«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Измеров

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 21
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 169 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    МЫЛО. ЧАСТЬ 3

    Глава 7

     

    Игорь подъехал, когда на площади уже толпилось много народу.  Все близлежащие стоянки были заняты, пришлось поколесить, чтобы найти, куда приткнуть машину. Наконец, миновав площадь, он присмотрел себе свободное место возле двухэтажного магазина, с грозным названием «Беркут». Судя по вывеске, в нём торговали охотничьими принадлежностями. Припарковав машину, Игорь перешёл неширокую улицу и очутился среди многочисленной толпы, заполонившей всё свободное пространство перед домом культуры. Трёхэтажное здание было построено в сталинском стиле ампир: с лепниной, гербом союза, с колоннами на фасаде, и широкой лестницей, ведущей к центральному входу. На верхних ступеньках стояло несколько человек.  Один, в белой рубашке, в галстуке, держа в руке громкоговоритель, пытался что-то сказать в него. Громкоговоритель фонил, издавал хрипящие звуки. Время от времени человек отрывал его ото рта, щёлкал по динамику, раздавался громкий треск. Видимо это ему надоело, он передал громкоговоритель одному из людей, стоящих сзади и, размахивая руками, стал что-то выкрикивать в толпу. Все подались ближе, Игорь то же попытался протиснуться, но люди стояли плотно. Задние вытягивали шеи, стараясь хоть что то услышать. Толпа гудела, разобрать что-либо было почти невозможно. "Обстановка выясняется, отправили милицию… не впадайте в панику…".

    - Ни хрена наше начальство ничего не знает! Дебилы! – проговорил тощий мужик, стоящий рядом с Игорем.

    - Это мэр выступает? – поинтересовался Игорь.

    - Ну а кто ещё? Он, родимый. Слушай, братан, у тебя есть закурить? Пошли, посмолим.

    Игорь не курил уже два дня, хотя и таскал сигареты с собой. Сейчас ему до спазм в горле, захотелось хоть разочек затянуться.

    - Пойдём.

    Они выкарабкались из толпы на свободное место, Игорь протянул мужику пачку "Парламент".

    - Крутые сигарки, можно две?

    - Бери, - согласился Игорь. Мужик одну сигарету сунул себе в рот, вторую за ухо. Закурили. Игорь почувствовал, как у него от дыма закружилась голова.

    - Не местный? – поинтересовался мужик.

    - Нет, жена с этих краёв.

    - Понятно. Что о всём этом бардаке, думаешь?

    - Чёрт его знает. Вчера уехать пытался, не вышло.

    - Никто не смог, а кто смог, тот не вернулся. У меня тесть… - неожиданно мужик замолк, вглядываясь куда-то вперёд. – Паря, глянь, что это?

    Игорь повернул голову. В небе, в восточной стороне, медленно плыл большой куполовидный чёрный диск. В толпе его то же заметили, показывали руками.  Диск, то замирал на месте, то плавно двигался дальше. Неожиданно, исчезнув на мгновение, он появился прямо над домом культуры. Толпа, охнув, подалась назад.  Диск снижался, увеличивался в размерах, в метрах ста над землёй, он неподвижно завис. Все замерли, заворожённо разглядывая его. Большой, метров 30 в диаметре, верхняя часть его была неподвижна, нижняя медленно вращалась вокруг своей оси. Чёрная поверхность диска жирно блестела, казалась шероховатой.

