«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
barmaglot

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 17
Всех: 20

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 153 johnny-max-cage
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    МЫЛО. ЧАСТЬ 2

    Глава 4

     

    - Эй! Эй, очнись! Что с тобой? – Игорь тормошил её за плечи, шлёпал ладошками по щекам. – Ты что?

    Вероника открыла глаза. Сознание рывками возвращалось, в голове мелькали обрывки кошмара, тело сковывал пережитый ужас, но постепенно пелена спадала с взора, и Вероника поняла, что проснулась.

    - Я живая? – хрипло спросила она.

    - Живая. – Игорь, сидящий в изголовье, внимательно посмотрел на неё. – Кошмарики снились?

    - Хуже. Гораздо хуже. Кричала?

    - Как бешеный бизон. Вопила так, что, наверное, весь здешний аул разбудила. Что снилось то?

    - Да так… разное. – Вероника громко выдохнула, села на кровати. – Дай попить, во рту как в пустыне.

    - Это мы мигом! – Игорь поднялся, подошёл к старому дребезжащему холодильнику, вернулся оттуда с минералкой.

    - А у нас новости! Сотовые не работают, ни твой, не мой! Связи нет.

    - Ещё что? – спросила Вероника, отрываясь от бутылки.

    - Телевизор то же сдох.

    - Весело.

    - Прикольно. Что делать будем?

    - Дом продавать.

    - Слушай, - Игорь опять подсел к ней на кровать, приобнял за плечи. – Может, оставим его себе? Я тут пока ты дрыхла, полазил по нему, -  хороший домина, в пристройке даже электростанцию обнаружил. Подшаманить, работать будет, класс! К тому же с бабой. Любой виделся, пробил что, почём, и как. Она говорит, из городка все бегут, работы нет, и продать сейчас дом можно только задёшево. Что думаешь?

    - Я не против. После пережитого во сне кошмара, ей захотелось поскорее уехать отсюда. – Кто за домом присматривать будет?

    - Хм! Баба Люба, кто ещё же! Я уже с ней договорился…  Да ладно, извини, что без твоего ведома!

    - Ах ты! – Вероника попыталась ущипнуть Игоря, тот увернулся, смеясь, продолжил: - Я ещё вчера смекнул, что бабка -  ещё та птица! Болеет она… Ей знаки уважения, подарки, деньжата нужны. Чтобы её поуговаривали, а она поломалась, цену для себя набила, одолжение сделала… Короче – она согласна!

    - Ну и умница! – Вероника встала, потянулась. Ночной кошмар опустил её от себя. – Значит так! Завтракаем, берём бабу Любу, едем на кладбище. После посмотрим, что и как. Короче завтра с утречка домой! Ну?

    - Возражений нет. Я вечерком ещё в станции покопаюсь, может, налажу электричество.

    До кладбища добрались лишь ближе к обеду, когда солнце нещадно жгло, дождя сегодня опять не ожидалось. Сперва, подобрали бабу Любу, та поохала, похваталась за спину, но проворно собралась. После в магазин, конфет, пол-литра, - короче всё, что берут на кладбище, в таких случаях. Заправились бензином, заехали, купили венки, они, почему то продавались, как и гробы, в мебельном магазине. Кладбище находилось за церковью, старое, заросшее деревьями. - "Совсем не такое, как мне приснилось", - подумала Вероника. Сначала зашли к могилам её родителей. Оградка и впрямь нуждалась в ремонте, штакетник, покрашенный голубой краской, выцвел, подгнил снизу. На железных, покрытых серебрянкой, крестах, поблёклые фотографии отца и матери. Рассматривая их, слыша, как причитает баба Люба, Вероника прислушивалась к себе, и ничего не находила там, - пустота. С фотографий смотрели совсем чужие люди, почти забытые ею. Детская обида, что они бросили её, оставили одну в этом мире, стёрлась, как стёрлись их образы в её памяти. Вероника не любила ходить на похороны, а тем более на кладбище. После, у неё болела голова, на весь день портилось настроение. И сейчас ей как можно быстрее хотелось завершить всё это, совершенно для неё не нужное, но необходимое, в глазах той же бабы Любы.

