«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Manul mik58

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 28
Всех: 32

Сегодня День рождения:

  •     amhdws (16-го, 27 лет)
  •     wawnop (16-го, 22 года)
  •     Дмитрий Готик (16-го, 24 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Кто такой поэт? 4 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1641 Ванадий
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1880 anuta
    Школа начинающих писателей Урок-8 Батальные сцены в литературе. Как описывать? Школа прозаиков-2 1 octopussy
    Дискуссии О культуре общения 285 mik58
    Организационные вопросы Заявки на повышение 778 mik58
    Рисунки и фото свободный художник 269 Pavek
    Флудилка Время колокольчиков 199 Muze
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Безликий

    Безликий почувствовал необъяснимый прилив сил, будто кто-то с невероятной скоростью собирает воедино кусочки его раздробленного тела. Всякая боль, успевшая поселиться в его теле, отступала, словно процесс её возникновения обратился вспять. Приоткрыв глаза, он увидел напряжённое лицо Луилин. Девушка сидела перед ним на коленях, подобрав подол замаранного платья, поднеся указательные пальцы к вискам. Её фигуру окутывала аура ярко-зелёного цвета, вдоль контура которой воздух покрывался мелкой рябью. В какой-то миг напряжение спало с её лица, свечение исчезло, и она обездвиженная повалилась на землю. Кастрем бросился к ней. Упав на колени, он принялся тормошить её в тщетных попытках привести в чувство.
    - Что с колдуньей? – спросил Безликий, поднимаясь на ноги с лёгкостью, которую в последний раз испытывал разве что в прошлой жизни. Совершенно незнакомое ему самочувствие, состоящее из колоссального запаса сил и непреодолимой энергии. Может, это и есть та самая новая жизнь?
    - Она не колдунья, - с тревогой в голосе ответил Кастрем. – Что же ты наделала?!
    Безликий фыркнул.
    - Неужто простая деревенская девка? С такими трюками ей впору примкнуть к бродячим циркачам.
    Беспокойное выражение лица воина вмиг сменилось разъярённым. Он сейчас же вскочил на ноги. Невесть откуда в его руках появился стилет, чьё длинное тонкое лезвие смотрело на Безликого.
    - Моли Демиурга, чтобы она очнулась! – сердито произнёс воин. Подбросив оружие в воздух, он перехватил его за лезвие. – Иначе этот кинжал вонзится в твоё горло.
    - Сомневаюсь, что дамочка жертвовала собой ради этого, - отрешённо произнёс Безликий, разглядывая обугленные части тела Рэя на фоне кровавого марева.
    - Глупец, то, что тебе удосужилось только что пережить – проявление последнего из чудес Алванатры.
    - Алва… что?
    - Алванатры, - раздался обессиленный голос Луилин.
    - Хвала Демиургу! – облегчённо выдохнул Кастрем. Он помог девушке подняться, и держа её за локоть сказал: – Как же ты меня напугала.
    - Прошу, покажи его мне, – девушка обратилась к Безликому. Взгляд её был рассеянным и неразборчивым. Она вслепую поправила свою съехавшую набок диадему. - Мы должны убедиться.
    Взглянув на Кастрема, и встретив его полный неприязни взгляд, Безликий вдруг понял, что безоружен. Но сразу смекнул, что это едва важно в данной ситуации.
    - Похоже, вы знаете, что это, - с этими словами Безликий достал из кармана коготь. Немного подержав его на ладони, он снова скрыл его от посторонних глаз.
    - Вэйлиал, - протянула Луилин. Её прекрасные лицо вмиг обрело спокойствие – явно долгожданное, о котором она уже возможно бросила мечтать. – Он великолепен. Мы уже начали терять надежду. Ах! Ты должен идти с нами, - еле слышно произнесла она, уронив голову на плечо соратника.
    - У меня своя дорога, - возразил Безликий.
    - Очень скоро она может зайти в тупик, - сурово сказал Кастрем.
    - Что ты имеешь ввиду? – слова воина прозвучали для Безликого весьма двояко.
    - Хочешь узнать предназначение своей находки?
    - Как раз поэтому я ещё здесь, - Безликий резким движением убрал за уши длинные пряди волос.
    - Прежде чем начать, скажу тебе кое-что наперед. Это место мы покинем либо заодно, либо это сделает только один из нас, - твёрдо заявил воин.
    Безликий промолчал, сохраняя на своём лице привычный слепок бесстрашия, а Кастрем продолжил:
    - До сегодняшнего дня о существовании нашего братства знали лишь те, кто в нём состоит. Оно было создано её отцом с одной лишь целью – разыскать древний артефакт. Только с помощью него возможно восстановить природное вращение Алванатры в нашем мире, который стал увядать после кошмарных событий, ознаменовавших конец Эпохи Династий.
    - Каких ещё событий? - Безликий задумчиво достал из кармана коготь и принялся его рассматривать.
