Возле неё стояли стул и ведро с водой, из которого выглядывала ручка ковшика. Справа небольшой очаг, над потухшей золой которого висел помятый железный котелок.
    - Заглянем к его дружку, - предложил Великан и направился к другой хижине, что располагалась точно против этой.
    Они пересекли лужайку и подошли к хижине. Воздев могучий кулак, Великан с привычной силой ударил по двери, которая тотчас распахнулась, из-за чего второй его удар пришёлся в никуда. Заглянув внутрь, они застыли на месте от увиденного: из крохотного помещения, похожего на чулан, находящегося в другом конце комнаты, прямиком к их ногам тянулся широкий кровавый след, сопровождаемый отчетливыми отпечатками соответствующего цвета двух пар ног. Догорающая лампа, стоявшая на слегка накренённом столе посреди комнаты, окутывала её часть тусклым подрагивающим оранжевым кругом.
    - Раздери меня псы! – ошеломлённо прошептал Великан. Вооружившись топором, он осторожно зашагал по хижине, из-за чего та заскрипела как проклятая, в точности как его голос. Открыв чулан, он тотчас отпрянул, и возгласил: – Проклятие!
    Безликий осторожно ступил на ворчливый пол, и убедившись, что тот не рухнет под ним, зашагал к Великану.
    Его вниманию предстал небольшой закут, внутри которого всё было исполосано багровыми брызгами. Здесь стояла невысокая деревянная тумба, шириной от стены до стены, на полу лежала опрокинутая верх дном миска, перевернутый табурет, пара порядком изношенных бошмаков, и выглядывающий из небольшой кровавой пучины обглоданный кукурузный початок. Освещала всё это дело настенная свеча.
    Взглянув на своего алчного спутника, Безликий вдруг вспомнил, зачем он здесь, и осознал, что лучшего момента для этого ему не сыскать. Кто знает, что за хренотень здесь происходит, и к чему всё это может привести. Пора действовать. Сейчас или никогда.
    - Ты только подумай, днем здесь не было и намёка на кровавые дела, - сказал Великан, и снова перевёл взгляд на тянущийся к выходу размазанный кровавый след. - Я-то считал, этот народец годен только для сбора кукурузы. Проклятье, что за чертовщина творится сегодня? Слушай, ты… - казалось, слова застряли у него в горле, когда развернувшись, он узрел острие меча, в нескольких дюймах от своей шеи.
    - Один шаг, и я проткну твоё горло насквозь, - холодно предупредил Безликий, сведя брови на переносице. Тусклый свет вырывал из полумрака его грозное, не знающее милосердия лицо. – Как только я скажу, подойдешь к столу, и положишь на него две свои пятерни. Что будет дальше, ты уже догадываешься.
    - Грёбаный сукин сын! – лихорадочно выпалил Великан. – Ты что удумал?
    - Бросай топор, - приказал Безликий, не опуская лезвие меча ни на дюйм.
    - Я те…
    - Бросай! – после этого слова по широкой шее Великана заструилась тонкая алая струйка.
    - За этим сюда притащился, сопляк? - прокряхтел он после небольшой паузы, после чего топор его глухо звякнул о деревянный пол. На его широком лбу заблестел пот, а в глазах заиграло мрачное предчувствие.
    - Подойди к столу, и положи на него руки, – велел Безликий, но Великан не двигался с места. – К столу!
    - Ты ответишь за это, ублюдок! Знай, ты нажил себе врага! С пальцами или без, однажды я найду тебя и снесу твою напрочь безрассудную бошку! Слышишь!?
    Безликий демонстративно перехватил рукоять меча покрепче, давая понять, что не шутит.
    Под чутким наблюдением вероломного клинка, Великан, на лице которого смешались выражения страха и презрения, нехотя проследовал к столу, и положил дрожащие руки на его чреватую занозами поверхность.
    - Чёртов сукин сын! Нужно было прикончить тебя, когда была возможность, - посетовал он.
    Задрав левую ногу, Безликий с силой прижал тыльные стороны его широких ладоней к столу, оставив на виду лишь неугомонные пальцы, которые тряслись, словно иссохшие листья на осенних деревьях. Вознамерившись осуществить задуманное, он занёс меч над головой, как вдруг его внимание отвлёк непонятный грохот снаружи, вперемешку с лошадиным ржанием. Он инстинктивно обернулся. Воспользовавшись этим замешательством, Великан тут же навалился на него всем своим корпусом, зацепив собой стол. Лампа опрокинулась и разбилась, оставив после себя небольшую горящую лужицу. Завалив нерадивого союзника на пол, Великан налёг на него всей своей массой. Клинок с серебряной цубой тотчас выскочил из рук Безликого, отлетел куда-то в сторону, и с громким звоном приземлился на пол.
    - Нравится, сукин сын? Как тебе такая справедливость? – приговаривал Великан, нанося сопернику сокрушительные удары в лицо.
    Пропустив чуть ли не десяток таких ударов, Безликий смог-таки изловчиться и произвести ответный удар коленом в пах. Вскрикнув от боли, Великан схватился за промежность. Получив частичную свободу, Безликому удалось сбросить с себя огромную тушу, перед этим нанеся противнику удар кулаком в висок. Тяжело встав, он принялся выискивать взглядом свой меч, но ничего не выходило. И дело было не только в отсутствии света. От ударов у него кружилась голова, перед глазами зарябило. Вдруг он услышал позади себя крик, и только он помог ему увернуться от тяжёлого рубящего удара. Толстое лезвие топора с жутким грохотом угодило в трухлявый пол, где благополучно застряло. Пока Великан дёргал за рукоять, пытаясь вытащить топор, Безликий оставил попытки найти меч, и качаясь, как пьяный, побрёл к выходу, различив дверной проём по правую сторону от себя.
