«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 97
Всех: 98

Сегодня День рождения:

  •     ant (17-го, 36 лет)
  •     lory_dvain666 (17-го, 28 лет)
  •     mgvrez (17-го, 43 года)
  •     PoliNochka (17-го, 32 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Стихи Сырая картошка 15 Мастер Картошка
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2758 Кигель
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 709 Моллинезия
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 220 Мастер Картошка
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия
    Конкурсы Конкурс \"Золотой фонд - VII\" 47 Сталь.

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Разбуди мою душу. Часть 1

    Глава 10
    Мы вышли из машины на палящее весеннее солнце. Раскаленный асфальт прожигал ноги сквозь подошву кроссовок. Удачно я не взяла ветровку, в футболке и джинсах и без нее было жарковато. На Адаме, в общем-то, было все то же самое: синие джинсы и голубая узкая футболка на выпуск, белые кроссовки.

    Он, щурясь, посмотрел на небо и двинулся в сторону мастерской. Сейчас, при свете дня, она казалась совершенно заброшенной, а дыра в стене, заколоченная досками, только усиливала эффект.

    Адам присвистнул и заржал.

    - Неплохо ты припарковалась!

    - Заткнись,- прорычала я смеющемуся соседу и поплелась за ним.

    Хозяина лачуги не были ни видно, ни слышно. Будет досадно его не застать. Хотя чего я ожидала? Что он караулит свою халупу день и ночь в страхе оказаться обворованным?! Ну конечно.

    Моей машины, еще пару дней назад торчащей из стены, не было. Если Тайлер ее отогнал на свалку цветмета – не удивлюсь. Судя по повреждениям, восстановлению машине не подлежит. Но я не автомеханик, могу и ошибаться.

    Адам оказался первым у двери, дернул за ручку, и она поддалась.

    - У него дома нет что ли?- оглядываясь по сторонам, буркнула я.

    Сосед покосился на меня.

    - Все у него есть. Ты решила, что Тайлер здесь работает?

    - А я должна была сделать иные выводы?

    - Машины – его хобби,- усмехнулся Адам.- Даже, можно сказать, слабость, как у меня компьютеры.

    - Значит, у него есть основное место работы. Какое?

    Он посмотрел на меня долгим взглядом.

    - Этого я не могу тебе сказать.

    - Да брось,- я тихо рассмеялась.- Тебе самому не смешно?

    Но Адаму и в самом деле не было смешно. Его тяжелый взгляд остановился на моем лице, и с него медленно сползла улыбка.

    - Тайлер - тренер юношеской сборной по футболу.

    Я не удержалась и прыснула, согнувшись пополам от смеха. Под мой звонкий хохот глаза Адама потеплели, а на губах заиграла улыбка. Когда я немного успокоилась и выпрямилась, на его лице застыло слегка удивленное выражение.

    - Что смешного?

    - Ты, Адам. С таким серьезным видом мне по ушам ездить уметь надо!

    - Не езжу я.

    - Тогда зачем этот концерт?

    - Он перебивает номера, Кира. Это уголовное дело. Тайлера тут же уволят из спортшколы.

    - Адам, ты меня убиваешь,- я покачала головой. – Любопытно знать, с каким видом ты о моей работе рассказываешь?

    Он передернул плечами.

    - Я о ней думать боюсь, не то, что кому-то рассказывать. Трясет жутко, наедине с самим собой произнести вслух не могу.

    Я ткнула его кулаком в грудь.

    - Идиот,- тихо произнесла я и заслужила от Адама улыбку.

    - Нет, я всего лишь шокирован. Не пойму, что с тобой происходит?!

    - А что со мной не так?- уже совершенно серьезно поинтересовалась я.

    - Добрый день что ли,- в дверном проеме появился Тайлер, и мы синхронно посмотрели на него.

    Короткие волосы сегодня не были прикрыты бейсболкой. Голубые широкие джинсы и белая футболка создавали образ дворового парня. На ногах, естественно, кроссовки. Куда без них.

    - Привет, Тайлер,- отозвался Адам, и они по-дружески обнялись.

    - Вы просто так, или что-то опять сломалось?- С этими словами он посмотрел на меня, щурясь от яркого солнечного света. В его лучах, глаза Тайлера оказались ясно-зеленого цвета.

    В ответ я хитро улыбнулась. Похоже, предметом шуток мне еще долго быть.

    - Лично я приехал заценить масштаб бедствия, созданного этой на вид хрупкой девушкой,- Адам похлопал меня по плечу, и я стряхнула его руку, дернув им.

    Внезапное ощущение незащищенности, какой-то уязвимости нахлынуло на меня. Смущение, обида и необъяснимая детская радость дрались за первенство в душе. Не припомню, сколько лет я не испытывала ничего подобного даже по отдельности. А тут все сразу. Я была готова потерять сознание от перенасыщения чувствами и адреналином, из последних сил изображая безразличие и приветливость на лице.

    - Да какое бедствие,- Тайлер небрежно махнул рукой.- Стена давно собиралась рухнуть, а у меня до нее руки не доходили. Теперь-то я, наконец, возьмусь за ремонт.

    - Я как раз по этому поводу, – сказала спокойно я, борясь внутренне с зашкаливающими за пределы допустимых норм чувствами. Чертовщина какая-то. Словно с меня содрали кожу. Причем, не только с тела, но и с души.- Хочу загладить вину.

    - Поработать она хочет,- добавил довольный Адам, и я ткнула его локтем под ребра. Он ухнул и заткнулся.

    - Как нога?- Склонив голову набок, тем самым прячась от палящего солнца, спросил Тайлер, не обратив на высказывание Адама ни малейшего внимания.

    Я слегка нахмурилась.

    - А, с ней все отлично. Уже почти не болит,- небрежно отмахнулась я. Черт, я и забыла про ногу. Вот клуша… У смертных она не зажила бы за два дня. Надо было предвидеть такой вопрос.

    - Удивительно,- пробормотал он.- А, на первый взгляд, травма казалась серьезной. Столько крови…

    - Царапина, забудь,- холодно бросила я.

    Настала очередь Адама пихать меня локтем.

    - Обезболивающие творят чудеса,- выручил меня он, улыбаясь.

    - Ну, тогда можешь попытаться загладить свою вину,- вновь ко мне обратился Тайлер.

    - Даешь добро? Тогда я вызову рабочих…

    - Рабочих?- напрягся моментально он и провел ладонью по затылку.- Их только не хватало. Мы сами отлично справимся.

    - В каком смысле?- у меня лицо вытянулось от неожиданности.

    Тайлер усмехнулся и перевел взгляд на Адама.

    - И тебе найдется, что загладить.

    Мы с Адамом обреченно переглянулись. Тайлер едва удержался от улыбки. Пристально взглянув на парня, я почувствовала себя неуютно и поежилась. Опустив голову, он все же улыбнулся одними уголками губ, так, чтобы мы не подумали, что в нашу честь. И скрылся в помещении. Я и Адам расценили исчезновение Тайлера, как приглашение войти.

    В мастерской горел тусклый свет, подавляемый солнечным светом из дыры в стене. Со дня моего первого и единственного визита, тут ничего не изменилось. За исключением одного – на подъемнике стояла моя машина. Увидев ее, я немного ошалела и вросла ногами в пол. Еще бы! Изменения неимоверные, по сравнению с остаточным впечатлением после аварии: все стекла снова были на месте, вмятина на двери выправлена (или Тайлер полностью ее поменял на идентичную). Бампер - на положенном ему месте. Лишь не хватает крышки капота. За каких - то два дня парень почти восстановил мою тачку. Обалдеть!

    Я медленно подошла к машине и приложила ладонь к крылу. Провела ею по свежевыкрашенной, но успевшей высохнуть, эмали, обходя автомобиль вокруг. Я ровным счетом ничего не смыслю в начинке, но внешний вид способна оценить. Моя тачка вновь жила, получила второй шанс, если такое можно сказать о машине. И я пребывала в состоянии восхищения, но не из-за нее. Меня поразила работа человека. Тайлер мог ее отогнать на свалку, разобрать, сдать на запчасти, в конце концов. Но, вместо этого, он ее отремонтировал. И что я должна чувствовать? Не знаю, что чувствовал вампир внутри меня, скорее всего ничего, небрежно хмыкнул. Сейчас я была далека от своей неживой сущности. Человеческая взяла вверх. Что произошло, меня мало волнует в данный момент, эти чувства мне приятны. Кажется, будто я снова смертная, снова живу, а не борюсь за выживание. Ощущения и эмоции сменяют друг друга с немыслимой скоростью, словно тысячи бабочек трепещут под кожей. Черт возьми, я должна понять, что со мной происходит!

    Я отдернула руку и обняла себя за плечи. Поза закрытости. Надеюсь, ребята не видят и не чувствуют моих стараний скрыть переживания. Я ледяная, бесстрастная, хладнокровная…. Но, в этот миг с трудом верится самой.

