«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Ivan_Al

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 20
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     Alexias (15-го, 32 года)
  •     Endanor (15-го, 20 лет)
  •     valentain (15-го, 27 лет)
  •     vikiZima (15-го, 41 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 100 Моллинезия
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Разбуди мою душу. Часть 1

    Глава 27

     

    Очутившись дома, я первым делом скинула с себя одежду. Кровь засохла, и майку пришлось отдирать от тела. Рана, конечно же, дала о себе знать мгновенно, но кровотечение прекратилось. Иногда я даже рада, что не являюсь человеком - от многих, полученных мною за годы, ран смертный давно бы ласты склеил.
    Обработав ранение антисептиком, промыла теплой водой. Самое приятное было впереди – накладывать швы. Практика в этом деле у меня достойная накопилось за пять лет, но каждый раз кажется больнее предыдущего. Тыкать в себя беспристрастно иголкой не всякий сможет, ровно дыша и не дрожа, но, у меня выбора нет. Придется, как всегда, делать все самой.

    Наложив три поперечных шва, я обработала их спиртом и взвыла от боли. В такие моменты я серьезно задумываюсь над словами Джеймса: « ради кого и чего я калечу себя, истязаю, по сути, добровольно?» Ответ на сей вопрос прост: в моей жизни нет человека, ради которого я бы все бросила.

    Наполнив ванну холодной водой, добавила в нее еще целое ведро льда. Пролежав пять минут, как свежемороженая рыба, на большее меня не хватило, едва не дала дуба. Я включила теплый душ и подставила лицо колючим струйкам. Когда зубы перестали стучать, и я согрелась, села на дно ванны, прижав колени к груди. Усталость навалилась тяжелым покрывалом, словно я неделю не спала. Ничего. Скоро мне удастся отдохнуть всласть! Надеюсь, ребята меня простят….

    На глаза навернулись слезы, и сдерживать их не было сил. Я плакала, чувствуя себя совершенно разбитой, абсолютно несчастной и потрепанной. Раньше не возникало мыслей о том, что я кому-то могу быть нужна. Адам, Джеймс…. Они мне дороги и близки, но без меня ведь им станет гораздо легче и спокойнее, правда? Я лишь создаю проблемы окружающим меня людям, подвергаю их жизни опасности. На счет проблем я решила: буду думать о своей ничтожной судьбе после того, как найду убийцу. Если сегодня выживу, что навряд ли. Я довольно близка к разгадке, как мне казалось, она постоянно перед глазами стоит. Осталось лишь присмотреться получше.

    Нарыдавшись вдоволь, я умылась и вылезла из ванны. Самочувствие становилось все лучше, но сказывалась большая кровопотеря, вызывая жажду и тошноту одновременно, подкрепленных слабостью. Горло сдавило, и губы пересохли, будто всей воды в мире мне будет мало. Пробуждалась вампирская сущность, вопя во всю глотку и сметая все на своем пути. Она, словно рука, надевающая перчатку, заполняла меня. Давно бы пора смириться с фактом своей ненормальности, но не могу.

    Мышцы живота сводило болезненным спазмом, невозможно было разогнуться. Давно меня так серьезно не кромсали. Забыла, каково это – харкать кровью и сгибаться в три погибели от нестерпимой боли. Во рту стоял привкус соленого железа, и я сплюнула в раковину кровь. Белобрысая сука повредила жизненно важные органы, и процесс восстановления займет гораздо больше времени, чем я предполагала. Если, конечно, буду пить кровь.

    Кровь…. От одной только мысли о ней пересохло в горле. Жажда проснулась раньше, но я привыкла не обращать на нее внимания, подавлять, душить. Но сейчас игнорировать естественную для меня потребность в отвратительной на вкус жидкости оказалось нереально тяжело.

    Из глубин моей сущности, из темного потаенного уголка поднимался вампир. Щиты слетели, и в голове загудело. Пошатнувшись от сильного головокружения и темных пятен, пляшущих перед глазами, я схватилась за полотенцедержатель. Холодный пот ручьями лился по лбу, будто я вот-вот потеряю сознание. Кажется, так погано мне еще никогда не было!
    Рвотный рефлекс, сопровождающий дикую животную жажду, сводил судорогой желудок. И от каждого спазма с губ непроизвольно слетал хриплый вскрик. В моменты, когда хочется умереть, только бы не испытывать этих невыносимых мук, не верится, что кровь может чем-то помочь. Еще одно испытание для измученного организма – влить в него достаточную для выздоровления дозу крови – кажется слишком жестоким и невозможным, но она действительно помогает, и довольно быстро.

