«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Джоник Моллинезия

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 11
Всех: 14

Сегодня День рождения:

  •     Artifex (21-го, 21 год)
  •     Crazy Queen (21-го, 29 лет)
  •     Прозерпина (21-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2122 Кигель
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Флудилка Курилка 2120 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна
    Проза Двойники 0 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1616 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    МЫЛО Ч6

    Глава 13

    Всё это произошло вчера. Удачно отбитая атака, воодушевила людей на острове. Среди островитян не было не одного раненого, нападавшим же был нанесён ощутимый урон. Это вселяло в мужчин уверенность, что они могут постоять за себя, за свои семьи. Хотя все были убеждены, что в ближайшее время вряд ли к ним сунутся, четверо продолжали дежурить на берегу, ещё один наблюдал за рекой с левой башни дома. В правой башне витая лестница обрушилась, да и если бы она и уцелела, сомнительно, что кто-то согласился бы там дежурить ночью. По преданию, именно с этой башни выбросилась жена хозяина. Пусть она до сих пор не тревожила поселившихся в доме, всё равно боязно.
    Сегодня с утра лил проливной дождь. Дозор у реки перебрался в палатку, поглядывая время от времени в оставленную щель входа. Дождь барабанил по крыше палатки, дул противный пронизывающий ветер, вода в реке пузырилась от падающих сверху капель. Тоскливо. Все были курящие, а курево кончилось. С табаком на острове была напряжёнка. Скоро должна была прийти смена, торчать восемь часов было тяжело. Поэтому, когда вход палатки распахнулся, и свет заслонила человеческая фигура, дозорные сперва было обрадовались, но потом схватились за ружья.
    - Тихо, тихо ребята, я один, я пришёл к вам с миром! – выпятив вперёд руки, закричал неизвестный. – Я вам курева привёз! – С этими словами незнакомец попятился, продолжая держать свои руки на виду.
    Последняя фраза была как бальзам на душу. Дозорные выскочили из палатки, с ружьями наизготовку. Огляделись кругом, больше никого не было. Возле палатки стоял завязанный большой прозрачный целлофановый мешок, доверху набитый пачками сигарет, различных марок. Один из дозорных торопливо развязал мешок, выхватил оттуда первую попавшуюся, ("Мальборо"), нервно распечатал её. И только когда, каждый сделал несколько затяжек, спросили: - "Ну и как ты здесь оказался, зачем?"
    - Переплыл на лодке, чуть ниже по течению. А появился затем, - разговор есть. Кто тут у вас главный на острове? Ведите к нему.
    - У нас тут нет главных. Мы всё решаем сообща. За курево, спасибо.
    - Ладно, ведите к обществу. Есть, что сказать.
    Важные проблемы на острове решали всем миром, текущими делами занимался мозговой центр. Обеспечение безопасности, после вчерашнего боя, крепко утвердилось за Семёном. За порядком следил бывший участковый Николай, о здоровье островитян пёкся ветеринар Иван Михайлович. Продукты распределяла, некогда завхоз детского садика, – Валентина Петровна. Жизнь разделилась на до, и после, появления летающего диска. До тарелки, – это хоть какая то, но стабильность, пусть для многих жизнь была тяжела, но не так беспросветна, как в данный момент. Все заботы, мечты, чаянья, которые занимали людей в той, прошлой жизни, сделались теперь вдруг смешными и никчёмными. Какое надеть платье, куда и на что съездить в отпуск, как накопить денег на машину, как насолить сволочному соседу… Выжить! Уцелеть любой ценой, не дать сгинуть близким тебе людям, - вот что волновало людей теперь.
    Вместе со сменой дозора к палатке пришёл Семён. Он узнал перебежчика.
    - Алексей! И ты слинял! Что совсем худо стало?
    - Здорово Семён! Рад видеть тебя во здравии. Не могу я там больше. Прикинь, - инопланетяне от трупов отказались, мол, хватит, нажрались. Наши же уроды продолжают людей в расход пускать, и останавливаться не думают. Жесть сплошная. Зачем попусту людей убивать? Не понимаю…
    - Мочить живодёров надо, покуда всё население не угрохали!
    - С тем и пришёл к вам! Судя потому, как вчера наших расхерачили тут на реке, - сила у вас есть. Меня мужики к вам направили. Те, которые сопротивляться будут, кто кровью запачкан, десятка три не наберётся. Остальные, если договоримся, вам помогут!
