«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Filosofix Ksenya

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 20
Всех: 24

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 160 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Глаз

    - Я же вам говорю, не моя это компетенция!
    - Да сделайте хоть что-нибудь! Ну как так можно! Вы.. - всхлипывая говорила она.
    Тучная врачиха с отвратительной помадой на губах начинала раздражаться, но не хотела ругаться и её взгляд бродил по столу. Она теребила в руках листок с направлением и не знала, что в нем написать.
    - Я так волнуюсь за нее, что же это за чертовщина.. - она вытерла слезинку, оставив борозду на слое тонального крема.
    - Слушайте, вам надо идти в глазную хирургию, я просто окулист. Я вообще такое первый раз вижу! - врачиха в растерянности прятала глаза. Ей было не по себе, её спокойная и монотонная работа за долгие годы была нарушена. "Госпидя, что делать то.. Главврача звать что-ли". Пауза нарушалась шмыганьем носа посетительницы. А пациент, маленькая девочка, сидела как мешок на обычном стуле, какие есть в любой поликлинике, изредка болтая правой ногой.
    - Так, барышня, я вам сейчас выпишу направление на анализы, потом сразу ко мне. Лучше в платную сходите, от нашей лаборатории неделю ждать будете. А тут медлить.. Ну в общем как знаете.
    Она быстро отметила нужные пункты в бланке и вручила полупрозрачную бумажку ей.
    - Вот что в жизни то бывает.. - сказала врачиха, когда дверь за посетителями закрылась. Ей не хотелось больше никого принимать. Она встала из за стола, вышла из кабинета и пошла мыть руки мимо нескольких посетителей, проводивших её возмущенными взглядами.
    Постучала педиатру, закрепленному за этими возмутителями её спокойствия.
    - Людмил Борисовна, срочное дело. По поводу Краморовых.
    Педиатр заполнила чью то карту и отложив, внимательно посмотрела на врачиху.
    - Там все настолько плохо, они ко мне прорвались без очереди, выперли прям тех, кто у меня был! Я уже забыла даже, кто был..- она выглядела очень взволнованной. - Они к тебе не заходили с тем.. Ну с тем, что сейчас с девочкой..
    - Так.. Краморовы.. Там Марина девочка что-ли? Вообще плохо помню их историю, очень мало приходили, здоровые всегда были. Вызывали один раз.. Или два.. А что такое то?
    - Ой да кошмар какой то с глазом левым.. Я и не видела такого никогда.. Я боюсь даже.. - она стояла и теребила в руках ключи. - Не знаю куда их отправлять..

    Она вела Маришку за руку. Маленькая шла медленно, смотрела по сторонам и иногда улыбалась. С мамой она не говорила уже три дня. Её взгляд стал рассеянным и отсутствующим. В основном она была вялая и порой глупо хихикала. Иногда она останавливалась и хныкала, потирая левый глаз. Мама одергивала её, когда она его трогала.
    Мама Марины была на грани. Всего то 29 лет, всегда веселая, ещё бы - дочка умничка, муж красавец! Малышка в свои 5 уже по английски песенки поет. На работе поздравляли с днем рождения и повышение дали. Похудела на 9 кило за 3 месяца, весь Инстаграм фото завалила. Муж на руках носит. Носил.. Она его не видела уже неделю неделю. Синяки под глазами жирно замазывает, но опухшие от слез глаза так и не были спрятаны. И всего за две недели еще сбросила 9 кг. Волосы лезут.. "Да за что мне все это!" - основная мысль всего этого времени.
    Отвлекаясь от жалости к себе, она посмотрела туда, куда уставилась маленькая: бомж выливал остатки пива из бутылки рядом с урной.
    - Господи, да пойдем уже!
    Прохожие искоса поглядывали на них. Марина опять терла глаз.. "Хоть повязку сделать.. Да какого хрена это вообще возможно!" Подошли к палатке печати и купили две пары самых дешевых солнцезащитных очков - детские и обычные. Потом быстро продолжили путь домой.

    Марина вяло жевала яблоко, смотря в одну точку. Опять дотронулась до глаза. Он зудел и чесался. Сначала было небольшое покраснение сосудов в углу, потом глаз стал постепенно затягиваться красной сеткой. Сейчас он весь красный. С небольшим черным уплотнением с самого краешка. Прямо где белок. И из уплотнения вытягивается тонкое волокно, как шелковая ниточка. Очень небольшое, но когда глаз закрыт, его видно между век. Она часто смотрела как спит дочь, светя фонарем с телефона в лицо.
    По 30 звонков в день мужу. Без ответа. Опять плачет сидя у дивана.