    Включив холодную воду, я на негнущихся ногах подошла к раковине и умылась, игнорируя сквозь стиснутые зубы, боль, и выпрямилась. Мышцы живота сопротивлялись малейшему движению, но я упрямая. Зеркало запотело, и чтобы увидеть свое душераздирающее отражение, я провела по нему ладонью.

    Огоньки алых глаз на бледном, как полотно, лице особенно выделялись и смотрелись, мягко говоря, жутковато. Именно в этот миг я выглядела, как и подобает монстру.

    Как часто мы задумываемся о своей внешности? Нет, не о том, как хорошо выглядеть и ухаживать за собой, а о том, какими нас воспринимают окружающие люди? То, что мы видим в зеркале, зачастую отличается от того, как смотримся со стороны. Как морщим нос, хмуримся, улыбаемся, грустим и смеемся - в точности и искренне невозможно воспроизвести в отражении. Как же я сейчас смотрелась бы в глазах людей? Я умею скрывать чувства под масками и лгать, но такую "красоту" ничем не прикроешь. Как я выгляжу в глазах друзей с каменой физиономией, не выражающей ровным счетом ничего? Наверно, мерзко. Я давно перестала быть человеком внутри и похоронила все живое в глубине души до востребования, забыв о ее существовании. Внушила сама себе, что больше никогда не стану прежней. А почему? Неужели мне никогда не доведется беззаботно радоваться, безоглядно влюбляться, наслаждаться прелестями жизни? Стоять у плиты, как все нормальные женщины, иметь детей? Все это мешает быть одной из вампиров и заставляет лишний раз задуматься, на правильном ли я пути. Здесь ли мое истинное место? С тем же успехом я могла бы работать менеджером, бухгалтером, флористом или, черт побери, поваром в ресторане! Но вынуждена гнить в склепе среди сородичей, убивая некоторых их них за произвол. Кто решил за меня? Кто сделал выбор в пользу смерти, а не жизни? Антонио? Думаю, если я попрошу его отпустить меня, он не будет против. Но, ведь сама не уйду….
    Слеза скатилась по щеке, обжигая, и оставила влажную дорожку на коже. Монстру, такому, как я, место среди таких же чудовищ. То, что я не принимаю свою истинную сущность, человеком меня не делает. Так что продолжай, Кира, деградировать среди себе подобных!

    Размахнувшись, я ударила кулаком по своему отражению. Хруст и звон разбитого стекла, осколки, осыпавшиеся в раковину, окрасившиеся моей кровью. Боль и кровь отрезвляют. Я должна закончить начатое, и только после задумываться о своей тяжкой долюшке.

    Рассматривая разбитые в кровь костяшки рук, я ничего не чувствовала – вокруг было пусто, и внутри меня было пусто. От ненависти к самой себе. Хватит жалеть себя, пора выдвигаться.

    Координаты, присланные Алексом, указывали на заброшенный завод на северо-западе города. Часть меня упиралась изо всех сил, вопя о нежелании ехать в подозрительное место, другая – внимательно ее выслушала и решила сделать по-своему. Оставив машину за запертыми на замок центральными воротами, перелезла через них, невзирая на боль в ране при малейшей физической нагрузке.

    Очутившись на территории завода, присвистнула, охватив взглядом пейзаж. Разруха царила на некогда процветающем стекло-керамическом производстве. Но во время кризиса фирма, владеющая заводом, разорилась и сократила весь штат сотрудников. Цеха забросили, предоставив место жительства бомжам и вампирам.
    Передо мной стояло двухэтажное здание. Цеха располагались на подвальном этаже. Что ж, прогулка обещает быть долгой и веселой! Вынув из-за пояса браунинг и сняв его с предохранителя, я подошла к главному входу, двери оказались не заперты. Под толщей грязи с трудом различался рваный линолеум. Краска выцвела, а с потолка свисали хлопья побелки. От мебели так же мало что осталось. Покосившийся стол на вахте чудом не рассыпался, когда я прошла мимо по широкому коридору. Все мое чутье было направлено на поиск вампира, так что окружающую обстановку я не замечала.

    Проходив минут сорок по бесконечным коридорам и комнатушкам, я пришла к выводу, что логичнее искать упыря там, куда не проникает солнечный свет – в подвале. По крайней мере, я уверена, что пока петляю по подземелью, вампир не шляется по зданию. Конечно, я могла его упустить, обследуя верх, и такое возможно, но там уж дело случая и везения.
    Спустившись по скользкой лестнице, я попала в затхлое сырое помещение. По стенам подвала тянулись коммуникационные трубы, переплетаясь между собой, как вены и артерии огромного неведомого организма. Одна из них протекала, заполняя ледяной водой этаж. Для полноты картины не хватало разве что искрящихся электропроводов.

