«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper Filosofix

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 16
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 157 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Отражение (Друг) Глава I

    Глава 1

    Впервые это произошло с ним, когда он брился.
    Наступил понедельник, и Олег, как всегда, поднялся по звонку будильника. Он знал, что будильник будет звонить еще два раза на всякий случай, и, игнорируя его сигналы, он прошел в ванную. Ему приснился яркий сон, и он будучи еще под впечатлением, задумчиво выдавливал зубную пасту на щетку. Ему часто снились сны. Разные, иногда красивые, иногда нелепые, иногда страшные. Но в этот раз сон был именно ярким. В этом сне не происходило практически ничего: он шел по дороге, вдоль которой росли деревья с начавшей золотится листвой. Небо было необычно голубым, лес казался изумрудным в солнечном свете. Но он шел вперед, не обращая внимания на окружавшую его природу. Вдалеке виднелся женский силуэт в черном, стройный и загадочный, и этот силуэт как-будто звал его и протягивал к нему руки. Олег шел к ней, и ему казалось, что он идет навстречу чему-то необычно новому, как-будто к новому миру. Но сколько бы он ни шел, силуэт не становился ближе. Как-будто он шел на месте, а вокруг него менялись декорации. Время от времени поднимался ветер и колыхал листву деревьев, трепал длинные волосы женщины, которая звала его впереди. Он не видел ее лица, но знал, что она небычайно красива. И ему непременно хотелось поскорее дойти до нее, чтобы заглянуть в глаза, прикоснуться к теплой ладони и сказать какие-то слова. Он как-будто знал, что ей скажет, несмотря на то, что в голове не вертелось ни одной фразы, ни одного слова.
    Но силуэт не становился ближе. Ему казалось, что он может пройти целую вечность, лишь бы добраться до нее. Но неожиданно чья-то рука схватила его за плечо.
    «Стой! Не ходи туда!»
    Он не обернулся, но он знал, кто это. Поэтому он подернул плечом и продолжил свой путь к загадочной прекрасной незнакомке.
    «Стой! Ты погибнешь! Погибнешь!!!», - голос сорвался на крик.
    Он снова подернул плечом и ускорил шаг. И тут дорога под ним начала расползаться, но он как-будто не замечал этого. Ветер усилился, сдувая листву с деревьев, которая теперь летела ему в лицо, но он продолжал идти.
    Голос позади него продолжал кричать, но сквозь шум ветра уже невозможно было разобрать слов. Небо заволокло тучами, оно стало тревожным и темным. Грянул гром, хлынул ливень, и дорога перед ним опрокинулась в бездну. Но он не остановился, и последнее, что он увидел, перед тем как проснуться, было искаженное болью лицо прекрасной незнакомки, которая звала его и протягивала к нему руки.
    Итак, умываясь перед зеркалом, он думал о своей бывшей жене, которая иногда снилась ему. В этом сне она как-будто хотела уберечь его от чего-то или предупредить, или... Он терялся в догадках. Не то, чтобы он верил в сны, а тем более в вещие, но непонятная тревога поднималась в нем, когда он вспоминал ее образ. И эти слова «Не ходи туда, погибнешь»... Вспоминая свои институтские знания о психоанализе, он пытался как-то по-своему истолковать его, и какие-то глупые банальности лезли ему в голову. От чего он должен погибнуть? Кто эта незнакомая женщина во сне?
    Но тут прозвенел третий звонок будильника, и он заставил себя очнуться, вспомнив, что сегодня понедельник и начало новой рабочей недели. Он выхватил бритву из стаканчика, который стоял перед зеркалом и потянулся за пеной для бритья, мельком глянув в зеркало. И замер, держа бритву у правой щеки.
    Отражения не было. То есть не то, чтобы он не увидел там того, что он ожидал увидеть, но он не увидел ничего вообще. В смысле себя. Зеркало отражало противоположную стену ванной комнаты, полотенца, висящие на ней, но его зеркало не отражало. Он помотал головой, развернулся на 90 градусов, потер глаза. Затем рванул кран с холодной водой, зачерпнул ладонями воду и начал брызгать себе на лицо. На это ушло минута, и он снова решился посмотреть в зеркало. Вообще, он не на шутку испугался. Галлюцинации? У него галлюцинации? Он крепко зажмурился и снова открыл глаза. Отражение было на месте.