    - Великая Вспышка, - с видимым волнением произнёс Кастрем, завидев коготь. – Исход самого знаменитого в истории Фейверена похода, устроенного Кесарем Славы из Династии Хайрунд двести тому назад. Тогда одержимый идеей бессмертия и всеобщей власти, Драказар посягнул на самое святое. Заручившись поддержкой многих Нуй’Акоман и Ашар, которые к слову сказать были против подобной затеи, он вопреки предостережениям отправился к месту произрастания Великого Семени. Как и следовало ожидать, тиран и его армия не смогли совладать с могущественной силой, питающей мир Алванатрой - особой разновидностью энергии, циркулировавшей по всему Фейверену, точно кровь в наших жилах. Так и не подчинив её, они тем не менее смогли повлиять на её поток, непредумышленно преградив ему путь в жилы Фейверена. Стремительно накапливаясь перед новоиспеченной заслонкой, Алванатра начала накладываться сама на себя, до тех пор, пока не обратилась мощнейшим взрывом, отразившимся по всему континенту невероятной по яркости вспышкой. Это явление длилось считанные секунды, но те, кто стал его очевидцами, моментально ослепли. Чудодейственная энергия, в той или иной степени пребывавшая во всем живом, исчезла. Мир принялся чахнуть, как чахнет тело, в котором иссякла жизненно важная жидкость. С каждым поколением процесс набирает обороты, а его последствия становятся все более явными. Это касается всего. Начиная с рождения прокажённых детей и заканчивая страшными природными катаклизмами, которые рано или поздно приведут к полному уничтожению некогда прекрасного мира.
    Дослушав Кастрема, Безликий безотчётно одел коготь на безымянный палец левой руки. Стоило ему это сделать, как он почувствовал бегущий по телу холодок. На смену ему пришло лёгкое головокружение, которое быстро прекратилось. Нутро наполнилось невыразимо-прекрасным воссоединяющим переживанием. Он словно освободился от докучавшего ему всё это время ощущения отделённости от внешнего мира.
    - Немедленно сними! – возмутился Кастрем.
    Но Безликий и не думал подчиняться. Воин глубоко вздохнул. Выражение его лица стало твёрдым, как застывший воск.
    - Полагаю, нам будет непросто сосуществовать в нашем путешествии, - сказал он.
    - Думаешь, я настолько боюсь тебя, что соглашусь?
    - Это была бы лучшая благодарность с твоей стороны, - тихо, но отчётливо прощебетала Луилин, опередив Кастрема.
    - Славно же ты запела, - колко заметил Безликий.
    - Не сомневайся, я сделаю всё, чтобы доставить Вэйлиал куда следует! – Кастрем сердито смотрел на Безликого. - Даже если придётся везти его туда на твоей отрубленной конечности!
    - Так вот в чём всё дело. Намекаете, что я единственный, кто может касаться когтя, не поджарившись при этом как крольчатина на вертеле?
    - Мы не хотим рисковать, - вновь подала тихий голос Луилин.
    Безликий знал, что они не правы, но не счёл нужным ставить их в известность. Он знал, как минимум, одного человека, которому удавался свободный контакт с когтем – Нервный Зак.
    - Как насчёт награды? – поинтересовался он.
    - Гарантия твоей жизни подойдёт? – скривился Кастрем, касаясь замаранных кровью ножен.
    - Если бы ты мог, то уже сделал бы это, - ровным тоном сказал Безликий, и вновь принялся разглядывать коготь, красующийся у него на пальце. Увлёкшись его созерцанием, он и сам не заметил, как коготь приковал его внимание настолько, что окружение перестало существовать. Это маленькое произведение ювелирного искусства необъяснимо завораживало, манило его какой-то тайной, сидя на пальце точно влитое. Как если бы ювелир изготовил его по индивидуальному заказу. Коготь не оставлял его мыслей с момента их с ним объединения. А это определённо неспроста. Почему-то Безликий упорно в это верил. Когда же он наконец отвлёкся от предмета своего вожделения, всё вокруг выглядело неестественно. Странным образом изменилось осязание реальности. А быть может и сама реальность. Он опять припомнил недавние галлюцинации. Наверное, пора уже ему окунуться в одну из них. Но нет. Он все ещё находился в конюшне, воздух в которой пропитался кровью, а стоящие в нескольких шагах от него Кастрем и Луилин о чём-то перешёптывались, глядя на него. Что-то определённо изменилось. Картина была узнаваемой, но в тоже время чужой. Всё было как прежде, но по-другому. Он быстро оглянулся и обнаружил, что бегущее перед глазами окружение не поспевает за его взглядом, а настигает его с некоторой задержкой. Глядя в одну точку, ему требовалось еще некоторое время чтобы увидеть то, на что он действительно смотрел. Зрение обрело странный заторможенный ритм, а ещё чуть погодя, изображение перед его глазами начало увеличиваться в размерах, приближаясь к нему всё ближе с каждым мгновением. Безликий зажмурился, пошатнулся, и не удержавшись на ногах, повалился на пол. Когда он открыл глаза, то обнаружил, что лежит на мраморном полу, скрытом под тонким слоем густого серого тумана. Поднявшись на ноги, он осмотрел помещение. Он находился в небольшом круглом зале. Стены из тёмного мрамора, уходящие в непроглядную высь, были от и до увешаны длинными черными зеркалами. Вдруг отовсюду до него стал доноситься перебивающий друг друга противный шёпот.
    - Он здесь…
    - Уходит свет, приходит тьма…
    - Я чувствую его…
    - …отдайся ей, не прячься зря
    - Он снова явился к нам…