    Вдали мигала лампа, вырывая из тьмы затхлого сырого помещения фрагменты стен и потолка. Все мое существо противилось следовать в туннель, будто срисованный с декораций к фильму ужасов, но деваться было некуда. Сейчас захлопнется за мной тяжелая металлическая дверь, и можно бить тревогу. Спокойно, Кира! Это только начало. Самое интересное впереди.
    Спустившись осторожно по узким ступеням, я рискнула пойти дальше. Глаза болели от напряжения, когда я вглядывалась в темноту. А стоило начать всматриваться в темные углы, где воображение дорисовывало недостающие пугающие детали, как пульсирующий свет сбивал все настройки к чертям. Если долго не моргать при таком малоприятном освещении, то перед глазами начинают плясать в хаотичном порядке белые пятна. Настало время обратиться к своей второй сущности, человеку здесь делать нечего.

    Вампир поднялся из недр моего сознания и встал у руля. Это как что-то мощное, невообразимо сильное поместить в хрупкую, не подходящую по размеру, оболочку, и усыпить до поры-до времени. И вот его призвали! Плавно, но быстро, вампир заполнял каждую клеточку моего тела, сковывал холодом, по венам бежал лед, и мир вокруг менялся вместе со мной. Казалось бы, долгий и муторный процесс, сродни волшебству, а на деле, будто кнопку нажать – раз, и все!

    Резко улучшилось зрение. Я видела каждую трещинку, каждую щербинку в стене даже в полнейшем мраке, наступавшем в промежутках между вспышками лампы, и так четко, словно через увеличительное стекло. Когда я впервые распахнула глаза после обращения, то мозг чуть не взорвался от избытка информации.
    Слух улавливал и замечал любые звуки. Капли воды, с гудящим грохотом падающие вниз. Дрожь воды, монотонная рябь, появляющаяся когда они сливались с рекой, образовавшейся в результате потопа. И она шумела не хуже горной. Потрескивание электролампы под потолком и колебание воды не мешали различать прочие звуки, и громче всех было мое сердцебиение. Если вампир рядом, то он тоже его слышит.
    Поток воздуха, легчайший, но не свойственный безлюдному глухому помещению, заставил затаить дыхание. Я знала, что не одна брожу по подземелью, чувствовала кожей, на которой каждый волосок встал дыбом. Ступив в воду, которой натекло по щиколотку, я плавно и неторопливо двинулась вперед по коридору. И мои движения были грациозными, текучими, бескостными, как сама вода, бесшумными, но неимоверно быстрыми. Спешить не стоило, так что я шла медленно, изучая каждый уголок, каждую щель, держа перед собой браунинг.

    Шаг за шагом я приближалась к цели, и по коже побежал мороз, от кончиков пальцев до корней волос и обратно. Где-то очень близко притаился вампир, но, из-за мешанины ощущений, не удавалось разобрать его примерный возраст и потенциал. Он не испускал силу, нет, но вызывал более, чем странные отголоски в душе. Словно я когда-то уже испытывала нечто подобное, чувствовала его мощь, запах, но не могла вспомнить – когда именно. Волнительное ощущение дежавю. И с каждым мигом сердце мое билось все быстрее.

    Я остановилась под лампой. Ноги онемели от воды, а мышцы рук, держащие вот уже несколько минут на весу браунинг, безжалостно ныли, угрожая дрожью. Была бы я полноценным вампиром, этого не произошло бы. Но, все-таки боль делает меня человеком.
    От неприятного щекочущего изнутри чувства хотелось содрать с себя кожу и почесаться. Вампир был настолько близко, что поджилки тряслись. Никогда подобных ощущений не вызывал у меня ни один кровосос. Что-то здесь было не так. И вдруг я поняла, что именно. Помимо моего бешено колотящегося сердца, в помещении билось еще одно, но спокойно и ритмично. Меня словно молнией поразило! Сглотнув, я резко запрокинула голову, направив пистолет дулом вверх. Распластавшись по потолку, прямо за лампой, притаился он – рыжеволосый, с широкими скулами, слишком пухлой для своего лица нижней губой и алыми глазами. Одетый в черную куртку, наглухо застегнутую на молнию, и черные джинсы. Ботинками с мощной подошвой он упирался в стены - настолько узким был проход. И когда мы встретились взглядами, он улыбнулся, демонстрируя острые клыки.

    В голове успело промелькнуть: «твою мать!», и в следующее мгновение его лицо обезобразилось оскалом. Я отпрыгнула в сторону, прижавшись спиной к стене. Мужчина спрыгнул вниз, обдав меня брызгами ледяной воды, и приблизился почти вплотную. Он оказался настолько высок, что пришлось задрать голову, чтобы видеть его глаза.

    - Именем совета крови,- выпалила по привычке я, и рыжий уперся грудью в ствол направленного на него браунинга, который я напряженно сжимала обеими руками,- я, Мастер Смерти, приказываю тебе подчиниться!