    - Ладно, пошли, обсудим с народом.
    У многих в городе остались родственники. Новость, что продолжается уничтожение людей, хотя трупы пришельцам больше не нужны, всколыхнула всех. Совещались недолго. Сообща решили, что не стоит дело откладывать в долгий ящик, потому как, каждый день стоил новых жертв. Завтра день на подготовку, оружие, лодки наладить, а с утречка, следующего, – с божьей помощью! Усилили наблюдение за соседним берегом. Следовало присмотреть так же за людьми на острове, чтобы никто не утёк в город. Наличие крота не исключалось.
    - Айда прогуляемся до пруда, поговорить надо, - предложил Семён Мишке.
    Дождь к вечеру утих, тучи выжимали из себя редкие капли, на западе высветилась полоска чистого неба. Последние лучи упавшего за горизонт солнца, раскрашивали алым румянцем, лиловые облака.
    - Ты Игоря хорошо знаешь? Как он?
    - Нормальный мужик, вместе с ним сюда прибыли – ответил Мишка. – А что?
    - Послать хотим его в город, чтобы предупредил нужных людей о совместных действиях. Справится?
    - Сумеет, дядька толковый.
    Возле заросшего тиной пруда их поджидало трое: - Николай, - бывший мент, Игорь, и Василий, сегодняшний перебежчик. Игорь хоть неохотно, но согласился внедриться в банду.
    - Проблем не будет! Ты не местный, здоровый мужик, возьмут! У них напряг с бойцами. Скажешь, что приехал продать тёткиной жены дом, что прятался всё это время. Как жратва кончилась, к вам решил податься. У тебя бензину случаем дома не заныкано? – задал Василий вопрос Игорю.
    -Соляры две бочки.
    - Всё! Считай, что в отряде. Больше всего опасайся там мужика в очках, которого кличут Бухгалтером. Ещё та сволочь! Он в заместителях ходит, типа чекиста при шефе. А как с мужиками нужными перетереть, я тебе персонально объясню. На вот перстенёк, серебряный, мой надень, вместо пароля будет.
    Мишка должен был ранним утром незаметно переправить Игоря в лодке на другую сторону и тут же вернуться.
    - Вот ещё что, - напоследок сказал Семён Игорю: - Что бы ни заставили, сделай, грехи я на себя возьму, понял?
    - Что они могут меня заставить?
    -А хер их знает, главный у них безбашенный. Но помни главное, - от тебя зависит успех всего нашего дела. Отморозков надо кончать!
    Стемнело. Рваные чёрные облака торопливо скользили по небу. Луна, хищно выглядывающая из-за туч, заливала землю мёртвым голубым светом. Налетавшие порывы ветра тревожно шумели в листве деревьев. В окнах старого особняка мерцал жёлтый свет. Мишка сидел возле камина, курил сигарету, задумчиво глядя на огонь. Языки пламени бабочками порхали по берёзовым поленьям. То и дело раздавался треск, искры, фейерверком разлетались по топке камина. Мягкие волны тепла, уютно обволакивали тело, нежно обдавали лицо. Хотелось спать. Мишка зевнул, встряхнув головой, огляделся. Всполохи от огня прыгали по стенам парадного зала, забавляясь тенями. На полу, застеленным еловыми ветками и травой, вповалку лежали люди. Иные спали, укрывшись куртками и плащами, некоторые негромко разговаривали, попыхивая сигаретами. Монотонный гул человеческих голосов плотно заполнял всё пространство комнаты. Рядом с Мишкой, возле тёплого камина, расположились двое пожилых людей: - ветеринар Михалыч, лечивший Дашу, и ещё один, такого же возраста. Имени и отчества его, Мишка не запомнил, знал только, что он работал в местном краеведческом музее. Они то же что-то обсуждали, время от времени затягиваясь сигаретами, и каждый раз надсадно кашляя после этого. Мишка прислушался к разговору.