    Сойдя с порога, он остановился, смутно различив животных, чьи свеж умершие тела лежали на земле в десяти шагах от него, поблескивая под светом яркого полумесяца. Их морды были нашпигованы стрелами. Неужели лучник здесь? Но долго размышлять, любуясь живописной картиной, ему не пришлось. Размахивая топором, из хижины на него нёсся Великан. Быстро проковыляв несколько футов, Безликий неуклюже скользнул в проём меж близстоящих хижин.
    - Стоять! – прилетел ему в спину бешеный выкрик Великана. Заливаясь отборной бранью, он попытался втиснуться в проход вслед за ним, но к счастью для Безликого, тот был недостаточно широким.
    Опираясь на стены, он дошагал до торца строения, и повернул налево. Зрение понемногу возвращалось к нему, хоть и мутило его всё так же жутко, будто он проснулся после сильной попойки. Нервы звенели от напряжения. Он чувствовал, как болит его разбитое лицо, которое, очевидно, сейчас мало походило на себя прежнее.
    Преданность своим принципам давала ему сил, если нужно - открывала второе дыхание. Он был убеждён, что происходящее - это лишь очередное испытание на верность, только и всего. И он пройдёт его. Пройдёт, как прошел десятки других. Любой другой человек, оказавшись в подобной ситуации, проклял бы своё решение отправиться сюда с Великаном, и желал только одного - унести ноги в целости и сохранности, но Безликий был не из таких. Он не просто уберётся отсюда, он сделает то, что намеривал. Да, он пока не знал, как. Для начала нужно найти где спрятаться, чтобы оправиться, и переждать кипиш. Ах да, лучник… Он не помеха. Что? Серьёзно? Что, чёрт возьми, с ним случилось? Пробираясь между стен, сквозь щели в которых кое-где сочился комнатный свет, он споткнулся о какую-то утварь, но смог устоять на ногах. Минуя ещё несколько поворотов, он очутился в намного более широком проходе, где столкнулся лоб в лоб с Великаном, неожиданно появившимся из-за угла.
    - Сукин сын! – проревел он. Взмахнув топором, он нанёс удар, призванный лишить Безликого головы, но тот увернулся, и топор лишь прорубил дыру в полусгнившей деревянной стене.
    Пригнувшись, Безликий хотел проскочить под рукой Великана, и нырнуть в проход, как вдруг почувствовал, что тот схватил его за шиворот и отшвырнул в сторону. Он не успел ничего понять, как врезался в дверь хижины, отчего та полетела с петель. В воздух взметнулось облако пыли, закружившееся в туманном свете ночного неба, проникающего сквозь окна.
    - Я убью тебя! – донеслось снаружи.
    Он почувствовал, что лежит на чём-то выпуклом. Он нащупал под собой круглое железное кольцо. Ручка люка. Его ошарашенное тело слушалось неважно, но он понимал, что бездействие сейчас равносильно гибели. Сжав зубы, он превозмогая боль, резко привстал, и потянув за кольцо, открыл крышку люка, из которого в его ноздри тут же хлынул противный запах сырости. Заглянув вниз, он увидел нижнюю часть непривычно узкой лестницы, у подножия которой подрагивал свет. Не раздумывая, он принялся опускаться в царство кислой влажности, с неловкостью нащупывая каждую последующую ступеньку.
    - Не думай, что там ты в безопасности, сукин сын! – донеслось сверху.
    Безликий поднял голову, и увидел над собой неясные очертания разъярённого лица Великана.
    - Погоди же, я достану тебя! Тьфу!
    Кажется, его громоздкая фигура вновь сыграла Безликому на руку.
    Спустившись вниз, он оказался в коротком узком коридоре с сырыми стенами, покрытыми склизкой плесенью, который в конце расходился. Глубина футов десять, может чуть больше. Невысокий потолок подпирали местами покосившиеся деревянные балки, на которые опирался гниющий дощатый свод. Кое-где горели редкие свечи, вставленные в держатели, криво торчащие из земляных стен.
    Прилично ссутулившись, он слонялся по однообразным коротким коридорам подземного хода, коих тут было немало. Передвигаясь по большей части на ощупь, попутно стряхивая грызунов, норовящих карабкаться по его ногам, он бездумно (а как же ещё?) поворачивал то влево, то вправо, то и дело упираясь в тупики с лестницами. В процессе шастанья он задался вполне резонным вопросом: чего ради кому-то понадобилось соединять подвалы хижин между собой? В итоге он пришёл к выводу, что ему это не интересно. Что бы там ни было, эта разветвлённая система ходов спасла ему жизнь. А может – наоборот, и теперь он угодил в ловушку. Его спина затекла. Плюнуть бы, да и вылезти по ближайшей лестнице. Но он терпел. Пытался уйти как можно дальше от Великана, который совершенно точно бродил где-то над ним.
    Он набрёл на коридор, погружённом во мрак, гораздо более длинный, чем предыдущие. Должно быть, он соединял хижины с какой-то отдалённой постройкой, располагавшейся поодаль от вышестоящего селения. Пройдя с полсотни футов по кромешной темноте, он наконец упёрся в заветную лестницу. Разогнув затёкшую спину, он посмотрел наверх. На просвет не было и намёка. Он стал подниматься наверх, перебирая тонкие ступеньки, пока с недоумением не осознал, что те закончились, когда рука его схватила воздух. Он нащупал над собой пол и приготовился вылезти, но тут раздался скрип, после чего он ощутил сильнейший удар по голове чем-то плоским и твердым. Сорвавшись вниз, он потерял сознание раньше, чем успел достичь соприкосновения с землей.