    - А иначе – что, сестренка?- Его низкий с хрипотцой голос отозвался эхом в груди. Эту гнусную рожу я неоднократно видела в склепе, но и мысли не возникало, кем он может быть на самом деле. Почему внутри все сжимается в его присутствии? Неужели….

    - Я проделаю в твоей груди такую дырку, что через нее можно будет пролезть,- прорычала я в ответ.- И не сестренка я тебе, урод!

    Его брови изумленно дрогнули, но он сумел справиться с эмоциями. В тот миг, когда рыжий занес руку для удара, я усмехнулась ему в лицо и скользнула вниз по стене. Проскочила между его широко расставленными ногами. Когда кулак рыжего впечатался в стену, я оказалась на ногах позади него. Одновременно развернувшись, мы вновь встретились лицом к лицу.

    - Заблуждаешься, сестренка. Ты себе не представляешь, насколько мы похожи,- прошипел он, и из его груди донесся тихий рык. Я забыла о боли в мышцах и холоде, стоя перед врагом, называющим себя моим сородичем. За долю секунды все мое мировоззрение перевернулось с ног на голову, и времени свыкнуться с жестокой реальностью никто мне не дал. Я глядела в красные глаза и не видела в них ничего, кроме смерти, хотя сердце рыжего все еще билось. В тот миг я подумала, насколько Стюарт по сравнению с ним настоящий, больше живой, чем мертвый. Я чувствовала сердце мужчины напротив, как свое собственное, будто его пихнули мне в грудь. И чуть не задохнулась от волнения, потеряв целый миг.

    Рыжий схватил меня за горло и пригвоздил к стене, перекосившись то ли от ненависти,то ли от напряжения. Мои ноги оторвались от пола, и я чудом не выронила пистолет. Чувство самосохранения призывало исцарапать ему руку, всадить ногти, разжать пальцы, сдавившие шею. Но вместо этого я ткнула одной рукой ствол браунинга ему в грудную клетку, обхватив ногами талию. Полоснув воздух перед моим лицом клыками, рыжий вцепился в руку, держащую браунинг, и попытался отвести ее в сторону. Я спустила курок, но пуля угодила в стену напротив. Запястье хрустнуло в кулаке рыжего, и из-за боли, пронзившей до самого плеча, я выронила оружие в воду. Отлично, мать его!

    Я задыхалась, но больше боялась того, что он сломает мне шею раньше, чем я смогу хоть что-то предпринять. На грани обморока, продолжала изо всех сил бороться. В глазах потемнело, и свободная рука нашла на ощупь плечо рыжего. Расцепив ноги, я на миг прижалась к стене, чтобы сильнее размахнуться и ударить козла ногой в живот. Он ухнул, и пальцы, сжимавшие горло, непроизвольно разжались. Рухнув в воду, я умудрилась приземлиться на руки. Легкие разрывало от боли, и каждый вдох давался тяжело и с хрипом. Попятившись к противоположной стене по инерции, «братик» рыкнул, двигаясь вновь на меня.

    Не сводя с него глаз, я шарила ладонями под водой, в поисках браунинга, и невозможно было разогнуться от боли в груди. На шее наверняка ожерельем расцветет смачный синяк, но это не худшая из бед. Швы на животе натянули кожу, и боль была адская.
    Рыжий уже был слишком близко, чтобы доставать нож, поэтому я не прекращала поиски пистолета, когда он прыгнул. Пришлось отползти и развернуться, чтобы удар ноги пришелся точно ему в колено. Вложив в толчок всю возможную силу, я засветила рыжему от души, и он взвыл сквозь стиснутые зубы. Поврежденная нога подкосилась, но не настолько, чтобы он рухнул. Я пихнула его еще раз, чтобы уж наверняка, и кажется, выбила каблуком коленную чашечку из сустава.
    Пока рыжий скулил, завалившись в воду в обнимку со своей несчастной конечностью, мне удалось найти браунинг и по стене подняться на ноги. Дыхание пришло в норму, однако, боль ушла не до конца. Но это не помешало мне выпрямиться и наставить пистолет на противника. Футболка и джинсы промокли насквозь и прилипли к телу, стягивали и усложняли движения, но меня это мало волновало. Впереди уже стоял, согнувшись пополам, «братик». Между нами определенно была связь, теперь я, кажется, осознала, какая именно.