    - …Бог сотворил нас по своему образу и подобию. Создал для любви, для счастья. Что же делает человек? Пожирает сам себя! Сколько сил, сколько ресурсов, сколько энергии, тратится лишь на то, чтобы половчее, побольше, убить себе подобных! Люди преуспели в этом, довели орудия уничтожения до совершенства. И тот, под чьим началом, уничтожат народу больше, становится героем. Ему поклоняются, его боготворят… То ли бог создал, сотворяя человека, не ошибку ли он совершил? – Михалыч щелчком отправил окурок в топку камина, замолчал. Тогда заговорил его собеседник:
    - Вы заметили, уважаемый Иван Михайлович, что пришельцы никого из людей не убили сами. Ни разу! Коровы не в счёт, то лишь демонстрация силы. Кто же убивает, батенька вы мой? А сами люди и убивают себе подобных, поставляют трупы на угоду инопланетян. Пришельцы их заставили? Они что, пытали, уродовали, силой принуждали, тех, кто сейчас в городе зверствует? Ничуть! Я Семёна спрашивал, что было в церкви. Прокрутили в их головах кино с двумя вариантами и всё! Но никого не трогали! А если бы все отказались? Других бы нашли? Не знаю… Но я так полагаю, что среди рода людского, немало таких человеков, которые получают от убийства наслаждение. Сними с людей оковы законов, провозгласи вседозволенность, - и зверь вырвется наружу. Впрочем, куда там зверю до нас, тот убивает лишь, чтобы утолить голод. А человек? Пришёл Гитлер, объявил другие народы неполноценными, недостойными жизни, немцев же назначил господами, сверхчеловеками. Что стало с Германией? Культурная нация… Вся их культура сгорела в топках Освенцима. А наши? В революцию топили белых офицеров вместе с баржами. Читал что Гайдар, славный наш Мальчиш, будучи командиром отряда в Хакасии, лично расстреливал, крестьян, баб, детей, целыми деревнями. А потом писал светлые детские книжки…
    - Это испытание. Оно послано нам, и надо выдержать его достойно, как люди, а не как звери, трясущиеся лишь за свою поганую шкуру.
    Мишка вздохнул, ему надоел весь этот разговор, к тому же он хотел навестить Дашу. Мало ли завтра что случится? Он встал, осторожно ступая между лежащими на полу людьми, пробрался к лестнице, ведущей на второй этаж. Там наверху облюбовали себе небольшую комнату Даша и Вероника. Стёкла в окне уцелели, на ночь их завешивали простынёй. Убрали с пола мусор, обвалившуюся штукатурку. По одной из стен шёл снизу - вверх печной трубопровод, обложенный изразцовой плиткой. Когда топили печь на первом этаже, в комнате было тепло. Спали они на большом надувном матрасе. Матрас этот Игорь постоянно возил в машине, толком не зная зачем. Пригодился теперь, даже очень. Ещё с ними находилась маленькая Ксюша, - уцелевшая дочка соседей. Вероника не отпускала её от себя не на шаг, отдавая ей всё нерастраченное материнское чувство, вдруг проснувшееся в ней. Ксюша платила любовью за любовь. Молчавшая первое время, она постепенно оттаяла. Мало того она уже несколько раз назвала Веронику мамой, чем привела Веронику в состояние щенячьего визга и сентиментальных соплей. По мнению Игоря, Вероника за время, прошедшее после приезда в этот злополучный город капитально изменилась. Из расчётливой, несколько циничной дамы, с железным характером, превратилась в обыкновенную: - "зачуханную, плаксивую кухарку". Даша то же изменилась, после ужаса, произошедшего с ней. Синяк на щеке пожелтел, голова ещё побаливала. Некогда общительная, она стала замкнутой, старалась никуда не выходить. Она никого не хотела видеть, кроме Мишки, Игоря и Вероники. Ещё Мишка заметил, как радостно загорались Дашины глаза, когда он заходил к ним, как крепко она прижималась к нему, а взгляд её излучал тепло, от которого Мишке на душе становилось хорошо. Вот и теперь, стоило Мишке открыть дверь в комнату и переступить порог, он тут же уловил вспыхнувший Дашин взгляд, устремлённый на него.
    - Привет всем! – громко поздоровался он.
    - Тихо, тихо!- зашикала на него Вероника. – Не видишь, Ксюша спит.
    Темноту в комнате скрадывало пламя от свечи. В неясном её свете Мишка различил сидящего рядом с Вероникой Игоря. Тут же на матрасе, укрытая клетчатым пледом, подложив под голову ладошку, спала Ксюша.
    - Пошли, погуляем – взяв Мишку за руку, потащила из комнаты в коридор, подошедшая Даша. – Пусть они наедине пообщаются.
