«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
KURRE

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 17
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Разбуди мою душу. Часть 3. Война по принуждению.

    Глава 22

         Джозеф унесся далеко вперед, а я все еще ощущала на коже холодное дыхание его силы. Райан возникал то там, то здесь на короткие мгновения — быстрее звука, быстрее мысли перемещался по площади, наступая на пятки вампирше. От запаха его кожи теплело на душе и становилось чуточку спокойнее, но и эти ощущения улетучивались так же стремительно, как и он сам. Дрожью отдалось внутри то, как молниеносно он пронесся вдоль линии фонтанчиков, олицетворяющих цветочные клумбы, свернул к каскаду поющих многоцветных струй и растворился в воздухе, едва не схватив убегающую древнюю. Она оказалась лишь на долю секунды быстрее и скрылась в ярких потоках, слилась с ними и растворилась в каскаде брызг. Райан сжал руку, и сквозь пальцы потекла вода — цель улизнула у него из-под носа.

          Глухой звук удара тела обо что-то твердое, падающие камни, всплеск воды — всего лишь миг, и Джозеф зарычал сквозь стиснутые зубы. Пока я пробиралась через водяные стены, раздвигая на бегу руками брызги, словно занавески, перепрыгивая с одного цветка на другой, успела рассмотреть только, как вампирша натолкнулась на моего друга, выставив вперед руки, а он поймал ее за локти, но не сумел остановить. Древняя неуловимым, но невероятно сильным движением оттолкнула Джозефа, он налетел спиной на борт фонтана, проломил в нем дыру. Но в ту же секунду вампир рванул за беглянкой и с глухим рычанием ворвался в плотный поток, символизирующий водопад. Я непроизвольно следила за нереально стремительной тенью, взрывающей один водный поток за другим, обрушивая шквал сверкающих капель на своих преследователей.

          Древняя и, черт возьми, слишком шустрая вампирша обогнула площадь и неслась в обратном направлении, оставив нас позади! Стиснув зубы, я влетела в изумрудную стену воды раньше, чем подумала об этом. Не чувствуя под ногами земли, по самому большому фонтану наперерез, будто и не касаясь ни поверхности, ни дна — настолько молниеносно я бежала. Сердце словно перестало биться, замерло, и я забыла, как дышать — словно кто-то повернул выключатель, и вампирская сущность взяла верх над человеческой половинкой. Я не чувствовала холода и усталости, шум крови в ушах слился в монотонный гул с шорохом воды, и каждый шаг вампирши отчетливо различался на их фоне. Я не видела ее, но, ориентируясь на слух, определила местонахождение и резко повернула влево, к фонтану из металла, переплетающиеся и кружащиеся прутья которого извергали мощные потоки. Вампирша неслась к нему, хотела юркнуть под струи, как под навес, но я оказалась на миг быстрее. Мы будто летели навстречу друг другу, но только я делала это намеренно, а она заметила меня в последний момент — излишняя самоуверенность не позволяла оглядываться по сторонам или прислушиваться. Перед столкновением невероятной силы, я только стиснула зубы и напрягла каждую мышцу тела, а вампирша округлила удивленно глаза. Но вдруг выставила напоказ клыки и вздумала увильнуть, а места для маневра оказалось ничтожно мало.

           Я схватила древнюю за горло, когда ей почти удалось уклониться от столкновения, но некуда было бежать, разве что брать на таран строение фонтана. Решив, что идея в принципе не плохая, я швырнула ее о металлические прутья. Скрежет железа — она не успела закрыть рот перед ударом, и ее клыки заскребли по конструкции.

          Не успела перевести дух, как на меня кинулась озверевшая древняя с окровавленным ртом. Я могла бы увернуться, должна была, но желание остановить ее оказалось сильнее. Или самоуверенность. Как бы то ни было, я осталась стоять, как вкопанная, и встретила мощный удар непробиваемого тела со всей стойкостью, на кою оказалась способна. Врезавшись на полном ходу, вампирша повалила меня в воду, оказавшись сверху, и удивлено раскрыла пасть. Она рассчитывала, что я рассыплюсь под весом ее туши, но, вопреки ожиданиям, успела выставить руки. Внутри меня дрожала каждая клеточка, стонала от боли, и первое время после удара я, словно оглушенная, не могла пошевелиться. Лежала и смотрела с безмятежной полуулыбкой на губах и ледяной пустотой на душе в черные глаза древней, упираясь руками в ее грудь. Нависнув надо мной, она разинула пасть, прицеливаясь к пульсирующей жилке на шее, вдавливая пальцы в плечи. Стиснув зубы от боли, я обхватила одной рукой ее шею и, наклоняя навстречу, ударила лбом в переносицу. По инерции ее голову отбросило назад, и из сломанного носа мне на лицо брызнула кровь. Древняя сначала растерялась, глядя в мои глаза, на миг позволила удивлению взять верх, и я воспользовалась ее слабостью. Резко, даже для самой себя, неожиданно быстро и твердо сжала горло одной рукой, не позволив подобраться к своей шее. Лицо, обтянутое полупрозрачной сухой кожей, оказалось перед моим, настолько близко, что я ощутила смрадное дыхание смерти, запах застарелой крови, и непроизвольно наморщила нос. Древняя взбесилась и, взревев, разорвала мою хватку, отбила руки и, резко поднявшись, рванула в сторону, но я оказалась быстрее.