    - Баб Люб! Пойдём! – попросила она – морщась от начинавшей болеть головы. – Нам ещё тётю навестить надо.

    Причитавшая баба Люба прервалась на полуслове, повернула голову и деловито спросила: - Поминать не будем?

    - После. Дома помянем.

    - Ну и ладно, ну и хорошо, вот только венки новые поправлю…

    Тётина, и дядина могилки, находились неподалёку. Такая же голубенькая ограда, такие же железные витые кресты. Разве более ухожено, трава выполота, на столике пустая стопка, несколько карамелек.

    - Ну, здравствуй подруга разлюбезная! – поклонилась кресту баба Люба. - Как поживаешь? Вот племянница твоя любимая, пришла тебя навестить. Смотри, какой венок богатый для тебя купила. И тебе Кирилл Фёдорович, низкий поклон, и тебя не забыли…  Гляньте, какая красавица то ваша племянница, и муж то у неё знатный, вот бы вам посмотреть на них хоть одним глазком, порадоваться бы! Ох, горюшко то – и баба Люба опять заголосила.

    Вероника опустилась на лавочку возле могил. Стреляло в висках, раздражали бабкины причитания, хоть она и понимала,- так положено, баба Люба отдаёт дань традиции.

    -" А могилка то совсем не такая, как приснилась. И деревья не чёрные, птиц страшных нет…"

    Когда Вероника ехала на кладбище, опасалась увидеть нечто похожее на то, что было во сне, и теперь испытывала облегчение. Она огляделась, - нет, совсем не так, гораздо лучше, если можно говорить о месте, где захоронены мёртвые. Когда уже уходили, её внимание привлёк один небольшой холмик. На скошенном памятнике выцветшая фотография маленькой девочки, лет трёх. Озорное, улыбающееся личико, большой бантик на голове. Её видно никто давно не навещал, облезший венок валялся в стороне, могилка заросла травой. Сама не зная почему, Вероника остановилась.

    - Идите, идите! Я сейчас догоню! – крикнула она недовольно оглянувшемуся мужу.   Подняла венок, повертела, разглядывая, пристроила рядом с памятником. Потом она наклонилась и принялась выдёргивать траву, разросшуюся кругом. Внезапно Веронике показалось, что кто-то легонько трогает её за лодыжку. Она выпрямилась, посмотрела – никого, только удаляющиеся спины бабушки Любы и Игоря, мелькали меж крестов. Вероника недоумённо пожала плечами, хотела было завершить начатое, как вдруг опять ощутила мягкое прикосновение к её ноге. Вероника в страхе дёрнулась, отскочила в сторону. Звонкий, весёлый смех ребёнка, зазвучал у неё в ушах. Не помня себя, Вероника что есть мочи, устремилась прочь. Уже приближаясь к мужу и бабушке, она оглянулась и увидела, что на могилке, откуда она так отчаянно убегала, стоит маленькая девочка с бантиком на голове, и машет ей рукой.

    - Я схожу с ума! Господи, я точно схожу с ума!  - тоскливо подумала Вероника.

    - Ты что бежишь как заполошная, или привиделось чего? – услышала она голос бабы Любы. Бабушка внимательно смотрела на Веронику. – И бледная вся! Точно, что то померещилось!

    Вероника ещё раз обернулась, ища глазами девочку, но никого не было.

    - Показалось, бабушка, показалось…  Пошли отсюда, голова раскалывается.

    - Это ничего, на погосте всякое померещиться может, на то оно и кладбище.

    В машине Вероника была задумчива, молча смотрела в окно, проезжая мимо церкви, спросила задремавшую на заднем сидении бабу Любу:

    - Видимо церковь, не отреставрировали?

    - А? Что? – вскинулась спросонья бабушка. – Церковь то? Нет, голубушка, куда там! Денег хватило лишь ограду построить, а потом и деньги, и строители, куда-то испарились. Кризис, по телевизору бают, тяжёлые времена. А у нас они всегда тяжёлые. Сколь копчу белый свет, что ни год, - то кризис, что ни день, - то стихийное бедствие…  А ограда добрая, да, хорошая ограда.