    Одновременно с шёпотом, тут и там в зеркалах начали проявляться очертания человеческих лиц. Таким образом, очень скоро на него смотрело неисчислимое множество людей, чей мерзкий шёпот всё сильнее и сильнее впивался в его уши. Заслонив уши руками, он принялся осматриваться в поисках выхода, но дверей здесь не наблюдалось.
    - Удивительно раз за разом наблюдать, как незнакомо тебе это место! - вдруг раздался пронзительный голос, отразившийся от стен громогласным эхом. Он доносился словно из ниоткуда.
    Безликий быстро оглянулся, но никого не увидел. Голос расхохотался, словно его хозяин находился на грани безумия.
    - Кто ты?
    - Настал момент, которого я ждал долгие годы, - проигнорировав вопрос, сказал голос. - Сейчас ты как никогда близок к исполнению своей части нашего уговора.
    - Какого еще уговора?
    Но голос не ответил, а в зеркалах вновь стало пусто. За исключением одного, из которого на него смотрело лицо Кастрема.
    - Тебе следовало послушать меня, - сказал он.
    Безликий принялся мотать головой для того, чтобы прийти в себя. Всё вокруг начало изменяться, уплотняясь в форму недавней (реальной?) обстановки. Поморгав для верности, и на всякий случай протерев глаза, он увидел нависшего над ним Кастрема. Лёжа на полу, Безликий находился в растерянности.
    - Полагаю, по-хорошему мы не договоримся, - нахмурившись, сказал воин, и в руке его снова возник выскользнувший из рукава стилет. - Ты пойдёшь с нами. Хочешь ты этого, или нет.
    - Угрожаешь прикончить меня? – спросил Безликий, медленно поднимаясь на ноги. – Интересно, что скажет на этой колдунья, старавшаяся понапрасну.
    Воин и девушка переглянулись.
    - Будем считать, что ни тебе, ни нам не повезло, - ответил Кастрем.
    Безликий устремил на него напряжённый взгляд.
    - Советую тебе расслабиться, и принять это как должное, - предложил воин. – Ты получишь свободу сразу после того, как наша цель будет достигнута. Нужно кое с кем встретиться. Ты возьмешь лошадь Рэя, упокой Демиург его душу. Поскачем на запад. Думаю, к утру окажемся в деревне под названием Иствейле. Там отдохнём, приведём себя в порядок, а затем, чистые, сытые, и с новыми силами, продолжим путь, - подытожил он.
    - Не стоит омрачать и без того мрачную ситуацию, Кастрем, - попросила Луилин, затем обратилась к Безликому: - Мне бы не хотелось, чтобы ты чувствовал себя заложником. Словами не передать какую неоценимую помощь ты окажешь Фейверену и всем его жителям.
    Безликий осмотрелся вокруг, тем самым намекая на абсурдность её слов.
    - Это были вынужденные меры, - Луилин посмотрела на Кастрема. – Они должны были защитить себя и меня.
    Безликий опустил взгляд на коготь, несколько раз сжав и разжав руку. Возвращаться назад никак не входило в его планы. Но похоже, он вынужден признать, что угодил в просак. Уступил этим кровавым благодетелям. Проиграл им битву. Битву, но не войну.
    - Я должен отыскать свою сумку и оружие, - тут же поняв, что взболтнул лишнего, он мысленно проклял себя.
    - Всё это тебе не понадобится. Мы обеспечим тебя всем необходимым, - тоном, не терпящим возражений, уверил Кастрем, после чего добавил: – И мне спокойнее будет.
    Безликий фыркнул.
    - Не в моих правилах доверять ведьмам, - пренебрежительно сказал он.
    - Она не… Если хочешь знать, тебя исцелила не Луилин. По крайней мере, не напрямую. Этому поспособствовал её отец. Это стоило ему последних остатков энергии, которая всё это время приближала нас к Вэйлиалу. Да будет тебе известно, на поиски артефакта у него ушло сто пятьдесят лет.
    - За дурака меня держишь?
    - Удивлён да? Очевидно, там, откуда ты родом, дела с книгами обстоят не очень хорошо. Её отец входил в одно из сословий Ашар. Так называли людей с урождённым даром соприкосновения с Алванатрой. Средняя продолжительность их жизни во времена Эпохи Династий составляла три сотни лет.
    - Не терпится увидеть долгожителя.
    - Видишь ли, с того момента, как Алванатра оставила Фейверен, здешнее течение времени для Ашар убыстрилось в разы. Брелл не продержался бы среди нас и минуты.
    Безликий изобразил наигранное удивление.
    - Эта реальность – не единственная, в которой могли существовать Ашар, принадлежавшие к его сословию, - пояснил Кастрем. - Они могли вскрывать невидимую материю и всецело проникать в неё, укрываясь от любых недугов внешнего мира. К слову, многие из имевших подобные возможности Ашар, спрятались там в преддверии негативных последствий Рокового Похода. Но только Брелл догадался прихватить с собой Алванатру. Направляя её через Луилин посредством их родового канала, он привёл нас к тебе.
    - Так себе сказочка, - сказал Безликий, покачав головой.
    - Я понимаю, вера в подобное даётся тебе с трудом, ввиду того, что ты рождён в иное время. Настанет час, и мои слова обретут наглядное тому подтверждение.
    Осведомившись о самочувствии Луилин, и получив удовлетворительный ответ, Кастрем твёрдо заявил:
    - Идём.
    Приказав Безликому идти первым, он, придерживая девушку за локоть, направился следом. Спотыкнувшись об попавшую под ноги отрубленную руку Великана, на губах Безликого мелькнула тень ехидной улыбки.

