«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 14
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Зелёный рассказ. Фельдграу (Эпизод 2)

    Эпизод Второй

     

     

    Пятница

     Земля под ногами исчезла. Утонув в пространстве, растворившись в нём до последней клетки, молекулы, я находился, пожалуй, в ином мире. Чувствовал только сухость во рту. Страшную сухость, мешавшую дышать. Я задыхался, жадно глотая воздух и удивляясь тому, какой он свежий. Ничего не видел. Стеной перед глазами тьма.

     Я был путником. Точно – заблудшим путником в грязной одежде, от которой пахнет дорогой, табаком и пылью. Тогда стало вырисовываться небо: свинцовое и тяжёлое. Ни звёзд, ни луны. Я видел поле под ним и пустынную дорогу, такую, какие сотнями лежат вдоль деревень и посёлков. И дерево на обочине: оно серело от пыли, шелестя ветвями на холодном ветру. Это был октябрь, его середина.

     Я бежал вдоль обочины, скрываясь от кого-то. Не чувствовал ни страха, ни испуга – не чувствовал вообще ничего. Казалось странным, почему я бегу, но мне определённо хотелось спрятаться. Кругом только бескрайнее поле и голубой лес где-то далеко – до него не успеть. Только пыльное дерево (то ли тополь, то ли берёза – точнее не вспомнить) стояло передо мной.

     Я уселся под его крону, опершись о могучий ствол, и думал. Являлись странные тени, водоворотом заглатывая меня в саму гущу: то ветер закружит танец опавшей листвы и заговорит со мной, то крона станет прогонять из-под надёжной опеки. Но я продолжал сидеть и думать, задаваясь вопросом, почему так сухо во рту.

     Потом всё благополучно закончилось. Вокруг потемнело и, на какое-то время, я вновь оказался растворившимся в воздухе. Такое странное ощущение, когда тебя нет. Спокойствие и тишь. Ничего не беспокоит и не тешит, время медленно течёт сквозь тебя и теряется после. Памяти нет, и всё, что живо во мне – забыто. Происходило странное… Я не знал времени: прошла секунда, а может  год. Но тьма озарялась вспышками – я вновь появлялся. Вокруг голоса и крики. Что-то хотело потревожить, но я пытался вырваться и убежать.

     Скованность сильно мешала. И тогда я успокоился. Белый свет, вспышки света в глаза.

     И вновь пустота…

     Теперь я видел сад. Снова стояла осень, но не октябрь. Скорее бабье лето – середина сентября. В саду царила прохлада, но я чувствовал тепло лучей, отражающихся золотым садом. Меня как будто не было здесь, только душа порхала над землёй, боясь потревожить выжженную летом траву.

     Плотной стеной сад окружали деревья. Покоясь здесь, они напоминали стражу, охранявшую сад от тьмы, может быть от того свинцового неба, что я видел до этого. Мне было хорошо в саду, я чувствовал силы и был полон ими. Но опять пугался сухостью, царапавшей теперь горло.

     Пробравшись сквозь деревья, я оказался в сердце сада, там, где стояла высокая беседка. Четыре белоснежные колонны держали на себе конусообразную крышу, украшенную причудливыми узорами и позолотой.

     Я приблизился к беседке и взору моему открылись сухие виноградные лозы. Подумалось о печали. Она повсюду в саду и каждое дерево, как будто поёт ей песню.

     Зашёл в беседку: старый стол, усыпанный опавшей листвой; на нём маленькие жёлтые яблочки. Я провожу по столу ладонью, но не чувствую прикосновения – бестелесный дух.

     Потихоньку сад исчезал, терялась его краса, его золото; деревья-стражи, подобно мне, растворялись в воздухе и я мог ими дышать. Трава в секунды разлеталась на ветру и исчезала – мне не дано понять, куда она пропадает.

     Теперь во мне рождался страх. Я перестал обращать внимание на сухость во рту, боялся вновь исчезнуть и уже никогда не вернуться. Но беседка оставалась при мне: в момент паники я заметил странный символ, не понятно кем выжженный здесь. Это был круг… А потом (я не видел как) в нём оказалась точка. Это было одно целое, но я знал, что появилось оно не одновременно. Точка в круге.

