«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Demen_Keaper

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 20
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 164 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Безликий

    Безликий сидел на полу, облокотившись о стенку, и слушал стоны боли вперемешку с проклятиями, что доносились из соседней камеры. С момента, как новоиспечённые сообщники покинули темницу, прошло уже достаточно времени, а пленник всё не унимался.
    - Заткнись наконец, - тяжело произнёс Безликий.
    Голос ненадолго замолчал. Потом раздался шорох, после чего голос заговорил снова:
    - Тебе что-то не нравится, приятель? Потерпи. Скоро ты уже ничего не услышишь в этой жизни. А-а! До чего же больно. Чёртов верзила, будь он проклят.
    - Не говори наперёд. – Безликий поёжился от холода, и как смог, запахнул на себе порванную одежду.
    - Мне не послышалось? - голос был язвительный и тонкий. – Мне плевать кто ты, и как здесь оказался, но готов биться об заклад, что живым тебе отсюда не выбраться.
    - Кто такой этот Оз? – спросил Безликий. Это далось ему через боль.
    - Шарлатан, вот кто. То и дело является сюда для промывки мозгов. Ай-ай! Сильно же меня прижёг этот проклятый амбал. За каким хреном мне эта отметина? Я ведь не ты.
    - Не я?
    - Очень просто. В своих проповедях этот обманщик постоянно твердит о каком-то демоне в человеческом обличии. Дескать придёт он, и начнётся. Даже описал его. Мужик среднего роста, с длинными волосами, и мечом наперевес. Стало быть, ты подходишь под это описание, раз уж угодил сюда. Но знаешь, я тебе не верю. Так же как не верую больше в Оза с его лживыми предреканиями. Какой демон позволит сцапать себя голыми руками? Ха-ха! – Сворт истерично усмехнулся. – Просто послушайте его. Он же еле бормочет. Какой раздор он способен учинить? Ну уж нет. Больше меня не проведёшь. Я слишком долго ждал, боготворив этого говнюка со всеми его наставлениями. Все они не более чем пустой звук. Бесконечные мольбы. Все эти жертвы и подношения. Чего ради? Надеюсь, перед смертью я сумею наплевать в рожу этому обманщику. Чёрт! Невыносимая боль.
    - Поэтому ты здесь?
    - Какой догадливый. Да. Послал к хреновой матери этого лжепроповедника. Я и не подозревал, насколько они свихнулись, особенно Рурке. Вломились ко мне на ночь глядя, чтоб их.
    - Что они с тобой сотворили?
    - О, увидишь, если придётся. Скажу только, что теперь старина Сворт не похож на этих безумцев во всех смыслах.
    Он замолчал, и через некоторое время вновь начал причитать.
    Отчего-то в памяти Безликого вспыхнули глаза, светящиеся ярко-голубым цветом, и слова, произнесённые их владельцем. Этот голос. Этот человек (человек ли?). Что могло означать его появление здесь? Почему он не помог ему бежать? Что если, он заодно с местными? Подобные вопросы вихрем закружились в его и без того беспокойном сознании. Довольно! Пожалуй, он предпочтёт списать это на сон. А может, на игру воображения. На что угодно. Со всеми этими галлюцинациями и потерями сознания, подлинную реальность поди отыщи. Слишком много всего навалилось на его голову за последние сутки. Морщась от боли, он прислонил связанные руки к карману больше негодной куртки, и вновь испытал душевное умиротворение. Коготь по-прежнему находился там. Это самое главное. Самое главное? Кажется, он окончательно сходит с ума.
    Больше они не разговаривали.

    * * *

    Таращась в пустым взглядом во всепоглощающую темноту, Безликий размышлял о творящихся вокруг него странных, не вяжущихся между собой событиях. Вот он вспомнил о лучника, зачем-то убившего лошадей (а возможно и Нервного Зака). Если он прикончил Нервного Зака, спасая его, то какого чёрта он не наградил стрелой и голову Великана? Во всяком случае, даже не попытался. А лошади? Чем они ему не угодили? Пытаясь помочь кому-то, ты не будешь лишать этого самого «кого-то» средства передвижения. И почему он не помогает ему теперь? На чьей он стороне? А может, лучников на самом деле несколько? Эти и другие вопросы хаотично завертелись в голове Безликого, вовлекая его в свой водоворот. Он без труда остановил поток мыслей, отложив размышления на потом, ибо его голова от подобных раздумий начала болеть ещё сильнее. В конце концов, это «потом» могло и не наступить.
    Он встрепенулся и насторожился, когда дверь темницы скрипнула. Раздался топот множества пар башмаков.