          Перекатившись на живот, прыжком встала на ноги, поймала ее за край кофточки и с размаху швырнула о металлические прутья. Налетев на них мордой, вампирша отжалась на руках, но не успела обернуться — я схватила ее за волосы и впечатала вновь лицом в фонтан. Шипя и скребя когтями, она пыталась вырваться или создавала видимость, что пытается, потому что в какой-то момент в голове мелькнула мысль, что древняя поддается мне. Не успела я все как следует обдумать, как вампирша замерла и вдруг резко обернулась, толкнув в грудь ладонью.

          Я не упала и не полетела, как должна была, через весь фонтан, а только попятилась, но не вызвала более удивления на лице древней твари. Не знаю, что послужило проявлению подобной стойкости — возможно, она устала, или моя вампирская сущность была в тот момент невероятно крепка, благодаря практически непрерывному приему крови моей подопечной. Но, как бы то ни было, я оказалась чуточку сильнее обычного вампира. Оскалившись, древняя кинулась вперед, и резкая боль пронзила руку от локтя до плеча, словно раскаленная стрела прошла, кровь обожгла кожу. Сучка прокусила куртку и всадила клыки в предплечье! Зарычав от ярости и боли, я двинула ей кулаком в висок, и голову вампирши отбросило назад с куском моей кожи в зубах. Мигнув, она сплюнула в сторону, зашипела и растворилась в воздухе, словно дымка испарилась. Цыкнув от боли, я стиснула зубы и зажала ладонью рану. Сквозь пальцы сочилась кровь, ее было слишком много для простого укуса, и по коже побежал холодок. Гадина! Прокусила вену, пустила мне кровь! И если срочно не остановить, я истеку ею к чертовой матери! Искусные убийцы, обученные и опытные, знают, куда нужно всадить зубы, чтобы причинить как можно больший вред или наоборот, всего-навсего укусить. Они знают, как ранить, как убить и как сохранить жизнь, пригубив немного крови, способны с точностью нанести удар в любой ситуации, но только подготовленные, по-настоящему умелые кровососы. На наше «счастье», эта шустрая сучка оказалась именно из этих совершенных убийц.

          Мимо пронеслись Джозеф и Стюарт, преследуя древнюю, а Райан запрыгнул в фонтан, ничего не спрашивая и не говоря, начал снимать с меня куртку с совершенно серьезным и невозмутимым видом, хотя глаза заметно блестели то ли от злости, то ли от тревоги.

    — Все в порядке! — зашипев в очередной раз от боли, прокричала я, но Райан с остервенением принялся рвать рукав куртки и делать из него жгут. Маска спокойствия слетела с его лица, выдав злость и тревогу.

    — Я вырву ей клыки, — чуть слышно процедил он, затягивая рану клочком подкладки кожанки. Не успела я и рта открыть, как его и след простыл.

          Оглядевшись и прислушавшись, я последовала к линии мини-фонтанов: внутренний радар подсказывал, что там находится Стюарт. Выбравшись из огромного «блюда» с водой, поднялась по ступеням на верхний ярус площади и побрела вдоль каменных перил. Стюарт шел на встречу, опустив руки, сжатые в кулаки, и играя желваками. Когда он остановился передо мной, то мгновенно зацепился взглядом за рану на предплечье. Его губы сжались в тонкую линию, а глаза потемнели от ярости.

    -От запаха твоей крови режет нос даже на другом конце площади, — тихим гневным голосом процедил он и посмотрел в мои глаза.

    — Я в норме.

           Стюарт недоверчиво прищурился, но сделал вид, что поверил. Коротко кивнув, он рассеялся в воздухе, и лишь дуновение ветра подсказало, куда направился. Недовольно хмыкнув и чертыхнувшись про себя, я помчалась за ним.