    - Всего за два дня ты почти полностью реанимировал мою машину! Как тебе это удалось, Тайлер?- Как можно спокойнее, с нейтральным выражением на лице спросила я и обернулась к парню. Он крутил в руках какой-то мелкий предмет. Присмотревшись, я узнала свой ключ от машины. Я очень умная, оставила его в замке зажигания.

    Слегка смутившись, он отвел взгляд в сторону. Адам нас не слушал. С нездоровым энтузиазмом он копошился в ящиках с инструментами. Фанат своего дела, нечего сказать.

    - Только с виду кажется, что машина убитая,- стал объяснять Тайлер, а я медленно опустила руки.- Я и не такие восстанавливал. Если бы стена мастерской была из бетона, а не прогнившего дерева, вряд ли тачку удалось бы вернуть к жизни. Так что ты еще удачно вписалась в мой сарай.

    Я не удержалась от улыбки, глядя в его открытое лицо и по-детски чистые глаза. Внешне симпатичный, отлично сложенный, но совершенно обычный парень. Лишь какая-то мелочь, простота что ли, делала Тайлера особенным. Что-то заставляло смотреть на него.

    - Ты – мастер, а я совершенно ничего не смыслю в двигателях. Едет, и хорошо. Поэтому я решила, машина восстановлению не подлежит. Уже мысленно похоронила ее.

    - Все мы в чем-то мастера. Главное, найти в жизни любимое дело. Вот ты где работаешь?

    Моя улыбка скисла, а лицо вновь стало ледяным. Вот так внезапно я стала прежней полукровкой с холодным характером и пустым взглядом. Будто серые дождевые тучи закрыли неожиданно солнце и затянули все небо.

    - Я не должен был этого спрашивать,- Тайлер помрачнел и принялся топтаться на месте.

    - Возможно,- звенящим от холода голосом отозвалась я и вспомнила, иногда нужно моргать, хотя бы ради приличия.- Я не люблю говорить о своей работе.

    Тайлер, кажется, попятился назад, но, ни страха, ни напряжения в его глазах не появилось. Я не спускала с него взгляда. Не потому что он мне не нравился, сработала защитная реакция вампирской наружности. Ничего личного.

    - По определенным понятиям, я никогда не задаю подобных вопросов,- глядя на меня, заговорил он.- А сейчас расслабился, неизвестно почему.

    - Я так и подумала.

    - Извини.

    Мы стояли друг против друга, обмениваясь взглядами, когда рядом засуетился Адам, положил ладони нам на плечи. Поглядев на обоих по очереди, не переставая светиться радостью, сказал:

    - Что за веселуха, и по каким причинам я не приглашен принять в ней участие?

    Еще мгновение посверлив меня взглядом, который я так и не смогла расшифровать, Тайлер перевел его на Адама.

    - Не стали тебя отвлекать.

    - Да бросьте!- Адам хохотнул.- Я проведу краткий инструктаж по общению с нашей ледяной леди, если захочешь, Тайлер. Она не такая жуткая, как может показаться.

    - Нет. Я гораздо хуже,- скорее с грустью, чем со злостью отозвалась я и отвернулась.

    Рука Адама соскользнула с моего плеча. Пройдясь до стола с инструментами, остановилась и закрыла глаза. Спиной ощущался пристальный взгляд Тайлера. Не знаю почему, я точно знала, что именно он на меня смотрит сейчас, а не Адам. В чем смогла убедиться, вновь повернувшись к ребятам.

    - Вы слишком высокого мнения о себе, леди,- с иронией в голосе, произнес Адам и закатил глаза, прищелкнув языком.

    Я, не дрогнув, продолжала изучать лицо Тайлера. Хоть глаза выкалывай, не могу я не смотреть на него! Как не могу понять, какие чувства испытываю в его присутствии. Такое ощущение, что все и сразу. Чертовщина, твою мать. Может он и не человек вовсе?

    Его глаза выражали все и ничего одновременно. Я не люблю, когда человек не читается, мне обязательно нужно разобраться, что он чувствует, что у него на уме. И взгляд Тайлера тот самый случай. Но, по какой-то причине, именно в глаза ему я не могу долго смотреть. Возникает ощущение, будто я таю, как свеча, становлюсь мягче и податливее…. Его чувства при этом никак не проявляются. Ощущает ли он мое волнение? Неизвестно.

    - Мы так и будем любоваться друг другом, или все же делом займемся? Скоро стемнеет,- сказала я, чтобы хоть как-то разбавить удушающую тишину.

    Парни мгновенно встряхнулись и разошлись в разные стороны. Тайлер, как ни в чем не бывало, оживился и вышел на задний двор за досками. Адам схватился за кувалду, сиротливо стоящую в углу возле стола. Ну что ж, раунд, я, похоже, проиграла, но незаметно сгладила свой позор.

    До наступления темноты мы втроем разбирали стену – что оказалось проще и быстрее всего – потом ребята мастерили опоры из новых досок. Похоже, Тайлер основательно подготовился. Сколотили новую стену. Осталось дело за малым: покрасить снаружи и утеплить изнутри. Когда парни занимались обивкой, меня посетила мысль о том, что Тайлер все же проводит в мастерской большую часть своего времени. Отсутствие личной жизни?

    Покраской занималась я. Удивительно, сколько нам удалось сделать всего за половину дня! Конечно, мы не жилой дом строили, а всего лишь стену заменили в мастерской.

    - Я думала, ущерб гораздо серьезнее,- сказала я, когда села в машину Адама. Сам хозяин машины сидел за рулем, а Тайлер сложил руки на открытой двери и уперся в них подбородком.

    - Так кажется. Я сразу сказал, ничего страшного. Подумаешь, какая-то стена. Главное, ты жива осталась.

    - Поверь мне, друг, ее не так легко убить,- рассмеялся Адам, покосившись на меня.

    Я наградила его снисходительным взглядом. Тайлер улыбнулся, глядя на нас.

    - Спасибо за помощь,- сказал он, убирая руки с двери.- Думаю, завтра - послезавтра сможешь забрать свою машину, Кира. Удачи.

    Он отошел к постройке, провожая нас взглядом. Мы уехали с чувством выполненного долга. Особенно я…

    Глава 11
    Когда я оказалась в родных стенах квартиры, стало легче. Я разделась и забралась в ванну. Сидя в теплой воде, совершенно расслабленная, с закрытыми глазами, мысленно прощупала свои метафизические стены. И чуть не выпрыгнула из ванной. Их не оказалось на месте! Цепляясь руками за края ванной, я села и обхватила колени. Не может этого быть! Никогда и никому не удавалось пробить мои барьеры, снести их в буквальном и переносном значении! Неужели я сама о них забыла? Потеряла над собой контроль и открыла доступ к мозгам? Вот дура! Действительно, расслабилась, так расслабилась.

    В полуобморочном состоянии я выбралась из ванной, влезла в короткие шорты и майку и забралась с ногами на диван. Обложилась подушками и занялась дыхательной гимнастикой. Вдох-выдох, и напряжение стало уходить. Мысли из головы тоже куда-то выветрились, и я провалилась в сон.

    Я плыла. Сначала показалось, вода просто темная - на землю спустилась ночь, и так темно, будто кто-то пролил на небо чернила. Полная луна краешком касалась воды, уходящей за горизонт. На мне было вечернее платье, черное, длинное и узкое. Почувствовав, что дно уже близко, я опустила ноги и коснулась стопами песка. Медленно выходя из теплой влаги, старалась не оглядываться, ведь в глубине души понимала – не вода вовсе плещется в ночной тиши. Слишком теплая, слишком темная, слишком тяжелая…

    И я шла вперед, к свету. Он был ужасно ярким, резким, без каких-либо плавных переходов, бил по глазам. Тьма, и резкая граница света. Щурясь, я пыталась рассмотреть, что ждет меня впереди. Размытый силуэт стоял лицом ко мне и ждал. Прикрыв глаза ладонью, как делают, прячась от палящего солнца, я всматривалась в фигуру. Надеясь, хотя бы по очертаниям или одежде узнать, кому она принадлежит,силилась, боли, увидеть. Но, даже приблизившись настолько близко, что, протяни я руку, и коснусь силуэта, не смогла разглядеть очертаний лица.

    Платье, тяжелое от влаги, тянулось по песчаному берегу, с каждым шагом затрудняя движение. Становилось все сложнее передвигать ноги. Дыхание участилось, и я не выдержала и обернулась. За мною тянулся кровавый след, оставляемый шлейфом платья, густой, ярко-алый, даже слишком яркий для ночной тьмы. И что-то дрогнуло в груди, защемило сердце. Страх, банальный, дикий, животный страх. И когда я захотела, сломя голову, броситься вперед, к свету, протянув руку навстречу размытому силуэту, меня разбудил телефонный звонок.

    Проснувшись в ощущении панического ужаса, я свалилась с дивана вместе с кучей подушек. Телефон злостно пищал, а встать на ноги я элементарно не сообразила, поползла на четвереньках к столу, где он лежал.

    - Кира?-послышался мягкий, обволакивающий теплом, голос Алекса.

    Я закрыла глаза, прижимая телефон к уху, и прислонилась спиной к дивану, сползла задницей на пол.