    * * *

    Он сидел в движущемся фургончике, напротив девочки, весен двенадцати отроду. У неё были большие и жизнерадостные голубые глаза и белая, словно светящаяся изнутри кожа. Чего нельзя было сказать о коже на её щеках, которые в данный момент были окрашены в цвет спелого помидора, выдавая её смущение. Её маленькие, но пухленькие губы, уже несомненно, вовсю привлекали взгляд взрослых дядь, как и длинная коса шелковистых русых волос, сквозь которую была протянута лазурная лента.
    Повернув голову, он увидел, что с сиденья возницы за ними хохоча, наблюдает бородатый круглолицый мужчина, задорно подмигивающий ему из-под коричневой шляпы. Но вот лицо мужчины скрылось за ширмой табачного дыма, обильно вывалившего из курительной трубки.
    - Ну и… ты волнуешься? – неожиданно осведомилась девочка, которая судя по всему старалась смотреть куда угодно, только не на него.
    - Я… я не знаю, - ответил Безликий, совсем не признавая свой голос.
    - Прошу, не думай о моём отце, - сказала девушка, и на мгновение взгляды их встретились. – Какой от этого толк? Да ниспошлёт Демиург милость, и он ничего не узнает, - она сделала небольшую паузу. – Иначе мне здорово влетит.
    - Твоя коса, ты сама её заплетаешь? - спросил Безликий лишь для того, чтобы еще раз услышать свой голос, который стал звучать как-то по-детски.
    - Нет, - отвечала девочка. – Мне мама заплетает. Сегодня вот новой ленточкой украсила. Её папа купил специально для меня. Он говорит, что она схожа с цветом моих глаз. Я ему говорю, что они у меня голубые, в то время как, ленточка-то лазурная. А он и разницы не видит. Твердит своё.
    - Уже лучше, пацан! – донесся подначивающий голос мужчины.
    - У вас есть зеркало? – спросил Безликий. – Мне очень нужно в него посмотреть.
    - Ты меня удивляешь пацан. Не с той ноги встал? Реквизит у тебя под ногами.
    Взглянув вниз, он увидел небольшой ящик, который тут же поторопился открыть. Внутри оказалось полно всякой всячины, включая абсолютно непонятные для него вещи. Пошарив во всём этом барахлишке, он наконец наткнулся на небольшое круглое зеркало. Поднеся его к лицу, он обомлел, превратившись в точную копию каменного изваяния. В отражении на него смотрел ребёнок.