          Древняя кружила по фонтанной площади, ловко уходила от преследования, виляя перед носом то у Джозефа, то у Райана. Склоняюсь к мысли, что делала она это намеренно, дразнила мужчин и разжигала в них ярость, и без того пылающую и прущую через край. Обежав вокруг фонтан-водопад, древняя на миг исчезла из поля зрения, и мужчины пробежали мимо, но только не Стюарт. Он успел заметить, куда нырнула вампирша, и возник рядом с фонтаном. Застыв около потока воды, резко выбросил руку в сторону, и в его огромном кулаке оказалась шея древней. Вздернув ее так, чтобы ноги не доставали до земли, с рычанием швырнул в воду, а когда она вскочила и села перед ним на корточки, готовясь к нападению, Стюарт занес руку и полоснул воздух. Вампирша сжалась, будто от резкой пронзительной боли — на кофточке появились рваные следы, как от когтей огромного хищника, из которых тут же засочилась кровь. Вдруг стало внезапно не по себе — по коже поползли мурашки, медленно и мерзко. Я непроизвольно передернула плечами и только тогда осознала, в чем дело. Резко обернувшись, застыла на месте, и ноги словно приросли к земле. Я перестала дышать. Посреди площади стояли трое вампиров, таких же древних, как наша беглянка. В горле пересохло от неожиданно подкравшегося страха, я могла только смотреть на неподвижных безжизненных тварей, лихорадочно перебирая в голове возможные варианты отступления. Но в силу эффекта неожиданности мысли не выстраивались в логическую цепочку. Придется импровизировать. Как обычно, черт возьми.

    — Стюарт, — голосом, лишенным каких-либо эмоций, позвала я. Вампир не дрогнул.

    — Я чувствую, — так же бесцветно отозвался он. В ту же секунду древняя, оскалившись, прыгнула вперед и повалив его на землю, оседлала. Стюарт схватил ее за запястья, не позволяя приблизиться к горлу. Она тянулась мордой к шее, клацая перед лицом клыками, но не могла достать. Криво ухмыльнувшись, Стюарт скинул ее с себя, и вампирша пролетела дугой к фонтану, а когда стала падать, растворилась в воздухе.

    — Проклятье! — в сердцах прорычал он, плавно, но неправдоподобно быстро поднимаясь на ноги. Сама не помню, как отвернулась лицом к неизвестно откуда взявшемуся подкреплению с вражеской стороны, наверное, почувствовала спинным мозгом — каждый волосок на коже встал дыбом от ощущения их мощи.

          Первый сразу вызвал отвращение. Мужчина среднего телосложения, с длинными, ниже плеч, волнистыми волосами, по которым горько плачет реклама шампуня, и худым лицом, обезображенным тлением. Его будто разорвали на части при жизни, а потом неумело собрали обратно по частям — неровные клочки кожи на щеках и лбу, стянутые грубыми нитями, не успели толком затянуться, и местами проглядывала гниль. Что тут скажешь, парню не повезло стать бессмертным именно с такой мерзкой физиономией, которая просто так не затеряется в толпе. Если такую рожу довелось хоть раз увидеть, уже никогда не выбросить из памяти. Кривой рот приоткрылся и обнажил клыки, Штопанный подался вперед, но второй вампир выставил руку, преграждая ему путь.

          Чуть выше ростом и шире в плечах, рыжеволосый, с аккуратной бородкой, мертвенно бледной кожей и необыкновенно большими, завораживающими глазами на лице, лишь отдаленно напоминающем человеческое. Он будто из ностальгии тащил за собой через века память о том времени, в котором закончилась его смертная жизнь: серый шерстяной костюм-тройка, белая рубашка с воротником-жабо, застегнутым брошью в виде цветка с кроваво-красными лепестками-камнями, и ветхие, но ухоженные ботинки из грубой свиной кожи. Всем видом олицетворяя аристократию средних веков, держа прямо спину и выпятив высокомерно грудь, он криво ухмыльнулся, глядя в мои глаза. Я чувствовала, как он долбится в воображаемые стены ментального заслона, оберегающие разум от вампирского проникновения, ощущала мощь, подобную штормовому ветру, пытающуюся пробить его.