     



     

     И снова я оказываюсь на пустынной дороге, под тяжестью свинцового неба. Я бреду вдоль обочины и чувствую ветер. Всё вернулось: и страх, и сухость, и ветер.

     Потом я открыл глаза…

     

     Я лежу на холодной земле. Кругом ночь и тишина. Ничем не могу пошевелить и вообще не понимаю где я. Вижу только верхушки деревьев, подпирающих чистое ночное небо – вспоминаю свой сон: небесный свинец и замшелое дерево. Вот оно откуда!

     Пытаюсь повернуть голову, просто знаю, что где-то рядом должен лежать Гриха – он тоже курил эту дрянь, которая так меня вырубила. С трудом сделав это, я чувствую острую боль в шее и пытаюсь закричать, но крик умирает в моём засохшем горле, так и не успев родиться.

     Что это было? Явно штука мощнее, чем та, что я курил в армии, хотя в прошлый раз шваркнуло тоже не плохо. Я не видел почти ничего, глюков не было и то, что было со мной сейчас – очень напрягает. Я пролежал без сознания часов шесть не меньше. Просто уверен, что сейчас глубокая ночь.

     Снова пытаюсь подняться, но ноги не слушаются. Тяжело дышать.

    - Гриха! – еле хриплю я, пытаясь хоть как-то разыскать вокруг всего этого дерьма друга. А сам думаю, вспоминаю. Доза была не большой. Если бы я курил натуралку, то ничего и не было бы – такое количество никак не влияет. Но химия курится в других дозах и, ту что я выкурил пару часов назад, оказалась явным передозом.

     Приложив все усилия, мне удаётся сесть. К горлу подступает тошнота, но как умерший крик, она не может пробиться наружу. Странно, но в этот момент хочется сигарету. Я роюсь в кармане, но ничего не нахожу: ни сигарет, ни мобильного телефона, ни пипетки, ни пакета. В голове гудит. Ощущение, что рядом проезжает электричка.

     Ещё одно усилие и я поднимаюсь на дрожащие ноги. Странно, как один небольшой напас, полностью меня обессилил. Рвота пробивается сквозь горло и меня выворачивает. Думаю только об одном, чтобы в эту секунду меня никто не видел.

    - Гриха! – вновь говорю я, и голос мой становится громче.

     Его нет. Он ушёл. Бросил меня вот тут, в каком-то парке, лежать на земле и тихонько умирать.

     Оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, где я. Мне нужно домой, срочно. Жалко мобильник – его подарил отец, когда был жив. Сейчас бы вызвал такси, но придётся идти пешком. В лучшем случае поймаю мотор на дороге.

     Пробираюсь сквозь сухие заросли и выхожу на асфальтированный тротуар. Кругом тишина. Район спит глубоким сном, а на улице хозяйничает ветер и редкие фонари.

     Так и не поняв, где нахожусь, иду прямо.  Район у нас маленький, однозначно, наткнусь на свою пятиэтажку. Про себя думаю о Грихе – этот скот бросил меня, кинул умирать. А чтобы сделал я на его месте? Наверное, испугался бы и тоже убежал. Он, наверное, подумал, что я умер. Заодно прихватил мои сигареты, мой телефон и мою дурь. Сука одним словом!

     Не знаю каким чудом, но я выхожу на знакомую родную улицу. В нашем районе она одна не асфальтирована. Весной напоминает болото: автовладельцы бросают транспорт на  въезде, чтобы не застрять в грязи. А теперь, когда в город после дождей вернулось солнце, улица просохла и дорога превратилась в урезанную канавами полосу препятствий.

     Пару раз спотыкаюсь о сухую грязь.

     У подъезда чувствую запах бензина – сосед опять варит «крокодил». Меня воротит от запаха и вырывает уже в подъезде. Еле волоча ноги, я поднимаюсь на второй этаж, думая, как бы не перепутать двери. Стучусь, мысленно прокручивая то, что со мной произойдёт через пару секунд: мать опять будет кричать и поднимет настоящий скандал. Но всё, что я хочу в эту минуту – умыться и лечь спать. Так, что мне глубоко плевать на матушкин ор.