    Она помнит, как это началось. После работы, она купила 3 мороженки и спешила на детскую площадку. Всегда полная народом и шумная, самая новая площадка в районе. Там её муж гулял с Маришкой. Он ловил малышку с горки, они смеялись и целовались носами. Она стояла и наблюдала за ними, улыбаясь. Потом они заметили маму и малышка побежала к ней навстречу, раскинув ручки для объятий. Рядом с песочницей валялся их пакет с игрушками, а сами игрушки были раскиданы по всей площадке. Дети бегали и иногда наступали на них. Марину часто ругали, за то, что она не следит за своими вещами. Они ели пломбир на лавке и обсуждали планы на завтра, и вдруг дочь начала верещать:
    - Мама, дядя уносит мой совочек!
    Мужчина собирал игрушки, уже несколько он отнес к пакету и в нерешительности остановился, держа в руке совок.
    - Дядя тебе помогает, потому что ты маленькая поросюшка. - пожурил малышку папа. Маришка побежала к мужчине и требовательно сказала;
    - Отдайте, пожалуйста!
    Мужчина покашлял в руку и отдал игрушку девочке, улыбнувшись.
    - Держи.
    Медленно он удалился в сторону жилых домов.
    Марина до дома несла совочек в руке. Отдала его папе и, зевнув, стала тереть глаза.
    - Мама, можно мультики?
    - Покушаешь, и спать.
    Но Марина уснула прямо на стуле, пока ждала, как мама подогреет суп.
    Что то изменилось через день. Она не могла разбудить дочь. Испугалась и не знала куда звонить. Марина спокойно сопела под одеялком и не реагировала на крики мамы.
    - ..Не просыпается! Уже пол часа трясу, уже и лицо водой облила и ватку спиртовую дала! Сейчас?.. Да диван положила.. Ну.. Да адрес запишите..
    Муж приехал почти вместе со скорой.
    - Зрачки реагируют на свет, не кома точно. Вот воспаление в левом глазу, видите? Сосуды полопались. Давление нормальное, головой вниз не переворачивали случайно?
    Только вышли на кухню, как услышали звук маленьких шагов.
    - Кушать хочу, мам.
    - Ты меня так напугала! - все присели на корточки вокруг девочки.
    - Тебе что то снилось? Мама тебя не могла разбудить, даже врачи приехали, смотри.
    Марина молчала спросонья, обнимая плюшевого щенка и терла глаза, опустив голову.
    - Запишитесь к окулисту на всякий случай. А может и само пройдет. Но это не ячмень точно.
    Врачи ушли.
    Весь день она сидела сонная перед телевизором. Даже гулять не ходили.

    Следующим вечером температура у Мариши поднялась до 39.7. На ночь мама дала жаропонижающее и сидела меняла компрессы. Глаз краснел.
    "Как же так не уследила.. Что это может быть?" Она взяла неделю отпуска, потому что материнское сердце чувствовало что то неладное. Она стала вспоминать, что необычного было за последнее время. История с площадкой всплыла в памяти не сразу. Они каждый день ходили на эту площадку, но того мужчину ни до ни после уже не встречали.
    Марина все больше погружалась в вялость и апатию. Ела хорошо и с аппетитом, но говорила меньше. От нее было сложно дождаться ответа, взгляд не фокусировался. Постепенно это состояние поглощали её все больше.
    - Милая, что с руками такое? Ты где лазила? - ладошки были в саже.
    - Мама, я не могу выспаться.. Так хочу гулять..
    Помыв руки, Марина принялась уплетать ужин. На половине котлеты она зависла, изо рта выпал недожеванный кусок.
    - Что с тобой такое?!
    Марина принялась чесать глаз. Мама одернула её руку и готова была уже начать ругаться, но малышка уперлась невидящим взглядом в нее и начала истошно орать. Из открытого рта вываливались остатки еды, сосуды в глазу лопались. Она так испугалась, что почти сидела на плите, не знаю что делать и глядя на дочь. Все закончилось так же странно быстро, как и началось. Её крик оборвался и малышка начала кашлять.
    - Болит глаз! Мам, болит очень..
    Она обняла дочь и заплакала.
    - Маленькая моя, почему ты кричишь?..
    Раздался звонок в дверь. В глазок она увидела соседку.
    - Оля что у вас такое? Что за крики? Марина в порядке?
    - Валентина Олеговна, все нормально, она споткнулась, палец ударила. Не волнуйтесь.

    Иногда она улыбалась осмотрела по сторонам. Эти припадки криков, апатии и жалоб продолжались регулярно. И стали интенсивнее. Она кричала ночью, утром, в ванне. Родители не высыпались, соседка грозилась вызвать полицию. Неделя отпуска подходила к концу. В итоге муж стал ночевать где то. Говорил, что у друга остается. Приходить стал редко, в портфель складывал рубашки и скоро его часть шкафа стала почти пустая. Она не хотела принимать все всерьез, до тех пор пока не увидела черную точку в уголке глаза. Она была похожа на бугорок. Марина стала просто ватным мешком и мама спокойно могла смотреть на эту гадость. Иногда она улыбалась и издавала звук, похожий на смешок. Даже потрогала. В голове её был туман и слезы, она сидела дома несколько дней и иногда подходила к дочери, которая с открытым ртом пялилась в экран. Но аппетит у малышки был отличным. Плакать для Ольги стало обычным ежедневным занятием. О муже она боялась думать, считая его каменной стеной все время брака. По факту он оказался хлипким заборчиком.
    Когда она проснулась на диване, увидела, что Мариша стоит у телевизора вплотную.
    - Ты давно не спишь?
    Изо рта спускалась струйка слюны. Вся маечка была мокрая. Они поплелись умываться. Вперемешку с криками и слезами она одевала дочь и красилась. Они бежали в поликлинику.