    Мэр и люди на лестнице, то же, как все, запрокинув головы, наблюдали за неведомым объектом. Над площадью царила мёртвая тишина. Бабушка, стоящая неподалёку от Игоря, истово крестилась. Мужик, что стрельнул у Игоря сигарету, казалось, забыл о ней, - сигарета, непонятно как, держалась в уголке приоткрытого рта. Всё это продолжалось с минуту, потом послышался тонкий, режущий уши свист. Нижняя часть диска начала вращаться всё быстрее и быстрее, по краям засверкали голубоватые молнии. Толпа, казалось, разом выдохнула, некоторые, что стояли позади, побежали. Свист прекратился, из центра диска с шипением вырвался зелёный луч, упёрся своим окончанием в крышу трёхэтажного дома культуры. Всё дальнейшее для Игоря происходило, словно в замедленной съёмке. Он увидел, как медленно вдавливается внутрь крыша здания, как лопаясь, рушатся колонны, трещат и рассыпаются стены, как всё здание плавно оседает, исчезая в клубах пыли. Люди с разинутыми в крике ртами, с застывшим ужасом в глазах, бежали мимо него. Кто-то сбил бабушку, что молилась рядом. Она упала на спину, ударилась головой об асфальт, люди продолжали бежать, наступая ей на живот, на голову. Он увидел, как безвольно, опустились у старушки руки, пытающиеся прикрыть лицо, как голова её неестественно вывернулась набок, изо рта вытекала тёмная струйка крови, глаза заволакивало белой мутью. Игорь ощутил сильный толчок, на него наткнулись, чуть не уронили, сшибли с лица очки, машинально он успел подхватить их. Вопли, крики ворвались ему в уши, толпа увлекла его за собой, прочь с площади. Он сумел ухватиться руками за фонарный столб, изо всех сил прижался к нему, толпа схлынула, и он остался один. Клубы пыли, густым серым туманом, заполнили всю площадь. Оттуда доносились стоны. – "Бабушка!" - вспомнил он сбитую старушку и, пошатываясь, пошёл обратно в белую пелену. Навстречу возникали, какие-то люди, осыпанные пылью, они, словно тени, брели мимо, Игорь наткнулся на девочку подростка, лицо её было измазано кровью. - "Ты в порядке?" – взяв её за плечи, спросил Игорь. – "Нормально", -  освободилась от его рук девочка. – "Нос кто-то локтем зацепил, колено ушибла".  - "Где ты живёшь, у меня машина, могу подвезти". - "Там же где и ты",- ответила девочка – "Я твою жену знаю, Вероникой зовут". - "Слушай, тут бабушку затоптали.  Пошли, посмотрим, может, она жива ещё?" – "Она мёртвая", - ответила девочка. – "Я мимо проходила, видела". - "Тогда надо выбираться отсюда, дышать нечем". - "Давай", - согласилась девочка. Большие хлопья пепла кружились в воздухе, пыль медленно оседала, покрывая всё вокруг серым налётом. Наконец они выбрались на свежий воздух. Улица была почти пустынна, лишь несколько человеческих фигур виднелись вдалеке, да возле урны наклонилась осыпанная пылью пожилая женщина, её рвало.

    - Мы можем, чем ни будь помочь? – спросил Игорь. Женщина подняла голову, посмотрела снизу вверх.

    - ОНА, улетела?

    - Да, - За Игоря ответила девочка. – ЕЁ нет.

    - Тогда не мешайте! – женщина опять наклонилась над урной.

    Мимо них, с включённой сиреной, пронеслась скорая. Она резко развернулась возле площади, оттуда выскочили санитары с носилками. С другой стороны с воем подкатила пожарная, машина.

    - Идём, тут без нас разберутся - позвал девочку Игорь.

    В машине Игорь протянул ей бутылку с минералкой.

    Попей! И лицо вытри, салфетки в бардачке.

    - Тебя, наверное, Игорем звать? – спросила девочка

    - Да. Откуда знаешь?

    - Почти соседи. С Вероникой, твоей женой, я утром познакомилась.

    Девочка посмотрела на себя в зеркало над лобовым стеклом. Лицо она обтёрла, но волосы были седыми от пыли.

    -Ну и видок, …   Кстати, меня Дашей зовут.

    - Очень приятно, Даша. Что дальше делать будем?

    - Домой хочу.

    - Хорошо.

    Игорь развернул машину, и они медленно поехали по улице мимо площади. Пыль уже улеглась, ярко светило солнце. Кругом бегали пожарные, санитары на носилках несли чьё то тело. Вместо дома культуры громоздилась куча битого кирпича с торчавшими в разные стороны остатками крыши. В том месте, где раньше был фасад, несколько пожарных и гражданских откидывали мусор в сторону. Лязгая гусеницами, через площадь к развалинам, громыхал экскаватор. С близлежащих домов, выходили люди, с опаской заглядывая в небо. Небо было ясным и голубым, страшный чёрный диск исчез, будь то его, и не было вовсе. Миновав площадь, они покатили по улице под гору. В голове у Игоря была сплошная сумятица, то, что произошло недавно, казалось до того нереальным, что не могло быть правдой. Расскажи о случившемся кто- либо другой, он никогда бы не поверил, но всё это было у него на глазах. По-видимому, подобное испытывала и Даша, чумазая девчонка, сидевшая с ним рядом на переднем сидении. Несколько раз она, взглянув на него, порывалась что- то сказать, но передумывала в последний момент. Она отворачивалась сердито надув пухленькие губы. Заметив это, Игорь решил помочь ей, и спросил сам:

    - Даша?

    Даша быстро посмотрела на него, лицо её было взволновано:

    - Игорь… я не сплю? Мне всё это не приснилось? Всё произошло на самом деле? И что тогда с нами будет дальше?