    * * *

    Стояла полночь. Прохладный уличный воздух тут же напомнил Безликому о порванной одежде, и он поспешал запахнуть её.
    - Прими извинения от лица всего братства, - сказала ему Луилин. Она выглядела в меру спокойной, в меру встревоженной и даже, чарующей. – Обстоятельства вынуждают нас действовать должным образом. Вэйлиал повёл себя чрезвычайно непредсказуемо на примере Рэя, упокой Демиург его душу. Это очень странно, учитывая, что он находится в «запечатанном» состоянии. Едва ли мы были готовы к такому развитию событий, а посему вынуждены просить тебя о помощи. Как бы нам этого не хотелось.
    Изящная кобыла с белоснежной шкурой, и лохматыми ногами, принадлежала ей. Безликому досталась одна из двух угольно-чёрных красавиц, с роскошной волнистой гривой. Отвязав чембур белой кобылы, Кастрем помог Луилин подняться в седло, предварительно осведомившись о её состоянии. Закрыв глаза, она едва заметным движением ноги дала понять кобыле, что можно отправляться.
    - И без глупостей, - предупредил Кастрем, когда Безликий опустился в седло.
    Бросив на воина презрительный взгляд, он устремился вслед за Луилин.

    * * *

    Они шли галопом, вытянувшись цепочкой, которую возглавлял Кастрем. Позади него шёл Безликий, а следом за ним, на своей грациозной кобыле, скакала Луилин. В такт сильным лошадям, энергично двигающимся вперед, всадники то и дело подпрыгивали в седле вверх-вниз.
    Как только они миновали овраг, в котором покоился Нервный Зак, всё внутри Безликого залилось спокойствием и умиротворённостью.