    - А ты ожидал услышать кого-то другого?

    Алекс тихо и успокаивающе рассмеялся.

    - Кажется, ты не в себе.

    - Нет, черт возьми! Я уже пять лет, как не в себе!

    - Что-то случилось? Расскажи.

    Я протерла проступивший пот со лба ладонью и вздохнула.

    - Сны, Алекс. Они выматывают.

    - Это минус твоей человеческой сущности,- тусклым голосом отозвался он.

    - Я бы не прочь избавиться от такого минуса.

    - Да, но это не в твоей власти.

    - А что в моей власти?!-раздраженно спросила я.- В чем смысл моего существования?

    Алекс тяжело вздохнул.

    - В твоей власти две жизни. Совет собирается на суд над вампиром и смертной за их связь. Ты должна принять участие.

    - Что? Какая связь, никак в толк не возьму?

    - Любовная, Кира.

    - Черт…

    - Это для нас с тобой трагедия, а кое-кто в совете жаждет крови.

    - Алекс, приговор уже ясен. Зачем я там? Ты без меня не справишься?- с мольбой, устало спросила я и закрыла глаза ладонью.

    Я несколько раз присутствовала на подобных процессах. Осталось неизгладимое впечатление! Более жестокой смерти я не видела. Вспоминать страшно. И смерть была наказанием в каждом случае, никого не удалось спасти.

    - Кира, я, конечно, твой первый и единственный заместитель,- мне показалось, Алекс печально улыбнулся.- Я могу сидеть за тебя в совете, следить за ходом дел, но голосовать на суде не в моих полномочиях. Ты просто обязана присутствовать лично.

    - А я ведь предлагала тебе свое место, Алекс. Ты же понимаешь, оно мне лишь головную боль доставляет.

    - Предлагала, я помню, Кира. И ты прекрасно знаешь, что я всеми фибрами души ненавижу органы власти и участие в их играх! Да и кто мне позволит его занять? По закону этого самого совета, заместитель сменить своего мастера может лишь в случае смерти последнего. Никак иначе. Не нужно мне членство в совете за подобную цену,- возмутился Алекс.

    - Все понятно, конечно,- прошептала я и убрала руку от лица.- Я жутко устала делать вид, что являюсь одной из них.

    Алекс хмыкнул.

    - Не подстраивайся ни под кого. Помни, ты выше этого.

    - Ты слишком сильно в меня веришь, Алекс. Я не так сильна, как твоя вера.

    - Нет, ты гораздо сильнее, чем думаешь. Ты до сих пор жива, Кира, а это многое значит.

    - Прекрати,- поморщившись, тихо попросила я, и Алекс вновь вздохнул. Я его утомляла.

    - Молчу.

    - На какое время назначено слушание?

    - Оно состоится через полтора часа.

    - Хорошо, я скоро буду,- я нажала на отбой.


    Я шла по центральному холлу склепа, придерживая подол вечернего платья. Алый атласный корсет без бретелек переходил в пышную юбку до пола, состоящую из сотен кружевных воланов, атласа и тюля того же цвета. Туфли в тон из-под платья были почти не видны.

    Темные волосы, слегка завитые, спадали на плечи, развиваясь при ходьбе. Челку я убрала на бок, чтобы глазам ничего не мешало. Макияж соответствовал наряду – темно-серые тени, черная тушь для ресниц и алая помада. Терпеть не могу красить губы, но того требовал случай.

    Около дверей в зал заседания меня ожидал Алекс. Непроницаемый взгляд застыл на мне, и что он сейчас чувствовал, понять было невозможно.

    На Алексе был одет черный фрак с атласным отложным воротником, белая рубашка, галстук-бабочка и лакированные туфли. Улыбнувшись одними уголками губ, вампир поклонился мне. Таков обычай. Улыбнувшись в ответ, я остановилась перед ним.

    - Прекрасно выглядишь, Кира. Ты готова?

    - Нет, а что поделаешь,- пожала я плечами, и Алекс предложил мне взять его под руку. Я так и сделала.

    - Тебе отведена одна из главных ролей в сегодняшнем спектакле, Кира,- тихо произнес Алекс, взявшись свободной рукой за дверную ручку.- Держись твердо и не наделай глупостей.

    Я с вызовом на него посмотрела.

    - Кто?! Я делаю глупости?!- и хмыкнула. Алекс рассмеялся и распахнул дверь.

    Стены зала: белизна и золото. Вся мебель из красного дерева с декоративными элементами, покрытыми позолотой. Кресла заседателей с высокими спинками стояли полукругом на пьедестале. Лишнее напоминание, кто здесь выше и круче. Пол перед пьедесталом устлан золотистым паласом – для тех, кто хочет покаяться. Во всей этой роскоши и чистоте имеется местечко для кандалов и мраморному серому полу. Пол пыточного зала часто залит кровью, так что светлые цвета отпадают. Помещение будто поделено на две части. Правая половина богатая, сверкающая белизной, предназначена для светских приемов, а левая - темная и мрачная, для пыток.

    К стене были прикованы двое – мужчина и женщина. Ей на вид не больше двадцати четырёх лет, ему - около тридцати, но я-то знаю, что это не так. Мужчина оказался вампиром, женщина - нет.

    Она опустила голову, и белокурые волосы свесились вперед, закрыв лицо. На женщине было бирюзовое легкое платье и босоножки в тон. Мужчина неподвижными, но полными печали глазами глядел на Изабель, главную садистку и ненавистницу смертных, стоящую в центре зала. Даже когда я и Алекс вошли, он продолжал смотреть только на нее.

    Изабель на вид не более восемнадцати, но она уже пятьсот лет восседает в совете. Обманчивая внешность милой девушки вводит в заблуждение. Но, стоит ей открыть рот и заговорить, как умиление спадает. Подозреваю, хорошим манерам ее учили полтысячелетия назад, но она себя ими не обременяет. Высокомерна и жестока, любит дорогие побрякушки и наряды. Ведет себя, как избалованный ребенок. Полагаю, она затормозила в развитии именно на этом этапе жизни – дочка богатого купца, не знавшая отказа в прихотях, топала ножкой и всегда получала, что хотела. Изабель до сегодняшнего дня подобным способом добивается своей цели. Топнула ножкой, свела бровки к переносице, и мужская часть совета сжалилась: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы в горло не вгрызлась клыками.

    Небрежно, но очень естественно, ее темные кудри расплескались по белоснежным обнаженным плечам. Легкое, почти прозрачное платье, больше напоминающее простыню, наброшенную на голое тело, развивалось, словно на ветру. Так всегда бывает, когда вампирша выставляет свою силу напоказ, как правило, желая кого-то запугать.
    Ее взгляд светло-карих глаз метнулся в нашу сторону, и на пухлых розовых губках заиграла улыбка. Ответив ей ледяным взглядом, под тихие рыдания женщины, я прошла к своему креслу заседателя в сопровождении Алекса.

    Все члены совета уже были на местах. Антонио во главе, Стефания по правую руку от него. Светловолосая женщина с лицом милейшей старушки. Ее волосы собраны на затылке и закреплены диадемой. Небесно-голубое платье, в тон глазам, ниспадало до самого пола, скрывая туфли. Руки Стефания сложила на коленях. Впервые увидев ее, я сделала однозначный вывод – та еще сука. Мастер убивать силой мысли. Заберется к вам в голову, так похозяйничает, что от разума не останется ни следа. Лишь жалкие крупицы воспоминаний и, как правило, малоприятных. Чаще всего, воспоминания она внушает сама и остается гадать – какие именно. Надеюсь, никогда этого не узнаю.

    Справа от нее Мари-Бэлль в белоснежном узком платье с меховым манто. За спиной Стюарт. Он положил небрежно руку на спинку ее кресла. При виде меня, лицо Мари-Бэлль исказилось от ненависти. Сучка, даже не старается скрыть свою неприязнь на публике!

    В глазах Стюарта мелькнула тень. То ли сожаления, то ли торжества. Наверное, я никогда не узнаю правды, испытывает ли он какие-либо чувства ко мне, или же банально метит в мое кресло.

    Одет он был во все белое, как и Мари-Бэлль. Ну надо же, какая гармония!

    По левую руку от Антонио стояло пустое кресло - мое. А далее - кресло Грегори и Андреа.

    Грегори обладает внешностью коренного американца. Густые черные, как смоль, волосы; темно - карие глаза, близко посаженные к переносице, смуглая кожа. Крепок: ширина его плеч, наверное, равна моему росту. Высокий и статный мужчина. Одет он был в бордовый костюм и черную рубашку. Грегори молчалив, хмур и невозмутим. С каменным видом, не вмешиваясь, следит за происходящим. Наблюдателен и умен, иной раз может неожиданно для всех выдать свое мнение, отличное от других, и ошарашить. Ему до лампочки все, что не касается его жены. Андреа - так же член совета. Они сошлись гораздо позже того, как были выбраны в заседатели и заняли свои кресла. Но многие вампиры до сих пор ошибочно полагают, что именно из-за кресел в совете Грегори и Андреа и закрутили роман. Вполне возможно, Стюарт из их числа.