    - Демона первым, - послышался голос Рурке.
    Дрожащий свет, озаривший каменную стену напротив, заставил Безликого пощуриться – глаза его уже давно свыклись с темнотой. Перед ним, по ту сторону решётки возникли пятеро мужичков старческого возраста. Все как на подбор: низкорослые и худотелые, одетые в сношенные одежды и соломенные шляпы. В руках одного из них была веревка. Звякнули ключи, скрежетнул замок. Решетка со скрипом отворилась.
    - В конюшню его, - буркнул Рурке с напыщенным видом. Держа лампу, он встал чуть в стороне от остальных. – Он ведь так рвался туда этой ночью.
    - Может, все же сам дойдёт? – предложил один из мужичков. – А то он вон какой здоровый.
    - Поэтому мы и связываем его, бестолочь! – Рурке хлопнул себя с досадой по лбу. – Ты и оглянуться не успеешь, как этого демона и след простыл. Ищи его потом свищи.
    - Удивительно, как ты поймал его, - заметил другой, глядя на Безликого восхищённым, не верящим взглядом.
    - Уж без везения не обошлось, - сказал Рурке. - Гадёныш вздумал прогуляться под землёй. Ну хватит болтать. За дело. Оз скоро появится.
    Тот, что с веревкой, подошёл к Безликому, и стал пытаться связать ему ноги, но он не дался, начав брыкаться. Тогда к нему на помощь подошли ещё трое. Обхватив беспокойного пленника за руки и за ноги, они с трудом сдерживали его до тех пор, пока их товарищ не выполнил свою задачу. Потом они взяли Безликого за руки и за ноги (по двое с каждой стороны), и с видимыми усилиями потащили его к выходу.
    Кряхтя и охая, несли его вверх по широкой каменной винтовой лестнице с высокими ступеньками. То и дело они спотыкались, цепляясь за них ногами, теряли координацию и заваливались куда-то в сторону, после чего непременно выслушивали порцию словесного нагоняя от Рурке. Несколько раз Безликий ударился затылком, когда тех, что держали его за руки, ни с того ни с сего повело назад.
    Снаружи вечерело. Свет заходящего солнца еле-еле пробивался через серый слой облаков. Дул холодный ветер. Настолько сильный, что казалось, еще чуть-чуть, и его порывы начнут отрывать от земли этих неуклюжих недорослей. Они уже попрощались со своими соломенными шляпами, и теперь были видны их плотно обтянутые кожей черепные коробки с редкими остатками волос. Все, кроме Рурке. Свободной рукой он усердно прижимал шляпу к голове, упорно не желая с ней расставаться.
    Вход в темницу напоминал вход в погреб, и был расположен вдали от неуклюже сгрудившихся строений, рядом с кукурузным полем, чьи высоченные пожелтевшие сухие стебли шумно потрескивали на ветру.
    Кровь приливала к его голове, которая всё это время оставалась на весу, пульсируя в висках. Приподняв голову, сквозь тотчас заслонившие взор волнистые пряди, Безликий увидел, что они приближаются к невысокому продолговатому строению с деревянными воротами, грозно громыхающими под влиянием усилившегося ветра. То самое, злополучное. Поконфликтовав некоторое время с засовом, Рурке освободил взбесившиеся створки, и, ухватившись за одну из них, жестом призвал остальных быстрее проходить внутрь. В конюшне царил полумрак. Расчерчивая помещение тусклыми полосками, сквозь щели в стенах пробивался уличный свет. Пронеся пленника вдоль пустующего ряда денников, они пренебрежительно бросили его на устланный сеном пол, единовременно выдохнув.
    - Отправляйтесь за Свортом, - сказал Рурке, приглаживая костлявой рукой свои редкие седые волосы. – Втроём должны справиться. Невелика рыба. Тем более теперь. Вот, возьмите ключи и лампу. Джас, ты оповестишь остальных. Пошевеливайтесь.
    Те переглянулись, и с кислыми минами поплелись обратно.
    - Не забудьте закрыть чёртовы ворота! – крикнул им вслед Рурке. Глубоко вдохнув и выдохнув, он подошел к одному из денников, и открыл его. Раскорячившись, он выволок из него сплошной деревянный помост из грубых досок, и оттащил его к стене, противоположной входу. Затем вынес оттуда же две невысокие жаровни на изогнутых металлических треногах, и поставил их по обе стороны от деревянного помоста.