    * * *

    Они въехали в Иствейл ранним утром. Улочки деревни, тесно граничащей с лесом, были ещё пусты, за исключением нескольких не совсем трезвых горожан, окинувших троицу бессмысленным взглядом. Увидев вывеску, на которой красиво выведенными буквами было написано «Гостиница Поющая Заводь», Кастрем жестом скомандовал сворачивать к ней. Не успели они спешиться, как к ним вышел конюх. Худощавый мужчина с бородой, в грязной одежде, и высоченных сапогах. Выслушав распоряжения Кастрема, он принялся заниматься лошадьми, поочередно отводя их в стойло, что находилось по другую сторону гостиницы. В дверях, их сперва с улыбкой, а затем с оторопью, встречала Айра. Безликий ещё не успел забыть эту рыжеволосую толстуху в тёмно-зелёном платье. Она его тоже.
    - Уже вернулись, господин? Что с вами приключилось? Ваша одежда… – с недоумением затараторила она, отходя в сторону, освобождая проход для гостей.
    Но Безликий ничего не ответил. Он молча прошествовал внутрь и сел на табурет напротив приёмной стойки. Вслед за ним вошла Луилин, и принялась обговаривать с Айрой условия проживания. Кастрем зашел чуть позже. На плече у него была большая сумка, снятая с седла. Подойдя к стойке, он обменялся несколькими фразами с Айрой, после чего сунул руку в небольшой мешочек, привязанный к поясу, и извлек из него пару серебряников. Он положил их на полированную деревянную поверхность, получив взамен горстку ключей. Перегнувшись через стойку, Кастрем что-то проговорил Айре на ухо, после чего вложил ей в руку ещё один серебряник. В этот момент недоумевающий взор толстухи коснулся Безликого, но встретив в ответ его обжигающий взгляд, та поспешила увести глаза в потолок. Поблагодарив толстуху в ответ на её согласный кивок, он с Луилин направился к лестнице. Но увидев, что Безликий не торопиться следовать за ними, остановился и жестом пригласил его пройти вперед.
    Оказавшись на втором этаже, Кастрем обозначил где чья комната. Затем отпер дверной замок в покои Безликого и готов был удалиться, но Безликий остановил его.
    - Ключ, - потребовал он.
    - Он тебе не потребуется, - возразил Кастрем, захлопывая за собой дверь.
    Небольшая комната, едва ли не точная копия той, в которой он останавливался намедни, выглядела уютно и гостеприимно. В углу, у стены, стояла широкая кровать, накрывая ситцевым одеялом. Подле кровати стоял небольшой столик, на котором бездействовала масляная лампа. В другом углу стоял шкаф, рядом с которым находился стол и два стула. Чуть дальше умывальник. Единственное окно было закрыто занавесками. Две из четырёх стен были украшены картинами с непонятной для него мазнёй.
    Усевшись на кровать, он стал водить взглядом по комнате. Еще до въезда в Иствейл, в голову его пытались прорываться мысли о Муаррак’каях, что так усердно не давали ему заснуть позапрошлой ночью. Теперь же он умело отодвигал от себя необходимость думать о них, разменивая подобные мысли на мысли о месте. Он представил, как уже завтра в полдень оказывается за много вёрст отсюда. Серебряная цуба выглядывает из-за его спины. Он держит привычный курс на Гиллинг-Дар, где знаменитый Оракул вытащит его из затянувшей его трясины неведения.
    Раздался стук в дверь, на который Безликий и не думал реагировать. Через некоторое время за ним последовал ещё один, после чего в комнату робко заглянула Айра.
    - Прошу меня извинить, господин… - она запнулась, очевидно осознав, что не знает имени постояльца. – Госпожа Луилин распорядилась озаботиться починкой ваших вещей и организовать для вас завтрак. Через некоторое время он будет готов, а пока разрешите мне привести ваши вещи в должное состояние.
    Безликий молча разделся по торс и отдал вещи толстухе.