    Игорь затормозил машину, остановился, повернулся к ней.

    - Ох, как бы я сам всё это хотел знать! Нехорошие вещи творятся тут, страшные, непонятные. И не ясно, это только здесь, у нас, или повсюду? Откуда взялась, эта чёртова тарелка? Почему она нападает? Почему мы не смогли отсюда уехать? Почему нам с женой посещают видения? Нет ответа. Тебе кошмары, последние дни не снились? Нет? Ну, значит, ты не успела нагрешить! Поехали, наверное, твои родители волнуются.

    - Я здесь на каникулах, у бабушки в гостях - Даша вздохнула. – Влипла, как и вы.

    - Ты, если что, к нам забегай, поможем,- чем сможем. Бабушку береги! – крикнул Игорь, когда Даша вылезла возле своего дома и, прихрамывая, направилась к калитке.  Та обернулась, вяло махнула рукой.  Веронику он заметил у соседского дома, рядом с нею находилась баба Люба, какой-то небольшой плотный мужчина и худая длинная женщина. Увидев подъезжающего на машине Игоря, Вероника сорвалась с места, бегом побежала на встречу.

    - Живой! – она крепко обняла Игоря. – Слава богу! А я уж вся изволновалась! Сосед таких ужасов наговорил! Как ты?

    - Нормально. Не покалечен, жить буду. Ну, пусти, дай хоть вылезу!

    Сосед, то же был на площади, когда всё произошло. Он стоял в стороне и, как только появился чёрный диск, сбежал. Поэтому его не смяла обезумевшая толпа, он даже не наглотался пыли. А вот девчонка с их улицы, которую он подвёз, та протиснулась вглубь толпы, и что с ней он не знает, не затоптали бы её совсем.

    - Её случайно не Дашей звать? – спросил Игорь.

    - Кажется Даша, точно, Даша! Она у бабушки, через шесть домов отсюда, гостит!

    - Жива она. Только что у калитки высадил.

    - Ну, спаси Христос! – за всех ответила баба Люба. – Это Полина внучка, погостить приехала! Шустрая девчушка. Между прочем на тебя, Вероника, смахивает!

    - Уже заметила, – согласилась Вероника. -  Я с ней буквально два часа назад здесь познакомилась. А она уже на площадь сгонять умудрилась!

    - Э-э, наш пострел – везде поспел! Ты лучше доложи нам, Игорь Батькович, что делать то нам дальше, как поступать? А ну как эта зараза, прости господи, начнёт все дома рушить? Может и нас горемычных, своим лучом аспидным, зажаривать надумает? Ты вот там, на площади был, всё сам видел, скажи, - страшная, штука эта?

    - Не знаю баба Люба, она большая, чёрная… круглая. Появилась разом, как исчезла, - не видел, пыль кругом, паника. Людей лучом своим, вроде не трогала, люди сами себя затоптали от страха. Что делать… не знаю, ждать, что дальше будет.

    - В дом то теперь заходить страшно, сказала молчавшая доселе худая женщина, жена соседа. – Мы в хату, а она нас сверху! У меня дети! Я и так их в огороде гулять оставила, наказала, чтоб в избу не ногой! Уезжать отсюда нужно!

    - Вчера уже пробовали.

    - Значит ещё надо пытаться! Не ждать же, пока она нас всех, как слепых кутят!

    - Да, мы попробуем, может у нас выйдет, - согласился с женою сосед. – Дети ведь у нас. Пошли, Людмила, – собираться будем!

    Через час соседи уехали, через два, с криком прибежала баба Люба.

    - Опять она летает! Давайте ко мне в огород, оттуда хорошо всё видно!

    Вес городок располагался на четырёх холмах. На самом высоком взгорке, - их улица,  тянущаяся вдоль обрывистого берега реки и упирающаяся в площадь перед церковью.  С бабушкиного огорода открывался превосходный вид на остальную часть города. Слева, на возвышенности находился центр городка, по обе стороны, -  холмы, пониже, густо облепленные частными домами и промышленными зданиями. Над городом высоко в небе, медленно перемещался чёрный диск. Временами он замирал на месте, потом снова еле заметно плыл дальше.

    - Словно коршун кружит! – баба Люба, козырьком приложив ладошку ко лбу, комментировала происходящее в небе. -  Глянь! Выискивает добычу. Гад такой!

