«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
KURRE Safona

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 11
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 184 Safona
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Разбуди мою душу. Часть 3. Война по принуждению

    Глава 17

      К месту назначения я прибыла на авто Райана: наконец, он смог приобрести личное транспортное средство, распрощавшись с прокатной тачкой. Весьма неожиданное местечко — задворки района, населенного исключительно бывшими заключенными и их «приемниками» — словить пулю в лоб лишь за то, что твоя футболка или ее цвет не понравились местным жителям, как нечего делать! Легче и быстрее, чем под обстрелом пулемета. Копы стараются не совать лишний раз носа в эту гиблую часть города.

           Я, честно говоря, ожидала увидеть хмурые рожи, выглядывающие изо всех щелей, но была горько разочарованна. Местные жители, поджав хвосты, попрятались по своим скорее конурам, чем домам, но однозначно жилищам. Что-то напугало прожженных негодяев до трясучки. Любопытно.

          Машина «скорой» и две патрульных разбавляли мрачный серый пейзаж яркими пульсирующими огнями мигалок. Джеймс, надув иронично щеки, раскачивался с пятки на носок и обратно, спрятав руки в карманы джинсов. Он стоял около входа в захудалый подъезд двухэтажного дома, в коричневой кожанке и белом пуловере, синих джинсах и начищенных коричневых ботинках. Джеймс — он такой Джеймс!

          Дождь закончился, и в воздухе стояла удушливая сырость. Дышать было совершенно нечем, и, несмотря на прохладную погоду, водолазка прилипла к спине. Я люблю дождь, но только когда он несет прохладу и свежесть, а сейчас же воздух казался настолько плотным и густым, что хоть ножом режь. Припарковавшись у обочины за «скорой», я вышла из машины и едва не задохнулась: судя по амбре, неподалеку располагалась центральная помойка, а духота усугубляла вонь, обостряла мерзкие запахи, которыми моментально пропахла одежда и волосы. Конечно, это всего лишь иллюзия, но находиться в этой части города и конкретно на этой улице совершенно не хотелось. Ни минуты.

           Увидев меня, Джеймс медленно сдул щеки и прекратил раскачиваться.

    — Заждался никак, — заметила я и широко улыбнулась, когда остановилась напротив детектива.

    — Надышался, — протянул он и равнодушно направился в подъезд. Я восприняла его поведение, как приглашение пройти, и, глубоко вдохнув влажный, тяжелый воздух, в котором кислорода совсем не ощущалось, пошагала следом.

          Миновав узкий лестничный пролет, пропахший сыростью и другими специфическими ароматами, больше свойственными отхожему месту, нежели жилому дому, мы оказались перед дверным проемом. Дверь, вынесенная вместе с петлями, была кем-то заботливо приставлена к стене, и из квартиры туда-сюда сновали люди в форме. Глаза случайно выхватили среди суеты толпящихся копов табличку на стене около звонка: «потомственная ведунья в седьмом поколении». Занятно. Расследование смерти ведьмы — дело нелегкое, хотя такое же увлекательное и познавательное, но я ни разу не сталкивалась с убийствами магов. Все бывает в первый раз, если, конечно, наша жертва действительно та, за кого себя выдавала.

    — Рано утром в отделении раздался звонок от соседей, — на ходу говорил Джеймс.- Посреди ночи к убитой явился статный мужчина, якобы на сеанс. Бдительных жильцов поразило время визита, и они насторожились. Спустя несколько минут, — он посмотрел на меня через плечо.- С их слов около десяти — раздался пронзительный крик хозяйки квартиры.

    — Естественно, никто не потрудился кинуться на помощь по причине трусости, — догадалась я, перешагивая через порог, при этом внимательно глядя под ноги.

    — Совершенно верно. Их парализовал, — детектив остановился на мгновение и уставился задумчиво в потолок, щелкая пальцами руки, будто искал подходящее слово, а я едва в него не врезалась.- Животный ужас, — и, цинично хмыкнув, продолжил путь в комнату по небольшой прихожей.

    — Всех до единого?

    — Подозреваю, что да. Ты видела, что на улице творится?

          Я кивнула, но Джеймс не мог этого видеть.

    — Да. Даже окна шторами задернуты — никто не смеет носа из дома высунуть, будто в городе объявлено чрезвычайное положение в связи с нападением инопланетян, — хмыкнула я.