    Сам Стюарт попал в склеп, спасаясь бегством от своего мастера. Властная, жестокая извращенка. Он был ее игрушкой, без права выбора и слова. В какой-то степени мне жаль его, не он выбирал себе судьбу и участь, Стюарта таким сделала ОНА, та, которую он ненавидел и всегда будет ненавидеть. Но ничего не попишешь, она его создательница.

    Я с ничего не выражающим видом поднялась к своему креслу и опустилась в него, медленно, грациозно, придерживая подол платья. Алекс привычным движением подал мне руку и обошел кресло, занимая положенное заместителю место. В средние века таких, как Алекс, называли слугами мастеров вампиров. Я за свою «вампирскую» жизнь не создала ни одного подобного себе, но являюсь мастером в силу ряда причин. Во-первых, благодаря способности к возведению метафизических стен. Во-вторых, обладаю не меньшей силой, чем древний вампир, и, в довесок, переношу солнце. Мастер и слуга - вот все мое племя.

    Антонио откашлялся и окинул взглядом всех присутствующих.

    - Приветствуем пришедших и продолжаем. Итак, сегодняшней ночью мы рассматриваем нарушение закона совета: пункт один частьвосемь, который гласит: «любовная связь вампира со смертным наказуема смертью». Как мы уже успели выяснить, у наших арестантов такая связь имеет место быть.

    - Каким образом это стало известно? Прошу прощения, Антонио,- ледяным, но вежливым тоном, поинтересовалась я, и в мою сторону повернулись восемь пар глаз.

    Такое чувство, словно я под прицелом снайперской винтовки, только направивший ее, еще не решил, убивать меня или дать немного времени побарахтаться.

    Антонио чуть наклонился в мою сторону.

    - Изабель пытала девушку и выбила из нее признание,- тихо ответил он на вопрос, и я застыла. Фантазия рисовала совсем не привлекательную картину событий. – Стефания добилась подтверждения от мужчины.

    Алекс положил ладонь мне на плечо, сдерживая от эмоционального взрыва. Его энергетика успокаивает. Не знаю, как остальным, а мне становится легче воспринимать жестокую действительность, когда он рядом. И это не взлом моей защитной системы с его стороны, а всего-навсего индивидуальная способность Алекса. Он - мой стоп-кран. Жаль, Алекс может находиться рядом лишь в темное время суток. Ведь никогда не знаешь, что может послужить всплеску ярости во мне.

    Изабель, стоя вполоборота к заседателям, улыбалась. Позволив договорить Антонио, она с грацией танцовщицы направилась к прикованным к стене арестантам.

    - Это Роберт,- не переставая улыбаться, вампирша потрепала мужчину за щеку. Он не шевельнулся, лишь прикрыл обреченно глаза. Изабель по-детски звонко рассмеялась и подошла к женщине. Протянув тонкую руку, принялась ее дразнить. От каждого ее движения женщина вздрагивала,- Эмили очень страшно,- громким шепотом сказала вампирша, проведя ладонью по волосам женщины.- О чем ты только думал, Роберт, вступая с ней в связь?! Такая красивая,- протянула Изабель, погладив рукой Эмили по плечу, приблизившись почти вплотную, взяла ее лицо в ладони. Женщина дернулась от нее и зарыдала еще громче. Я сжала пальцами подлокотники кресла, стиснув зубы. Пока я ничего не могу сделать. Тем временем, Изабель продолжала:- Такая беззащитная… Ты же знал, какая кара ждет вас обоих. Смысл ваших отношений в чем, скажи мне, Роберт? Ведь обращать ее в одну из нас ты не собирался.

    Мужчина открыл глаза.

    - Мы любим друг друга.

    - Лжешь!- зашипела вампирша и возникла перед ним незаметным для глаз движением.- Вампиры не способны на истинные чувства!

    Я взглянула на Стюарта. Остекленевшими глазами он смотрел на меня. Я отвечала ему ледяным взглядом, пытаясь понять, какие мысли могут возникнуть сию секунду у вампира в голове. Ведь почти год он пытался убедить в том, что любит меня безумно. И вдруг Изабель во всеуслышание заявляет, что вампиры не способны любить. Любопытно, какую сказку на этот раз он мне сочинит!?

    Мари-Бэль засекла нашу игру в гляделки и одернула Стюарта за пиджак. Он моргнул и опустил на нее глаза. Видимо, уступил место в игре своей любовнице. Она уставилась на меня со всей яростью, на которую способна в присутствии свидетелей. Алекс впился пальцами в мое плечо, но на этот раз его близость не подействовала. Я улыбнулась Мари-Бэлль ледяной улыбкой, той самой, с которой убиваю. Пустой взгляд, сулящий смерть, и улыбка под стать ему.

    Изабель, тем временем, продолжала лисой крутиться перед плачущей женщиной. Перебирая подол ее платья пальцами, она ухмылялась и поглядывала на Роберта. Вампир сжал цепи ладонями, за которые были подвешены его руки. Его потрясывало от ненависти и отсутствия возможности помочь возлюбленной. Укол жалости отозвался горечью во рту, но пришлось сдержаться от проявления чувств – вампиры сочтут за слабость.

    - Как давно продолжаются ваши отношения?- прогремел голос Антонио, и я перевела взгляд на него.

    Мне важно было видеть лицо главы совета в этот момент. Антонио смотрел на происходящее с едва уловимой печалью в глазах. Не он утверждал закон об отношениях между вампирами и людьми, он был принят общим голосованием. Почему? Вампиры до панического ужаса боятся возможности появления потомства у подобных пар. А что вырастит из плода любви вампира и человека – неизвестно, но есть мнение: подобные мне. Помимо бьющегося сердца и иммунитета к солнцу, ребенок будет обладать всем арсеналом способностей вампиров. Такое потомство без труда сотрет с лица Земли вампирский род, резко ставший уязвимым. Вот кровососы и искореняют грозящие вымиранием союзы двух разных видов.

    Роберт поднял глаза на Антонио. Обреченный, но не сломленный. Черт, невозможно смотреть, как толпа монстров – не людей – решает, как жить другим. Бесчеловечно и мерзко. И ведь угораздило меня попасть в их компашку!

    - Полгода,- спокойно ответил он, и со всех сторон послышался шорох одежды и неразличимый шепот.

    - Тихо!- рявкнул Антонио, и в зале вновь повисла тишина.- Как вам удалось так долго скрываться?

    - Мы были осторожны. Встречались на нейтральной территории, каждый раз меняя адрес.

    - Конспираторы,- промурлыкала Изабель и лизнула щеку Эмили.

    Женщина взвыла и забилась в истерике.

    - Не прикасайся к ней!- зарычал Роберт, обнажая клыки, и Изабель метнулась к нему. Схватив вампира за горло, она приподняла его, прижимая к стене.

    - Не тебе решать, каким способом мне убивать твою суку! Ты заведомо знал, что наказание не будет сладким. Роберт, ты посвятил свою подружку в правила своего мира? Вы разные биологические виды, находитесь на разных уровнях пищевой цепочки! Ты видел хоть раз, как тигр спаривается с газелью? Нет! Этому не бывать! Даже животные разборчивее в выборе партнера. Представители разных пищевых групп, вот вы кто! И Эмили в самом низу.

    Женщина взвизгнула и повисла на цепях, потеряв сознание. Изабель резко отпустила вампира, подошла к Эмили и склонилась над ней. Стефания поднялась из своего кресла.

    - Не спеши, Изабель. Всем достанется по лакомому кусочку.

    Юная вампирша оскалилась и зарычала, полоснув воздух клыками.

    - Дамы! Умерьте свой пыл!- попытался призвать к порядку вампирш Антонио. Стефания сделала шаг вперед, и ее платье потянулось следом по полу. Повернувшись вполоборота к главе совета, она удивленно улыбнулась.

    - Нам так редко удается насладиться теплом живой крови. Донорские подачки осточертели, Антонио!

    - Приговор еще не вынесен, Стефания!- рявкнул он в ответ.- Так что попрошу занять свое место и дождаться голосования.

    Стефания целое мгновение глядела в упор на Антонио, затем моргнула и вернулась нехотя в кресло. Он сверкнул клыками, что делает довольно редко, почти черными радужками глаз быстро глянул на Изабель, и та, упав на колени, уползла прочь от бездыханной женщины. Прислонившись к стене, она обняла руками колени. В такой позе и с обиженным выражением лица Изабель больше всего сейчас походила на испуганного подростка.

    Опустившись в кресло, Антонио откашлялся.

    - Ваше последнее слово, Роберт, перед тем, как совет решит вашу участь?

    Роберт исподлобья оглядел всех присутствующих.

    - Вампиры способны чувствовать! Но лишь те, которые не забыли, каково быть человеком, быть живым! Я люблю Эмили, и вы можете нас убить. Но помните: всегда будут подобные нам! Всех вам не переловить и не перебить!