    Расставив ноги на ширине плеч, я держала его на прицеле. Холод и ненависть – все, что могла чувствовать в этот момент. Пять лет назад я поклялась самой себе, что найду своего убийцу и без зазрений совести прикончу его и всех сподвижников. Теперь-то я понимала, что действовал он не один, и нападение в парке не было случайностью. Я оказалась запланированной жертвой - по неведомой причине жребий пал именно на мою скромную кандидатуру. И после обращения меня не оставляли в покое. Слежка велась постоянно, как в склепе, так и вне его стен. Я была на мушке столько времени и не почувствовала этого ни одной клеточкой тела! Взять и вот так вляпаться – не каждому дано. А я как раз умею!
    Когда чувства распирают, сложно держать эмоции под контролем, даже мне. И по этой причине на пустом лице с ледяными глазами отразилось отвращение. Казалось бы, должно быть приятно узнать, что ты не одинок во вселенной, но такие родственнички и даром не нужны!

    - Ну, что, братишка, поговорим?

    Рыжий поглядел с мгновение на дуло пистолета, а затем уставился на меня, злобно ухмыльнувшись.
    Я не отреагировала.

    - Почему бы и нет?! Хоть перед смертью узнаешь правду!

    - А папа не сделает тебе а-та-та за излишнюю болтливость?- Я вскинула бровью, с презрением разглядывая рыжего, стараясь не упускать из виду его горящих азартом глаз. Ему стало любопытно, смогу ли я завалить его. Что ж, поживем - увидим.

    - Папа не узнает, так как отсюда выйдет живым лишь один из нас. И это будешь не ты,- он выпрямился и демонстративно расправил широкие плечи.
    Я пренебрежительно хмыкнула. Хренов позёр! Мне совершенно не хотелось смотреть ему в глаза, внутри все вибрировало и переворачивалось, но упускать из виду врага нельзя, ни на долю секунды. Ладони уже вспотели от напряжения, и рукоять браунинга скользила в них, но я старалась держаться холодно и уверенно.

    - Это мы еще посмотрим. Почему твой мастер так страстно желает моей смерти?

    - Он и твой мастер тоже.

    - Я сама по себе, и никогда не признаю его, как своего создателя. Отвечай на вопрос!

    - Через два дня совет изменится, и ты не должна увидеть этих преобразований.

    - Как изменится?

    - Этого я не могу тебе сказать,- он растянул губы в загадочной улыбке, чем еще больше взбесил меня.

    - Или не хочешь?

    - Вполне вероятно.

    Проглотив гневную реплику в его адрес, я глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

    - Тогда к чему весь этот спектакль с подставами? Неужели нельзя было меня просто убить?

    - В этом вся изюминка, сестренка. Никто не должен догадаться о том, что вы связаны, и что твоя смерть - его рук дело.

    - Это он обратил меня?- Задала я давно мучавший меня вопрос, и рыжий развел руками, театрально кивнув. Не скажу, что мне стало легче. Скорее, наоборот. Возникло еще больше вопросов и противоречивых чувств.- Тогда почему я тебя чувствую, а его нет?

    - Он оборвал связь, заблокировал, перекрыл – как тебе больше нравится?! Мы все ее скрываем, чтобы не попасться тебе ненароком.

    - А сегодня ты решил выдать себя?

    - Должна же ты была меня как-то найти, и побыстрее,- рыжий высокомерно усмехнулся:- время поджимает, понимаешь ли.

    - Зачем он обратил меня? Почему ни кого-то другого?- В душе что-то оборвалось. Разгадка моей смерти всегда мелькала перед глазами, а я ее не видела. А ведь стоило провести расследование еще тогда, пять лет назад, не вовлекая в нее никого, в одиночку! Возможно, так я быстрее бы отправилась на тот свет, но тяжесть на душе от неизвестности так не мучила бы до конца дней. Он был у меня перед носом – мой убийца! И все было так очевидно, что складывается впечатление, будто в совете заседают одни кретины. Ладно, я, но как они не разглядели лжеца среди своих?!

    - Ты была обращена ради эксперимента. Мастер хотел выяснить, получится ли сотворить из человека полукровку. И то, что из тебя вышло – оказалось выше всех его ожиданий!- Когда он произносил слово «мастер», то буквально светился изнутри, словно тот являлся для него богом, никак не меньше.- Ты не должна была попасть в совет. Это не входило в его планы.

    - Он собирался меня убить по окончанию эксперимента?

    - Да.

    - Откуда Он взялся?- Я сама услышала, как глухо прозвучал мой голос. С каждой секундой бороться с шоком становилось все тяжелее. Я не ожидала, что смерть ходила за мной по пятам все это время. И лишь благодаря одному человеку, который, к сожалению, уже мертв, я все еще жива. Надолго ли….

    - Мастер является плодом любви вампира и человека. И кто бы мог подумать, что дрампиры могут создавать себе подобных! Невероятно, не правда ли?