    ***

     Я просыпаюсь рано утром. Солнечные лучи пробрались в комнату и упали мне на лицо. Приятно. Откидываю одеяло в сторону и иду умываться. На сегодня планов нет, но мне нужно наведаться к Грихе, чтобы забрать свою дурь.

     Выхожу из комнаты, чувствуя, как в коридоре приятно пахнет блинами – запах детства, когда в воскресное утро мама всегда пекла блины. И, как она только встаёт в такую рань? Прохожу мимо ванной и оказываюсь на кухне. Мама у плиты, в бигудях и ночной рубашке – этот образ навсегда останется в моей памяти.

     На столе гора блинов и пиала топлёного масла. Тихонько сажусь и наливаю себе молока.

    - Максим! – мама оборачивается и пугливо вскрикивает, не ожидая меня видеть. – Чёрт тебя подери!

    - Доброе утро! – улыбаюсь я.

    - Скотина! – получаю я в ответ, и, кажется, всё встаёт на свои места. – Я ночь не спала из-за тебя, думала уже морги обзванивать. Наркоман, несчастный! В могилу меня загонишь.

     Я опускаю голову в пол: не потому, что мне сильно стыдно, просто так легче переносить её визг.

    - Это я нашла у тебя в кармане! - мама открывает, висящий над плитой, шкафчик и достаёт мою дурь. – Скажи мне, за что? За что ты так со мной? Что я сделала тебе плохого?

    - Ничего, - отвечаю я. Нужно срочно куда-нибудь уйти. Зная мать, уже давно понял, что она быстрее успокоится в одиночестве. Я для неё раздражающий фактор. Поэтому встою и выхожу из кухни.

    - Куда ты? – кричит она вслед. – Я ещё не закончила. Ты наркоман! Учёбу бросил, нигде не работаешь, только шляешся каждый день с кем-то. Был бы жив отец, чтобы он сказал?

     Я захожу в комнату и с силой захлопываю дверь. Утро испорчено, ведь разговоры об отце – это уже мой раздражающий фактор.

     Начинаю собирать сумку: кидаю в неё запасные трусы, толстую тетрадь с набросками, пару карандашей, наушники и кошелек. Не знаю, сколько мне придётся жить у Грихи. Наверное, пока не успокоится мать. Раньше такое случалось, она взрывалась по любому поводу и находила кучу причин поскандалить. Теперь же, после смерти отца, стала лояльна ко мне и моим интересам. Быть может, подозревала, что я курю или принимаю что-то, но, наверняка, отгоняла всякие мысли, думая, что это всего лишь опасения.

    - Ты долго собираешься меня мучить? – открывшись, дверь ударилась о стену и задребезжала – на пороге стояла разъярённая мать. – Я спрашиваю, долго?

     Молчу партизаном. И, как только она нашла пакет? Я думал потерял его, но нет – оказалось очередным глюком. Спешно одеваю шорты, футболку и пытаюсь пройти мимо матери. Она угрожающе встаёт между мной и дверью.

    - Куда ты? – спрашивает она, брызжа слюной. – Если опять наркоманить, то не пущу. Жаль отца нет, он бы тебе всыпал!

    - Отец умер! – отвечаю я. – Его нет! И всё из-за тебя!

    - Из-за меня? – удивлённо, мать складывает руки на груди и раздувается от злости. В этот момент мне удаётся проскочить в прихожую.

    - То есть ты меня винишь в том, что твой отец был алкоголиком? Ты меня винишь?

    - Да! – прямо отвечаю я. Чувствую, как к глазам подпирают слёзы. – Ты виновата! Ты не могла его простить! Ты не хотела! Ты не любила его!

    - Что ты знаешь о любви?

     Обувшись, я закидываю сумку на плече и приближаюсь к маме. Не зная, увижу ли её ещё раз, мысленно прощаюсь с ней, стараясь не слышать всего того, что она говорит в этот момент.

     Мне удаётся вырвать из её рук дурь и пулей вылететь из квартиры.    

     Кажется, даже выйдя из подъезда, я продолжаю слышать её крики.