    - "Как в тот раз" - подумал Игорь. Он огляделся. Внизу, на дороге, что пересекала пойму ручья, остановилась пара легковушек, из них высыпали люди и, запрокинув вверх головы, глядели в небо. На соседнем холме, возле бензоколонки, стояло несколько машин в очереди на заправку. Водители высовывались из открытых дверей, там же толпились люди с канистрами. Все смотрели вверх. Время перевалило за полдень, на небе ни облачка, солнце жгло нещадно. Природа замерла, изнывая от жары. Возле ручья, в стороне от дороги, паслось небольшое стадо коров. Некоторые щипали траву, остальные лежали, изредка мотая рогатыми головами. Ветерок, оживившийся было перед обедом, утих, листья на деревьях висели поникшие. Птицы попрятались от зноя, лишь на лугу стрекотали кузнечики. Казалось, время остановилось, всё вокруг замерло в ожидании. Куполообразный объект, издали напоминающий большую чёрную юлу, уже несколько минут как завис на одном месте, прямо над центром города.

    - Ну и долго он так будет торчать? – с раздражением спросила Вероника.

    - И впрямь, - поддержала её баба Люба. – Висит и висит, не какого толку. Сколь ещё пялиться на него?

    - Вы что, хотите, чтобы он всё крушить начал? – удивлённо спросил Игорь.

    - Да уж хоть делал бы что-нибудь, либо валил отсюда восвояси, ждать уже замучились!

    - Ну- ну, - покачал головой Игорь.

    Дождались… Не прошло и минуты, как объект задрожал и начал менять цвет. Из чёрного он сделался пурпурным, далее окрас сменился на ярко красный, потом светло жёлтый, ослепительная вспышка, - и объект исчез. Буквально через мгновение он возник возле бензозаправочной станции, метрах в ста над ней. Игорь почувствовал, как Вероника крепко вцепилась в его руку, бабушка Люба охнула и перекрестилась. Люди, наблюдавшие внизу, побежали к машинам. Из здания заправочной выскочило несколько человек, остановились, задрав вверх головы. Нижняя часть диска начала вращаться, постепенно убыстряясь, по краям засверкали голубоватые молнии.

    - Убегайте скорее! – возбуждённо закричал Игорь, словно люди возле заправочной, могли услышать его. - Скорее! Сейчас шарахнет лучом!

    Видимо это осознали те, кто был возле станции. Люди бросились врассыпную прочь: -  кто под гору, не разбирая дороги, -  кто устремился вверх по улице. Было видно, как машины, стоящие возле бензоколонок, резко выворачивая, срываются с места. Вращение нижней части диска всё набирало обороты, молнии по краям вспыхивали беспрестанно, раздался свист, объект выбросил луч. Всё это происходило, в каком- то полукилометре от них. В том месте, где только что была бензозаправка, вздулся большой огненный шар. До них донеслись раскатистые звуки взрыва, дохнуло горячим.

    - Господи, царица небесная, матерь божия! - истово крестясь, запричитала баба Люба. Вероника, широко распахнув глаза, наблюдала за тарелкой. Та уже сместилась на километр левее, к городской котельне, с высоко торчавшей ввысь железной трубой. Из объекта вырвался ярко-голубой пучок пламени. Железная труба раскалилась добела и, через миг, расплавившись, осела вниз. Последовал удар лучам по зданию котельни, её закрыло облаком пыли, повалил густой чёрный дым. Диск, на бреющем, устремился между холмами, вдоль ручья, в их сторону. Он бесшумно пронёсся мимо, резко ушёл вверх, стремительно вернулся, и завис над коровами, бестолково мечущимися возле ручья. Остолбенело наблюдавшие люди, услышали шипение, увидели, как из днища тарелки на коров опустилось полупрозрачное зеленоватое облако, полностью накрыв всё стадо. Животные замерли внутри этого почти прозрачного покрывала. Шипение усилилось, облако стало втягиваться внутрь тарелки. Было видно, как животные отрывались от земли, медленно вращаясь по часовой стрелке, поднимались всё выше и выше. Ещё чуть-чуть, и они вместе с облаком исчезнут в жерле чёрного диска. Но в метрах тридцати над землёй движение их вверх прекратилось. Зеленоватое облако убыстрило вращение, сделалось похожим на смерч. Из этого смерча один за другим стали вылетать бедные рогатые.  Стоило любому из них покинуть зелёную зону, как прямо в воздухе животное моментально раздувалось и   взрывалось, разлетаясь на части. На землю падали окровавленные куски мяса. Когда из смерча вылетела и разорвалась в клочья последняя корова, тарелка с шипением вобрала в себя остатки зелёного вихря, после чего стремительно взмыла вверх и исчезла высоко в небе. Ошарашенные, все молча стояли некоторое время. Горела, потрескивая, заправочная станция, клубы дыма столбом поднимались вверх с того места, где находилась котельная, внизу неподвижно замерли, так и не успевшие уехать легковушки. Но вот ступор схлынул с людей, вдали послышался рёв сирен, тронулись одна за другой машины возле ручья. Люди, убежавшие с заправочной станции, потихоньку побрели кто куда. Некоторые торопливо направились к тому месту, где разбросало останки коров.