    Деньги у Ольги заканчивались, её папа названивал и когда слышал ответ "у нас все хорошо" сиплым голосом, проклинал свою работу. Заняв у подруги и еле отвертевшись от расспросов, они пошли сдавать анализы. Она посадила Марину на скамейку возле клиники, пока ждали результаты. Оля была как пьяная, глаза так распухли, что еле открывались. "Совсем одна.. Как быть.. Что делать.." Марина сидела рядом совершенно расслабившись и раскинув ручки ладошками вверх. Она смотрела на ребят напротив, сидевших и потягивавших пиво. Или смотрела сквозь них. Иногда её губы подергивались и казалось, что она улыбается. Мама уже не смотрела на нее. Она встала и пошла к молодежи попросить сигарету. Повернувшись в сторону малышки она остолбенела: Марина двумя руками что то вытягивала из глаза.
    - Хватит!! Хватить бл* что ты делаешь!!
    Она подбежала к дочери, и схватив за руку подняла на пару сантиметров от земли. Послышался глухой несильный удар по затылку. Кто то из ребят с пивом собрался встать, чтобы научить мать воспитывать ребенка, но Марина с удивительной прытью для её обычного состояния вывернулась из рук Оли. Парень остановился от неожиданности. Девочка сидела на одном колене с опущенной головой и кричала. Резко мотнув головой, уставилась на мать. Из левого глаза были видны черные волокна. Их стало несколько. И они шевелились. Не от ветра. Парень сел на задницу, как и Оля, после чего бросился наутек. Мама схватила девочку за руку и с силой встряхнула, отчего она замолчала. Напялив на дочь очки, она потащила её за результатом анализов. На стойке рецепции администратор странно посмотрев на Олю, дала листок.
    - Лаборатория.. Удивлена одним словом. Вон идут.
    По коридору к ним спешил мужчина в халате. Оля старалась закрыть дочь собой, потому что он смотрел на девочку, из под очков которой виднелись черные волокна. А волосы у Маришы были светлые.
    - Вы к кому нибудь обращались? Я сразу заметил глаз, но результат меня просто напугал.. Я могу..
    - Оно живое.. Что то страшное..
    Оля закрыла глаза рукой.
    - Да да, это то я и хотел сказать. Дайте мне.. Мм.. - он отвернулся от администратора, которая со всех сил пыталась услышать разговор, выглядывая из за стойки. - Можно я возьму кусочек.. Фрагмент этого.. У меня профессиональный интерес..
    - Какой еще интерес! - она срывалась на крик. - Простите.. Не знаю уже, не понимаю ничего.. Нет нет, у меня нет денег на это, не могу оплатить.. Только в рассрочку..
    - Спокойно - он отвел её за локоть дальше по коридору и тихо сказал. - Я сделаю так, чтобы никто не узнал. Вообще нужно на рентген. У меня есть предположение насчет этого.. Ну.. Черных этих..
    Они пошли в кабинет и посадили Марину на стул. Мужчина одел перчатки и взял ножницы из запечатанного бумажного конверта.
    - Я вообще в институте работаю, микробиолог. Сейчас мало работы летом, поэтому подрабатываю. Хочу нашему доктору отнести, это всё так странно и интересно.. Простите..
    Оля отвернулась и всхлипывала. Он продвинулся к малышке, думая как аккуратнее отрезать кусочек нити. Марина сидела, пошатываясь и смотрела куда то вбок не моргая. Он взял край уже довольно длинного волокна. На нем были уплотнения, словно на ножках у паука и оно немного двигалась в местах сгиба посередине. Он понес ножницы и начал отрезать примерно 2 сантиметра, как вдруг Марина вскочила и заорала, держась за глаз. Из края отрезанной нити шла кровь и девочка, крича и сидя на полу, размазывала её по щеке. Мужчина одержал в пальцах нить и она тоже кровоточила. Он не знал что делать, Оля уже успокаивала девочку. Вошла администратор.
    - Да что за..
    - Пошла отсюда нах*р!! - орала мама.
    Мужчина положил нить на стекло и быстро написал свой номер на листке.
    - Позвоните вечером, обязательно!