    Действительно, вокруг церкви был воздвигнут монументальный забор, -  кирпичный полуметровый фундамент, с железными решётками между столбов, массивные решётчатые ворота. Сама же церковь так и стояла, с выбитыми окнами, облезшей штукатуркой.

    - Ты, никак, свечки за упокой поставить хочешь? – спросила баба Люба. – Так ты скажи, есть у нас дом молельный, я поставлю. И за здравие, и за упокой.

    - Спасибо! Что бы мы без вас делали?

    - То же самое. Жили, да не тужили.

    Сотовая связь так и не наладилась, старый телевизор лишь шипел. Игорь поехал в центр, разузнать, что творится со связью, заодно накупить продуктов на обратную дорогу.  Баба Люба пошла к себе, Вероника, переодевшись в шорты и блузку, направилась на улицу, облюбовав себе лавочку в тени большого тополя, что рос возле дома. От выпитых по приезду таблеток головная боль поутихла, но на душе было муторно. Ночной кошмар, непонятный случай на кладбище, не выходили из головы. Что с ней творится? – задавала она себе вопрос. Страшный ребёнок во сне, смеющаяся девочка на кладбище, -  может она и впрямь сходит с ума? Почему с ней всё это происходит? Вероника, вытянула ноги, опёршись спиной о забор, прикрыла глаза. В ушах опять зазвенел детский смех, перед глазами девочка, стоящая на своей могиле.

    - Да что же это такое, на самом деле! – простонала она, тряхнув головой. – Уезжать, немедленно уезжать отсюда! Сегодня же!

    - Добрый день! Извините, что побеспокоил, - услышала она мужской голос, сбоку от себя. Рядом стоял небольшой упитанный мужчина в шортах и тапочках на босу ногу. Вероника, погружённая в свои мысли, не заметила, как тот подошёл.

    - Я сосед ваш, так сказать. Вот познакомиться хотел, по-соседски, так сказать, визит вежливости так ск… тьфу ты чёрт, привязалось! – мужчина достал из кармана большой носовой платок и вытер им лицо, обширную лысину. Вероника, недоумённо смотревшая на него, вдруг развеселилась.

    - Очень приятно, так сказать! – она с улыбкой протянула мужчине руку. – Вероника!

    - Мне то же приятно, Иннокентий Львович … так сказать! – он взглянул на смеющуюся Веронику и рассмеялся то же.

    Оказалось, что дом их по соседству, через забор, что приобрели его недавно, в качестве дачи, живут здесь уже неделю, а сами они из того же города, откуда Вероника. Кроме его с женой, -  ещё двое детей, девочке четыре, мальчику семь.

    - Вы надолго сюда? – поинтересовался Иннокентий Львович.

    - Нет, сегодня или завтра уезжаем.

    - Что так?

    - Приехали, хотели дом продать, после передумали, а теперь … не знаю.

    - Жаль, очень жаль! Если не уедете, приходите в гости, милости прошу!

    - Большое спасибо! Непременно зайдём.

    Сосед ушёл. – "Хороший дядька",- провожая его взглядом, подумала Вероника. – Детей своих наверняка любит, и они его то же. А я своего ребёнка бросила…  Эта мысль, что она бросила в роддоме свою девочку, как не старалась Вероника весь день отогнать от себя, загнать её в самый уголок своего сознания, отчётливо и бесповоротно вырвалась наружу. Она, - мать, оставила своего дитя в роддоме совершенно чужим людям! И что-то случилось с ним, страшное, непоправимое, - Вероника ясно осознала, почему ей приснился ужасный сон, и то, что она увидела на кладбище.

    - Господи, как мне плохо!