    ***

     Единственным местом, куда я могу пойти это на квартиру к Грихе. Он живёт в Старке, в доме своей давно покойной бабки. Гриха приютовский: родители его, гераинщики, канули, когда мальчику исполнился год. Бабушке ребёнка не оставили – сослались на её старость, и упекли в приют. Там он и вырос, хотя воспитала его улица. С семи лет он сбегал из-под опеки чужих воспитателей и пропадал во дворах, где настоящими родителями для него стали местная шпана и хулиганьё. Кое-как, в восемнадцать, Гриха окончил школу, и с большим удовольствием его выпустили из приюта во взрослую жизнь. Идти было некуда, а потому он остался жить у бабки, которая торговала на районе самогоном и сама частенько прикладывалась к бутылке.

     Я иду в обход, через аллею, выводящую на проспект. За ним, до самого пустыря, тянется старый район – попросту Старка. Именно с неё когда-то зародился рабочий посёлок, с неё же он и стал умирать. Когда-то здесь жил пролетариат – заводские рабочие. Теперь же Старка кишит шпаной и уголовниками. Пару раз Гриха пытался продать дом или обменять его на однушку в новостройках, но безуспешно – сам отказывался от этой идеи. Наверное, потому что не мог. В Старке Гриха был своим, питался здесь, мутил, да и все местные принимали его за своего.

     Я же в Старке всегда чужой. Из местных знаю немногих. Да и вся эта затхлость, нищета, мракобесие меня никогда не привлекали. Поэтому по возможности бываю здесь редко.

     Проспект в это время ещё совсем пустой: ни машин, ни людей. Перехожу дорогу на красный, краем глаза замечая красную фуру, сворачивающую на Комсомольскую улицу. Она, наверняка, едет из города, а значит нам с ней по пути. Уеду отсюда! Уеду навсегда и не вернусь. Меня ничего не держит в этом городе, где торгуют смертью и в божий день заживо сжигают людей, пусть и педиков.

     Обхожу блочную девятиэтажку и оказываюсь в старке. Тут, во дворе дома номер десять, находится известный в Посёлке ночной клуб. Название у него идиотское – «Район»: полуподвальное помещение, с низкими потолками, всегда душное и неприятно пахнущее, но молодёжи нравится. Идя через двор, слышу тяжёлые басы, доносящиеся из клуба. Только бы никто не заметил, а то засыпят ненужными сейчас вопросами.

     Сворачиваю в рощу, что на той стороне двора и выдыхаю – опасное место пройдено. Но тут же замираю, слыша впереди пьяный женский смех. Прячусь за кустами и прислушиваюсь:

    - Ой, какой ты! Пойдём ко мне, сегодня такое чудесное утро!

    - Отстань, - говорит парень и голос его мне знаком. – Я не хочу, слышишь? Отстань!

     

    Зелёный рассказ. Фельдграу (Эпизод 2)

     

     Я закипаю от злости: эти двоя, один из которых мой бывший одноклассник Хруст, не дают мне пройти. Не хочется никому попадаться этим утром. В голове ссора с матерью только подогревает  гнев.

     Аккуратно выглядываю из-за кустов и вижу рыжую копну волос. Это Кобра. С ней-то уж точно не стоит видеться. Тем более сейчас, когда я зол, как собака. Пьяная, она пытается повиснуть на Хрусте, но без сил падает к его ногам, вьётся, как змея, перед которой машут добычей. Сразу же в памяти всплывают картинки вчерашнего «жертвоприношения» и её довольный густой смех.

    - Пожалуйста! Нам было так хорошо вместе, - Кобра тянет руки, но Хруст решительно, словно брезгуя, делает шаг назад.

     

    - Отстань! Я не хочу сегодня, - он тоже пья, но выглядит свежее своей спутницы.

    - Тебе жалко его? – довольно спрашивает Кобра. – А я его поджарила, как цыплёнка. Он трепыхался, бедненький, просил отпустить. А я взяла и сожгла!

    - Дура! – не выдерживает Хруст и втаскивает Кобре по довольному лицу. – Отстань от меня! Отстань! Больше никогда не говори со мной!

     Ошарашенный, я вижу, как Кобра расползлась по земле и, непонимающе, поднимает руки ввысь, пытаясь зацепиться за воздух. Хруст тем временем скрывается в роще, и я его больше не вижу.