    Тем временем Безликий беспомощно дёргался и извивался, пытаясь освободиться от верёвок, но ничего не выходило: так крепко он был связан. И вдруг он вспомнил про клеймо, о которым позабыл почти сразу же после того, как утихла боль от его нанесения, и поспешил осмотреть рельефную отметину на своей груди. Это был пятиконечный знак, заключённый в круг. Он видел такой впервые.
    Когда старикашка принялся наполнять жаровни сухими деревяшками, ворота конюшни распахнулись, и внутрь вошли трое уже знакомых Безликому мужичков, двое из которых вели под руки Сворта. Он сразу обратил внимание на его босые ноги. Сухожилия этого коротыша были перерезаны, а ступни безвольно болтались в воздухе. Несмотря на это, обречённым и отчаявшимся он не выглядел. Его занесли в самый дальний денник, и бросили на лежащую там кучу сена. Затем так же поступили и с Безликим, перетащив его в денник по соседству.
    - Снова соседи, - издевательски подметил Рурке, и продолжил завершать свои приготовления.

    * * *

    Слегка покачиваясь, Безликий наблюдал, как конюшня полнится низкорослыми людишками. Поёрзав, через муки ему удалось встать на колени, и теперь его голова выглядывала над широкой приземистой дверцей загона, которую Рурке предусмотрительно закрыл на щеколду. Он невольно обратил внимание на то, что среди присутствующих - а это человек двадцать - не было ни одной женщины, но заострять на этом внимание не стал. Ему это без разницы. Голова его по-прежнему болела, но с этой болью можно было существовать. В отличие от спины и поясницы, боль в которых утихомиривалась только тогда, когда тело находилось в неподвижном состоянии.
    Сворт молчал. Странное дело, если вспомнить неугомонную тарабарщину, льющуюся из его рта там, в темнице. У Безликого даже возникло мимолётное желание поинтересоваться его самочувствием. Бедолаге распороли сухожилия на той самой тумбе. Интересно, для чего? Что бы, в случае чего не убежал? Да уж, действенный метод. А потом его бросили в темницу. Предположительно в тот момент, когда они с Великаном примчали в это богом забытое селение. Это бы объяснило царящую в нём на тот момент тишину и безлюдность. Поди, эти ненормальные всем скопом хлынули к темнице, дабы понаблюдать за заточением своего собрата-предателя.
    В воздухе витала атмосфера пугающей таинственности. Пляшущее в жаровнях пламя отпугивало осторожную тень, что медленно, но верно пожирала большую часть помещения. Ветер снаружи стих, а вместе с ним умолкли и ворота. Плотно сгрудившись в нескольких шагах от пустующего деревянного помоста, селяне оживлённо о чем-то перешёптывались, то и дело бросая косые взгляды в сторону Безликого. Когда ворота вдруг принялись распахиваться, все они дружно затихли, и обернулись, замерев в предвкушении. Пришедшим оказался Великан. По его виду было заметно, как он раздосадован.
    - Я-то считал, что ты уже вовсю мчишься восвояси, – огорчённо проговорил Рурке. Появившаяся было волнительная радость на его лице сменилась разочарованием.
    - Неужто, ты и впрямь надеялся, что я пропущу кончину этого сукиного сына? – подходя к старикашке произнёс Великан, кивнув в сторону Безликого. - Чёрта с два! Да и некуда мне теперь торопиться. Вернуться в Дар-Милтон, означает разделить участь этого охочего до пальцев. Чёртов Зак сломал мою жизнь одним взмахом руки.
    - Твои дела меня не заботят, - сказал Рурке, окинув Великана незаинтересованным взглядом.
    - Позволь мне пустить кровь этому сосунку, - изъявил желание Великан. – У меня с ним свои счёты.
    - Ну уж нет! – возразил Рурке. – У тебя был шанс поквитаться с ним. Теперь демон наш, - он бросил на Безликого взгляд, полный презрения.
    - Не велика честь. Отдай мне его меч. Мне он куда нужнее. Особенно теперь.
    - Ишь чего захотел! Трофей остаётся у нас. В память о сегодняшнем событии мы повесим его над колодцем, в который отправиться его захиревшее тело.
    - Экий ты плут. Решил и добычу к рукам прибрать?
    - Не забывай здоровяк, я отдал тебе последнюю лошадь.
    - Эта кобыла скопытиться куда раньше, чем я сумею добраться до ближайшего города. За этот меч можно выручить с десяток таких каракатиц.
    - Сделка есть сделка, - возразил старикашка. - Что-то я не припомню, чтобы в ней обговаривалась дальнейшая судьба демонического меча, - наигранно задумавшись пролепетал Рурке.