     

    Глава 5

     

    Чем далее машина отъезжала от городка, тем более успокаивалась Вероника. Сейчас ей уже не казалось всё таким беспросветным, а она сама себе конченой скотиной. Что собственно случилось? Ну, оставила она ребёнка в роддоме, -  не на улице же! Ну, отказалась, - так не первая и не последняя. Зачем ей нелюбимое дитя? Усыновят хорошие люди, ребёнку может в сто раз лучше будет, чем с ней. А ей нужен любимый малыш, от любимого мужа. Тогда всем будет хорошо, и не надо себя мордой в навоз тыкать, посыпать пепел на голову. Всё идёт, как идёт, а идёт не так уж и плохо! Мало ли что приснится, что привидится! От жары это, от усталости. Так что не бери в голову Вероника Кирилловна, держи хвост пистолетом!

    Окончательно успокоившись, Вероника, почти весело посмотрела на Игоря. Тот, насупившись, молча вёл машину. 

    - Бедненький.  Досталось тебе! – дотронулась до мужа Вероника. – Ну, прости взбалмошную бабу, ну понервничала!

    - Да ты долбанулась! Как приехала в свою Тмутаракань, так сразу и с катушек съехала! Истерики устраивает, домой немедля! Ну, старуха, не ожидал от тебя этаких выкрутасов! – Игорь покачал головой.

    - Я сама от себя не ожидала! Нахлынуло всякого…  Нельзя возвращаться на старые места. Грустно это.

    - Теперь- то ты хоть в норме?

    - В полном порядке.

    - Слава богу.

    Добрых полчаса, как они, миновав мост, тряслись по старой, давно не ремонтируемой дороге. Вот-вот должен был показаться въезд на федеральное шоссе. Время шло, потихоньку начало темнеть, а федералки всё не было. Игорь начал нервничать, да и Вероника недоумённо поглядывала по сторонам. Заплутаться они не могли, больше дорог из города не было. Но вот впереди, в наступавших сумерках, что то блеснуло. Проехав ещё метров триста, они оказались возле того же самого моста, который миновали час назад.

    - Что за чёрт! – Игорь притормозил, посмотрел на Веронику.

    - Сама ничего не понимаю, аномалия какая-то. Не могли мы опять на старое место вернуться!

     Мимо, осветив их фарами, проехала «Ауди». Игорь развернул машину и пристроился в метрах ста сзади.

    -Может, хоть они дорогу знают! Творится, чёрт знает, что!

    Ехали молча. Кругом уже совсем стемнело. Впереди, сверкая огнями, неторопливо ползла «Ауди», Игорь, держа дистанцию, ехал за ней, стараясь не опускать её из виду. Минут через сорок, машина, вдруг притормозив, остановилась. Игорь, сбавив ход, приблизился. Впереди, в свете восходящей луны, различалась речка, а через неё, темнел мост, ведущий всё в тот же городок, родину Вероники.  Игорь и Вероника молча переглянулись. Из «Ауди» показалось двое, растерянно потоптавшись, они направились в их сторону. Игорь вылез им навстречу. Сквозь лобовое стекло, Вероника наблюдала, как Игорь поздоровался с ними, как все трое принялись что- то обсуждать, потом муж махнул ей рукой, и Вероника вылезла из машины.

    - Доброго здоровья! – поприветствовали мужчины, подходящую к ним Веронику.

    - И вам не хворать – в неясном лунном свете Вероника осмотрела обоих. Дядьки в годах, лет за 50.

    - Мы вот с вашим супругом обсуждали, что за чертовщина творится, сколь ни едем, всё на старое место ворочаемся. И местные, и дорогу хорошо знаем, а только всё одно, толку никакого, отъехали от моста, и вернулись туда же.

    - Ну и что решили?

    - Домой вертаться. Утром разбираться будем, что к чему. Да, вот ещё что, - поговаривают, тарелку, летающую, прошедшей ночью видели, лучом сверкала. Может это она, зараза, воду мутит?

    - Не, Степан, днём то ничего такого не было. Мой шуряк, так он,  ещё до обеда, в районный центр, уехал.

    - Вернулся?

    - Нет. А может он с ночёвкой, -  у свояченицы?