    В зале повисла мертвая тишина, от которой по позвоночнику пробежал холодок. Каждый вампир погрузился в мыслительный процесс. Казалось, каждый из присутствующих уже решил для себя, за что отдаст голос. Но нет, надо было потянуть время, пощекотать напоследок нервишки приговоренным.

    Я прислушалась. В зале билось несколько сердец, и лишь два из них принадлежали живым. Мне и Эмили. Я должна была что-то сделать, вмешаться и спасти хотя бы одну жизнь - ее. Мое сердце забилось быстрее, и я глубоко вздохнула, посмотрев на несчастную женщину.

    - Благодарю, Роберт,- наконец, вымолвил Антонио. Я перевела взгляд на вампира, закованного в кандалы.

    Такая тоска и бессилие подступили к горлу… Я - член совета вампиров. Для кровососов столь громкий чин означает многое. Для меня же - ровным счетом ничего. Если не в моих силах помочь ни в чем неповинным влюбленным, то какого черта я здесь делаю? Стоит выступить с долгой речью и слезными мольбами за помилование, кровососы затопчут меня. Один голос против семи…. Возможно, шести - Антонио если не поддержит, то воздержится от комментариев. Но в итоге расклад не изменится - я в меньшинстве.

    Первой заговорила Стефания, вновь поднявшись из кресла.

    - Не понимаю, что тут еще обсуждать?! Дело элементарное – виновны!

    Антонио постучал по подлокотнику своего кресла.

    - Не будь так категорична, Стефания. Если учесть во внимание тот факт, что Роберт не ввел свою возлюбленную в курс дела… Виновен в преступлении закона совета лишь он один. Ты так не считаешь?

    Стефания метнула хмурый взгляд на Эмили. Я проследила глазами за ней. Женщина пришла в себя и подтянулась на цепях. Ее запястья, изрезанные наручниками, кровоточили. Красная влага медленно текла по рукам вниз.

    - Да, но она нас видела.

    - С каких пор мы вновь вернулись в средневековье? Люди давно в курсе нашего существования, Стефания. Если ты опасаешься нелестной славы, стереть из памяти Эмили эту ночь не составит труда!

    Стефания открыла рот, но так и не нашла слов против аргументов главы совета. Я мысленно поблагодарила его. Мало, кто осмелится оспорить слова Антонио, но и он может поддержать мнение большинства в некоторых случаях.

    Вампирша опустилась в кресло с озадаченным видом. Каждый сидящий в зале следил за ее движениями. Главную садистку совета заткнули! К слову, Изабель – ее ученица по части пыток, но пока не доросла до уровня своего учителя.

    - Кто еще выскажется?

    Из кресла поднялась Мари-Бэлль, держа Стюарта за руку. Эта крыса жадна до крови, но больше ее заботит факт любви между человеком и вампиром. Окажись я в подобной ситуации, в альтернативе, Мари-Бэлль разорвала бы мне глотку, а не Стюарту.

    - Я считаю, наказать следует обоих,- звенящим голосом произнесла она.- Помиловав одного из них, мы не пресечём нарушения закона по данной статье. Пример этих двоих,- она резко выбросила руку вперед, указывая на Эмили и Роберта.

    - Сколько раз наказывали, а толку,- безразлично сказал Грегори, и глаза Мари-Бэлль вспыхнули яростью. Стюарт крепко сжал ее руку, остерегая от агрессии.

    - Значит, недостаточно жестоко наказываем! Хотите, чтобы нас перестали бояться и уважать?

    - Что же нам делать? Переубивать всех к чертовой матери?- Склонив голову на бок, почти пропела Андреа.

    - Ну почему же… Можно найти иное наказание!

    - Какое?- Не унималась Андреа. Грегори, не моргая, глядел на Мари-Бэлль.

    - Да, действительно - какое?- встряла я.- Я тебя не боюсь и не уважаю. Что ты сделаешь со мной за такое сказочное свинство?

    Алекс до боли сжал мое плечо. Вокруг зашумели вампиры, зашептались, будто морская волна поднялась. Равнодушных к моему высказыванию не осталось. Антонио повернулся ко мне лицом и с улыбкой покачал осуждающе головой. Меня не проняло. Наоборот, его жест лишь воодушевил. Ухмыльнувшись, я устроилась в кресле поудобнее. Сейчас начнется!

    - Как ты смеешь в суде… - нарастающий, словно раскат грома, раздался голос Мари-Бэлль, но ее одернул Стюарт, не сводящий с меня глаз. Нет, он не имеет успокаивающих качеств, как у Алекса. Ему не угомонить истеричную вампиршу, настроенную на конфликт! Разве что сумеет затормозить ее, но не более того.

    - Я задала тебе всего лишь вопрос, Мари-Бэлль, - с милой улыбкой перебила я и сложила руки на коленях. Когда делаю пакость именно ей, с души словно камень падает. Сразу так легко и приятно становится!

    По залу поползла сила. Сгусток энергии простирался по полу, наполнял воздух, и стало трудно дышать. Мари-Бэлль была в ярости и не контролировала себя. Радужки глаз побагровели, а губы изогнулись в оскале, обнажая клыки. Как я и задумывала. Мне было необходимо вывести вампиршу из себя, так легче обернуть слова Мари-Бэлль против нее же.
    Все наблюдали за взбесившейся вампиршей. У Мари-Белль было такое выражение лица, будто она набрала полный рот уксусной кислоты и ходит так не первый день. От подобного сравнения мне стало еще веселее.

    - Ты ответишь мне или стесняешься кого-то?

    Грегори, сидевший рядом, приподнял вопросительно брови, глядя на нее.

    - На части порву, выпью всю кровь досуха, а останки скормлю собакам!- Плюнула ядом Мари-Бэлль, долго копившемся в ее мертвом сердце. Кто-то охнул, а я с ледяной улыбкой поднялась со своего места.

    - Считаешь, этого будет достаточно?

    - Для меня – вполне!

    - Для тебя!- подчеркнула я, подняв указательный палец вверх. – Все дело в твоем личной отношении ко мне, Мари-Бэлль, а эти двое,- я указала в сторону прикованных к стене уже без тени улыбки. Из недр моего сознания вновь поднимался вампир, и я с трудом нацепила на лицо холодное выражение,- всего лишь способ лишний раз пнуть меня, показав, что я тебе не ровня! Когда заставляет нужда, вы все вон из кожи лезете, доказывая обратное. Уверяете: «ты одна из нас, Кира!». А в чем это выражается? Я ведь и права голоса не имею! Вернее, имею, но к нему никто не прислушивается!

    - Ты ошибаешься,- возмутилась Стефания, но я лишь поморщилась в ответ.

    - Мы не о тебе сегодня говорим, Кира,- прошипела Мари-Бэлль.

    - Все, что относится к смертным, касается и меня, Мари-Бэлль. Здесь я представляю живых! Вы водите людей за нос, клянетесь в дружелюбии, изображаете из себя безобидных созданий, представляя при этом, как посасываете их кровь. Я устала принимать участие в вашем цирковом представлении!

    Мари-Бэлль отошла от своего кресла, спустилась с пьедестала. Шлейф белоснежного платья тащился следом, как туловище гигантской змеи. Пританцовывая, вампирша направлялась к осужденным, мурлыкая что-то под нос. При виде нее, Изабель воспряла духом и поднялась с пола. Я догадывалась, что сейчас может произойти, и мне совершено не хотелось этого видеть.
    Мари-Бэлль, проходя мимо Эмили, остановилась, словно увидела любопытную вещицу в витрине магазина. Склоняя голову итак, и эдак, вампирша разглядывала женщину, обнюхивала ее, и не стараясь казаться человеком.

    - Мари-Бэлль, что ты задумала?- хмурясь, спросил Антонио.

    - Я хочу поиграть,- промурлыкала она в ответ и приподняла лицо женщины за подбородок длинным наманикюренным ноготком. Несчастную трясло от ужаса, а Мари-Бэлль лишь рассмеялась.

    - Такие слабые, такие беззащитные. И что вы в них только находите, не понимаю… Стюарт,- она резко повернулась к своему любовнику. Он напрягся, что было заметно не вооруженным взглядом.- Что ты нашел в Кире!?

    Он небрежно пожал плечами.

    - То, чего нет у тебя – душу, жизнь.

    Забыв, как дышать, я застыла на месте. Мой взгляд был прикован к Стюарту, и он его чувствовал. Замолчав, он на миг опустил глаза, а потом посмотрел на меня, украдкой, исподлобья. Сейчас он казался совершенно настоящим, живым. На лице тенью мелькнуло смущение и тут же улетучилось, когда он решился посмотреть мне прямо в глаза. Не отводя глаз, вампир уверенно поднял голову. Создавалось впечатление, будто он ждал подобного момента давно и, наконец, произнес вслух то, что до сих пор не решался произнести. Очевидно, этот сомнительный поступок Стюарта должен был произвести на меня впечатление. И произвел, не могу отрицать. Он в очередной раз заставил задуматься о своих чувствах. И, честно говоря, вышло убедительно, но внутренний голос продолжал твердить о хитрости вампиров. Сглотнув, я буквально отмахнулась от наваждения и моргнула. Нельзя так просто взять и затуманить мою голову – на что мне щиты в таком случае?