    — Допрашивать глаза вылезут, — обреченно вздохнул он.

    — Думаешь, его кто-то мог рассмотреть?

          Джеймс вяло пожал плечами.

    — Чем черт не шутит. Хотя я склоняюсь к мнению, что бесполезная это затея. Мы пришли.

           От запаха воска и лаванды загустел воздух, а погруженная в красный полумрак квартира нагоняла тоску и тяжелую меланхолию — дух смерти ощущался с порога, ледяным кулаком ударив в грудь, как предчувствие поблизости вампира. Оттенки предметов интерьера колебались от бледно-красного до темно-алого: обои в полоску, потрепанная ковровая дорожка и абажур под потолком в прихожей. Мебель времен моей бабушки от шкафов до кресел, пыльные шторы и одинокая розовая герань в глиняном горшке на телевизоре. Интерьер буквально кричал о нищете.

          В центре комнаты стоял круглый стол с разложенными на нем гадальными картами, а на стене напротив — стекающие капли крови. Раньше я видела подобное в фильмах, полагая, что сия жуткая картина придумана режиссером для зрелищности и пущего драматизма. Словно тюбик краски выдавили на стену — густые брызги рассыпались по бледно-желтым обоям, медленно и влажно стекали вниз. Рассмотрев красочное пятно с тяжелыми сгустками неизвестного происхождения, я предположила, что тело, оставившее его, должно лежать на полу. Обогнув стол, при этом внимательно глядя под ноги, чтобы ненароком не наступить на незамеченную экспертами улику, я убедилась в логичности своих суждений: жгучая шатенка с копной кудрявых волос небрежно брошенной куклой сидела у стены, раскинув ноги в стороны. Ее голова упала на плечо, открывая вид на черно-синий кровоподтек, заезжающий за границы шеи, с двумя колотыми отверстиями от укуса в центре. Руки безвольно лежали на коленях и, как и любой другой оголенный участок тела, не скрытый бархатным красным платьем ниже колен, имели синевато-серый оттенок.

           Встав напротив убитой женщины, я склонила на бок голову, разглядывая перекошенное от страха и смертных мук лицо. Джеймс остановился справа, не вынимая рук из карманов.

    — Что скажешь? — вздохнул он. Я коротко пожала плечами.

    — Похоже, в наших краях появился искусно убивающий вампир. Я впервые вижу такой размах, как и чувствую столь явно близость смерти. Однозначно, это, — я указала на труп, — дело рук кровососа.

    — И не только рук, — протянул детектив. Я покосилась на него.

    — Я образно выразилась. Обескровлена, правильно понимаю?

    — Пустая, как бубен.

           Я кивнула скорее своим мыслям, нежели Джеймсу.

    — Кем она была? — я огляделась.- Судя по обстановке — гадалка или медиум, коих пруд пруди в сети и частных объявлениях. На потомственную колдунью, как заявлено на табличке около дверного звонка, не тянет.

    — Вероника Армстронг, если верить этой красивой бумажке — ведьма в седьмом поколении, — фыркнул Джеймс, разглядывая свидетельство в рамке на стене.

    — Ведьмой здесь и не пахнет, поверь моему чутью, Джеймс! Пусть я сталкивалась крайне редко с магическими существами, но присутствие или отсутствие дара способна распознать. У колдовской силы специфический запах, а у его владельца — своеобразная аура, которую за версту чует вампир и старается обходить стороной. У нашей жертвы дыхания магии нет или недостаточно для того, чтобы можно было почувствовать. Ничтожно мало, короче говоря. Максимум, что она могла наколдовать — диарею от своих псевдо волшебных и целительных зелий. Ее профиль — карты, — я небрежно кивнула в сторону стола.- Гадалка чистой воды.

    — И как, в таком случае, к ней на огонек забрел вампир? И почему именно к Веронике Армстронг?! Захотелось пролить свет на будущее? — усомнился Джеймс.- Узнать, что его ожидает в грядущее столетие?!

    — Думаю, его привлекло другое, — я опустилась на корточки, чтобы поближе разглядеть рану на шее — два прокола на, жутком, черно-синего цвета, синяке.- Наш убийца решил проверить ее магические способности, о которых госпожа Армстронг так громко заявила.