    - Будь уверен, мне составит никакого труда забрать его у вас – толпы беснующихся карликов, чёрт вас дери! – угрожающе прогромыхал Великан. Эти слова обратили на него настороженные взоры селян.
    - Очень сомневаюсь, что ты его отыщешь, - спокойно ответил Рурке. – Он надёжно спрятан, и только я знаю, где его найти.
    - Может, разговор с моим топором поможет это выяснить?
    - Не думаю, что Оз это так оставит.
    - Что-то я начинаю сомневаться в существовании этого Оза, о котором все тут твердят. Не удивлюсь, если он не что иное, чем плод вашего больного воображения.
    В этот момент, словно в опровержение его слов, в конюшню вошёл высокий худощавый мужчина неопределённого возраста, одетый в пурпурный балахон с откинутым назад капюшоном. У него были длинные тёмные прямые волосы, короткая борода клинышком, тонкие брови, и карие глаза, в которых не отражалось ничего, кроме бездушия. Не говоря ни слова, он изящной и одновременно уверенной походкой направился к деревянной платформе. Селяне принялись суетливо расступаться перед ним, освобождая проход. Взойдя на деревянное возвышение, он повернулся лицом к взволнованной публике, и воздел руки кверху. Широкие рукава его мантии скользнули до самых плеч, обнажив испещренные омерзительными язвами руки.
    - Хвала Озу! – воскликнул Рурке, нарушив напряжённую тишину.
    - Хвала! – вторили ему остальные.
    - Хвала Озу!
    - Хвала! Хвала!
    - Приветствую вас, братья! – торжественно произнёс мужчина, широко разведя руки в стороны, словно обнимая каждого из своих последователей. Голос его был низким, и немного хриплым.
    После этих слов низкорослые людишки склонили головы в знак почтения. Те, на ком были шляпы, сперва сняли их, и прижали к груди.
    - Когда мы задумываем жить в покое и радости, перед нами возникают проблемы, - начал проповедник. - Будучи разрозненными, мы не в силах противостоять им. Мы должны осознавать, что отвернуться от них невозможно. Им можно лишь противостоять. Сплотившись, ибо, будучи разрозненными, мы слабы и уязвимы. Это единственно верный путь к счастью, на который мы обязаны встать, и не сходить с него никогда. Но! В вас должно пребывать желание. Желание идти за тем, кто взял на себя смелость возглавить ответное ополчение. Идти за мной! – он вновь воздел руки, и толпа разразилась одобрительными возгласами. Когда шум стих, он продолжил. – В согласии своём вы обречены испытать разочарование, ибо обнаружите, как же на самом деле вы слабы. Вас охватят переживания, и ощутите вы себя беззащитными. Только люди не верующие, могут рассказывать о том, чего им якобы удалось достичь. Не следует доверяться таковым. «Но что же я получу, идя выбранным мною путём?» - спросите вы. Я наделю вас способностью и умением участвовать в сражении во имя спасения нашего. Я открою в вас невиданный потенциал. Вы удивитесь, на что способны ради истинной свободы. Но для этого вы должны наполнить свои сердца верой, уготовленной для меня. Вместе мы устремимся в сражение за благо наше, уничтожая недругов одного за другим. Устремляясь под моё воздействие, вы тем самым обозначаете готовность свою. Отправляйтесь за мной, и обретите настоящую свободу! Будьте рядом со мной, чтобы, когда я призову вас, вы готовы были свидетельствовать о том, что не одинок я.
    Сегодня великий день. Уже на пути сюда я почувствовал присутствие того, кто вопреки мольбам нашим, осмелился-таки осквернить эти священные земли появлением своим. Приближение несчастной беды. Вот то единственное, зачем он пришел! – Оз резко повернулся, и направил указательный палец на Безликого. Толпа ахнула. – Он, и только он причина того, что мы называем страхом перед неизведанным. Возрадуйтесь! Настал тот день, когда демон обратиться в жертву! Как обратились однажды все жёны наши!
    Возбуждённая речью своего обожателя, толпа принялась ликовать. Бранные слова смешивались с призывами о расправе. Рурке подошёл к Озу, и что-то шепнул ему на ухо. Тот согласно кивнул, и жестом предложил старикашке вернуться на место.