    - Охренеть,- саркастически отозвалась я, и рыжий уставился на меня исподлобья, стиснув зубы.- Как ему удается по сей день скрывать свою истинную сущность? Почему вампиры его не раскусили?- Мне стало так противно и паршиво, что я до сих пор не понимаю, как удержала в руках пистолет. Слабость и горечь от предательства глубоко засели в сердце и пустили там корни. С каждой секундой становилось лишь тяжелее. Воспринимать действительность такой, какой она есть на самом деле, не хотелось. Потому что в голове не укладывалось, как я могла быть столько времени такой дурой?! В том, что сейчас творится, виновата только я. Внимательнее надо быть, Кира. И никому не доверять, слишком дорога цена.

    - Кровь, много крови, сестренка! Только ты ею пренебрегаешь, а будь умнее и пей ты ее почаще, такую силу бы заполучила, что тебе и не снилось!- Он выглядел восхищенным, до фанатизма, когда говорил это. А я могла думать лишь о том, как удержаться на ногах. Чувства, пробужденные Тайлером, тянули вниз. И все, чего хотелось – обнять себя за плечи и разрыдаться. Порыв слабости, вспышка отчаяния. Но я же хочу выйти отсюда живой? Разумеется! Значит, обязана устоять перед эмоциями и твердой рукой выстрелить в рыжего, чтобы достать ЕГО! Да, теперь-то я должна выжить, чтобы увидеть страх в ЕГО глазах, когда буду убивать. Он захлебнется собственной кровью, но даже этого будет мало для искупления вины в моей смерти! В душе моей поселится частичка успокоения, когда увижу его бездыханное тело в луже собственной крови. Как в свое время я. Никогда бы не подумала, что могу быть настолько жестокой….


    А рыжий тем временем продолжал:

    -… она дарует невероятную мощь и позволяет развить способности до максимума! Не каждый вампир устоит перед таким оружием! Мой мастер переделает этот мир! Искоренит упырей и населит землю подобными нам! Если бы не твой смертный приговор, я бы предложил последовать за нами!

    - Ваша секта долго не проживет. Прародителя вам не завалить, даже упившись кровью до макушки!- Прорычала я, и лицо рыжего мгновенно посуровело.- Так ты правая рука мастера?

    Рыжий коротко кивнул, чуть нахмурившись.

    - Тогда осмелюсь предположить, что убийства смертных твоих рук дело?- Руки устали держать пистолет, и мышцы беспощадно ныли. Но, ни в коем случае нельзя его опускать, иначе мне конец. Я отлично понимала: рыжий быстрее и сильнее, а если учесть ранение, то мне и надеяться не на что. Совсем не радужная перспектива - встретить смерть в этом мерзком местечке!


    Он расплылся в довольной улыбке.


    - Умная девочка,- произнес, и внезапно его лицо превратилось в безжизненную маску с глазами-льдинками.- Ты удовлетворила свое любопытство?

    Очевидно, наш разговор подошел к концу, и это означало, что теперь рыжий попытается меня убить. Адреналин ударил в виски, и я задержала дыхание. Сердце билось у самого горла и нервировало еще больше. Ему не нужно ждать ответа. Рыжий просто играл со мной, будто кошка с мышкой перед тем, как одним быстрым движением откусить ей голову. В миг, когда мои нервы будут на пределе, он нападет.

    Так и произошло. Он рванул вперед, и тело отреагировало – я спустила курок. Выстрел отрезвил и оглушил одновременно, эхом прокатившись по подземелью. Рыжего отбросило обратно на стену, но он повторил попытку напасть с дыркой в плече. И я снова выстрелила.

    - Я тебе не по зубам, сестренка,- ухмыльнувшись, он отлип от стены, окрасившейся его кровью.

    Стоять и стрелять казалось глупой затеей. И я решила подобраться ближе к выходу. Не опуская пистолета, двинулась вдоль стены, чем только развеселила противника. Коротко рассмеявшись, он оскалился, и, резко изменившись в лице, быстрыми и большими шагами преодолел расстояние до меня. Времени думать и выбирать стратегию, не осталось, и я полностью поддалась инстинктам вампира.Размытой от скорости полосой рванула к стене и, в два шага пробежала по ней, вопреки всем законам физики. Держа на мушке рыжего, явно не ожидавшего подобной прыти с моей стороны, пустила две пули ему в грудь. Повезло, что этот кретин поворачивался вслед за моим движением, стараясь не упустить из виду «сестренку». И когда я спрыгнула на пол, оказавшись у него за спиной, рыжий разглядывал дыру в своей грудной клетке, размером с футбольный мяч. Подняв на меня ошарашенный взгляд, он улыбнулся. Почему-то меня это насторожило.

    - Зря ты это сделала. Мне придется взять твою кровь,- он развел руками,- как я по улице теперь пойду?!