    - Ну что, дождались?  - хрипло спросил Игорь.

     

    Глава 8

    - Миша, Михаил! Слышь, пошли до ручья, глянем, что с моей коровой Маруськой эта чума небесная сотворила! – Бабушка Поля стояла возле калитки, опёршись рукой о суковатую палку. Покрытое морщинами худое лицо было печально.

    - Сейчас, баба Поля, дом только прикрою! – Мишка, высокий крепкий паренёк лет 17, не мог отказать старухе, как-никак его подружка Даша, приходилась ей внучкой. Мишка уже неделю как хозяйничал в доме один. Родители его уехали в гости к родственникам, оставив на попечение Мишке огород, который нужно было ежедневно поливать, да зловредную козу, которую утром нужно было выпускать пастись, а вечером доить. За паскудность Мишка дал ей имя -  Чупакабра. Родителям это прозвище неожиданно понравилось, привыкли и соседи и с тех пор некто не звал её иначе. Даша, узнав, имя козы пришла в полный восторг. Чупакабра была самостоятельная: - шлялась, где ей заблагорассудится, но никак не там, куда её выгоняли на выпас. Застать вечером её - проблема, покуда не набьёт пузо, домой не явится, одно хорошо, доилась без капризов.

    - Коза то где твоя, цела хоть? - спросила баба Поля.

    - Шляется, что с ней будет? На лугу ей пастись в лом, ей как собаке лучше по дворам шастать, да по помойкам!  

    - О-хо-хо! А мою коровушку, супостат этот, закружил, закружил, - на кусочки разодрал, вдребезги! Видел ли, что творилось то?

    - Видел, бабка Поля, я как раз в огороде огурцы в парниках поливал.

    - Что творит, что творит! Спасу нет! Ты пакетик, целлофановый, с собой захвати, может мяса от кормилицы моей, соберём какого. Пошли через твой огород, ближе будет.

    Мишка, как и другие, был ошеломлён событиями, произошедшими за день. Но от того, что они увидели на лугу возле ручья, становилось дурно. Всюду валялись окровавленные куски мяса, обрывки шкур, вывороченные внутренности, змеями клубились разноцветные кишки, брызги крови и дерьма на зелёной траве… Оторванные коровьи головы, с вывалившимися набок языками и вытекшими глазами, роящиеся вокруг мухи, тошнотворный запах, висящий над лугом. Мишку чуть не вырвало, баба Поля ошарашенно застыла на месте. Облезлая собака, жадно грызущая невдалеке коровьи рёбра, подняла замазанную красным морду, злобно оскалилась, обнажив жёлтые клыки. Поодаль несколько таких же бездомных зверюг грызлись между собой, словно мертвечины, разбросанной повсюду, им не хватало.

    - Пошли бабушка отсюда, - сглатывая комок в горле, сказал Мишка, - здесь нам ловить нечего.

    Тень на миг закрыла их. Вверху, бесшумно пронёсся чёрный диск, устремившийся к центру города.

    - Опять аспид окаянный, рушить всё будет! – с осуждением в голосе проговорила баба Люба. - Бежим милок скорее, притаимся, где не то.

    Опираясь на палку, бабушка проворно засеменила прочь, Мишка то и дело оглядываясь, поспешил за нею.  В огороде под деревом, они укрылись, наблюдая за мечущимся по небу диском. Тарелка уже дважды успела ударить по городу, в тех местах поднимались в небо густые облака пыли. Вот и сейчас она опять зависла над центром, сверкая голубыми молниями. Шипение, удар лучом, клубы пыли, устремившиеся ввысь, приглушённые крики людей, тонувшие в грохоте рушившихся строений, -  а диск уже крушил в другом месте. Так продолжалось несколько раз, наконец видимо решив, что хватит, диск свечой ушёл вверх и пропал в небе. Холм, с центральными улицами медленно исчезал в мутном облаке пыли, вдалеке слышался вой сирены. По дороге через пойму, на бешеной скорости пронеслась легковушка. Она с размаху влетела в гору, мимо чадящих развалин бензоколонки, и растворилась в белёсой пелене. Невдалеке пронзительно закричал ребёнок, на лугу, откуда они только что сбежали, хором завыли собаки. Мишке вдруг сделалось жутко, он зябко передёрнул плечами, глянул на бабу Полю. Та угрюмо стояла, опершись на свою суковатую палку, и беззвучно шевелила губами.