    Коридор второго этажа освещали две свечи, пристроенные на выступах возле лестницы. Свечи не экономили, один из сбежавших на остров, приволок их целый ящик. Тащили кто что смог, что упёрли с магазинов, что сумели взять из своих жилищ. Ещё на втором этаже облюбовали себе одну из комнат Семён, Василий и прибывший сегодня Алексей. По обоим концам коридора находились лестницы, ведущие на башни. Одна из них обвалилась, по другой каждые 8 часов поднимались дозорные, меняя друг друга. Были ещё три свободные комнаты, но их никто не заселял. Боязно. В одной из пустующих комнат и уединились Даша с Мишкой. Едва переступив порог, Даша, обхватив руками Мишкину шею, впилась своими губами, в его губы. Целовались долго, пока не задохнулись, пока не закружилась голова. Захоти сейчас Мишка, и Даша бы отдалась ему, не раздумывая… Потом Даша забралась с ногами на подоконник, Мишка встал рядом. Там за окном, огромная луна излучала на землю потоки голубого сияния. Тёмные силуэты деревьев, раскачивались словно живые, тени от их ветвей прыгали по стенам комнаты.
    - Миш, ты помнишь, когда мы первый раз увидели тарелку, луна большая была?
    - Кажись бы да…
    - Полная, я хорошо помню! Смотри, две недели прошло, а луна такая же огромная. Почему?
    - Не знаю.
    - Я то же не знаю… и никто не знает. Дядька Ленин рукой на остров показывает… Страшно мне…
    " Не бойся, дурёха" – или что то подобное, успокаивающе-снисходительное, хотел сказать Мишка, и уже отвёл взгляд с окна на Дашу, но так и замер с открытым ртом. Даша оцепенев, расширенными от страха глазами, смотрела ему за спину в сторону двери. Пронизывающий холод вдруг заполнил комнату. Медленно, словно во сне Мишка повернул голову. В дверном проёме приоткрытой двери отчётливо виднелся полупрозрачный женский силуэт в белом платье. Видение чуть дрожало и раскачивалось в воздухе, не касаясь, пола. Лица не было видно, но Мишка всем нутром чувствовал ледяной взгляд, устремлённый на него. Это, продолжалось какое то мгновение. Призрак подался назад, дверь с ужасающей силой захлопнулась, так, что с потолка посыпалась штукатурка. Ещё через миг, вверху, с башни, с обрушенной лестницей, послышался пронзительный крик, - то ли человека, то ли раненой птицы.
    * * *
    Вначале всё прошло гладко. Мишка утром перевёз Игоря через реку и исчез вместе с лодкой в предрассветном тумане. Потом Игорь беспрепятственно поднялся по тропе вверх, в город. Через некоторое время его остановил патруль, состоящий из трёх полупьяных мужиков с двустволками. Посовещавшись, его отвели в особняк. Там, возле зажжённого камина, в креслах сидело двое с бокалами в руках. Один усатый, в цветастом халате с сигарой в зубах, очевидно, был главным. Он выслушал доклад одного из мужиков, задержавших Игоря.
    - К нам в отряд говоришь, хочешь? – взгляд его был тяжёл и холоден.
    - Хочу – кивнул головой Игорь.
    - Что не раньше к нам явился?
    - Жратва была, и боялся.
    - А сейчас не страшно?
    - Страшно, но жрать нечего.
    Со второго кресла поднялся высокий худой очкарик. Он наклонился и что-то негромко сказал усатому в халате. Тот, выслушав, согласно кивнул головой.
    - Что же, воины нам нужны! Поехали на бойню, посмотрим, на что ты годен. На, выпей коньячку, тебе он в жилу будет.
    На скотобойне воняло хлоркой, говном и кровью. Игоря подвели к здоровенному волосатому мужику в зелёном прорезиненном фартуке. В руках у того была огромная деревянная кувалда с длинной ручкой. Невдалеке стояли ещё двое дядек, то же в фартуках.
    Ну что, план на сегодня ещё не выполнили? – спросил усатый огромного мужика.
    - Ещё парочка осталась и шабаш! – весело ответил ему мужик.
    - Вот воина привели, к нам в отряд просится. Дай ему кувалду, проведи курс молодого бойца, научи, как ей пользоваться!