    * * *

    Он лежал на чём-то твердом и холодном, вдыхая влажный, пропитанный сыростью воздух. Сильная головная боль на пару с болью в пояснице пронизывали сознание Безликого острыми иглами. К горлу подступала тошнота. Он с трудом приоткрыл веки. Вокруг всё плыло, перед глазами в воздухе зависли большие разноцветные круги. Неудержимая тошнота тут же поспешила наружу, вынудив его напрячься и перевернуться со спины на бок.
    - Фу! Какая мерзость! – раздался глумливо-ехидный, отразившийся эхом голос.
    Протошнившись, Безликий почувствовал, как его припавшую к слегка шероховатому полу щеку, обволакивают собственные извержения, но сил на то чтобы перевернуться, у него не оставалось. Затуманенным взглядом он обвёл окружение. Он находился в помещении с каменными стенами. За решеткой, что покачивалась перед ним из стороны в сторону, точно подхваченная волнами океана. По ту сторону толстых прутьев их плавному танцу вторил до невозможности худой не высокорослый человечек. Он был одет в истертые фермерские штаны и тунику с засученными рукавами. Голову его венчала дырявая соломенная шляпа, из-под которой как будто сосульки, торчали редкие белоснежные космы. В напрочь исполосованной руке он держал масляную лампу, свет в которой плясал, отсекая половину его скверного морщинистого лика.
    - Где я? – выдавил Безликий.
    - Он ещё спрашивает! – негодующе пролепетал старикашка. – Демон! Скоро ты сполна ответишь за то, с чем пожаловал!
    Застонав, Безликий дотронулся до ушибленной головы и нащупал шишку размером с куриное яйцо. Сознание вновь покидало его…

    * * *

    Тьма застилала его глаза, из-за чего он было решил, что зрение оставило его окончательно. Боль в голове слегка поутихла, но ушибленная поясница, как и прежде, невыносимо ныла. Он попытался подняться, но это оказалось непосильной задачей. Ползком достигнув стены, он, превозмогая боль, прислонился спиной к её твёрдой поверхности.
    Опомнившись, он резким движением сунул руку в карман. Убедившись, что коготь всё еще находится при нём, у него странным образом отлегло от сердца. Что ж, настало время его примерить. Одев коготь на безымянный палец левой руки, он почувствовал, как по его телу прокатилась волна дрожи. Его обуяло неведомое ранее чувство леденящего душу страха. Он ощутил чьё-то холодное дыхание на своём лице, дуновение, которое принялось настойчиво проникать в него через рот и нос, наполняя тело странной будоражащей активностью. Он не мог противиться этому. Словно что-то необъятное пыталось воссоединиться с ним, сделав его частью себя. Когда дыхание прекратилось, он почувствовал себя странно живым, захваченным некой силой, которая готова была бороться с любой физической болью. А может и не только физической. Но чувство это быстро отступило, и обессиленный, он плавно сполз по стене на пол.
    Вскоре Послышались чьи-то неспешно приближающиеся шаги. Стащив с пальца коготь, Безликий поторопился вернуть его в карман. В этот момент он невольно вспомнил о своём мече, который снова ускользнул от него. Когда неизвестный подошёл, и встал напротив него, он замер в потрясении. Из темноты на него смотрели два светящихся ярко-голубым светом глазных белка. Не моргая, этот некто молча смотрел на него, а потом медленно произнёс:
    - Цепь замкнулась.
    Безликий мог поклясться, что уже слышал этот до боли знакомый голос. Он принялся рыться в памяти, пытаясь вспомнить, где, как вдруг в ноздри его ударил острый удушливый запах. Он задыхался, чувствуя, как его разбушевавшееся сердце стучит о рёбра, казалось, оно вот-вот лопнет. Глаза неизвестного постепенно растворялись в окружающей темноте, пока не стали её частью.