    - Я пойду баб Поль, делов много у меня, ладно?

    Бабушка сурово посмотрела на Мишку и молча тяжело ступая, направилась к своему дому.

    - Привет Даше от меня! – вдогонку крикнул бабушке Мишка, но та даже не обернулась. Мишка вздохнул. Возле дома его дожидалась коза. Увидев Мишку, она перестала жевать и тонко, противным голосом, заблеяла.

    - У, коза ебл…я! Что рано припёрлась, страшно стало, обоссалась вся?

    Коза в ответ завопила ещё пронзительней.

    - То-то! Ну ладно, - смилостивился Мишка, - пошли Чупакабра домой, подою заразу этакую!

    Этим же вечером, когда солнце упало за горизонт, и воспалённую от зноя землю начали незаметно обволакивать липкие сумерки, у жителей злосчастного городка появилось неопределимое желание выйти из жилищ на улицу. Желание было настолько сильно, что люди, побросав все свои дела, подобно роботам, вставали и шли к выходу. Даже те, кто уже не мог подняться от болезни или от старости, либо от увечья, - пытались выползти и тоскливо кричали, когда это им не удавалось. Никто не обращал внимания на их вопли, люди, оказавшись cнаружи, словно механические марионетки неподвижно замирали, устремив пустой взгляд в небо. Там, посреди угасающего небосвода, чёрным пятном неподвижно висел диск. От него веером исходили зеленовато-жёлтые лучи, и в небе, как на огромном экране, дрожа, постепенно проявлялось неясное изображение. Оно становилось всё чётче, будто кто-то наводил резкость и вот, когда все, кто смог, оказались на улицах, небесный экран был настроен. Люди увидели на нём дома большого города, и множество тёмных дисков в небе. Город горел, вверх поднимались чёрные столбы дыма. Внизу меж домов были видны маленькие фигурки людей, похожих на муравьёв. Помутнение разом вдруг схлынуло со всех, глаза осветились разумом, но никто по-прежнему не мог ни пошевелиться, ни сказать, что либо. Молча стояли и смотрели вверх. Затихли крики и у тех, кто не в силах был выбраться наружу. Мёртвая тишина стояла вокруг. А на экране люди чёрными точками, куда-то суетливо перемещались, бежали. Виден был нескончаемый поток машин, рвущихся прочь. Автомобили сталкивались, наезжали друг на друга, некоторые загорались, и тогда на экране в этих местах словно зажигались спички, а вверх тянулся чернильный дымок. Изображение увеличивалось, улицы приближались, вот уже стали видны отдельные бегущие люди, какая одежда на них, пешеходные полосы на асфальте, потухший светофор, светлая легковушка, врезавшаяся в фонарный столб. … Подле машины, в луже крови, расхристанное тело женщины в белом платье. Ещё увеличение - и с высоты человеческого роста видны разбросанные веером тёмные волосы, кровавое месиво вместо лица. Рядом на асфальте сидела девочка лет полутора, в жёлтой маечке и шортиках. В одной руке у неё маленький плюшевый медвежонок. Девочка сосредоточенно водила этим медвежонком по луже крови, размазывая её по асфальту. Мимо пробегали люди, а девочка всё водила и водила мягкой игрушкой …

    Картинка, мигнув, погасла, тут же появилась другая. Пылающая Останкинская башня, рядом зависнувший громадный диск, бьющий по ней смертоносным лучом. Горящий кремль, чёрные диски в небе над столицей, струящиеся внизу толпы бегущих людей. Изображения сменялись на небесном экране, но везде была паника и разрушение. Потом всё померкло, лучи, исходящие из диска, погасли, а сам он медленно растаял в тёмном небе. Ступор спал с людей, но они всё так же молча стояли, боясь пошевелиться. И каждый вдруг ясно осознал, что это всё, конец, что прежняя жизнь рухнула невозвратно, а дальше грядёт нечто страшное, и все их прежние беды – ничто, по сравнению с грядущим.