    - Запросто! Не может – научим, не хочет – заставим! – заржал мужик.
    Он протянул Игорю кувалду. – "На, держи инструмент! Да не трясись, как целка на первом свидании, мужик ты, али нет? Вот! Сейчас выведут старушку, как она пройдёт мимо тебя, мы её остановим, А ты в это время с размаху – бац, её кувалдой по темечку! И все дела… Крепко бей, чтоб сразу, чтоб не мучилась! Людей жалеть надо, чай не звери мы…"
    Игоря трясло, окружающий мир плыл перед глазами. – " Мы так не договаривались! Такого уговору не было… Что же делать, господи!" – "Что бы ни заставили, сделай, грехи я на себя возьму, понял?" – вдруг всплыла в его голове фраза, произнесённая Семёном. – "Вот оно что! Они знали, что так будет! Знали и не сказали ему! Суки! Сволочи!" – ненависть и злоба охватила Игоря. А к нему уже подводили голого человека, со связанными сзади руками. Старчески дряблое белое тело, обвисшие груди, клочки седых волос, закрывающие опущенное лицо… - "Не смотри в глаза ей, коли впервой!" – шептал ему мужик. Но Игорь всё равно посмотрел, и узнал! Перед ним беспомощно стояла его соседка – баба Люба! Она вдруг подняла голову, тряхнула ею, отбрасывая с глаз волосы, потухшие глаза, скользнув по Игорю, вдруг оживились, - она то же признала его!
    - Иди старая, что встала, не задерживай, - подтолкнул бабу Любу мужик в фартуке. Та, опустив голову, поплелась мимо Игоря. – "Жива твоя машина, в копне сена захоронена" – услышал её негромкий говор Игорь.
    Стоять старуха, смирна! – заорал волосатый мужик, показывая рукой Игорю на голове бабы Любы, куда следует бить кувалдой.
    - Давай! - заорал за спиной усатый. Игорь услышал щелчок взводимого курка, почувствовал, как в спину ему упёрся ствол карабина. - "Давай! Бей! А то следующим будешь!" В отчаянье Игорь размахнулся, зажмурил глаза и с силой опустил кувалду на голову старухи.
    Когда он открыл глаза, то увидел лежащую ничком бабу Любу. Рядом с телом, наклонившись, волосатый мужик разглядывал бабушкин, разбитый кувалдой затылок.
    - Ты глянь-ка, хороший удар! – сделал он заключение. – Вы его мне в стажёры дайте, пусть натаскивается!
    Игоря рвало.
    - Ничего, это с непривычки! – успокаивал его усатый. Радуйся, ты принят!

    Глава 14
    С диким рёвом, матерясь, хрипя, люди сцепившись, убивали друг друга. Заряжать ружья было некогда. Раскалывали друг другу черепа прикладами, зубами грызли глотки, пальцами выдавливали глаза, руками раздирали рты. Среди всех этих катающихся по земле и орущих человеческих тел, с улыбками на красивых лицах, бесшумно перемещались белокурые инопланетяне в облегающих серебристых костюмах. Иногда они останавливались, с ласковым выражением лица наблюдая, как люди калечат и отправляют на тот свет друг друга. Возле размахивающего кувалдой огромного забойщика, стояло трое инопланетян, доброжелательно наблюдающих, как тот своим деревянным молотом, разбивает голову уже четвёртому человеку, пытающемуся напасть на забойщика. Казалось ещё чуть-чуть, и они одобрительно захлопают в ладошки. На пришельцев не обращали внимания, знали, что стоит приблизиться к ним слишком близко, сразу получишь сбивающий с ног электрический разряд. Пули не брали инопланетян, осыпаясь расплющенными свинцовыми лепёшками, не долетая до них. Да и не до пришельцев было людям, страшнее и безжалостнее, оказались они сами друг для друга. Это жестокое братоубийство происходило на дворе скотобойни, смещаясь постепенно в помещение для разделки туш. Там, на крюках, висело с десяток человеческих трупов, выпотрошенных и безголовых. Отрубленные головы лежали в