    * * *

    Безликий пришёл в себя, почувствовав, как его окатили водой. Он осознал, что лежит на спине. Затёкшие руки были связаны. Когда он открыл глаза, перед ним стояли давешний старикашка и Великан. На сей раз, помимо лампы, старик держал в руках какой-то металлический прут. Собрав в себе те немногие силы, которые смог отыскать, он попытался резко встать, но тяжёлый сапог Великана, тут же угодивший ему в лоб, оказался категорически против. От удара у Безликого потемнело в глазах, а голова закружилась.
    - Говорю же, живой! – прокряхтел Великан.
    - Нужно было и ноги связать, - заметил старикашка. – От этих демонов всего можно ожидать.
    - Никуда он не денется, Рурке, - заверил Великан, бросая порожнее ведро на пол.
    - Сукин демон! – приблизившись к Безликому, воскликнул старикашка. – Оз давно предупреждал нас о твоём появлении.
    - О чём ты? – простонал Безликий.
    - Не притворяйся! – взвизгнул старикашка, подскочив на месте. – Оз не ошибается! Посмотрим, как ты запоёшь, перед тем как мы сбросим тебя в жертвенник, вслед за предателем Сквортом. Кстати, ловко ты над ним поработал. Таким я его ещё не видел. Вера иссякла в нём начисто. Хлоп, и всё! Брр!
    - Я сразу почуял в нём неладное. От него прямо веет неприятностями. Какой чёрт меня дёрнул с ним связаться? – посетовал Великан и потёр шею.
    - Так должно было статься, - проверещал старикашка. – Чему быть, того не миновать. Так Оз говорит.
    - Я бы с большим удовольствием свернул шею этому сукину сыну, - произнёс Великан, хлопнув в ладоши. - Да и дело с концом.
    - Сколько можно повторять, наставляющая речь Оза уже сегодня вечером, - пробурчал старикашка.
    - Что вы несёте? – вновь попытался осведомиться Безликий, сплёвывая кровью на каменный пол подле своей щеки.
    - Видать удар по бошке пришёлся как надо, - противно хохотнул Великан. Его смех эхом разнёсся по темнице.
    Наклонившись, старикашка высохшей ручонкой схватил Безликого за волосы.
    - Тебе не удастся навлечь на нас беду, проклятая ты нечисть! – процедил он сквозь остатки давно пожелтевших зубов. – Оз защитит нас. Если Скворт и утратил веру в него, то только лишь он, слышишь?
    - Эй, хорош волочить время! – недовольно сказал Великан. - У меня и так его в обрез. Уже светает, и я снова должен отправляться на поиски этой треклятой штуковины. Хочу покончить с этим до темноты.
    - Хорошо-хорошо, - сказал старикашка, резко отпуская шевелюру пленника.
    Подойдя к Безликому, Великан одним рывком разорвал куртку на его груди. Затем проделал тоже самое с поддетой под неё рубашкой. Потом он взял у старикашки прут, а тот, в свою очередь, достал из кармана свечу, и поджог её о пламя лампы. Подставив к свече конец прута, на котором Безликий смутно различил какой-то круглый символ, Великан принялся нагревать его. Безликий догадался, к чему всё идёт, но сопротивляться у него уже не было сил. Он едва мог пошевелиться.
    Когда конец прута покраснел, Великан поднёс раскалённое железо к груди Безликого, и с силой впечатал его в кожу. Безликий закричал от боли, которая пробрала его тело, а в воздухе тут же запахло опалённой плотью. Из глаз его полились непроизвольные слёзы. Ему казалось, будто процесс тянулся целую вечность, прежде чем Великан оторвал железный прут от его кожи.
    - Отлично вышло! – радостно пролепетал старикашка.
    - Будь моя воля, проткнул бы его насквозь.
    - Помни о нашем уговоре, здоровяк Жизнь демона в обмен на кобылу. Иначе, будешь топать отсюда пешком до самого Дар-Милтона.
    Тяжело дыша, Безликий лежал на полу, а тело его пробирала дрожь. Мелькнувшие перед глазами грязные ботинки Великана были последним, что он увидел, прежде чем его узилище вновь погрузилось во мрак. Он услышал скрип решетки, и последующий за ним звон ключей.
    - Что ж, настала очередь предателя, - раздался отдалённый голос старикашки.
    После этих слов Безликий вновь услышал скрип.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Арчи Арт
    Категория: Фэнтези
    Читали: 31 (Посмотреть кто)

    Размещено: 31 марта 2018 | Просмотров: 52 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Nemoshch (2 апреля 2018 11:34)
    Не знаю играет ли автор в компьютерные игры, но эпизод с подземными ходами очень напомнил один квест из Обливиона))


    Комментарий 2 написал: Арчи Арт (2 апреля 2018 17:06)
    Nemoshch, уже е играю) Но в обливион никогда не играл, только в самую первую часть, Морровинд вроде)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.