    Врачиха не выпускала из памяти тот прием. В тайне она надеялась, что они больше не придут. Но уже не так переживала. Оля с дочерью сидели в очереди за дверью. Зазвонил телефон. Муж.
    - Оля, как дела?
    Она молчала, глотая слезы. Бабушка с ребенком, сидящее слева от нее на скамейке, пересели на другую, подальше.
    - Оль, все хватит, сегодня я домой, я с вами. Прости меня, я последний м*дак..
    - Да ты.. - она и радовалась и ненавидела его одновременно
    - Да я знаю, я так же к себе отношусь. Вы где? Как Маринка?
    Из кабинета окулиста вышли, подошла их очередь.
    - Мы в поликлинике, к врачу заходим. Все, потом.
    Сердце врачихи екнуло.
    - Ну что как вы..
    Марина еле волочила ноги и улыбалась глядя на свой живот. Майка была вся мокрая от слюней.
    - Вот анализы.
    Врачиха нехотя взяла лист и с опаской смотрела на пациентку. Волокна отрасли почти до уха девочки и мягко, почти незаметно шарили кончиками по щеке.
    - Может нам на рентген? - Поговорив с мужем, Марина успокоилась и стала поуверенней.
    - Да да да, как раз об этом и думала. Вот направление, идите. - "я же врач! - думала она - как не помогу бедняжке? Надо собраться с мыслями"
    В момент съемки, пронизанные лучами, волокна зашевелились и Марина начала плакать.
    Мед сестра на протянутой руке дала снимок и быстро закрыла дверь. Оля взглянула и в глазах её потемнело. Вернул в чувства крик Маришки.
    - Мама, болит!! Я.. Люблю тебя!
    Они обнялись, маленькая плакала и холодила маму мокрой майкой.
    - Все все наладится.. Скоро будем гулять и мороженое будет.. И папа будет учить на роликах..
    Марина повисла на её плече и глубоко дышала.
    На снимке был профиль маленькой головы девочки. В области глаза светлый сгусток расходился паутиной по всему черепу.
    - И это за неделю говорите..
    Врачихе дурнело. Единственное, что крутилось в голове - вырезать все скальпелем.
    Главврач молча переводила взгляд со снимка на Марину и обратно. Наконец она сказала:
    - Срочно госпитализируем. В НИИ хирургии глаза. Анализы еще какие нибудь делали? Только кровь? - она достала мобильный и листала контакты.
    - Там.. Взяли кусочек этого.. Кровь шла..
    - Результат есть?
    - Не знаю, сейчас позвоню..
    Врачиха сидела как на иголках. " это не естественно, никаких упоминаний.. Примеров.. Может кто заговорил? Порча вдруг? Сестре позвонить". Тоже достав телефон, она стала листать книгу контактов.

    Результат от лаборанта будет завтра вечером. Марину с Олей везут в НИИ. Сестра врачихи дает телефон цыганки. Муж приехал, когда Марину поместили в бокс.
    Он обнимал жену, она тряслась от рыданий у него на коленях.
    - Знал бы я..
    - Андрей, хватит.. Не надо..
    Ночевали они в коридоре. Сутра к ним подошел хирург.
    - Это не опухоль. Вы в экзотические страны не ездили в последний год?
    - Нет, в Крым только в том году..
    - Значит слушайте: со мной связался мой коллега, у него очень похожий материал, какой у вашей дочери.
    - Это мы сдавали в платной, лаборант обещал передать..
    - Понятно. Он профессор микробиолог. Такого в жизни не видел. У материала есть ДНК - это живой структурированный организм. Расшифровать возможности и времени нет. Это как то попало в вашу девочку. - он говорил отрывисто и не смотрел в глаза. - Я тут с 5 утра, сейчас будет томография. Собирайте деньги. В любом случае понадобятся..
    - То есть как в любом..
    Хирург уже спешил в другой конец коридора.
    - Умрет наша милая.. Наш ангелочек..
    - Подожди ты. Что несешь, а?
    - Андрюша, там глаза уже почти нет.. Черные ножки из него.. На снимке оно по всей голове, весь мозг в этой дряни.. Не достанут они.. Она его чувствует, когда отрезали в лаборатории она плакала..
    Они крепко напились в этот день. Звонил телефон.
    - Я к вам еду, подготовьтесь. - в трубке был спокойный женский голос с акцентом.
    - Кто это?
    - Я Зара, мы вчера договорились о встрече. Буду через час.
    Они переглядывались и пытались что то вспомнить.
    - Это ведьма походу.. Ты её телефон на бумажке записала, вот она - Зара.
    Цыганка раздвинуть руками родителей и прошла сразу в детскую. Потом вернулась в коридор к пакету с игрушками.
    - Дай тряпку потолще и еще пакет.

    Накинув тряпку на раскрытую ладонь, Зара перекидывала игрушки во второй пакет.
    - Вот это, этот совок. - она крутила его по часовой стрелке, показывая родителям. - Видишь? Эта плесень на нем умерла, а на девочке растёт.
    Совок был в легком налёте чёрной паутинки, застывшей и скомканной как мочалка. Андрей чесал затылок.
    - Так а что это?
    - Мне нужно время. Дай вещь ребёнка и оставьте меня одну здесь. Уйдите.
    Андрей с Олей сидели на лавке во дворе. Похмелье ещё не совсем прошло, они взяли по бутылочке пива. За долгое время Оля впервые была так спокойна. Ей казалось, что она уже и так все сделала и теперь ничто от неё не зависит. Она не могла понять, что не сделала ничего, а только усугубила ситуацию своей медлительностью. Андрей сидел без мыслей в голове, смотрел на горлышко бутылки. Ни вины ни отчаяния он испытывал.
    - Ну то, что эта фигня от совка и так понятно было, там сверхспособностями обладать не надо.
    - Ну да.. Хорошо, что мы не трогали.
    - Я трогал.
    - Что?? - глаза Оли округлились.
    - Да, он выпадал из пакета, я его засунул. Давно уже. И ничего. Руки помыл да и все.