          Боль в голове нарастала. Виски сдавило, а лоб, казалось, в любую секунду расколется, словно череп зажали в тисках. Скрипнув зубами, я медленно оторвала руку от раны и опустила ее. Третий вампир наблюдал за мной, как за экспонатом на выставке, вытягивая шею и поворачивая голову, чтобы рассмотреть под всеми возможными углами. Глаза-щелочки, в которые не хотелось смотреть, аккуратный рот с губами красивой формы, овальное лицо и светлые прямые волосы. От вида этого альбиноса становилось скверно на душе и мучительно тяжело на сердце. Сглотнув горький ком в горле, я опустила глаза, но только на мгновение, окинув мимолетным взглядом причудливый наряд вампира. Белые льняные широкие брюки, плетеные сандалии, серый пуловер, вязанный крупной ажурной сеткой, сквозь которую белела мраморно-бледная кожа. Он определено выходец из северных стран, судя по внешности и манере одеваться. Чувствуя, как ворочается в голове мощь Рыжеволосого в беспомощных попытках пробить щиты, я смотрела в лицо Альбиноса. Его сила оборачивала в ледяное одеяло, внушала чувство тревоги и безнадежности, но благодаря щитам, я устояла перед натиском двух древних и невероятно сильных вампиров. Усмехнувшись, я поцокала языком:

    — Вы действительно рассчитываете пробраться в мой разум? Вы, антикварная рухлядь мира нежити?! — голос прозвучал холодно и надменно. Вампиры заметно рассвирепели, а больше всех Рыжеволосый: краски ушли с лица, и оно превратилось в маскарадную, устрашающую маску, вылепленную из глины много веков назад и потрескавшуюся от старости. Я улыбнулась, посмотрев ему в глаза, когда как рука осторожно тянулась за пистолетом: — Ваша сила накоплена годами бессмысленного, паразитического существования, а моя имеет природный характер. Вам не по силам заставить меня склониться перед вами или упасть ниц в ужасе перед неминуемой смертью.

          Стюарт знал, что я заговариваю зубы упырям, оттягиваю момент драки, и не подавал признаков жизни. Замер, подобно скульптуре, и наблюдал за их реакцией. Штопанный нервно дернул губами в оскале, но Стюарт не шелохнулся. Даже когда тот сосредоточил на нем все свое внимание, продолжал прикидываться бездушной каменной глыбой. Штопанного это, очевидно, задело. Раздув ноздри, вампир оттолкнул руку рыжеволосого, сдерживающего его, и рванул на Стюарта. Не было времени думать и решать, как лучше поступить — я видела опасность, несущуюся на друга, как в замедленной съемке, с обезображенным от ярости лицом, и сделала то, что посчитала правильным. Резко вынула пистолет, забыв про осторожность, и выстрелила два раза подряд в голову Штопанному страшиле. Пули пролетели мимо лица Стюарта и вошли в висок вампира, словно раскаленный нож в масло. Брызги крови и иная, более омерзительная субстанция, брызгами усеяли лицо моего друга, но он даже глазом не моргнул. Позже я выслушаю лекцию о своей безрассудности, но не сейчас. Пока я следила за траекторией полета пуль и за тем, как голову вампира, вернее то, что от нее осталось, отбрасывает по инерции, Стюарт резко повернулся к рыжеволосому. Я лишь ощутила его приближение — кровь застыла в жилах, а под кожей будто все заледенело. Стюарт накинулся на него, не дав шанса напасть на меня. Я успела заметить боковым зрением протянутую к моему лицу бледную руку с длинными, изогнутыми и грязно-желтыми ногтями на тонких пальцах, как вдруг она исчезла. Очевидно, он так и не научился пользоваться кусачками и совершено не в курсе, что такое маникюрный салон. Интересно, вампир по старинке в темном лесу укрывался от солнечного света, в землянке?!

          Немыслимо быстрым кубарем покатились Стюарт и рыжеволосый по уложенной плиткой площади, оставив меня один на один с альбиносом, от которого бросало в дрожь. Зубы ныли от его мощи и ехидной улыбочки. Сжав кулаки, он еще мгновение таращился в мои глаза, а я, наставив на него пистолет, следила за движениями, грациозно-плавными — хищник в человеческой плоти играл с жертвой. Это была прелюдия перед убийственно быстрым рывком в мою сторону.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Katrina_Sdoun
    Категория: Мистика
    Читали: 54 (Посмотреть кто)

    Размещено: 24 мая 2016 | Просмотров: 100 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: lika (25 мая 2016 19:53)
    Перекатившись на живот, прыжком встала на ноги, поймала ее за край кофточки и с размаху швырнула о металлические прутья.

    Кааать, из чего эта кофточка???



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Katrina_Sdoun (25 мая 2016 20:12)
    lika,
    Из крапивы biggrin

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.