    * * *

    Штопка и пришивание нескольких пуговиц не заняли много времени, и уже очень скоро Айра вернулась, чтобы отдать Безликому его вещи.
    - Прошу спускаться к завтраку. Ваши друзья ждут вас.
    Кастрем и Луилин дожидались его за одним из столов в небольшом трактирном зале, располагавшемся в левом крыле гостиницы. На девушке было платье цвета морской волны, размер которого был ей явно велик. Стоило ему сесть напротив своих спутников, как скрипнула кухонная дверь, и оттуда показалась Айра. В руках она держала большой железный поднос, на котором стоял кувшин молока, тарелки с сыром и душистым ржаным хлебом, и три стакана.
    - Ваше платье будет готово к вечеру, госпожа Луилин, - с улыбкой сказала толстушка, аккуратно опуская поднос на стол перед ними.
    - Благодарю вас, Айра, - чуть склонив голову, ответила Луилин.
    - Приятной трапезы, - пожелала хозяйка, вытирая руки о белоснежный передник.
    - Как скоро мы окажемся у Всеведующей Нийар? – Обратилась к Кастрему Луилин, соединяя продукты в бутерброд.
    - При самом худшем раскладе через три-четыре дня, - ответил Кастрем, наливая молоко в стакан.
    - Да ниспошлёт Демиург милость, и помех не предвидится, - с надеждой произнесла девушка.
    - Как знать, как знать, - ответствовал Кастрем, бросив взгляд на Безликого.
    - Тебе нужно позавтракать, - сказала Луилин, переключив внимание на только что подоспевшего сподвижника. – Набирайся сил. Завтрак очень вкусный.
    - Куда вы направляетесь? – спросил Безликий.
    - До вчерашнего дня считалось, что будучи в «запечатанном» состоянии, Вэйлиал не способен причинить вред кому-либо. Но мы ошиблись, - она вытерла подступающую слезу. - Случай с Рэем поставил нас в тупик. Ответ на этот вопрос мы и намерены получить у Всеведущей Нийар. При других обстоятельствах, я бы не задумываясь обратилась к отцу. Это было бы куда быстрее, и сэкономило кучу времени. Но, как тебе известно, на твою регенерацию ушла последняя из частиц Алванатры. Я не смогу выйти с ним на контакт до тех пор, пока Вэйлиал не исполнит своё предназначение, - пояснила она и поднесла стакан к губам.
    - Где это? – спросил Безликий, сооружая бутерброд.
    Луилин и Кастрем переглянулись.
    - Её пристанище находится к северо-западу отсюда.

    * * *

    Аккурат к завершению трапезы в зале снова появилась Айра. Кастрем распорядился, чтобы к их отъезду она приготовила им в дорогу еды и воды, при этом вознаградив толстуху новой порцией серебряников. Отвесив поклон, та хотела было удалиться, но в этот момент в гостиницу вошёл странного вида мужчина. Грязный и исхудалый до нельзя. Его растрёпанные и неприлично отросшие волосы напоминали воронье гнездо после разорения. Он был одет в лохмотья, которые судя по всему, когда-то были красивым кафтаном. Плотно закрыв за собой дверь, он тревожно посмотрел в небольшое смотровое окошко, проделанное в ней, и прошёл в трактирный зал. Одарив присутствующих неприятным запахом, он тяжело дыша проследовал к столику, стоящему в дальнем углу и занял место у самой стены. Так, чтобы его не было видно ни в одно из окон.
    Глядя на оборванца, Айра, скривив лицо, подошла к нему, и принялась размахивать полотенцем.
    - Пошёл вон! Фу-фу! Здесь тебе не приют для бродяг!
    Но мужчина никак не реагировал на толстуху. Он сидел, покусывая свои чёрные ногти и что-то бормотал себе под нос. Смекнув, что с этот гость понимает лишь язык силы, Кастрем подошёл к нему, и схватил за шкирку.
    - Он-ни идут! Они ид-дут за мной! Эти твари где-то рядом! – заверещал мужчина, вжимаясь в угол.
    Силой вытащив оборванца из-за стола, Кастрем стал толкать его к выходу.
    - Они ряд-дом! Я ч-чувствую их присутствие! – не унимался бродяга.
    - Кто они? – инстинктивно спросил Кастрем.
    - Твари, к-кто же еще! Они уже рядом, точно вам г-говорю! Уж я то знаю.
    - Луилин, взгляни на это, - Кастрем указал на оборванный камзол бродяги, на груди которого еще прослеживались остатки вышитой бегущей золотой куницы.
    - Герб Лазарона! – ужаснулась та.
    - Они з-здесь! Здесь! Они п-пришли за мной!
    - Айра, будь добра, выдели этому человеку комнату и нагрей ванную. Похоже, этот мужчина никто иной, как королевский легат.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Арчи Арт
    Категория: Фэнтези
    Читали: 19 (Посмотреть кто)

    Размещено: 13 апреля 2018 | Просмотров: 28 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.