беспорядке на разделочном столе. Один из пришельцев подошёл к столу, достал какой-то небольшой прибор, напоминающий огнетушитель с раструбом. Он навёл раструб на человеческие головы. Серое облако покрыло стол. Когда оно рассеялось, те, кто был ближе, увидели, что головы вдруг заморгали выпученными глазами, зашевелили беззвучно ртами. Из основания шеи у них выдвинулись членистые ноги. Каждая из голов, устремилась к подвешенным туловищам. Проворно они взобрались на трупы, повозившись, вцепились своими ногами в обрубки шей. Тела зашевелились, задвигали ногами. Один за другим, подтянувшись на руках, тела сдёргивали себя с крюков и падали на землю. Там они неуверенно поднимались на ноги. Очумевшие люди, прекратив кромсать друг друга, ошарашенно наблюдали как выпотрошенные тела с вскрытой грудной клеткой, нелепо размахивая руками, приближаются к ним. Прицепившиеся головы бешено вращали глазными яблоками, из оскаленных ртов раздавалось шипение. Пришелец, сотворивший это, отошёл в сторонку и улыбался. Первым опомнился забойщик. Размахнувшись, он с выдохом опустил свой молот на голову ближайшего трупа. Голова лопнула, разбрызгивая мозги в стороны, труп рухнул, засучил ногами и замер недвижимо. Люди лихорадочно вставляли патроны в ружья и палили в головы, сидящие на шеях трупов. В мгновение с ожившими трупами было покончено. Наверное, это несколько огорчило инопланетян. Они собрались в дальнем конце помещения и замерли. На миг воцарилась тишина. Хлопнул выстрел, убойщик пошатнулся. Ещё выстрел и ещё. Семён пулю за пулей всаживал в спину громадного мужика, а тот всё не падал. Наконец он выронил молот из рук и медленно осел на бетонный пол. Увидев это, оставшиеся его сообщники побросали ружья. Двоих тут же пристрелили, остальным даровали жизнь. Когда Семён подошёл к забойщику, тот всё ещё был жив.
    - Это ты Семён, - пуская кровавые пузыри, прошептал он. – "Молодец. Я твоего очкарика в живых оставил… Придушил, только малость. Там он в кладовке… Вам ещё понадобится… Моя замена…" - забойщик захрипел. Окровавленная грудь его всколыхнулась и опала. Голова свернулась на бок. Забойщик умер.
    Игоря обнаружили без сознания в кладовке. Когда Семён растормошил его, Игорь плюнул ему в лицо. Потом молча встал и пошёл прочь. Люди сторонились Игоря, они уже знали, что тот убил безвинную старушку.
    * * *
    Бухгалтера нашли в элитном доме, спрятавшегося под кроватью. Он визжал, когда его за ноги вытаскивали оттуда. Вонь распространилась по комнате.
    - Да он же обосрался! – закричал один из вытаскивающих его мужиков. - Волочём его на бойню, освежуем как свинью!
    Мишка, находившийся там, выстрелом разнёс бухгалтеру голову.
    - Зря ты. Помучить его надо было. Как по его приказу над другими издевались.
    - Мы не звери! Люди мы.
    – Ну не знаю! – вслед уходящему Мишке прокричал мужик. – А ну как пришельцы нас головы рубить заставят, ТОГДА КАК?
    * * *
    Шефа удалось застрелить лишь спустя час, после осады, в его особняке. Перед этим он сумел двоих убить и четверых ранить. Застрелил его Семён, подоспевший из скотобойни. Когда всё было кончено, и Семён устало шагал по улице в одиночестве, обхватив карабин руками, раздались два выстрела. Две пули впились в его спину, перебив позвоночник, разорвав сердце. Семён умер сразу.
    - Это тебе за моих друзей, Саньку и Лёху! – трясущимися руками Витька перезарядил ружьё. В сражении он не участвовал, охранял лодки. В спину выстрелить свидетелю своего позора, (когда Витька, обсосавшись, елозил от Семёна задом по полу), сил и воли ему всё-таки хватило.