    - Братья мои! – громко произнёс Оз. Толпа мигом смолкла. – Случается, что намерения и деяния наши обречены быть непринятыми единомышленниками нашими. Мы не должны осуждать их, ведь каждый сам выбирает свой путь. Но! Что, если путь этот был выбран ими под влиянием силы посторонней? Вправе ли они называться единомышленниками нашими, свернув с пути прежнего? Человек, заболевший неизлечимой хворью должен свыкнуться с оной. К сожалению, излечить его мы не в силах, как бы чисты и прозрачны не были намерения наши, однако, мы можем облегчить страдания его, тем самым предотвратив распространение болезни этой. Это, безусловно, разумно. Поступая так, мы делаем хорошо и себе, и ему. Я с прискорбием узнаю, что одного из наших братьев постиг недуг, а люди, попавшие под влияние врага нашего, неминуемо становятся врагами нашими. При этом, важно помнить о единении нашем. Даже малейший, но прочный союз, способен противостоять вселенскому горю. Давайте же поможем нашему брату Сворту обрести покой! Избавим его и себя от мучений!
    Толпа разразилась аплодисментами, подбрасывая в воздух редкие шляпы.
    - Смерть предателю!
    - Смерть предателю, смерть!
    - Во славу великого Оза, настоятеля нашего!
    - Во славу Оза!
    По приказу Рурке двое коротышек поспешно выволокли Сворта из денника, и положили его податливое тело на землю возле проповедника. Сворт не сопротивлялся, всем своим видом показывая, что чувство страха над ним не властно. Он чуть привстал, облокотившись на локти, пристально глядя на Оза.
    - Проклятый шарлатан! – выкрикнул Сворт. – Знай, я тебя не боюсь. Уж лучше умереть свободным, чем жить в вечной зависимости от говнюка, вроде тебя.
    К Сворту подошли три человека из толпы. Один схватил его за руки, другой за ноги, и они растянули его на весу. Третий, просунув руки ему под затылок, держал его голову в приподнятом состоянии, очевидно для того, чтобы тот мог лучше видеть грядущие действия.
    - Уберите от меня свои поганые руки, - заверещал Сворт. – Джас, Роин, Осор, да что с вами, придурки!? Совсем крыша съехала? Однажды вы прозреете, и он расправиться с вами точно так же, как со мной. Попомните мои слова!
    Подойдя к Сворту, Оз достал из-за пояса небольшой, инкрустированный драгоценностями ритуальный кинжал с трёхгранным лезвием, и обхватил навершие обеими руками, занёс его над головой. Все замерли в тревожном ожидании, как вдруг короткую тишину пронзил сочный харчок, и следующий за ним смех Сворта с нотками лёгкого безумия. Вязкая мокрота угодила Озу чуть ли не в самый рот.
    Толпа, явно не ожидавшая подобного неуважения со стороны Сворта, так и ахнула от удивления, а Рурке прокричал:
    - Убей подонка!
    Оз мигом переменился в лице. Теперь оно искажалось от ярости. Глаза его загорелись злобой и коварством. Быстрым и точным движением он вонзил острие кинжала прямо в сердце Сворта по самую рукоять, и со злостью разворотил его. Улыбка не сходила с лица Сворта еще некоторое время после смерти.

    * * *

    Оз стоял напротив Безликого и пронзительно смотрел ему в глаза. К деннику так же стянулись все присутствующие, включая поумерившего свой пыл Великана, выстроившись полукругом позади проповедника.
    - Мои представления словно ожили, - изумлённое лицо Оза с каплями крови на нём вырисовывалось на фоне полумрака. Он не моргал. Когда он говорил, двигались одни только губы. – Поразительное сходство.
    - Что я говорил? – протараторил стоящий рядом с ним Рурке. – Оз никогда не ошибается.
    - Было бы уместно сказать, что мы встретились лицом к лицу, но ведь лико твоё не подлинно.
    - Рискни это выяснить, - бросил Безликий.
    Оз закатил глаза наверх так, что остались видны одни белки. Стоявшие за его спиной селяне принялись перешёптываться.
    - Это… это невероятно, - через некоторое время произнёс Оз и пошатнулся.
    - Что такое? – спросил Рурке.
    - Эти вибрации… Он… - Оз подался вперед и чуть было не упал, ухватившись на дверь загона. Несколько человек бросились поддержать его.
    Внезапно заскрипев, ворота конюшни распахнулись, приковав всеобщее внимание. Внутрь вошли трое: двое вооружённых мечами крепких мужчин воинственного вида, оба коротковолосые, среднего возраста, одетые в кожаные доспехи с металлическими вставками, и молодая женщина, облаченная в белое льняное платье с широкими обвисшими рукавами и накинутым поверх него шерстяным полотном длиной до колена. На её собранных волосах светло-русого цвета красовалась серебристая диадема, украшенная мелким жемчугом. Пройдя половину помещения, они остановились. Выпрямившись, воины замерли на своих местах по обе стороны от девушки, будто ожидая приказа.