    - Может, да дрищет, - плохое здоровье! Ладно, трынди не трынди, разъезжаться пора!

    Из леса, со стороны федеральной дороги, сверкая фарами, вынырнула ещё одна машина. Приблизившись к ним, затормозила. В ней оказалась пожилая супружеская пара, которая то же пыталась уехать, но, безрезультатно. Ничего нового они не сообщили, заметили только, что на всём пути им ни разу не попалась встречная машина. То же самое было и у остальных.  Поговорив пару минут, все расселись по машинам и небольшая колонна, освещая себе путь, направилась в городок. Электричества в городке так и не дали, его отключили ещё в середине дня. Городок погрузился во тьму, лишь в некоторых окнах, тускло мигали огоньки свеч. В центре города, машины разъехались в разные стороны. Улицы были пустынны. Разглядывая смутные очертания домов, слегка посеребрённых луной, Вероника чувствовала, как опять портится у неё настроение, на душе становилось муторно. Миновав центр, они покатили под гору и выехали на пойму ручья, растянувшуюся на добрый километр. Дальше, на очередном холме, располагалась их улица. Дорога была пустынна, с обеих сторон тянулись залитые лунным светом луга. Вероника щёлкнула приёмник, станции не ловились, слышалось одно шипение. Вероника, порывшись в бардачке, достала диск, хотела вставить его в плеер. Неожиданно Игорь затормозил так, что она чуть не ударилась лицом о лобовое стекло.

    - Ты что, совсем что ли?

    Игорь, вцепившись в руль, молчал, она увидела, как побледнело его лицо и ей стало страшно.

     - Игорь что случилось? Что?

    - Человек… - выдавил из себя он. – Я сбил человека.

    Вероника испуганно посмотрела вперёд, оглянулась назад. Никого не было.

    - Может тебе показалось?

    - Нет -  твёрдо ответил её муж. Не показалось. Был человек, и я его сбил. Как в тот раз… - еле слышно добавил он.

    - В какой тот раз? Что ты говоришь?

    Игорь не слушая, вылез из машины. Он наклонился, заглянул под днище, потом направился по дороге назад. Тёмная фигура его, чётко обозначилась на освещённом луной асфальте. Сидеть одной было жутко, и Вероника выскочила вслед мужу. Тот, отойдя метров на десять от машины, стоял, оглядываясь по сторонам.

    - Ну, что?

    - Никого нет – Хрипло ответил Игорь. – Понимаешь, ни-ко-го!

    Будь то тяжкий груз, спал с плеч Вероники, она облегчённо вздохнула.

    - Уф! Слава тебе господи!

    Они ещё раз внимательно осмотрелись. Прошлись вдоль обочин, заглянули под машину. Игорь оглядел бампер, пощупал капот. Никаких следов на машине, никакого тела на дороге.  Ничего.

    - Что же ты видел?

    - Не знаю… дух! Призрак! – зло, с надрывом, ответил Игорь. Он сильно хлопнул дверцей. – Поехали отсюда!

    Раньше с ним такого не случалось, Игорь бережно относился к машине. Всю оставшуюся дорогу Вероника напряжённо размышляла. В последние два дня с ними творилось, что то неладное. Её кошмар, призрак маленькой девочки на кладбище, вот и мужу, что то померещилось…  Уехать никак не могут. Что мешает им, почему городок не отпускает, отчего у обоих начали появляться странные видения? Что это за фраза: - "Как в тот раз!" -  непроизвольно обронённая её мужем? С ним уже происходило подобное? Если да, почему он не рассказал ей об этом?

    Вероника украдкой искоса посмотрела на Игоря. Тот сосредоточенно управлял машиной, на скулах играли желваки. - Зачем мы приехали сюда, на кой чёрт? Да гори всё синим пламенем! Отдыхали бы сейчас в Испании, валялись на пляже, вино пили....

    Осветив фарами забор, Игорь остановил машину возле самых ворот. Оба молча сидели некоторое время, глядя в тёмные окна бабы Любы. Но там, было темно и тихо.

    - Тревожить будем? 