    Прикрыв на миг глаза, я проверила метафизические стены. Они оказались на месте. И что же получается? Стюарт говорил правду? Я распахнула глаза и посмотрела вновь на вампира - его лицо ничего не выражало, лишь безжизненный холод. Но взгляд посуровел.

    Жизнь? Да, в это я поверю. Но душу…. Миф о бездушии вампиров слишком преувеличен. На самом деле, она у них есть, но проклята. И после смерти – настоящей смерти без последующего воскрешения и тому подобного – душа вампира попадает в чистилище. Но, за прожитые столетия кровососы смирились с подобной участью и привыкли считать, что их бессмертная субстанция, нематериальная сущность, божественная природа человека покинула тело в момент обращения в вампира.

    - Именно. Мы находим в человеческих женщинах то, чего нам так не хватает - жизнь,- поддержал его Роберт. Мари-Бэлль метнула в его сторону разъяренный взгляд. Слова Стюарта зацепили ее, еще мгновение, и гром грянет.

    Вампирша подошла к Роберту и полоснула его по лицу легким взмахом руки. Из мгновенно появившихся царапин заструилась кровь. Стюарт хотел было кинуться к ней, но что-то его остановило, будто ноги вампира вросли в пол. Нахмурившись, он сжал руки в кулаки, наблюдая за выходкой своей любовницы. А что ему еще остается? Мари-Бэлль обездвижила Стюарта, ее сила обволокла тело вампира и сдавила, как сжимает рука предмет, желая его удержать на месте.

    - Мари-Бэлль, довольно!- произнес тихо, но требовательно Антонио.

    - А что я такого делаю?!- игриво удивилась она и вновь обратилась к Роберту.- Ты сильнее Эмили, а значит, ты ее защитник?

    - Да,- растерянно пробормотал вампир.

    - Тогда посмотрим, как ты сейчас ей сможешь помочь,- и резко развернувшись, Мари-Бэлль размытым от скорости движением приблизилась к женщине и содрала с нее платье тем же легким взмахом руки. Треск рвущейся материи и крик Эмили пронзил тишину огромного помещения.

    Изабель захихикала.

    Роберт зарычал и дернулся, но цепи крепко держали его руки. На самом деле, кандалами вампира не сдержать. Единственный вариант – осветить их или сковать из освященного серебра. Вполне возможно, именно такие кандалы и были на Роберте. Их могли повесить охранники из дневной смены, и вампирам не пришлось к ним прикасаться. Вот только каким образом к ним прикасается Джозеф каждый раз, когда кого-то подвергают суду - мне непонятно. Надо будет на досуге у него поинтересоваться.

    Стюарт открыл рот, видимо, решил попробовать остановить свою любовницу, но понял – дело гиблое, и закрыл его обратно, вздохнув. Антонио вцепился пальцами в подлокотники кресла так, что они затрещали. При этом, его лицо не выражало ровным счетом ничего. Стефания нервно перекинула ногу на ногу. Андреа прикрыла рот ладонью в немом вскрике. Только Грегори и я не дрогнули. Алекс, стоящий позади, пробормотал что-то нечленораздельное.

    Пока Роберт бессвязно орал, Изабель и Мари-Бэлль обступили его возлюбленную. Вампирши гладили ее кожу, руки, плечи, а она пыталась сопротивляться. Мое терпение лопнуло, когда Мари-Бэлль ноготком провела по правой груди Эмили, пуская кровь. Алая капля скатилась по коже, и вампирша слизнула ее.

    - И что, никто не вмешается?- громко спросила я, повернувшись к заседателям.- Вы будете бездействовать, пока эти две извращенки убивают женщину?

    Вампиры, молча, обратили ко мне пустые лица. Тогда я быстро двинулась вперед и спустилась с пьедестала, придерживая подол платья. Если я рухну во время гордого шествия, выйдет эффектно, но не в мою пользу. Настолько быстро, насколько могла, я оказалась за спиной у Мари-Бэлль. От скорости и свиста воздуха в ушах захватило дух, но ясности ума я не утратила. Положив правую руку ей на плечо, резко развернула к себе лицом. Изабель отреагировала быстрее и, заметив мое приближение, бросилась на меня. Но я уже успела съездить кулаком по ошарашенной морде Мари-Бэлль.

    Чуть руку не сломала! Такое чувство, будто подошла к стене и со всего маху треснула по ней. Перед глазами заплясали белые пятна, а где-то рядом послышалось шипение Изабель. Я услышала ее раньше, чем словила удар, поэтому успела поставить блок. Левая рука онемела, лучевая кость зазвенела от боли.

    Снова свист воздуха, и я поставила правую руку ребром, попав Мари-Бэлль по горлу. Понятия не имею, как мое тело вытворяет подобное – скорость реакции быстрее мысли, рефлексы развиты на животном уровне, как у вампиров, а застать их врасплох практически невозможно.

    Держа Мари-Бэлль за шею, я не давала ей приблизиться ко мне. Вытаращив глаза, вампирша полосовала воздух скрюченными пальцами, сейчас больше похожими на когти ястреба. Чудом ей не удавалось достать до моего лица, какой-то доли миллиметра не хватало.

    Изабель вновь сделала выпад, и я поймала ее за вырез платья. Пока я посылала удар, вампирша успела исполосовать мою руку до локтя. Боль я ощутила, когда Изабель уже припечатало к стене рядом с Эмили. Резкая боль заставила выпустить Мари-Бэлль и потерять несколько мгновений. Мелькнула ее хищная улыбка, и она внезапно оказалась рядом с Эмили. Занеся руку над ее лицом, она посмотрела на нас со Стюартом.

    - Нет!- Закричала я, и Стюарт сорвался с места, в надежде предотвратить неизбежное. Мари-Белль отпустила его – либо по неосторожности, либо в этом заключался ее хитроумный план. Потому что он не успел буквально на долю секунды. Она взмахом руки распорола женщине горло, и кровь хлынула на бирюзовое платье. Роберт бессвязно завопил, и крик его боли отразился эхом от стен зала, и все вампиры вскочили со своих кресел.

    Оказавшись рядом с Мари-Бэлль, которая уже собиралась присосаться к ране Эмили, занеся голову для удара, Стюарт схватил ее, словно куклу, поперек тела, и швырнул на пол в центр зала. Разинув пасть, вампирша, упала навзничь. Стюарт глубоко вдохнул, и в этот момент в его глазах плясала ненависть. Он не сводил взгляда со своей любовницы, и я была рада, что он смотрит сейчас не на меня. Прежде мне не доводилось видеть его таким разъяренным. Возникало ощущение, будто он стал выше и шире, заполняя собой пространство. То ползла сила Стюарта, желающая настигнуть вампиршу, лежащую на полу, чтобы раздавить ее, покарать за содеянное, причинить нестерпимую боль. Я чувствовала энергию, огибающую тело Мари-Бэлль, как огромная змея, столь плотную, что, казалось, можно протянуть руку и коснуться ее. Похоже, она по-настоящему разозлила Стюарта. Любопытно, осмелится ли он применить силу? Ведь по статусу, вампирша находится выше него, и столь необдуманный поступок повлечет за собой наказание. Одним словом, Стюарту не поздоровится.

    Заметив мой взгляд, Стюарт перехватил его. И в тот самый миг я для себя отметила одну вещь: мое отношение к вампиру кардинально изменилось этой ночью. Если прежде он раздражал и казался не более, чем жалким жополизом, то теперь он заслуживал уважения. И я кивнула ему. Похоже, этим жестом я сильно удивила Стюарта. Его брови удивленно дернулись, но настолько мимолетно, что было почти незаметно. Быть может, он решил выставиться – Стюарт, как и Алекс для меня, является стоп-краном Мари-Бэлль. Но, в отличие от него, Алекс никогда не позволит себе швырнуть меня об пол. Если вампир действительно пускал пыль в глаза, то очень эффектно и смело – перед всем составом совета-то. Мне понравилось!

    Когда держать прямой взгляд стало тяжело, Стюарт нервно улыбнулся. И я глубоко вдохнула, вспомнив, что давно не дышала.

    Мы направились одновременно в сторону Мари-Бэлль, пока Андреа и Грегори снимали тело убитой женщины со стены. Вампирша сидела, уставившись на нас и обнажив клыки. Остановившись рядом с ней, я схватила ее за волосы и потянула голову так, чтобы видеть лицо.

    - Гореть тебе в аду, сука,- тихо произнесла я и ударила ее по лицу свободной рукой.

    - Мари-Бэлль!- прогремел голос Антонио. Я и Стюарт застыли, услышав его голос, и переглянулись.- Твое поведение не приемлемо! За такую агрессивную, я бы даже сказал – неадекватную – выходку, ты проведешь неделю в гробу без права питаться! Стюарт, отведи ее в подземелье!