    - Вы еще кто такие? – недоумевая спросил Рурке.
    Сделав несколько шагов вперед, девушка приставила указательные пальцы к вискам, закрыла глаза и напрягла лицо.
    - Чего это с ней? – удивился Рурке. – Убирайтесь подобру-поздорову!
    Но вошедшие никак не реагировали. Вдруг резко открыв глаза, она взволнованно посмотрела на Безликого и объявила:
    - Нам нужен этот человек!
    - Ну уж нет! – возмутился Рурке. – Зачем это вам сдался демон, интересно знать? Эй, а может, вы такие же, как и он? Пришли за одним из своих, значит.
    - Мы намерены забрать у него кое-что, - уточнила девушка. - Позвольте нам подойти к нему.
    - Шиш вы к нему подойдёте, - вскипел Рурке.
    Девушка молча кивнула, после чего мужчины в доспехах синхронно зашагали вперед.
    - Ну же, не стойте как истуканы! – крикнул Рурке, глядя на растерявшихся подопечных. – Вперед, сукины дети! Докажите, что вы готовы быть частью семьи! Оз смотрит на вас!
    Воины обнажили мечи, до этого момента покоящиеся на поясе.
    Подстрекаемые своим лидером, мешкаясь, и натыкаясь друг на друга, селяне шумной гурьбой двинулись навстречу наступающим. Один из оболваненных старикашек, волею случая оказавшийся на передовой, схватил вилы, воткнутые в одну из сенных куч, и выставил их вперед, приготовившись встретить сопротивление. Воинов это никак не смутило. Быстрым движением свободной руки один из них ловко выхватил вилы из рук старика, и молниеносным взмахом оставшейся, той, что сжимала меч, отсёк ему голову. Кровь брызнула фонтаном, голова, отскочив от стенки, покатилась по полу. Глядя на это, толпа было приостановилась, но было уже поздно, слишком маленькое расстояние было между соперниками.
    - Разделайтесь с этими демонами! – выкрикнул Рурке из-за спин фанатичной толпы. – Во славу Оза!
    Один из воинов взмахнул мечом, и мельтешивший перед ним коротышка упал на спину, в попытке увернуться, однако, неожиданно для него меч продолжил движение, и прокрутившись в ловкой руке, его острие устремилось бедолаге точно в живот. Другой воин сделал обманное движение, и обернувшись вокруг своей оси разрубил противника на две части, отделив ноги от туловища. Далее перед ним образовалось сразу несколько соперников, ни один из которых никак не решался напасть. Но вот, переглянувшись, они решили атаковать одновременно. Стоя на месте, воин схватил одного из бежавших на него за шею, и поднял в воздух. Затем ударом снизу-вверх встретил второго, распоров тому живот. Схваченный изо всех сил пытался ослабить хватку, но ничего не мог ей противопоставить. Шея хрустнула и бездыханное тело упало на пол.
    - Никчёмные создания! Ни на что негодные обалдуи! Горите в аду! – кричал Рурке глядя на то, с какой лёгкостью воины расправляются с его бестолковым мясом.
    Ветхотелые шли на убой. Кровь густыми мазками опускалась на стены, в воздух вздымались клочья плоти, кишки, и прочие органы. Кромсая нелепо наскакивающих на них безоружных селян, движимых лишь умело вбитой в их головы преданностью, воины стремительно сокращали их численность. Под искусными взмахами их мечей отсечённые сухие конечности разлетались по сторонам, обдавая их кровью с головы до ног.
    Тем временем в противоположном конце конюшни Рурке судорожно поднимал крышку люка. Рядом с ним стояли Оз и Великан. Последний, в свою очередь, изъявлял своё негодование, тыча на люк.
    «Тот самый подвал», - догадался Безликий.
    Пустив Оза первым, Рурке хотел было последовать за ним, но Великан воспрепятствовал этому. Схватив старика за горло, он отшвырнул его от люка на землю, потом вооружился топором, и с обезумевшим видом принялся рубить того на куски.
    Увидев, что дело осталось только за ним, Великан закончил превращать тело Рурке в кровавое месиво, грозно оскалился, перехватил топор поудобнее, и приготовился вступить в неминуемый поединок.
    - Подходите! Ну же! Попробуйте взять меня живым, - глаза Великана отчаянно бегали по окровавленным лицам воинов, стоящих в пяти шагах от него.
    - Убери оружие, и можешь убираться отсюда, - с отдышкой сказал один из них.
    - Ловко, - признал Великан. Его красное, блестящее от пота лицо горело недоверием.