    Сказать, что я обалдела – ничего не сказать. С аналогичной раной я бы скончалась на месте. Ну, может, не сразу, но подняться бы не смогла. Чудеса жидкостной кровяной диеты поражают, не поспоришь! Но как мне убить его? Быть может, рыжий из-за усердного употребления кровищи больше вампир, нежели человек? Тогда нужно действовать иначе.
    Рванув к другой стене, я попыталась проделать недавний фокус с хождением по ней в обратном направлении, но в тот миг, когда проносилась мимо рыжего, он совершил резкий выпад рукой и схватил меня за ногу. Дернув на себя, швырнул на пол. Всплеск воды, брызги, взмывшие вверх, и боль от удара, пронзившая голову до звона в ушах. Я оказалась оглушена. Вода еще не успела опуститься, а лицо рыжего уже оказалось над моим. Алые глаза огоньками мелькнули за долю секунды до того, как он всадил клыки в шею. Я даже вскрикнуть не успела – настолько он был молниеносен.

    Слух и реакция вернулись ко мне, когда стих шум воды, а его клыки заскребли по плечевой кости. Паника и ужас - первое, что я почувствовала, а лишь затем дикую боль. Она и отрезвила. Расставив ноги в стороны, рыжий навис надо мной, опираясь на руки. Он не удосужился побеспокоиться о моих руках. Самоуверенный ублюдок!

    В браунинге оставалось как минимум две пули. Приставив пистолет трясущейся рукой к его горлу, я выстрелила два раза подряд и рука бессильно выпустила пистолет. Пули прошли навылет, проделав в шее рыжего приличную дыру и застряв в стене. Кровь хлынула на меня из раны, и он разжал челюсти, озадаченно поглядев в глаза.

    В глотке булькала моя собственная кровь. Захлебываясь, я вертела головой в панике, стряхивая с себя рыжего, все еще не очухавшегося от шока. Но он не позволил мне далеко отползти, притянув к себе за щиколотку. Его окровавленный рот продолжал искать, к чему присосаться, а руки раздирали на мне куртку. Он пробирался к животу, где так же был лакомый кусочек для него – швы разошлись, и с каждым моим вдохом из раны сочилась кровь. Я чувствовала себя, как один сплошной нерв – от боли сводило судорогой все тело, и я не понимаю, как хоть что-то соображала в тот момент. Когда он разорвал футболку и запустил руку в рану, я вскрикнула и схватила его за волосы, оттягивая голову от живота, не позволяя всадить в него клыки. Животное, даже больше, чем истинный вампир - он забыл об осторожности. Пока ковырял рану, заставляя меня выть от боли, я держала его одной рукой за волосы, а другой пыталась достать нож из-за спины. Пришлось податься рыжему навстречу, чтобы вынуть оружие из ножен, и он глубже всадил руку в рану. Словно в тумане, сквозь разрушительный взрыв боли, я вонзила лезвие ему в шею и провернула.

    Его рука затряслась, ослабла, отпустила рану. Пока рыжий бился в конвульсиях, мне удалось выползти из-под него. В горле стоял вкус крови, ее запах бил в нос, и я была настолько слаба, что жажда взревела, овладела сознанием. Казалось, я больше не способна себя контролировать. И не хотела. Подняв голову рыжего с вращающимися расширенными глазами, подняла ее и рванула на себя. Заскулив от боли, он поддался, подползая. Все, что я видела – кровь, струящуюся из его глотки, и все мое существо требовало всадить клыки и пить ее. Но я не смогла. Отвращение оказалось сильнее.

    Взяв нежно его лицо в ладони, притянула к себе, заглядывая в испуганно вращающиеся глаза.


    - Я не такая, как вы. И никогда не стану,- прошептала я рыжему, хватающемуся из последних сил руками за мои ноги, и резко дернула его голову в сторону. Позвоночник хрустнул, но я на этом не успокоилась: дернула повисшую на обмякшей шее голову и оторвала ее. Секунду я смотрела в его застывшие глаза, пребывая в состоянии шока. Поняв, что сотворила, брезгливо взвизгнула и швырнула ее в сторону. Хватая жадно ртом воздух, поползла прочь. Тошнота подкралась к горлу и застряла по пути кисло-сладким комом. Оказавшись на безопасном расстоянии от трупа рыжего, я немного успокоилась, расслабилась. И внезапно тело свело судорогой боли. Адреналин стихал, и навалилась слабость. Отдышавшись, я осторожно перекатилась на бок и поднялась, на четвереньки. Голова кружилась так, что стены плясали перед глазами. Казалось, туннель вращается, закручивается в бесконечную спираль. Тошнота болезненным спазмом свела желудок, и сил двигаться совсем не осталось. Я собирала их по капле, бережно расходовала на осторожные вдохи и медленные шаги, приближающие меня к выходу. Рана на животе болела сильнее, чем прежде, а теперь к числу боевых травм прибавился рваный укус на шее, захватывающий плечо. Но он, к счастью, уже не кровоточил. Меня терзали смутные сомнения, осталась ли вообще во мне кровь!?