    Упомянутый вампир прищелкнул языком и покачал головой, напомнив этим жестом человека, как никогда раньше. Не знала, что когда-нибудь смогу так сказать о Стюарте. Отпустив волосы Мари-Бэлль, я отошла в сторону.

    - Нет, Антонио,- внезапно сказал Стюарт. – Я не притронусь к Мари-Бэлль! Пусть ее отведет Алекс.

    Антонио приподнял вопросительно брови, но ничего не сказал, лишь кивнул.

    Когда Алекс уволок обезумевшую вампиршу из зала, а тело обнаженной Эмили положили на пол, прикрыв кем-то принесенным покрывалом, Роберта освободили от кандалов. Он бросился вниз, упав на колени, к телу своей возлюбленной. Сглотнув ком в горле, я отвернусь, чтобы не видеть их. Стюарт стоял рядом.

    Расцарапанная рука продолжала кровоточить. Лишь сейчас я вспомнила о ней и зашипела от боли. Черт, хоть бы одна ночь прошла без травм! Не обладай я вампирской регенерацией, на мне живого места давно не осталось бы.

    Достав кипенно-белый носовой платок, Стюарт протянул его мне.

    -Приложи к ране,- сказал он, указав на мою шею, и я опустила глаза, проследив за его взглядом. Над грудью красовалась глубокая царапина, которую я и не заметила. Видимо, Изабель успела и там полоснуть. Я внимательно посмотрела на вампира, немного ошарашенная подобной заботой и изменениями в нем,- хорошо бы рану продезинфицировать, а то ненароком заразишься от диких дамочек бешенством.

    Он усмехнулся и заслужил от меня усталую улыбку.

    - Спасибо,- поблагодарила я и приняла платок.

    Приложив его к ране, я окинула взглядом остальных. Антонио, мрачнее тучи, расхаживал по помещению, как тигр в клетке. Изабель практически ползком выбиралась из зала, желая остаться незамеченной. Грегори сверху вниз смотрел на убитого горем вампира, а его жена медленно направлялась к нам.

    - Ситуация вышла из-под контроля,- печально констатировала факт Андреа и взглянула на мою руку.- Тебе придется ее зашивать.

    - Не думаю, к утру рана затянется.

    Она пожала плечами.

    - Как хочешь.

    Отняв платок от раны, я посмотрела на него.

    - Кажется, кровь остановилась,- протянула я, и Андреа забрала у меня платок.

    - Езжай домой, Кира. Скоро рассвет. А о платке не беспокойся, я распоряжусь его сжечь.

    Спорить я не стала, да и сил не осталось. Джозеф вызвал такси, а пока я ждала машину, ко мне подошел Алекс. Спрятав одну руку в карман брюк, он устало улыбнулся и положил другую мне на плечо, поглаживая.

    - Рисковая ты…

    - Баба?- Закончила я за него, заглядывая в глаза.

    - Довольно грубый синоним женского пола и, тем более, для тебя,- он усмехнулся.- Но суть та же.

    - Мне нечего терять.

    - Может быть. Но тебя есть кому терять. Это гораздо важнее, Кира.

    - Всем, кто ввязался в знакомство со мной, жить станет безопаснее. Я несу смерть, сею ее вокруг себя.

    - Ничего подобного,- возразил Алекс, и на его лице мелькнула тень иронии.- Ты и есть смерть.

    - Издевайся, Алекс,- я скорчила усталую рожу.

    Телефон на столе Джозефа зазвонил, и вампир снял трубку.

    - Такси прибыло, Кира,- сообщил он.

    - Спасибо, Джозеф.

    Я направилась к выходу, но у двери остановилась и обернулась на Алекса.

    - Не звони мне пару дней. Я отдохнуть хочу.

    - И не мечтай,- он загадочно улыбнулся, скользнув взглядом к потолку.

    - Безжалостный,- я улыбнулась и вышла на улицу, чувствуя спиной, как он наблюдает за мной.

    Глава 12

    Уже светало. Солнце поднималось где-то за лесом, его лучи окрасили небо в дымчато-голубой цвет. Птицы, насекомые и ветер еще не проснулись, но совсем недолго осталось. Прохладный воздух приятно освежал, и я не могла надышаться, глубоко вдыхая. Но, желание покинуть мертвую землю оказалось сильнее. И, придерживая платье, поспешила оказаться за воротами склепа, пообещав самой себе как-нибудь на рассвете подышать свежим воздухом.

    Желтая машина такси стояла прямо у широкой калитки. Без церемоний, я забралась на заднее сиденье, и ко мне обернулся мужчина лет тридцати пяти. Южанин, смуглая кожа, темные густые волосы и голубые глаза. Типичный южанин.

    Он улыбнулся мне, сверкнув белоснежными зубами.

    - Доброе утро, леди.

    Я кивнула, не утруждая себя дружелюбием.

    - Куда поедем?

    Я назвала ему адрес и откинула голову на спинку сиденья.

    - Вы так прекрасны, словно сбежавшая с бала золушка. Никогда бы не подумал, что в этих местах есть заведения с подобным дресс-кодом.

    Сказал он, заводя мотор. Я закрыла глаза и вздохнула. Похоже, мне попался один из представителей болтливых таксистов.

    - Ролевая вечеринка,- ляпнула я, и водитель рассмеялся.

    - Слышал о таких, но не довелось поучаствовать. А кем же вы были на вечеринке?

    - Невестой графа Дракулы,- брякнула вновь я, про себя умоляя таксиста заткнуться.

    - Весело, наверно, было?- не унимался тот, и я тихо застонала.

    - Очень. Поэтому я жутко устала и предпочла бы молча доехать до дома. Не могли бы вы сделать мне такое одолжение?

    Водитель, трогаясь с места, поглядел на меня в зеркало заднего вида.

    - Безусловно. Только пристегните ремень безопасности.

    Я, нехотя, выполнила его просьбу. Мы проехали полпути, молча, пока машина не попала колесом в выбоину на дороге. Ремень безопасности, шершавый и жесткий, проехался вверх-вниз по царапине на плече, и я вдохнула сквозь плотно сжатые зубы от неожиданной и резкой боли. Громко чертыхаясь, я послала подальше безопасность и правила поведения пассажира в транспорте, отстегнула ремень и вылупилась в окно. Сопровождались все мои действия обалдевшим взглядом таксиста. Наверно, словесные обороты, слетевшие с губ молодой девушки, оказались для него крепковаты, и никак не вязались с моим внешним видом.

    Когда водитель остановил машину перед моим домом, я рассчиталась с ним и выбралась с заднего сиденья, с трудом и ругательствами, запутавшись в платье. Да, леди из меня никудышная.
    Взлетела по лестнице, чудом ни разу не споткнувшись, об подол платья, и, наконец, оказалась дома.

    Пробегая мимо гостиной в ванную, обратила внимание на время – 6.50. В склепе час, как все умерли на светлое время суток. Не знаю почему, но мне на душе легче становится, когда кровососы засыпают. Нет, все же умирают. Спящего человека можно в любое время разбудить, вампир же не очнется ото сна, пока солнце не опустится полностью за линию горизонта.
    Забралась в душ, а после убила минут 10 на то, чтобы наложить и закрепить повязку на плече, предварительно обработав рану освященной водой. Даже для меня она подобна кислоте, жжет и доставляет мучительную боль, но не оставляет ожогов. Вампирам же освященная вода наносит вред, схожий с ожогом от соляной кислоты у человека – кожу разъедает в момент.
    Зачем я так над собой измываюсь? Нет, я не мазохистка, всего лишь провожу профилактику. Меня оцарапал вампир. Не хотелось бы случайно стать подчиненной Мари-Бэлль или Изабель, заразившись от такого пустяка. Если бы я была истинным вампиром, такого бы не произошло. Зараза к заразе не прилипает, или что-то в этом роде. А я полукровка, и в моих жилах течет живая кровь, и сердце качает ее, бьется в груди. А значит, еще есть возможность умереть окончательно. И я бы не хотела, чтобы моя жизнь, какая-никакая, закончилась подобным образом. Я скорее вены вскрою, чем стану упырем.

    На часах было девять утра, когда я вымотанная вышла из ванной. Такими темпами, раньше полудня спать я не лягу. Доплелась до кухни, включила свет, чтобы глаза случайно не слиплись, согрела чайник и навела себе крепкого кофе. Пристроившись у столика, глотнула бодрящей жидкости. Обжигающий и ароматный, кофе согревал изнутри, и сразу захотелось заползти под одеяло, растянуться под ним и отключиться на день-другой.

    Пока я наслаждалась напитком, под окнами дома остановилась машина. Двигатель умолк, и раздался оглушающий звук клаксона. Через мгновение хлопнула дверца.

    Я застыла, пытаясь определить, чья машина сигналила. Звук до боли знакомый, расшевелил сонное сознание, и шестеренки в мозгу энергично заскрипели. Свою машину я узнала после повторного сигнала, раздавшегося через пару минут. Чуть не выронив чашку с кофе, я подлетела к окну.