    * * *
    Когда братоубийство в городе уже заканчивалось, недалеко от усадьбы на острове завис летающий диск. Вниз по серебряному лучу, спустились два инопланетянина. Не останавливаясь, они проследовали на второй этаж в комнату, находились Даша и Вероника. Все находящиеся в этот момент в господском доме, а это были женщины и дети, впали в ступор, замерли, не в силах ни пошевелиться, не сказать что либо. Даша и Вероника, сидя на матрасе, чинили поизносившуюся одежду. Ксюша ещё с утра убежала вниз, играть с другими детьми. Когда пришельцы зашли в комнату, обе обернулись, вскочили с матраса… и то же замерли обездвиженные неведомой силой. Инопланетяне остановились в метре от них. На вид это были высокие белокурые девушки, с идеальными пропорциями тел, красивыми очертаниям лиц. Улыбаясь, одна посмотрела в глаза Даше, другая устремила взор на Веронику. Не в силах отвести взгляд, Даша и Вероника наблюдали, как меняются лица и тела пришельцев. Перед ними стояли уже не ослепительные красотки, а странные существа с серой кожей, высоким лбом, продольным разрезом рта. Огромные, овальной формы, тёмные глаза, казалось, насквозь пронизывают онемевших девушек, неземным, потусторонним взглядом. Им обоим показалось, что вся их сущность, растворяется в бездонных глазах пришельцев. Там, в этой чёрной бесконечности, они увидели себя, вмиг прожили всю свою жизнь, прочувствовали все ощущения, когда-либо ими пережитые ранее….
    Они не знали, как долго это продолжалось, - может вечность, а может мгновение. Когда они вынырнули из небытия, обрели способность соображать, то увидели перед собой колыхающиеся и вибрирующие тела инопланетян покрытых светящимися коконами. Оболочки коконов густели, сияние всё усиливалось, пока не сделалось нестерпимым. Не в силах больше смотреть, Даша и Вероника зажмурились. Они услышали негромкий хлопок, сквозь закрытые веки почувствовали, что свет медленно гаснет, сходит на нет. Когда открыли глаза, то перед ними стояли две их точные копии. Даже одежда была точно такой же, как та, что на них, разве что не мятая. Обомлев, Даша и Вероника наблюдали, как их двойники медленно шевелили руками, как повернувшись, смотрели друг на друга пустыми глазами. Но вот по телам двойников пробежала дрожь, взгляд стал осмысленным, устремлённым внутрь себя.
    - Путаница – сказала неуверенным голосом копия Даши.
    - Сумбур – проговорила двойник Вероники. Она подняла руку перед глазами, пошевелила пальцами и улыбнулась.
    Спустя некоторое время люди внизу видели, как сверху по лестнице спустились Вероника и Даша. Они молча вышли из дома и направились к неподвижно висевшему чёрному диску. Выдвинувшийся из жерла объекта серебряный луч, втянул их обоих внутрь. Тарелка взмыла вверх и исчезла в небе. К людям в здании возвратилась способность двигаться. Ксюша с криком побежала наверх, в комнату. Там на матрасе, как ни в чём не бывало, сидела её новая мама Валера, и рядом с ней тётя Даша, то же любимая ею. Ксюша не успела обрадоваться. Яркая вспышка озарила весь мир, и всё пропало.
    Эпилог
    Двое подростков ночью сидели на берегу реки. Это были Даша и местный её ухажёр, Мишка. Чёрный диск завис в небе. Выдвинув зелёный луч, он прочертил им круг вокруг города. Неподвижно повисев некоторое время, он исчез.
    - Даш, смотри, тарелка! – указывая рукой, тронул за плечо подружку, Мишка. – Видишь?
    - Вижу, орать то чего?
    Яркая вспышка озарила всё вокруг. Невыносимая боль в голове пронзила Мишку. На миг он потерял сознание. Приходя в себя, он почувствовал, что кто-то тормошит его. Обрывки видений, смутные образы, промелькнули у него в мозгах и пропали.
    - Миша вставай! Ну, поднимайся уже! – услышал он Дашин голос.
    - Что это было? – садясь на землю, ошарашенно, спросил Мишка.
    - Не знаю! Вставай быстрее, а то они без нас уедут! – нетерпеливо торопила его Даша.
    - Кто уедет? Куда? – еле поспевая за бегущей Дашей, недоумевал Мишка.
    - Потом! Всё потом! – махала рукой Даша.
    На улице им помигала фарами легковая машина.
    - Скорее! – распахнув заднюю дверцу форда, - торопила их поджидавшая у машины Вероника.
    - Куда я должен ехать, зачем? – воспротивился было Мишка – Мне нельзя, у меня хозяйство, коза Чупакабра…
    Всё потом! – подталкивая его к машине, торопила Даша.
    С ней Мишка был готов хоть на край света. Сопя, он примостился на заднем сидении, рядом села Даша. Ехали молча, Игорь, сосредоточенно следя за дорогой, с потушенными фарами, увозил их прочь из города.