    Не чувствуя рук от холода, я попыталась ползти дальше, но не сумела - завалилась в воду. Застряв между светом и тьмой, сознанием и небытием, лежала в воде, не моргающим взглядом уставившись в стену. И только благодаря тому, что подложила руку под голову, не захлебнулась. Время перестало существовать. Песчинки пыли в воздухе застыли, и, кажется, даже вода прекратила движение. Замедляющийся сердечный ритм все громче бил в голове, с каждым ударом сердца, кажущимся последним, становилось все больнее. Появилось ощущение легкости и тишины, невесомого покоя, в котором исчезала мучительная боль. Стало так спокойно и хорошо, небывалое ощущение свободы.... Тук, тук, тук... Тишина.
    И лишь когда перестала слышать сердце, чувствовать свое тело, что-то щелкнуло в голове, будто включился свет. И я жадно, с всхлипом вдохнула, словно вынырнув с глубины. Сырой затхлый воздух в тот миг показался кристально чистым и свежим, как на вершине горы, где хочется дышать полной грудью.

    Песчинки вновь плыли в воздухе, волновалась гладь воды, и я слышала стук своего сердца. Приподнявшись на локте, я оглянулась. Тело рыжего полукровки лежало неподвижно, но в глубине души свербило беспокойство. Я долго глядела на него, пока не поняла, в чем причина моей тревоги: на его руке шевелились пальцы. Вскочив слишком быстро на ватные ноги, я пошатнулась, и меня повело к стене. Немного привыкнув к вертикальному положению, стала медленно продвигаться к выходу, прижимаясь к ней спиной. Тут я и вспомнила о световой бомбе Адама.

    Шум крови в ушах оглушал, и я словно во сне добрела до лестницы. Не сумев поднять ногу, рухнула на ступени и ползком выбралась из подвала. Сев у двери передохнуть, достала из кармана куртки бомбу. Как она уцелела – ума не приложу! Глядя на устройство, напоминающее электрическую лампочку, я судорожно вздохнула. Глаза зажгло, и я не смогла сдержать слез бессилия.
    Разбирая с трудом сквозь слезы кнопки, я запустила часовой механизм и швырнула бомбу в воду, рядом с телом рыжего. Теперь нужно было уносить ноги, не очень-то хотелось стать жертвой очередной игрушки соседа! Я выбралась из подвала, толкнув ногой тяжелую металлическую дверь. Успела лишь отползти в сторону, как за ней раздался оглушительный взрыв, сопровождаемый ярчайшим свечением. И стены завибрировали, пол пошел рябью подо мной.
    Прислонившись к ледяной стене щекой, я дышала. Почему-то было так важно сейчас просто дышать, слушать биение сердца…. И ничего больше вокруг не существовало. Я не помнила, где нахожусь и зачем вообще меня принесло сюда. Да и не важно. Так безумно хотелось спать…. Веки потяжелели, и с каждой секундой я все реже моргала, слушая тихий замедляющийся стук своего сердца. Дышать, самое главное – дышать….


    Из-за железной двери понесло жареным мясом, и вдруг я очнулась. В глазах двоилось со страшной силой. Чтобы разглядеть очертания мебели и стен, приходилось долго фокусировать зрение на каждом предмете по отдельности. Игрушка Адама оказалась в точности такой, как он задумывал. Правда, не выдалось возможности испытать на настоящем вампире, который по задумке должен обратиться в прах в лучах вспышки. Неплохая штуковина! Надо будет подбить соседа на серийное производство.
    Поднявшись по стене, я практически на ощупь нашла центральный холл и выбралась на улицу.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Katrina_Sdoun
    Категория: Мистика
    Читали: 58 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 июля 2015 | Просмотров: 101 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Джавита (25 июля 2015 14:31)
    Даже сказать нечего....
    Восхищена!
    Вот пожалуй и все!

    А где продолжение?
    А то я тут уже читать настроилась!



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Katrina_Sdoun (25 июля 2015 14:38)
    Джавита,спасибо за теплые слова blush через пару часиков будет продолжение))


    Комментарий 3 написал: Арийская Волчица (25 сентября 2015 10:23)
    Прям центр боевых действий вокруг Киры =)
    Даже дух перевести не дадут, демоны!!! acute



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Katrina_Sdoun (25 сентября 2015 10:35)
    Арийская Волчица,
    И не говори, Даш))) Навалились все разом на одну маленькую девушку biggrin

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.