    — Судя по всему, он горько разочаровался, — не без иронии протянул детектив, а в следующее мгновение стал по-деловому серьезен.- Тогда я не понимаю, почему ты ощутила ее никчемность в магическом смысле, а он — нет?! Если вампиры чуют на расстоянии колдунов, ведьм и прочих представителей этой расы, то по какой причине наш убийца так облажался?

    — На этот вопрос у меня нет четкого ответа, Джеймс. Только догадки.

    — Я бы выслушал их, — саркастически заявил детектив. Глубоко вдохнув, я посмотрела ему в глаза.

    — Вероятно, он не способен чуять настолько тонко.

    — Как это? — Джеймс перестал моргать и застыл, на короткое мгновение, но и этого мига хватило, чтобы мое сердце замерло, а по коже пробежали неприятные мурашки. С каждым днем я все больше замечала в его поведении странности, не свойственные смертному, будто из-под личины моего друга выглядывал самый настоящий вампир. Но при этом я отлично понимала, что Джеймс — живой человек. Что-то в нем было не так, но вот что именно…

          Помотав головой, будто это могло помочь отогнать наваждение и сомнения, я тяжело вздохнула. Стоило моргнуть, как Джеймс стал самим собой, и вроде как мне все это померещилось. Пусть лучше будет так.

    — По какой-то причине у него отбито чутье на магических созданий. Я же сказала, Джеймс, это мои личные предположения! Аргументов, подтверждающих логичность суждения, нет. Так что давай оставим догадки на потом.

    — Хорошо, — задумчиво протянул детектив и задержал взгляд на моих глазах чуть дольше, чем обычно, будто хотел что-то прочесть в них. Шумно выдохнув, он потер устало переносицу и спросил, поглядев на труп ведьмы: — Допустим, Веронику опустошил тот же умелец, что наведывался в кафе…

           Поморщившись от отвращения, я посмотрела снизу вверх на детектива.

    — Тебе доставляет особое удовольствие уточнять детали?

          Он пожал плечами.

    — Люблю называть вещи своими именами.

          Покачав головой, я вновь повернулась к жертве. Откашлявшись, детектив прошелся вокруг и остановился так, чтобы я могла его видеть.

    — Продолжаем разговор, — напомнил он.

           Не глядя на него, я протянула руку, пощелкала пальцами и опустила ее лишь минуту спустя, когда детектив вложил в мою ладонь пару резиновых перчаток. Пока натягивала их, он продолжал рассуждать вслух:

    — Тогда напрашивается вопрос: почему именно Армстронг выпал жребий стать его жертвой? По каким критериям он выбрал ее и кому «посчастливится» стать следующей?

           Я вновь протянула ладонь, и в ней почти тут же оказалась рулетка. Приятно работать с Джеймсом! Измерив радиус укуса на шее, от прокола до прокола, я вернула инструмент детективу.
    -Не спеши с выводами, — через минуту я уже рассматривала руки убитой, уделяя особое внимание ногтям, хотя на анализ ДНК особой надежды не было, — Возможно, это единичный случай.

          Джеймс опустился на корточки.

    — Бьюсь об заклад, будут и другие, — осклабился он. Замерев на миг, я медленно повернула голову и одарила детектива ледяным взглядом.- Сама же видишь, Вероника его не устроила!

    — Логично, — я причмокнула, иронично вытаращив глаза, и снова обратила все свое внимание на жертву. Никаких насильственных следов, кроме укуса заметно не было, из чего я сделала вывод, что руками вампир ее не касался. Разве что смущало огромное пятно крови на стене….

    — Зачем вампиру ведьма?

    — Не знаю, — протянула я, коснувшись пальцами укуса на шее.- Может, кровь вкуснее. Пойди, разбери их гастрономические предпочтения. А если серьезно — не думаю, что он только перекусить заходил. Похоже, на ведьм в Хайенвилле объявлена охота.- я замолчала: меня заинтересовало, откуда столько крови на стене. Никогда не видела, чтобы из укуса хлестала фонтаном кровища, да еще в таком количестве! Разве, что в фильмах ужасов. Легко коснувшись головы, я чуть отвела ее в сторону, и пальцы увязли в чем-то липком и тягучем. Как бы ни было противно, как бы ни душила тошнота, подкатившая незамедлительно к горлу, застряв там кисло-сладким комом, меня это не остановило — более того, заинтриговало. Придерживая тело за предплечье одной рукой, второй я отделила ее от стены, и голова жертвы повисла лицом вниз, открывая вид на дыру в черепе, больше напоминавшем лопнувшую дыню, из которой вычерпали всю мякоть.