    - Зачем? - поморщился Игорь. - Пусть бабулька спит, я в подвале керосиновую лампу видел, потряс, вроде заправленная. Ключи у нас есть, фонарик возьму из багажника, сообразим свет. Пошли?

    Огонёк керосиновой лампы чуть дрожал, потрескивая. Они лежали на кровати, и каждый думал о своём. Оба устали от прошедшего дня, пережитое нервное напряжение не опускало, непонятность происходящего не давала покоя.

    - Знаешь, давно хочу тебе сказать...- с некоторым усилием произнося слова, нарушил тишину Игорь. Вероника повернула к нему голову. Лицо Игоря было сосредоточенно, взгляд обращён внутрь себя.

    –Помнишь, я машину в ремонт сдавал? Сказал, что в дерево малость заехал, капот помял? Так вот, не в дерево, я человека тогда сбил.

    - Насмерть? - во рту у Вероники пересохло.      

    - Не знаю.

    - Как всё произошло? - Вероника села в кровати, Игорь поднялся то же.

    - Он выскочил на проезжую, словно чёрт из табакерки, я затормозить, толком не успел. Тот и полетел, кувыркаясь, вверх тормашками.   

    - А ты?

    - А я. Я испугался и уехал.

    - Видел, кто ни будь?         

    - Если бы видел, я с тобой бы сейчас тут не лежал, наверное, как ты думаешь?

    - Кто хоть это был, не узнавал?                

    - Пьяный бич, в местных сводках потом писали. Да не в этом же дело! - почти закричал Игорь. - Я человека сбил, и не помог, понимаешь? 

    - Ладно, успокойся. Что ж сейчас - то слёзы проливать? Бич он и есть бич, их много, а ты у меня один.

    Игорь вздохнул, потом лёг, закинув руки за голову.    

    - Знаешь, - задумчиво произнёс он. - Я сейчас подумал: - может всё, что тут мерещится, это наши прошлые грехи? И что тогда дальше ждать?

    -  А он прав! Как же я сама не додумалась? Тогда всё сходится! Бросила ребёнка - кошмары с детьми, сшиб бича, - призрак на дороге! Только не понятно, как всё происходит, кто за всем этим? Может и вправду, летающая тарелка эксперименты над ними проводит?

     

    Глава 6

     

    Утром их разбудил стук. Вероника, тяжело поднявшись с влажной постели, шаркая тапочками, пошла в сени, открывать. Нащупав в полумраке щеколду, распахнула скрипящую дверь. В глаза ей ударил яркий солнечный свет. Жмурясь, она различила на крыльце облик бабушки Любы.

    - Вставайте, всё царство небесное проспите! –c порога звонко проговорила та. – Чего вернулись то? Он не пускает?

     - Кто он? Куда не пускает? – Вероника посторонилась, бабушка юркнула мимо неё, из полумрака сеней раздалось: - Не знаю, кто он, но не пускает!

    - Говори, бабушка, режь правду матку! – послышался голос Игоря. -  Здравствуй! Чаю хочешь?

    - Здравствуй, мил человек! Отчего же чаю не попить? Попьём чаю, запросто.

    - Хозяйка! Иди, угощай гостью!

    - Сейчас!

    Вероника зевнула, прикрывая ладошкой рот. На улице с утра уже было жарко, безветренно.  – "Хоть бы дождичек пошёл, что ли. Когда это пекло кончится?" Вероника, осторожно ступая, поднялась по лестнице и  поплелась на кухню. Свет так и не дали.

    - Здравствуй девонька! Здравствуй красавица! – поприветствовала её бабушка Люба. Она сидела, сложив руки на животе, возле окна. – Ты уж прости старую дуру, что сразу не поздоровалась! Не смогли вчера уехать, значит?

    - Не смогли. Ехали правильно, а вернулись обратно.

    - Не только вы, милая моя! Многие назад возвернулись! А кто уехал, так тот с концами! Сгинул, ни слуху не духу, прости меня господи!

    - Ну и что об этом в ваших краях думают? – спросил Игорь. Он стоял, облокотившись на холодильник, подперев ладошкой голову.