    Около подъезда действительно стояла моя машина, блестящая, отремонтированная, как новенькая! Сложив руки на крыше авто, Тайлер смотрел вверх на мои окна.
    Я отодвинула штору и села на подоконник, распахнув створки окна.

    - Ты неугомонный,- усмехнувшись, крикнула я ему. Вроде третий этаж, а, не повысив голоса, не пообщаешься.

    - Я в отпуске,- Тайлер улыбнулся.- Может, спустишься?

    Недолго думая, я закрыла окно и спрыгнула с подоконника. На ходу допивая кофе, вышла с кухни, не забыв поставить кружку в раковину. В домашних штанах, майке, поверх нее ветровка, в кроссовках на босую ногу, я вышла из подъезда. По улице уже топтался народ, спеша на работу. Я подошла к своей машине и остановилась. Моя голова едва выглядывала поверх крыши, и мне пришлось встать на цыпочки, чтобы видеть лицо Тайлера. Он смотрел изучающим взглядом, словно не хотел упустить из внимания ни одной мельчайшей детали.

    - Тебе не спится?- спросила я, окинув восхищенным взглядом машину. Даже не думала, что ее можно было восстановить полностью! Когда я видела автомобиль в последний раз, капот был всмятку.

    - Я мало сплю в последнее время,- небрежно пожав плечами, ответил Тайлер, не отводя взгляда. Я склонила голову на бок, и в этот момент на моем лице ясно различалось любопытство.

    - Бессонница?

    - Возможно, но она меня не напрягает. Живём один раз, глупо тратить по 8-9 часов на сон в день.- Он улыбнулся и отвел взгляд в сторону. Какая-то мысль скользнула тенью в его глазах, но какая именно - не удалось разобрать.

    - Чем же ты занимаешься в свободное от сна время?

    Тайлер как-то загадочно пожал плечами.

    - Всем понемножку.

    - Как это?
    - Ну…. Я люблю мотоциклы, поэтому могу ковыряться в них и придумывать какие-то новые "прибабахи" сутками напролет. Занимаюсь футболом, тренирую подростков. Люблю ездить на природу, дышать свежим воздухом и вообще путешествовать. Вроде бы все.

    Я одобряюще кивнула.

    - Все в рамках разумного. А я-то предположила, что ты любитель экстрима.

    Тайлер рассмеялся.

    - Прыгаю с парашютом и лазаю по горам? Нет уж, такие увлечения не сулят долгой жизни.

    - Ты хочешь жить вечно? – усмехнувшись, спросила я и вдруг сама сообразила, что ляпнула.

    - Вечно? Ерунда. Ничто не вечно в этом мире. Поэтому нужно жить в полную силу, испробовать все, чего хотелось, о чем мечталось, ведь, на самом деле, времени нам отмерено не так уж и много. А с парашютом прыгать я никогда не мечтал.

    - Ты так говоришь, словно тяжело болен, день твоей трагической кончины назначен, и нужно успеть закончить к указанной дате все свои дела!

    Тайлер снова поглядел на меня. Возникло чувство, будто я уже ляпнула лишнего. Снова. О, это нормальное явление для меня, но все равно стало как-то неловко.

    Положив руки на крышу машины, я уткнулась в них подбородком и стала изучать его лицо. Под правым глазом я заметила едва различимую полоску шрама. Если не присматриваться, то и не видно вовсе. Скорее всего, он получен в детстве.

    - День, конечно, не назначен, и не так уж тяжело я болен, но предпочитаю все дела доводить до конца.

    Я удивилась и смутилась одновременно. Тайлер, заметив изменения на моем лице, засмеялся.

    - Это всего лишь шутка, Кира! Я совершенно здоров! Если только принять за болезнь мою тягу, ко всякого рода передрягам и любовь к автозапчастям, но вряд ли эти недуги влекут за собой летальный исход!

    Смущение отпустило, и сразу стало гораздо легче. Я облегченно вздохнула.

    - Так почему ты в такую рань на ногах?- спросил он, когда напряжение улетучилось.

    - Я еще не ложилась,- честно призналась, хорошая девочка. Странно, с чего бы мне быть с ним честной?

    - Работа в ночную смену?- поинтересовался Тайлер и тут же поднял ладони вверх.- Можешь не отвечать. Это не мое дело.

    Я устало улыбнулась. Поразительно, как люди ведут себя в моем присутствии! Вот и Тайлер боится спросить лишнего, предугадывая реакцию. Может, я и правда превращаюсь в монстра, и все человеческое мне стало чуждо? То, что я бесчувственная, поняла давно. Чужие проблемы и несчастья не вызывают у меня сожаления и сочувствия, как и чужое счастье не вызывает восторга. Но почему-то менять что-либо, желания нет. По причине бесчувствия, ага.

    - Да, в ночную. И - да, это действительно не твое дело,- как ни старалась, а грубости избежать не сумела. Если я не хочу меняться в эмоциональном плане, хоть элементарной вежливостью стоит замещать этот недостаток. Поэтому я попыталась исправиться: - Пойми, Тайлер. Тебе лучше не сближаться со мной и не знать ничего. Хорошего из этого не выйдет. Я стараюсь не подпускать близко людей, боюсь причинить им боль.

    - Тебе меня не напугать, Кира,- Тайлер заметно напрягся и посуровел.

    - Я и не пытаюсь,- я вздохнула.- Всего-на всего предостерегаю.

    Мы долго молчали, глядя друг другу в глаза. Кажется, я перестала моргать.

    - Адама ты тоже предостерегала?- наконец, нарушил тишину Тайлер. Мое лицо по привычке стало пустым. Так я закрываюсь от людей, защитная реакция организма сработала автоматически.

    - В свое время – да.

    - И, тем не менее, вы общаетесь, он твой друг. Объясни, чем я хуже?- Лицо Тайлера казалось суровым, но глаза по-прежнему излучали тепло. Как бы он не играл желваками, ни за что не поверю, что этого парня реально вывести из себя.

    - Это вышло случайно. Адам мой сосед, мы довольно часто сталкиваемся. Да и так получилось, что он вошел в мою жизнь в нелегкий для меня момент. В одиночку я бы не справилось


    - Вы с ним похожи,- мрачно подытожил Тайлер.

    Я нахмурилась.

    - В каком смысле?

    - Оба хотите казаться не тем, кем являетесь.

    Я прищурилась.

    - Я не пытаюсь казаться кем или чем бы то ни было, Тайлер.

    - Это ты так думаешь


    +30


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 3


    Автор: Katrina_Sdoun
    Категория: Мистика
    Читали: 129 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 июля 2015 | Просмотров: 270 | Комментариев: 7 |

    Комментарий 1 написал: ant (9 июля 2015 17:37)
    какой интересный заплетается узел)) скинете мне в личку как выйдет прдолжение?



    --------------------

    Комментарий 2 написал: lika (19 июля 2015 12:31)
    Всё же, какие звери эти вампиры!!



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Katrina_Sdoun (19 июля 2015 13:11)
    lika,ничего человечного. Правда, есть и исключения)


    Комментарий 4 написал: Арийская Волчица (26 августа 2015 08:42)
    Цитата: Katrina_Sdoun
    Живём один раз, глупо тратить по 8-9 часов на сон в день

    О, какое правильное выражение!
    Моими словами говорит твой Тайлер =)

    Вообще довольно сложно откомментировать такой большой отрывок, поэтому просто скажу - мне интересно.
    Понравилось описанное заседание, как сама там побывала.
    Не люблю кровь, не люблю жестокость, но тут как-то все лаконично, из песни слова не выкинуть прям =)

    Читать приятно, когда грамотно написано, моя б воля - не отрывалась бы до конца книги =)



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Katrina_Sdoun (26 августа 2015 09:59)
    Арийская Волчица,
    Цитата: Арийская Волчица
    Вообще довольно сложно откомментировать такой большой отрывок, поэтому просто скажу - мне интересно.

    Да, , конечно, зря целыми главами скидывала в начале, но потом исправилась. Спасибо heart
    Цитата: Арийская Волчица
    Понравилось описанное заседание, как сама там побывала.
    Не люблю кровь, не люблю жестокость, но тут как-то все лаконично, из песни слова не выкинуть прям =)

    В этой сцене бесчеловечность вампиров налицо, но без нее не обойтись) Дальше будет ясно-почему))
    Цитата: Арийская Волчица
    Читать приятно, когда грамотно написано, моя б воля - не отрывалась бы до конца книги =)

    Спасибо еще раз give_heart Надеюсь, дальше будет не менее интересно:)))


    Комментарий 6 написал: Арийская Волчица (26 августа 2015 13:58)
    Цитата: Katrina_Sdoun
    потом исправилась

    Похвально =) так гораздо легче детальнее разобрать отрывок.

    Цитата: Katrina_Sdoun
    Надеюсь, дальше будет не менее интересно:))

    Пока что очень даже интересно give_rose



    --------------------

    Комментарий 7 написал: Katrina_Sdoun (27 августа 2015 21:49)
    Цитата: Арийская Волчица
    Читать приятно, когда грамотно написано

    Здесь нужно сказать спасибо Лике, она очень помогла give_heart

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.