    - Рэй говорят правду, - вмешалась девушка. – Они не причинят тебе вреда. Сложи оружие.
    - Почему я должен верить двух мужикам, стоящим на горе трупов?
    - У них был выбор, - сказала девушка.
    - Выбор, значит, - шмыгнул носом Великан, и посмотрел на Безликого. – Ну а вот мой выбор!
    Издав крик, переходящий в хрип, он помчался в атаку. На бегу занеся тяжёлое оружие над головой, Великан попытался обрушить на принявшего этот бой противника сокрушительный удар, но тот искусно заблокировал его мечом. Отпрянув назад, Великан нанёс рубящий удар с разворота, призванный разрубить визави пополам, но топор не смог достичь цели и лезвие лишь полоснуло воздух. Повторная попытка так же не увенчалась успехом. Несмотря на череду безуспешных атак, Великан не сбавлял боевого темпа, тем самым не давая противнику начать свою атаку, но вдруг, увернувшись от очередного удара и прокрутившись вокруг своей оси, воин непривычно резко для Великана взмахнул изящным клинком и опустил вниз острое лезвие. Кровь хлынула потоком из отсечённой по локоть левой руки, что упала на землю рядом с так и не сыскавшим удачи топором. Мигом побледнев, Великан отшатнулся назад и истошно закричал от нестерпимой боли, с ужасом глядя на валяющуюся перед ним собственную руку.
    Обагренный кровью воин, в свою очередь, был не намерен оставлять дело незаконченным. Он сильно замахнулся, намереваясь обезглавить противника, как вдруг раздался крик девушки:
    - Довольно Кастрем! – закричала девушка. - Хватит кровопролития!
    Клинок воина замер в считанных сантиметрах от толстой шеи Великана, судорожно сжавшего раненую руку, пытаясь остановить кровь, струящуюся сквозь пальцы.
    - Убирайся! – приказал воин. По лицу его стекали капли чужой крови.
    Не раздумывая ни секунды, Великан помчался вон.
    Пылая всё тем же волнением, девушка подошла к деннику, в котором находился Безликий, и отворила его.
    - Хвала Демиургу, наконец мы нашли его! – с восторгом произнесла она, поглядев на каждого из своих спутников. – Сомнений нет, артефакт при нём. Столь отчётливым было его присутствие.
    Завидев, что в попытке запустить руку в карман Безликого женщина встретила сопротивление, мужчины в доспехах насторожились.
    - Не стоит, - выпалила она, сделав останавливающий жест рукой, призывающий сопровождение оставаться на местах.
    - Кто ты такая? – спросил Безликий, отползая от неизвестной.
    - Моё имя Луилин. Знай, мы не намерены причинить тебе вред. Мы лишь заберём то, что тебе не принадлежит. Затем развяжем тебя, и ты пойдёшь своей дорогой. Противиться с твоей стороны очень глупо. Знай, мы не выйдем отсюда без него, - мягко, но в то же время уверенно произнесла девушка, окидывая недвусмысленным взглядом последствия кровавой мясорубки. – Проделан слишком большой путь, чтобы камнем преткновения стало одно лишь нежелание несведущего.
    - Откуда мне знать, что он ваш?
    - Я не сказала, что он наш, - уже холоднее произнесла Луилин.
    Сделав несколько шагов вперед, тем самым настигнув Безликого, она вознамерилась предпринять еще одну попытку лишить его странной находки, однако на этот раз её действо остановил плевок в лицо. В этот же момент оба её спутника буквально сорвались со своих мест, ведомые отмщением за пренебрежительное отношение к особе кровавом платье. Один из них поспешил помочь девушке подняться, и отвёл её в сторону. Второй, нависнув над Безликим, принялся наносить ему удары по лицу. Такие резкие и сильные, что голова быстро закружилась в безумном вихре.
    Сквозь застеливший глаза кровавый туман, он видел слабые очертания разъярённого лица заступника, который, казалось, только входил в кураж. От очередного удара в глазах вспыхнули искры. Он чувствовал, как лицо его превращается в безобразное месиво из кожи, крови и костей. И даже в столь неприятный момент, в глубине души он испытывал странное умиротворение оттого, что коготь до сих пор остаётся с ним. Быть может, он готов был пожертвовать всей своей физической оболочкой вплоть до полного её уничтожения, чтобы не расставаться с когтем ещё хотя бы несколько секунд.