    *  *  *

    Под утро город и его окрестности заволокло густым туманом. Мишка медленно ехал по дороге через пойму в сторону центра, на стареньком отцовском мотоцикле с коляской. "Иж-Юпитер" был древний, но в хорошем состоянии и заводился с полпинка. Включённый свет фары слабо пробивался сквозь серую пелену, тусклым пятном освещая дорогу. Мутная мгла заволакивала всё вокруг, хлопья тумана обдавали холодной взвесью Мишкино лицо, мокрой влагой ложились на брезент, укрывающий коляску. Ехать приходилось, осторожно опасаясь, что навстречу из тумана вылетит машина, с каким ни будь ошалевшим водителем. Мишка то и дело останавливался на обочине, сбавлял обороты, напряжённо вслушиваясь. Негромко урчал мотор, всё пока было спокойно, Мишка продолжал движение дальше. За ручьём дорога пошла в гору. Двигатель мотоцикла загудел натужно, Мишка понял, что он въезжает на холм. Слева от дороги мутная мгла осветилась желтоватыми всполохами, запахло гарью, мотоцикл, пронёс его мимо догорающей заправочной станции. Наконец преодолев подъём, он въехал на центральную улицу. Мишка свернул на обочину, заглушил мотор, очередной раз, прислушался. Впереди, скрываясь в начинавшей чуть светлеть серой завесе тумана, неясно слышались голоса людей. Где-то вдали правее визгливо закричала женщина, послышалось захлёбывающее верещание ребёнка.  Там же хлопнул выстрел, зазвенело разбитое стекло, кто то истошно завопил. Всё разом стихло на мгновение; замолкла женщина, затих плачущий ребёнок, утих гул голосов впереди. … Потом голоса послышались снова, опять закричал ребёнок, в голос завыла женщина. Совсем далеко, в конце улицы, где находился единственный в городке супермаркет, затрещали хлопки выстрелов. Мишка вытер влажное от сырости лицо, повёл плечами, стараясь освободиться от внутреннего напряжения. Похоже, то о чём он предполагал, начинало сбываться, а значит надо поторапливаться, а то будет поздно. Он завёл мотоцикл, тот взревел пугающе громко, выбрасывая из выхлопушки облако синего дыма. С удвоенной осторожностью Мишка поехал по улице дальше, готовый в любой момент, поддав газу, умчаться прочь. По обеим сторонам дороги по ходу движения проявлялись смутные очертания домов, раскоряченных деревьев. Они призраками появлялись спереди и растворялись во мгле сзади. Туман казалось, и не думал рассеиваться, делался напротив всё гуще и плотнее. Возле продуктового магазина он увидел первых людей. Из распахнутых настежь дверей вынырнули двое мужиков с мешками на плечах, через проёмы выхлестнутых витрин вылетали какие-то картонные коробки. Несколько женщин снаружи, хрустя осколками стёкол под ногами, хватали эти коробки и торопливо тащили их куда-то прочь, исчезая в темноте. Увидев Мишку, они на миг замерли, один из мужиков сбросив с плеч мешок, угрожающе направился к нему. Мишка поддал газу и быстро унёсся прочь, вверх по дороге. Метров через сто он, чуть не сшиб старушку, еле успев вывернуть в сторону. Бабуся, пятясь задом, тащила волоком мешок. Мешок был тяжёл, сил бабке явно не хватало, но она всё равно из последней мочи упрямо волокла его через дорогу.

    - Бабка, бешённая, куда прёшь, чуть под колёса не угодила! - в сердцах крикнул ей Мишка. Та, не выпуская из рук хвост мешка, с опаской снизу посмотрела на него, из-под сбившегося на глаза платка.

    - Все под богом, все под богом -  зашамкала она под нос.

    - Может помочь тебе, старая?

    Бабка ещё сильнее вцепилась крючковатыми иссохшими руками в свою добычу.

    - Езжай мил человек, езжай куда ехал! Я сама уж как-нибудь. 

    - Ну, смотри, сама, так сама - Мишка покачал головой, поражаясь бабкиной жадности.