    - А то и думают, что конец света наступает! Всех собрать в своём стойле, - и порешить за грехи разом!

    - У тебя, баба Люба, как чуть, так Армагеддон! – Вероника поставила чайник на газовую плиту (благо, баллон вчера поменяли), шаря взглядом по полкам в поисках спичек.

    - Хоть как назови, а только света нет, телевизор не работает, телефон не отвечает! Не уехать, ни вернуться, никто не может!

    - Что в городе твориться? – Вероника, наконец, нашла спички, открыв конфорку, зажгла газ.

    - По магазинам все бегают, как оглашённые, продукты закупают, спички, соль.

    - Ты-то купила себе?

    - Купила. Ещё муки бы мешочек, да сахару. Вы, не собираетесь?

    - На всю жизнь не запасёшься – задумчиво произнесла Вероника. – Игорь, что думаешь?

    - Бензином заправиться не мешало бы, Солярки пару канистр, для электростанции. Ну и так, по мелочи, на первое время.

    - Солярку эту, мазуту, по бочкам в пристройке пошукай. Кирилл, царствие небесное, запасливый мужик был. Пошукай, пошукай!

    Баба Люба кряхтя, поднялась со стула. – Пойду я!

    - Бабушка! А чай?

    -Некогда. Коль поедите, собираться надо.

    За бензин пришлось заплатить втридорога. В продуктовых магазинах стояли очереди, преимущественно из старушек. Сметали с прилавков всё, но особой популярностью пользовались: соль, сахар, спички и мыло. Мужики мало участвовали в этой кутерьме, посмеивались над старухами, -  дескать, старые ещё целый век небо коптить, намерены, дольше всех прожить хотят. Впрочем, если бабуся намекала, что нальёт, помощники мигом находились. Никто не работал, да и работы в городке после кризиса, для мужиков совсем не стало. Единственный кирпичный завод и тот, -  стоял уже более года. Перебивались случайными заработками, которые тут же пропивали. Прилично жили лишь единицы, в основном те, кто при советах находился ближе к кормушке. Они поднялись, понастроили на берегу элитные дачи, разъезжали на крутых иномарках. Их люто ненавидели за глаза, но готовы были услужить, помани те лишь пальчиком. Основная же масса жителей бедствовала, спивалась от безысходности, вымещая всю свою накопившуюся злобу на семье и таких же, как они сами. Единственное развлечение, когда не было денег на пойло, - телевизор. Там их учили, как надо жить жеманные особи, вся заслуга и весь талант которых, вовремя подставить свой зад. Рассуждали о высоких материях безголосые и бесталанные, в столице шёл непрекращающийся праздник, юбилеи сменялись шоу, с длинноногими девицами, показывали пьяные междусобойчики, рассказывали о тяжёлой жизни офисных работников….  Бодро выступали президент и премьер, утверждая, что кризис успешно преодолён, что пенсия растёт, что с отдельными негативами будут бороться. Офисная плесень меж тем всё разрасталась и разрасталась, достигнув неимоверных размеров, готовая походя поглотить всё государство…

    Отстояв очередь, бабе Любе удалось купить заветный десятикилограммовый мешок сахара, больше не давали в одни руки. Купила сахар, пачку соли, ячейку яиц, буханку хлеба и Вероника, неожиданно для себя поддавшись общему настроению. В хозяйственном магазине им удалось приобрести несколько свеч. На этом, набег по магазинам, окончился. Слухи по городу ходили различные, толком никто ничего не знал, каждый строил свои предположения, насколько хватало ума и фантазии. Одни утверждали, что виноваты инопланетяне, не зря же видели тарелку в небе, другие, во всём винили военных, понатыкавших железных мачт вокруг города. Говорили, что военные с этих вышек пустили на город неведомую волну, чтобы испытать на жителях новое оружие. Тех, кто уезжал, они арестовывали, ну а кто не смог уехать и вернулся, те были или пьяными, либо их чёрт водил по кругу. Версия с военными Игорю приглянулась больше других. Они же видели, когда ехали сюда, и вертолёты, и армейские грузовики, и непонятные мачты по обе стороны дороги. Может и впрямь на них что то испытывают? То, что населению ничего не рассказали, удивления не вызывало, народ в этой стране никогда не жалели, во все времена страна служила полигоном для экспериментов, в основном – как не надо жить. Непонятно вот только, как они сумели сделать так, что бы уехать отсюда было невозможно?