    Зара положила перед собой на пол совок на тряпке, плюшевого щенка и высыпала отполированные её руками аметисты и бирюзу. Камни шелохнулись и начали слабо вибрировать, постепенно наращивая амплитуду и передвигаться от одного предмета к другому.
    Цыганка расположила руку над камнями и закрыла глаза. Через несколько минут все прекратилось, но ведьма не шелохнулась. Резко открыв глаза, она взяла большой аметист и с размаху кинула его в совок. Камень раскололся и начал распадаться на все меньшие осколки, превращаясь в пыль, окутавшую чёрную плесень совка. Зара собрала эту пыль в кожаный мешочек, затянула и стала что то говорить, прижав его к губам. Иногда она подносила его к уху, как будто прислушиваясь. Из сумки она достала лист бумаги, и стала рисовать и писать на нем маленьким угольком. Затем завернула мешочек в этот лист и положила на пол. Она закрыла глаза и молча позвала родителей вернуться.
    Через несколько минут они пришли.
    - Эта липкая зараза убьётся ребёнка. Что бы вы ни сделали. - Зара сидела в той же комнате и курила чёрную сигарету, от которой комната наполнилась едким запахом табака и полыни.
    - Тут нельзя курить.. - Оля отмахивала пласт дыма, забиравшийся ей в нос.
    Зара снова затянулась и выпустила струю дыма на игрушку.
    - Твой дед виноват в этом. - Андрей скептически нахмурился и хотел выйти из комнаты. - Он давно связался с человеком, который дал ребёнку это. Его дела, деда, вас не касаются и не важны, но этот человек слишком сильный и верный слову. Он не хотел, чтобы так вышло, но ничего не мог поделать с правилом. Фактически, твой дед пожертвовал своей внучкой от дочери, родившей тебя и твоего брата.
    Андрей ухмыльнулся, потряс головой и всем видом показывал, что относится к словам, как к бреду.
    Зара продолжала:
    - Цель черноты - выйти в лучшем случае самостоятельно, либо оставить тело себе. Она медленная, поэтому охватывает долго и болезненно. При физическом контакте с детьми, она попадёт и в них. Взрослым не страшна. Подобное часто происходит, люди получают услугу и жертвуют своими потомками. Потому что даже не знают, будут ли они вообще.
    - Так что делать то? - Олю окутывал дым, наполняя умиротворением и силами, и она спокойной слушала речь этой странной женщины.
    - Ребёнок умеет в любом случае, черноту могут вырезать, тогда тело погибнет. Или чернота возьмёт тело и ребёнка не будет в том смысле, который вы знаете. Она уйдёт по своим неведомым делам. Скорее всего, как организм, она будет стараться производить себе подобных, захватывая детей. Вы можете её остановить, вот и все.
    Повисла пауза. Родители стояли в слоях дыма, глядя на ведьму, и испытывая дикое чувство спокойствия и безысходности. Они все поняли, и казалось приняли все происходящее с ясностью и беспристрастием.
    - Дым даст вам сил, вы справитесь. Все, что вы можете сделать - остановить эту смесь страшной магии и ужасной биологии.
    Она курила ещё долго, усадив родителей на диван позади себя. Когда сигарета закончилась, она взяла свёрток с мешочком.
    - Я потратила очень много силы, чтобы загубить эту дрянь на совке. Прах её вот тут. - она передала свёрток Оле. - Я дам тебе камень, нужна будет ловкость, чтобы все сделать.
    Зара взяла большой камень бирюзы и положила в руки Андрею. Она объяснила, что камень надо положить на голову девочки и не убирать, пока он не станет черным и матовым. Все ножки черноты должны поместиться в камень и не должны из него торчать. После этого камень нужно взять тряпкой и добавить в мешочек в свертке. Потом поехать туда, где родился дед и у ближайшего озера развести огонь. Когда он прогорит, положить в золу свёрток и облить озёрной водой. Далее свёрток загорится сам. Нужно дождаться прогорания и закопать все Землёй.
    - Начинать надо сейчас. Ваши профессора хотят это изучать. Этого нельзя допустить. С дочкой попрощайтесь.
    Андрей и Оля сидели на диване, не в силах шевельнуться. В их головы закрадывались сомнения, насчёт реальности происходящего. Но озвучивать из они не решались. Вскоре их тела наполнила уверенность. Когда они смогли встать, Зары уже не было и дым рассеивался. За окном собирались сумерки.
    - Надо собраться в кучу и уже действовать. - Оля согласно кивнула.