    Возле развалин магазина "Беркут", в котором ещё вчера торговали ружьями и охотничьими принадлежностями, никого не было. Мишка свернул в переулок, поставил мотоцикл так, чтобы с центральной улицы он был незаметен. Заглушив мотор, он, достав из коляски монтировку и фонарик, крадучись направился к завалу из кирпича и брёвен, что некогда было магазином. Ещё вечером, прознав, что летающая тарелка разрушила в числе прочего и этот магазин, он решил непременно сюда наведаться. Расчёт был прост, люди прежде будут грабить продукты, мужики ринутся к винным магазинам, так что копаться в развалинах в эту ночь никто не будет. К тому же, городок был окружён лесом, и почти в каждом доме было ружьё, мужики промышляли охотой, и этого добра у всех было достаточно. В районе супермаркета изредка продолжали стрелять, внизу в районе частного сектора, несколько пьяных голосов орали – "ой мороз - мороз!", здесь же было тихо. Мишка частенько бывал в этом магазине, какой пацан не любит поглазеть на оружие? – поэтому расположение помещений знал неплохо. Диск вдавил полностью первый этаж магазина, спрессовав кирпич в плотную кучу, второй же этаж был построен из деревянных брёвен. При ударе лучом он просто разъехался в стороны, а сверху обрушилась кровельная крыша. Сейчас деревянные стропила, подобно поломанным рёбрам, выпирали из рваных кусков кровельного железа, оставляя пустоты внизу. Прикинув, Мишка, согнувшись, протиснулся в одну из таких нор. Включив фонарик, присмотревшись, он понял, что не ошибся. Под ногами он увидел россыпь ружейных патронов, вперемежку с битым стеклом, и обломками витрины. Чуть в стороне, торчал раздавленный ружейный приклад… Мишка несколько раз, лазил на развалины, покуда не заполнил полностью коляску. Патроны были разных калибров, для разных ружей. Разбираться было некогда, Мишка грёб всё, что попадало под руку. Так же, ему удалось, вытащить три карабина «Сайга». Приклад одного был раздроблен, остальные же были целы, на двух стояла оптика. Меж тем сделалось уже совсем светло, надо было быстрее уезжать из города, а то можно нарваться на крупные неприятности. Народ очумел после вчерашнего, ощущение опасности, не на миг не покидало Мишку. Один раз, когда Мишка очередной раз ковырялся в завале, до его ушей донеслись близкие голоса. Погасив фонарь, он осторожно выглянул из своей норы. По центральной улице в сторону универсама, шло с десяток человек с ружьями. Они возбуждённо переговаривались меж собою. Из доносившихся обрывков фраз Мишка понял, что мужики идут на подмогу, что непрекращающаяся перестрелка происходит между выходцами с Кавказа, владеющими сетью магазинов, и местными братками, призвавших славян на борьбу с чёрными. Это совсем не удивило Мишку, кавказцев не любили, но боялись, - теперь же на кону было само существование, и если уж началась заваруха, то участь горцев была предопределена. Слишком неравны были силы, а помощи кавказцам ждать было неоткуда.

    Выезжая из переулка, Мишка неожиданно наткнулся на двух своих приятелей: - Лёху и Саньку. Он притормозил. Оказывается, они то же шли к развалинам, поживиться, при удаче. От них Мишка узнал, что действительно в городе началась война между горцами и местными. Причиной послужило убийство двух местных мужиков, попытавшихся вломиться в супермаркет. Их пристрелил прямо на пороге владелец магазина. Это был повод для местных братков. Призвав всех своих, бросив клич – "бей чёрных!" – для остальных, они ринулись в атаку. Горцы, засели в магазине, отстреливались, терять им было нечего, но конец их был лишь делом времени. … А дальше планировался поход на дома богатых, коих ненавидели ещё более чем кавказцев.

    - Ну, мы пошли, пока совсем не рассвело! – прислушиваясь к частой пальбе в районе супермаркета, сказал Леха. – Вишь как палят! Скоро им патроны понадобятся, вспомнят про "Беркут"!

    - Давайте шустрее! Помните, где витрина была? Там ройте, наверняка после меня ещё найдётся, чем поживиться. Ну а если облом, ко мне приходите – поделюсь.

    Домой он доехал без приключений. Возле единственного продуктового магазина, находившегося на их улице, тянувшейся вдоль реки, пришлось притормозить. Вокруг магазина бродили все местные старушки, в том числе и баба Поля. Увидев подъезжающего Мишку, она замахала руками, подзывая его.

    - Что тебе баба Поля? – спросил Мишка притормаживая.

    - Ты из города? Что хоть там творится то?

    - Грабят – коротко бросил Мишка, слезая с мотоцикла. Он достал из коляски монтировку и молча направился к дверям магазина. Магазинчик был небольшой, деревянный, закрывался обыкновенным навесным замком. Мишка поддел замок, рванул и сорвал щеколду с петель. Распахнув дверь, он крикнул столпившимся старухам: - "Вперёд, бабули! Коммунизм пришёл!"

    Над городом, разгоняя туман, поднималось солнце. Когда белая муть рассеялась, стало видно, как во многих местах в небо поднимаются тёмные столбы дыма от пожаров.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: brams56
    Категория: Мистика
    Читали: 54 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 февраля 2015 | Просмотров: 98 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Вероника Резвых (7 февраля 2015 10:06)
    Вот в чём смысл данного произведения? Показать, что каждый человек - зверь в определённых обстоятельствах? Так это давно известно. Думала, будет интереснее.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.