    В полдень, по разговорам, - на центральной площади возле дома культуры, состоится выступление местного мэра, в котором ожидалось, что тот расскажет народу о происходящем, посоветует, как поступать дальше. Выступления все ждали с нетерпением, народу должно было собраться много. Думал съездить туда и Игорь.

    - Может, поедешь со мной?

    - Нет, ты и без меня всё узнаешь. Может, приберусь немного, пока ты ездишь. Масла подсолнечного купи!

    Прибираться Веронике нисколько не хотелось. Когда Игорь уехал она, покрутившись по комнатам, решила плюнуть на всё, и просто посидеть, на ставшей уже любимой, лавочке под деревом возле дома. - "Уже как старуха. Посидеть, поглядеть, кто идёт, куда, что несёт, зачем?" – подумала она про себя. - "В город уехала, а гены деревенские дают себя знать". Не успела Вероника расположиться, как зачастили гости. Сперва прибежала баба Люба. Узнав, что у них есть свет, попросила переложить мясо в их холодильник. Пока она занималась этой важной операцией, подошёл сосед. Выслушав про неудавшуюся попытку уехать, почесал затылок, узнав о предстоящем собрании на площади, поспешил прочь. Переложив своё мясо, заодно и масло, а также молоко, творог, бабушка то же засобиралась ещё раз сходить в ближайший магазин. Наконец Вероника осталась одна. Опёршись ладошками о края скамейки, она бездумно смотрела по сторонам.  В тени дерева сидеть было приятно, едва ощутимый ветерок, мягко трогал лицо, шею, чуть трепал её волосы…  "Хорошо! Забыть обо всём, чтобы никаких забот, никаких проблем". Вероника, запрокинув голову, зажмурилась. Когда она открыла глаза, увидела, -  в метрах двух от неё стояла юная особа и внимательно её разглядывала. - "Как здесь любят неожиданно появляться из неоткуда", - мелькнуло у Вероники в голове. Какое-то время обе с любопытством, оценивающе, осматривали друг друга. Девушка - подросток, лет четырнадцати, вполне сформировавшаяся, тёмно-каштановые волосы, короткий боб. Коричневые глаза, внимательный, чуть насмешливый взгляд. Одета юная леди была в короткие шорты, светлую маечку-боксёр. На стройных загорелых ногах обуты греческие сандалии. Что- то глубоко узнаваемое, до боли близкое было в незнакомке. - "Я уже видела эту девочку, лицо мне её знакомо…"

    - Потрясно, - нарушила молчание юная леди.

    - То же не хило, -  в тон ей ответила Вероника. – Меня Вероникой зовут.

    - Меня, Дашей.

    - Даша, а мы раньше нигде не встречались? Лицо мне твоё, уж больно кого то напоминает.

    Даша серьёзно посмотрела прямо Веронике в глаза.

    - В зеркало на себя посмотри. Пока! – Даша повернулась и неторопливо, с грациозностью молодой кошки, пошла прочь.

    - В гости забегай! Языки почешем! – вдогонку крикнула Вероника. Даша, не оборачиваясь, подняла правую руку со сжатым кулачком.

    - Коза! Но…  Хороша! – любуясь на ладную фигурку удаляющейся новой знакомой, подумала Вероника. – Интересно, зачем она посоветовала посмотреть на себя в зеркало? Вероника достала из кармана шорт маленькую пудреницу, открыла, и – тут до неё дошло. – "Стоп! Да эта девочка, почти полная копия меня в юности! Точно!"

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: brams56
    Категория: Мистика
    Читали: 43 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 февраля 2015 | Просмотров: 94 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.