    Удары прекратились, и Безликий почувствовал, как его поднимают за грудки в воздух и приставляют к стене. Глаза его не хотели открываться. Где-то вдалеке, как будто за много миль отсюда, послышался голос Луилин. Вероятно, приказ остановить мордобой, потому как вслед за этим тумаков больше не следовало. Вместо этого свободной рукой мужчина принялся с силой хлопать по карманам его одежды, пока не наткнулся на нужный. Но стоило ему запустить туда руку, как воздух тут же пронзил его душераздирающий вопль. Не в силах устоять на ногах без чужой помощи, Безликий снова рухнул на землю. С трудом открыв заплывшие глаза, он увидел необычную картину: в необъяснимой панике мужчина вдруг принялся неистово кататься по земле, попутно пытаясь сорвать с себя доспехи, из-под которых внезапно повалил дым. Кожа на видимых участках его тела начала странным образом плавиться. Выглядело все так, будто бы он сгорал изнутри. Воздух стремительно наполнялся тошнотворным запахом горелой человеческой плоти. Не зная, как реагировать на происходящее, Луилин и Кастрем стояли с обескураженном видом, лишь изредка порываясь что-то предпринять, но затем останавливались, словно не зная, что же именно. Очень скоро несмолкающие крики о помощи стали стихать, наравне с признаками жизни мучившегося. И вот они прекратились совсем.
    - О, Рэй! – слёзно взмолилась Луилин, опускаясь на колени перед тленными останками почившего союзника. – Прости, прости меня! Ищущие никогда не забудут тебя. Клянусь, однажды весь Фейверен скажет тебе спасибо. Во славу Алванатры! Покойся с миром.
    - Он был предан ордену дольше любого из нас, после твоего отца, - еле сдерживая слезу сказал Кастрем. На его некогда уверенном и невозмутимом лице проступила скорбь.
    - Как ты это сделал? – громко вопросила Луилин, обращаясь к Безликому. Её голос был преисполнен болью, в глазах читалось опустошение.
    Но Безликий не ответил. Он не мог. Полный внутреннего упокоения, он продолжал лежать неподвижно. Ему казалось, что он уже мёртв. Вот-вот тело его перестанет отчаянно цепляться за эту странную штуку, именуемую жизнью. Уже совсем скоро ему представится возможность на деле проверить маразматические домыслы стариков Лумрина, что на каждом углу талдычат о перерождении и о том, что смерть – это ни что иное, как начало новой жизни. Постепенно окружение исчезало в багровой пелене.

    * * *

    - У нас нет выбора Кастрем, - сказала Луилин, стирая со щек очередную порцию слёз.
    - Что ты хочешь сказать? – Кастрем недоумевающе посмотрел на неё.
    Она указала на останки Рэя, еще совсем недавно пребывавшего в добром здравии.
    - Демиург тебя сохрани, ты собираешься…
    - Боюсь, мы вынуждены, - опередила его девушка. - Взгляни на него. Он слишком слаб. Если он погибнет, мы сильно рискуем.
    - Рискуем чем? – хмыкнул Кастрем. - Думаешь, это Вэйлиал?
    - Я не знаю, Кастрем, я не знаю, – с безысходностью произнесла Луилин. – Мне хочется верить, что это не так, но к сожалению, это было бы единственным разумным объяснением. Мы должны проверить эту теорию. Проверить способом куда менее безопасным, нежели Рэй. Только так мы сможем себя обезопасить.
    - Нийар?
    Луилин кивнула.
    - Что, если ты права?
    - Пока рано об этом думать.
    - Что ж, - после недолгой паузы сказал Кастрем. - Будь осторожна! – он крепко обнял её.
    Подойдя к Безликому, Луилин склонилась над его изголовьем.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Арчи Арт
    Категория: Фэнтези
    Читали: 26 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 апреля 2018 | Просмотров: 49 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Nemoshch (9 апреля 2018 21:01)
    Если что, я все еще вас читаю)). В общем-то интересно, но почему-то не могу отделаться от впечатления, что некоторые эпизоды я уже где-то встречал. Некоторые названия как будто из Forgotten Realms. Описания главного героя напомнили Ведьмака, и "культисты" из этой главы тоже как будто оттуда. Ну и кольцо, не отпускающее носителя, конечно. Видимо, в наше время, написано уже столько фэнтези, что надо очень и очень постараться, чтоб создать, что-то оригинальное, и не похожее на остальных. Очень хочется верить, что у автора получится удивить))


    Комментарий 2 написал: Арчи Арт (10 апреля 2018 01:30)
    Nemoshch,
    Из Форготтена читал только пару-тройку книг о темном эльфе) Ведьмака не читал никогда. Но ассоциации частенько возникают при прочтении чего либо современного даже на "профессиональном" уровне))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.