    Пока они бежали по коридору к боксу, Оля думала о деде мужа. Что он такого сделал? Что за услугу попросил? Но она на него не злилась и не испытывала ненависти. Она вообще его не осуждала, просто приняв все это как факт. Палата была закрыта, подошедшая медсестра сказала, что не откроет дверь без разрешения профессора. Андрей посмотрел ей в глаза несколько секунд и она, достав из кармана магнитную карту открыла дверь, пропустила их внутрь.

    Аппарат искусственного дыхания качал воздух в легкие Маришки. Нити уже заползли на него. Они покрывали почти все лицо и голову малышки. Мягко шаря по щечкам и шее девочки, они незаметно удлинялись. Из глаза их лезло так много, что он был полностью открыт, выпуская из себя все эти черным нити. Увидев это, Оля отпрянула. Чувство брезгливости поползло по её телу, как при виде таракана. Она понимала, что дочери уже нет и больше не услышит ее голос, не заключит в объятия это маленькое существо, маленькую девочку, которую она носила под сердцем с такой любовью. По щеке Андрея скользила слеза. Они смотрели на этот ужас, исказивший тело ребёнка, на скрюченные ручки с подрагивающим мизинцем. На копошение этой дряни на лице и подушке. Они были погружены в свои печальные мысли, прощаясь с чадом, ушедшем из за человека, которого даже сам Андрей толком не знал.
    Спустя некоторое время, Оля достала из кармана бирюзу и поднесла к лицу дочери. Нити зашевелились как лапки паука и поднялись, готовые к атаке. Из были тысячи, тонкие и шёлковые, они пытались наброситься на камень, но застывали в сантиметре от него и отступали. Соприкасаясь друг с другом, они создавали шелест, как будто волосы на ветру. Оля положила камень прямо в открытый черный глаз и бокс наполнили звуки шипения и шелеста, нити бешено извивались. Они не знали, сколько времени должно пройти, чтобы камень все в себя забрал. Он был как губка, медленно впитывающая в себя черноту, которая отчаянно пыталась от него отползти. Андрей взглянул на дверь, опасаясь, что придёт врач и выгонит их к чертям. У входа стояла медсестра, как будто загипнотизированная, и смотрела в коридор. Время близилось к 10 часам, поэтому посетителей уже не было и персонал больницы готовился к ночной смене. Послышались шаги и по коридору прошёл мужчина в халате и очках, погруженный в изучение каких то бумаг. Медсестра молча стояла, придерживая собой полуоткрытую дверь и глядя в пустоту впереди. Врач остановился, поднял голову и вернулся к открытой двери. Андрей смотрел на него в растерянности.
    - Что здесь происходит? Вы кто?
    Бирюза медленно окрашиваясь в чёрный, как будто в него заливали чернила. Тело Марины подрагивало в мелких конвульсиях под шелест листьев нитей.
    - А вы кто? - Оля нервничала и с надеждой смотрела на камень, желая чтобы все быстрее закончилось.
    - Я дежурный врач Михаил Арсеньевич, и я требую обьяснить, кто вы и почему проникли в изолированный бокс, да ещё и дверь открыта.
    Медсестра встрепенулась от звуков голоса и испуганно посмотрев на все, быстро ушла по коридору.
    - Мы родители, Краморовы Ольга и Андрей. Мы скоро закончим и уйдём. Нам надо знать, что решили и какое лечение планируется. - Оля испуганно выдала речь, делая выиграть время.
    - Я звоню лечащему врачу. Выходите отсюда. - Врач достал телефон и спустив очки на нос, листал телефонную книгу.
    - Стойте! Вы и сами должны все знать, вообще принесите нам снимки томографии. - Андрей изо всех сил старался направить ситуацию в нужное русло.
    Михаил Арсеньевич уже поднёс телефон к уху.
    - Да, Виталий Викторович, извините что поздно беспокою. Тут экстраординарная ситуация. Родители Краморовой тут творят непонятные вещи у палаты. Да, сейчас дам трубку.
    Он передал телефон Андрею. В динамике он услышал голос профессора:
    - Ну вы даёте, два дня ни слуху ни духу. Зачем вы пришли?
    - У нас дела, своего рода. Мы пришли попрощаться с дочерью.
    - Я не знаю, как вы туда попали, но вы пришли зря. Уходите лучше, ей нужен покой. Через день операция. Не вдаваясь в детали, мы лазером будем постепенно удалять слои этого вещества. Кстати нужно ваше согласие на трепанацию. Далее будет лучевая химиотерапия. Вы все узнали, что хотели?
    Андрей посмотрел на бирюзу, камень почернел меньше, чем наполовину.
    - Вы знаете, ничего этого не нужно. Мне, как профану и так понятно, что все вырезать вы не сможете и все это сомнительно. Жена рассказала о рентгеновском снимке почти недельной давности, так что все, что вы говорите - для меня ерунда, извините. - Он повесил трубку и передал телефон дежурному врачу.
    - Послушайте.. - начал он - все и так понимают, что её не спасти. Мы тут потому что.. Вы нас можете просто оставить на некоторое время, прошу вас.. - Глаза его выражали такую необъятную просьбу и силу, что Михаил Арсеньевич уставился на него, испытывая сочувствие и понимание. Он молча убрал телефон в карман, посмотрел на Марину, трясущуюся на кровати и на Олю, с печальной улыбкой смотрящую на дочь. Он понял, что она пытается заполнить себя хорошими воспоминаниями, вызывающими ужасную печаль. Её глаза наполнялись слезами, которые огромными градинами стекали к подбородку. Он вообще не понимал, что происходит, что они делают и что будет дальше. Он действительно осознавал, что девочке не выжить. В его кармане вибрировал телефон - профессор звонил, он и так это знал. Немного постояв, он развернулся и стоя в дверях сказал:
    - Закройте плотно, когда закончите.
    В коридоре толпились медсестры, он жестом предотвратил их поток вопросов и встал, ожидая пока они, недовольные, разойдутся.