     Стою в исступлении, не зная, что делать. Странно, но ничего внутри не просит меня помочь Кобре, элементарно отнести её в клуб и передать в руки пьяных дружков. Отчаянно делаю шаг из-за кустов, чувствуя, как ненависть подпирает к горлу.

     

     

    Назад<< Зелёный рассказ. Хризолит    -     Зелёный рассказ. Авантюрин часть 1>>Вперёд




    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Pavek
    Категория: Мистика
    Читали: 101 (Посмотреть кто)

    Размещено: 28 мая 2014 | Просмотров: 360 | Комментариев: 23 |

    Комментарий 1 написал: Триш (29 мая 2014 18:35)
    нууу, сравнивая с предыдущей частью, тут все по-другому...
    имхо,
    начало затянуто. я понимаю, что этот наркотический сон несет в себе много информации, которая должна потом как-то себя оправдать, но тут, как по мне, недостаточно динамично.
    а окончание скомкано и не вытянуто эмоционально. ведь персонажем же двигали сильные эмоции, когда он избивал Кобру? даже если в полусонном состоянии, все равно должен быть выход хоть чего-нибудь и как-нибудь. но мне таких эмоций не хватило.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Pavek (29 мая 2014 18:43)
    Цитата: Триш
    но мне таких эмоций не хватило.

    думаешь общею картинку части спасёт более подробное описание убийства? я просто сам об этом думал.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Триш (29 мая 2014 19:02)
    Цитата: Pavek
    думаешь общею картинку части спасёт более подробное описание убийства? я просто сам об этом думал.

    нет, абсолютно не о том я сказала.
    Цитата: Pavek
    Не знаю, как это произошло, но я убил её – избавился от змеи. Вспоминаю, что бил по рёбрам, наносил удары ногами. Кобра захлёбывалась в собственной крови, мужественно смотря мне в глаза. Она признавал свою слабость, а потому оставалось только смотреть.

    вот этот абзац схематичен. в нем лишь констатация фактов, но нет эмоций.
    Цитата: Pavek
    Не знаю, как это произошло, но я убил её – избавился от змеи.

    Не знаю, как это произошло, -тело двигалось само по себе, словно хотело избавиться от мерзкой гадины, и я убил ее. - вот как-то так, или другими словами передай ступор или холодную ярость в следующем предложении
    Цитата: Pavek
    Вспоминаю, что бил по рёбрам, наносил удары ногами.

    тут техника описана, а стоило бы чувства - с каждым ударом/пинком вколачивая в гнусное тело...
    Цитата: Pavek
    мужественно смотря мне в глаза

    а тут я не уверена, что она смотрела ему в глаза - логически должна бы отползать или прикрываться...
    Цитата: Pavek
    Она признавал свою слабость, а потому оставалось только смотреть.

    с этим тем более не согласна - у человека инстинкт самосохранения должен сработать, как ни крути...



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Pavek (29 мая 2014 19:06)
    Триш,
    ок, попробую добавить эмоций. Просто в конечном итоге решил не заморачиваться убийством, потому что сам ненавижу эту гадину



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Триш (29 мая 2014 19:16)
    Pavek,
    это всего лишь мое мнение. м.б. другим читателям все покажется вполне логичным и правильным не спешите менять.



    --------------------

    Комментарий 6 написал: Pavek (29 мая 2014 19:21)
    Триш,
    нет, нет. Ты абсолютно права. Я сейчас перечитал концовку - немного добавить эмоций стоит. Но это в продолжении.



    --------------------

    Комментарий 7 написал: London (30 мая 2014 12:41)
    Первая половина затянута, да, но вторая, а особенно концовка... немного резко-быстро-неправдоподобно, но сам факт убийства... Не думал, в общем, что ты так быстро от неё отделаешься. Но я рад %)
    Читаю дальше. hi


    Комментарий 8 написал: Pavek (30 мая 2014 15:46)
    London,
    А ЧТО НЕ ПРАВДОПОДОБНОГО? ЧТО НЕ ТАК?