    * * *
    - Город оцепить! С вышек оборудование демонтировать! По периметру расставить посты, объявить картин! Немедленно направить в зону снаряжение, бригады специалистов! Выборочно, часть населения обследовать через гипноз! Сводку по суицидам, нервным расстройствам, сумасшествиям, мне на стол, в течение дня! И чтобы из зоны не одна живая душа не ускользнула! Приступить немедленно! Всю информацию в центр!
    - А вам их не жалко? Они, наверное, и так столько пережили…
    - Что?! – Генеральный резко обернулся. Руководитель увидел его глаза, холодные, беспощадные. - "Зверь притаился… зверь готовится наружу"
    - Понял, - покрываясь холодным потом, ответил руководитель проекта. - "Уничтожит, раздавит как таракана. Эх, когда на Руси человеческая жизнь ценилась? А я всего лишь учёный. И не боец, далеко не боец. Совсем даже".
    - Во время эксперимента наблюдалось появление летающего объекта. Радары его засекли?
    -Нет.
    - Тогда, чёрт с ним!
    * * *
    Они выскочили на федералку, уже миновали таинственные вышки, когда увидели впереди многочисленные огни фар.
    - Сворачивай с дороги, быстрее! - закричала Вероника. Матюгнувшись, Игорь, проехав ещё немного, свернул по малоприметной тропинке в лес. Остановившись за деревьями, он заглушил мотор. Через некоторое время мимо их по дороге пронеслась колонна военных грузовиков.
    - Вот бля…! Суда добирались, военные, обратно, - опять служивые! Что творится?
    - Поехали, потом всё узнаешь. – Вероника обернулась, посмотрела на Дашу. Мишке показалось, что у неё глаза на миг вспыхнули как у кошки, зелёным огнём. Через несколько километров их ослепил яркий свет. Мотор, чихнув, заглох. Матерясь, Игорь затормозил на обочине. Он и следом Мишка, выскочили из машины. В небе, ослепляя их лучом прожектора, висел огромный чёрный диск. – "Тот самый" – мелькнуло в голове Мишки. Он посмотрел в салон машины. Даша безучастно сидела на заднем сидении, безразлично глядя перед собой. Точно такое же отсутствующее выражение лица было и у Вероники. Прожектор вверху погас, чёрный диск, сорвавшись с места, стремительно и бесшумно унёсся в сторону городка, туда, откуда они только что сбежали. Всхрапнув, заработал мотор форда, Игорь и Мишка сели в машину. Шелестя колёсами "Ford Focus" уносил их прочь от злополучного города, постепенно растворяясь вдали.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: brams56
    Категория: Мистика
    Читали: 61 (Посмотреть кто)

    Размещено: 11 февраля 2015 | Просмотров: 101 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: katar (20 февраля 2015 09:21)
    Прочитал все части. Данная тема, конечно, не нова. Это и "Кусака" Роберта Маккаммона, и "Всё живое" Клиффорда Саймака, и "Буря столетия" Стивена Кинга. Везде город накрывает колпаком по разным причинам, и под ним творятся всякие непотребства. Только в данном случае это произведение, приправленное русским провинциальным колхозом. Согласен, что при таком отрыве от внешнего контроля наступает анархия, но чтоб настолько... даже не знаю, перебор с мочиловом и трэшем. Мне думается, что инопланетяне тут лишние, и без них тема бы раскрылась. Прослеживается авторская позиция автора к людскому большинству и пролетариату. Кое-где даже сквозила отсылка к революции (кою я, кстати, не поддерживаю из-за многочисленных убийств достойных людей, которые были совершены натуральным быдлом). Радует, что автор не сосредоточился только лишь на воцарении царства отморозков, а в противовес им создал остров с людьми, у которых мозги еще не совсем высохли. Это обнадёживает. Короче, однозначно заслуживающий внимания материал, хоть и спорный. Я сам до сих пор свое отношение к нему не осознал :))) И ещё, почему название "Мыло" ? Пришельцы варили мыло из трупов, чтоли?



    --------------------

    Комментарий 2 написал: brams56 (21 февраля 2015 12:43)
    Спасибо. А мыло это цена человеческой жизни с о всем его бесконечным мирозданием.

    Эпиграф - мыло из людей варили фашисты

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.