          Тихо выругавшись, Джеймс вскочил на ноги, слишком быстро, и задел стоящего сзади молоденького полисмена, в тот самый момент отпивающего из бутылки минералку. Естественно, парень не ожидал резких движений со стороны детектива, не успел сориентироваться и предотвратить столкновение — Джеймс задел его локтем, и рука копа дрогнула. Бутылка с водой плюхнулась на пол, и Джеймс ненароком наступил на нее. В моменты, когда нервы на пределе, любая мелочь способна привести к неизбежному. К счастью, сейчас все было не настолько серьезно, но, все же, звук, с которым пластиковая бутылка смялась под ногой детектива, застал его врасплох. Громко ухнув, он отпрыгнул к стене с побледневшим лицом. Я тихо засмеялась.

    — Твою мать, лейтенант!!! Какого черта ты хлебаешь воду на месте преступления?

    -Простите, сэр! Этого больше не повторится! — симпатичный, коротко стриженный, русоволосый парнишка с красивыми серыми глазами встал по стойке «смирно», практически не выдав волнения.

    — Тебя чему учили в академии, кретин?! Что значит, не повторится?! — Джеймс снимал стресс на полицейском, а цвет его лица менялся, буквально на глазах с серовато-зеленого на багровый.- Этого и не должно было произойти! Сушняк мучает — выкатывайся на улицу и там его утоляй!

    — Есть, сэр!

           Покорность и спокойный тон копа сильно смахивали на ехидство. Я беззвучно смеялась, поглядывая на обоих краем глаза. Отряхивая ногу, будто не в лужу воды наступил, а в собачье дерьмо, Джеймс, резкий и заметно разнервничавшийся, не замечал ни моего веселья, ни сарказма в простейших казалось бы ответах лейтенанта.

    — За пределами оцепления можешь хоть с голым задом бегать и поливаться этой самой водой!

    — Есть, сэр!

          Тут уж я откровенно рассмеялась. Заткнувшись, детектив сперва на меня поглядел, затем на копа, откашлялся, оправил без надобности кожанку и ровным голосом произнес:

    — Свободен.

          А когда парень открыл рот, чтобы ответить привычное «есть, сэр», он поднял вверх ладонь, сморщившись.

    — Иди уже отсюда.

           У полисмена ноги прокрутились, когда он вылетел из комнаты, предварительно подняв с пола бутылку из-под воды.

    — Сама невозмутимость. Да, Джеймс?

    — Иди ты! — детектив прошелся за моей спиной медленным шагом.

    — Не нервничай так. Всем нам когда-нибудь хочется блевать, особенно при виде опустошенного, я бы даже сказала — выскобленного, черепа, — я медленно поднялась с корточек, все еще задумчиво разглядывая тело убитой.

    — Заткнись! — взмолился детектив, громко сглотнув, и, запрокинув голову, прислонился к стене. Улыбнувшись уголками рта, я переступила через ногу жертвы и подошла к нему.- Что так напрягло тебя? Факт пустого, как бубен черепа, или слово «выскобленный»?

          Фыркнув, Джеймс тихо и как-то вяло рассмеялся.

    — Я понял. Буду выбирать менее красочные эпитеты на осмотре трупа. А теперь объясни мне, как вампир мог проделать подобное?

    — Причем, не применяя физической силы, — я улыбнулась, глядя в небесно-голубые глаза Джеймса. Кожа его лица медленно, но верно, приобретала естественный оттенок. — Кровь покойника — яд для вампира, из чего следует, — я скрестила руки на груди: — он выпил ее до того, как взорвал голову.

          Джеймс поморщился. Стирая тыльной стороной ладони испарину со лба, он беззвучно захныкал. Подавив смешок, я продолжила:

    — Я впервые сталкиваюсь с подобным, но смею полагать, что проделан этот фокус силой мысли. В крайнем случае, голыми руками, но никак не оружием. И, что само по себе логично: убийца должен был по уши перепачкаться кровью и другими составляющими человеческого организма субстанциями, однако, уверена, он и ботинок не запачкал. Судя по лязгу зубов и дрожащим хвостам местных жителей, они видели или слышали убийцу, а раз речь идет о вампире, то он намеренно подставился.

    — Голыми руками? — с сомнением протянул детектив.- Не слишком ли?