    --------------------

    Комментарий 9 написал: London (30 мая 2014 15:57)
    Pavek, во-первых, больше психологизма надо было добавить, когда он решился убить её. А "увидел-убил" не совсем круто в этом случае. Почему же он не сделал этого раньше? Она была такой же змеёй и раньше, а убил только сейчас. Может, у читателя есть какие-то догадки, но автору бы не мешало красок подлить, чтоб всё ярче заиграло, так сказать.
    Во-вторых, вот это:
    Кобра захлёбывалась в собственной крови, мужественно смотря мне в глаза. Она признавал свою слабость, а потому оставалось только смотреть.

    ну, не верю. Нотка какого-то несвойственного персонажу благородства (аля "встреть смерть с достоинством") кажется лишней. Да и Триш говорила про инстинкт самосохранения - правильно ведь, он свойственен всем. Таким вот персонажам в особенности, мне кажется. А вообще, слишком даже резко и кратко ты расписал сцену убийства. Тут на половину главы сомнительной нужности описание блужданий героя в наркоманском трансе, а здесь пару строк, что являются самыми интересными и неожиданными во всей главе. Не знаю, можно было бы больше уделить этому моменту внимание, думаю. hi


    Комментарий 10 написал: Pavek (30 мая 2014 17:51)
    London,
    хорошо, но будет ведь продолжение. Новую главу я именно с этого начала - с ощущения ГГ после убийства.



    --------------------

    Комментарий 11 написал: Юкка (2 июня 2014 16:15)
    Цитата: Pavek
    хорошо, но будет ведь продолжение. Новую главу я именно с этого начала - с ощущения ГГ после убийства.

    Конец этой главы получился скомканный, невнятный, поверь. Ощущения после убийства - одно. Ощущения толкнувшие на убийство - совсем другое. И их нет.


    Комментарий 12 написал: Pavek (3 июня 2014 08:36)
    Цитата: Юкка
    Конец этой главы получился скомканный, невнятный, поверь. Ощущения после убийства - одно. Ощущения толкнувшие на убийство - совсем другое. И их нет.

    я в корне изменю концовку. Не убивал Максим Кобру. Он не имеет на это никакого права. Один только человек может сделать это. И это не ГГ. Так что конец эпизода вскоре будет переписан



    --------------------

    Комментарий 13 написал: Юкка (3 июня 2014 15:55)
    Цитата: Pavek
    я в корне изменю концовку. Не убивал Максим Кобру. Он не имеет на это никакого права. Один только человек может сделать это. И это не ГГ. Так что конец эпизода вскоре будет переписан

    А стоит ли?.. Ведь неожиданный поворот исчезнет.
    Вот мое мнение: ГГ убил Кобру, потому что он один из тех, на кого она охотится. Отсюда и эта ярость и ненависть, но ты хотел сохранить интригу до следующего эпизода, в котором это выясняется. Поэтому описание получилось сухое...


    Комментарий 14 написал: Pavek (3 июня 2014 16:13)
    Цитата: Юкка
    ГГ убил Кобру, потому что он один из тех, на кого она охотится. Отсюда и эта ярость и ненависть, но ты хотел сохранить интригу до следующего эпизода, в котором это выясняется. Поэтому описание получилось сухое...

    нет, нет. Я ничего не пытался скрыть, иначе бы не стал писать Авантюрин. Тут дело другое. ГГ не должен опуститься до Кобры, не должен убивать людей. Всё что его беспокоит - это он сам. ГГ самый настоящий эгоист, но то, что с ним должно приключиться дальше, должно его и исправить. Мне кажется найдётся достаточно других персонажей, которым будет охота убить девушку. Но об этом позже.

    Ты спрашивала как-то, знаю ли я чем всё кончится. Теперь мне кажется, что знаю.



    --------------------

    Комментарий 15 написал: Юкка (3 июня 2014 16:49)
    Цитата: Pavek
    ы спрашивала как-то, знаю ли я чем всё кончится. Теперь мне кажется, что знаю.

    Хм, интересно)
    Значит, я неправильно поняла)) Все время забываю, что еще мистика впереди)) А может, и не убивать Кобру? Ее можно просто покалечить (простите) или посадить в тюрьму. Пусть она тоже раскается, у нее же дети...))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.