    Примерно через час после ухода врача, конвульсии девочки прекратились. Кардиомонитор изредка рисовал сокращения сердечной мышцы и противно пищал. Ольга выдернула из него все провода. Мизинец Марины немного подергивался. Бирюза была чёрная и блестящая, как огромный черный глаз она лежала поверх места, где был глаз малышки. Из камня вились нити, медленно затягивающиеся внутрь. Вскоре лицо Марины стало зеленоватого оттенка. Вообще она вся стала сухой и тонкой, как старая бабушка. Было видно, что она умерла.
    - Как думаешь, все? - Оля взяла полотенце с края кровати.
    - Похоже на то, смотри, какой матовый стал. Прям как она говорила.
    Они ещё чуть чуть подождали и Оля аккуратно взяла камень через полотенце.
    - Какой горячий, господи..
    Андрей поспешно открыл мешочек и она закинула камень в него. Завернув все в лист поплотнее, они обнявшись, посмотрели на малышку и молча вышли, прижав дверь поплотнее.

    Дорога предстояла дальняя. Решили ехать на машине. Дорога предстояла дальняя, почти до Мурманска. Дед Андрея родился и был похоронен в нынешнем городке Лоухи. Через два дня бесконечных лесов и озер они прибыли на место. О гостинице и речи не шло. Родственников никаких в этом месте не осталось, а если и были - друг друга никогда не знали.
    - Тут столько озёр, которое ближайшее? - в недоумении глядя на карту, спросила Оля.
    - Да это сплошное озеро с кусками суши. - Андрей отмахивался от комаров, нагло садившихся на его голову, лицо и руки.
    Мимо по дороге неслась орава детей на велосипедах, гнавшихся за собакой, весело бежавшей впереди колонны. Позади всех вприпрыжку шла девочка лет десяти с короткой стрижкой и ободранными коленками, выскакивающими из под грязных зелёных шорт. Глядя на весь этот праздник жизни, наполненный солнцем и комарами, Оля с Андреем как заворожённые, следили за этой процессией. Когда девочка, завершавшая шествие, поравнялась с их логаном, Андрей очнулся.
    - Девуля, постой! - девочка остановилась и удивленно уставилась на него, как будто не видела ничего, кроме своей своры с криками.
    - Где тут ближайшее озеро от города?
    - А это смотря откуда идти. - задорно ответила она. - мы сейчас все идём купаться на Паново. - и она убежала догонять свою компанию.
    Прихватив свёрток, Оля с Андреем поспешили за ними. Дети пришли на пляж и, скидывая по пути одежду и бросив велики, неслись за собакой, которая уже весело бегала по мелко воде.
    - Ну тут костёр жечь наверное не надо на песке. Вон смотри тот берег лесной, давай туда. Они вернулись к машине и обогнули озеро. Далее отправились по берегу ближе к середине.
    Было чуть больше полудня, и они собирали хворост для костра. На душе у них было спокойно и светло, как будто и не было всей этой истории. Про Марину они не вспомнили ни разу, после последней печальной встречи.
    Дым от костра стелился по спокойной воде, искрящейся на солнце. Костёр прогорел через час, зола трепыхалась от жара головешек. Когда все успокоилось, они сели рядом и кинули в золу свёрток. Оля чувствовала сильное тепло от свертка, как будто бумага только что была на огне. Свёрточек спокойно лежал, пока Андрей не облил его водой из озера, зачерпнув её во взятую из дома металлическую кружку. Вдруг пошёл резкий и густой дым, струйками метавшийся в воздухе. Они отпрянули, потому что при соприкосновении дыма с листами деревьев, они ссыхались и пеплом падали на землю. Потом пришла искры, какая то вонь и громкий писк. Они так испугались, что сидели за 10 метров от костра, поджав ноги и обнявшись. Это длилось долго, свёрток искрил, дымил и пищал. Все это время они не решались нарушить молчание. К вечеру, когда свет стал мягким и золотым, свёрток прогорел. Стоял странный запах жжённых волос и чего то ещё.
    - Блин, а чем закапывать то? - они поняли, что не взяли лопату.
    - Ладно, давай руками, че делать.
    Они собирали землю и кидали в костёр, вынимая из неё червяков. Когда все было забросано, Андрей примял землю ногой.
    - Ну все что ли.. Пойдём, меня закусали уже.
    Они удалялись от того дивного берега, от безмятежности тёплого вечера очень уставшие. Уснули прямо в машине.