    — Если ты демон, или он под твоей властью, то нет, вполне нормально.

          Брови Джеймса взлетели до лба. Или услышанное поразило его, или мой будничный, почти скучающий тон. Стоило отвлечься от осмотра трупа, как он оживился и посвежел.

    — Тогда здесь могут быть следы серы. Это меняет дело!

    — С чего бы? — равнодушно спросила я.- Демоны разные бывают. Тот, что в плену у Саймона — примитивный представитель бесовского отродья. Я просто размышляю, Джеймс.

    — Но только он при вампире! — похоже, он не слышал моих слов.

    — Любопытно, — так же бесцветно протянула я и посмотрела на труп. Что-то мешало верить в причастность Саймона к этому убийству, и не только отсутствие запаха серы. Пока не повержен Прайс, он будет вести себя тихо. Я так думаю, а на деле….- Сколько Саймон уже в городе?

    — Ты у меня спрашиваешь?

    — Нет, это был риторический вопрос. Меня смущает устроенная убийцей показуха.

    — Отвлекающий маневр от основного действия?

    — Возможно, — я задумчиво посмотрела в глаза Джеймсу.- Что, если наше внимание хотят сосредоточить на не имеющем особой важности событии? Пока мы занимаемся раскрытием преступления, в другой части города гибнут младенцы или армия зомби истребляет целый квартал? Ну, или исчезают люди, ничем не связанные между собой, как вариант?

          Сперва Джеймс нахмурился. С минуту он изучал мой неподвижный взгляд, всматривался в глаза, как вдруг его лицо разгладилось, а на губах возникла улыбка.

    — Ты разводишь меня, — уверенно заявил он и покачал головой.- Это всего лишь первая жертва, Кира, а ты уже продумала все возможные варианты произошедшего?!

    — Всего-навсего дальновидность, — улыбнулась я.- К слову, о зомби: как объяснили родственникам восставших мертвецов причину их невероятного воскрешения и вместе с тем пробудившегося жора?

           Джеймс принял непроницаемый, железный вид.

    — Мы все до единого подписали соглашение о неразглашении, так что родственники разбушевавшихся трупов останутся в блаженном неведении.

    — А как же мы?

    — Вас там не было, — будничным тоном сообщил детектив. Я вздернула вопросительно бровь. Закатив устало глаза, он вздохнул: — Я и напарник Хью проделали немалую работу: отыскали огнемет, уничтожили сотню гильз от ваших пистолетов…. Короче говоря, потрудились на славу. Никаких свидетельств вашего дружного участия в веселухе не осталось, так что и вы помалкивайте.

    — А трупы закапали?

          Джеймс кивнул.

    — От кого хоть какая-то часть тела осталась, и было что опознавать, захоронили в могилы, откуда они выползли.

    — А остальных? Представь: скорбящая вдова, мать, дочь — да кто бы то ни было — придет навестить могилу упокоенного родственника, а там земля вскопана, и гроб торчит. В психиатрической лечебнице тут же прибавится клиентов!

    — Специальное подразделение каждое кладбище, каждую могилу в городе облазило, так что и комар носа не подточит.

    — Все шито-крыто, — вздохнула я.- В таком случае, головной боли у меня теперь меньше. Но на счет показухи стоит поразмыслить, — шагнув назад, я развернулась на каблуках и медленно направилась к двери. Остановившись в проеме, я обернулась: — И опросить всех свидетелей.

    — Только вместе с тобой, — усмехнулся Джеймс. Одарив его лучезарной улыбкой, я удалилась.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Katrina_Sdoun
    Категория: Мистика
    Читали: 59 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 мая 2016 | Просмотров: 116 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (4 мая 2016 08:20)
    Их циничность и сарказм просто умиляют.. =)
    Так Кира еще не догадалась, что Джозеф укусил Джеймса? Я думала, что она уже в курсе давно biggrin



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Katrina_Sdoun (4 мая 2016 08:59)
    Арийская Волчица,
    Джозеф не кусал его. Вернее, не совсем кусал. Он привязал Джеймса к себе метками, сделал человеком-слугой. Теперь детектив его дневные глаза и уши. Кира замечает изменения, но найти логическое объяснение не может. Когда не ожидаешь подвоха, в упор его не видишь pardon


    Комментарий 3 написал: lika (5 мая 2016 15:21)
    Умненькая девочка Кира)



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.