    - Теперь похоронами надо заниматься.. Как все родителям то обьяснить?
    - Андрюш, не надо ничего объяснять. Врачи уже точно придумали какой то диагноз. Я даже тело её не хочу видеть если честно.
    Приняв душ после приезда, они отправились в морг. Отец Ольги уже ждал их.
    - Это просто преступление! Вы давали разрешение на вскрытие?! - начал Олег Иванович. - вся в шрамах, голова, шея, даже ручки порезаны были!
    - Пап, значит так надо было..
    - Да это дочь ваша, вы идиоты разрешили над телом издеваться! - он закипал от ярости и угрожающе навис над парой.
    - Олег Иваныч, успокойтесь. Что сделано, то сделано. Раз вскрывали, значит было на что смотреть.
    Расписавшими в бланке, они отправились в ближайшее похоронное бюро организовывать похороны, но из остановил запыхавшийся профессор из больницы.
    - Так, успел.. В общем я не знаю, что вы там сделали но.. - он прервался, подозрительно взглянув на Олиного отца, отвёл её под локоть на несколько шагов и продолжил - В ней ничего не осталось! Куда вы все это дели?? - громким шепотом спросил он, сжимая ее локоть. - Вы представляете что вы совершили?? Как вы это достали начисто? Это же революция! Где эта чернота сейчас? - глаза его горели.
    - Нам помогли и сказали что делать. Все само извлеклось и мы все уничтожили. - Оля высвободила локоть из хватки. - Думайте что хотите, нам пора.
    - Вы все испортили! - кричал он им вслед.

    Похоронив малышку, Оля с Андреем продолжили жизнь, но стали более задумчивыми и иногда печаль накатывала на них одновременно. Тогда они тихо сидели обнявшись, теребя в руках плюшевого щенка.
    Через несколько месяцев им позвонила Зара.
    - Оно не уничтожено полностью. Есть часть, её выращивают в лаборатории. И оно безопасно, пока не покинет её пределов или не соприкоснется с ребёнком. Если вы увидите что то подобное или услышите, сообщите мне.

    Ворсинку с самого первого дня её появления поместили в физ раствор. Она медленно его впитывала. Мясо она поглощала быстрее, особенно вареную утку. Генетический код был расшифрован, благодаря спонсорству брата профессора. Пробовали скрещивать с дозрофилами, тараканами, лягушками. Оно все отвергало и лишь питалось тем, что предлагали. Успех возник с недельными мышатами. Поглощение занимало 13 дней. Далее мышата проявляли неординарные способности. Почти всегда страдал глаз, но после поглощения восстанавливал зрительные функции, становясь полностью черным и не имея белка. Никто ума не мог приложить, что это такое и откуда на нашей земле взялось. Никаких похожих связей генетического кода не обнаружено, дело требовало больших инвестиций и опытов. Мышата строили свою маленькую армию и общались с помощью подрагиваний щёк с усами и писка. Они вели странную деятельность. После смерти мыши, чернота выходила, образовывая комочек нитей и примыкая к дивой мыши. Труп съедался.
    И все было бы хорошо, в пределах стерильной лаборатории, если бы аспирант-микробиолог, принёсший нить в НИИ, не бросил испольхованную перчатку в свой портфель, стоящий рядом с урной. Она упала прямо рядом с книжкой-раскраской, которую он купил на день рождения своего племянника, и собирался сегодня ему презентовать.
    Вечером маленький Семён ещё раз просмотрел все свои подарки, и остановил внимание на раскраске. Пролистывая страницы с лошадками, машинами и животными, он зевнул и потёр глаз. Закрыв книжку, он накинул одеяло и заснул.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Belladonna
    Категория: Мистика
    Читали: 70 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 октября 2015 | Просмотров: 101 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (29 октября 2015 15:47)
    Ну еще одна страшилка - очень тяжело читать такие истории, еще раз убеждаюсь, что мне это не нужно, да и другим не советую - ни к чему хорошему данное чтиво не приведет!


    Комментарий 2 написал: Belladonna (29 октября 2015 15:54)
    S.Marke,
    а к чему могут привести страшные и мистические истории? mda

    комментарий не по сабжу, я просила о другом


    Комментарий 3 написал: S.Marke (30 октября 2015 09:17)
    Я не спорю, есть такой жанр "написательства" как мистика, ну что же все поголовно бросились рисовать только необычные пугающие вещи. Неужели вокруг не осталось ни одного сюжета про обычные человеческие отношения, прочитав который остаются теплые чувства, размышления, переосмысление своей жизни к примеру, приобретение неких выводов, морали и просто подсказок для жизни.

    Да, читается с напряжением или как можно сказать - захватывает, но за пеленой страшных событий, что вы описываете совершенно не проглядывается качество исполнения произведения, поэтому о самой работе ничего сказать не могу.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.