    Что это было? Минуту он стоял, глядя на себя в зеркало, не понимая что происходит. Неужели у него и правда галлюцинации? Все еще пребывая в шоке, он снова взял бритву, пенку для бритья и начал бриться, глядя на себя в зеркало с широко открытыми глазами, как-будто боясь, что оно снова исчезнет. Но больше ничего не происходило, и он, закончив бриться и умываться, наконец-то вышел из ванной и выключил свет.
    Затем прошел на кухню, включил радио и начал заваривать кофе, подпевая в такт какой-то песенки. Он не любил серьезные новости по утрам. Утром, как он сам рассуждал, мозг только просыпается и не работает в полную силу. Поэтому восприятие может поверхностным и сбивчивым. Он может пропустить что-то важное из информации, которую он слышит, поэтому, готовя себе завтрак, он предпочитал не получать серьезную информацию вообще. Обычно, за чашкой кофе, он залезал в социальную сеть и просматривал картинки, ролики, почитывал какие-нибудь интересные истории. Но сейчас ни радио, ни социальная сеть не смогли его отвлечь. Из головы никак не выходила пропажа его отражения в зеркале. Он где-то слышал, что симптомы шизофрении начинаются внезапно и помаленьку.
    «Уж не шизофрения ли это?» - раздумывал он, автоматически листая ленту новостей. Но, наконец, здоровая природа взяла верх над опасениями.
    «В конце концов, это могла быть просто оптическая иллюзия. Напряжение упало, от этого изменилось освещение, и я не увидел в зеркале себя. А противоположная стена в ванной — тоже оптическая иллюзия. Свет сфокусировался на ней, а отражение размыло».
    «Какая к черту оптическая иллюзия, - продолжал он сам себя опровергать по дороге на работу, - Как может размыть отражение в зеркале?» - терзал он себя, спускаясь по лестнице в метро, привычно лавируя между людьми в разноцветной толпе.
    «Ну, значит это была разовая галлюцинация, - этой мыслью он себя наконец-то успокоил, - вроде чувствую себя нормально, никаких странностей за собой не замечал, да и в роду тоже психически больных не было».
    Но тревожное чувство его не покидало. Метро сглотнуло его в свою утробу и сделало частью безликой разноцветной толпы. Он шел, поглядывая на девушек в шубках, на парней своего возраста и гаджеты в их руках, и уже практически не думал о том, что случилось с ним утром. И вдруг его поразило, как от удара током. В вагоне, напротив него сидела женщина. Ее лицо как две капли воды было похоже на лицо женщины, которое он видел во сне. Она сидела, прижав к себе большую серую сумку. Сразу было видно, что она очень напряжена. Ее красивое лицо с резко очерченными скулами, было искажено гримасой боли, глаза смотрели вглубь себя. Из-под полы черного пальто выбивался край зеленого платья, но она этого не замечала.
    Он ошарашенно смотрел на нее, и на него как-будто повеяло тем самым ветром из сна. Стук вагона превратился в грозовые раскаты, и вот уже желтый опавший лист прикоснулся к его щеке.
    Но вот поезд начал тормозить, и женский голос объявил его остановку. Он вскочил и начал пробиваться сквозь толпу к выходу, чтобы убежать от этого наваждения. И тут кто-то схватил его за плечо. Его обдало ледяной волной ужаса, и он резко развернулся, ожидая увидеть лицо женщины или даже лицо своей бывшей жены. Но это была всего-лишь какая-то девушка,
    «Вы зацепили молнию моей сумки», - сказала она быстро.
    «Простите», - ответил он, и, отцепив молнию, вылетел из вагона. Он еле успел протиснуться в двери, и, уже на перроне, оглянулся на отъезжающий поезд. Женщины он там уже не увидел.
    «Нервы ни к черту», - твердил он себе, выходя из метро, двигаясь по направлению к большому серому зданию, где располагался его офис. Он подумал о том, что давно уже не отдыхал по-настоящему.
    «Надо набрать народ и устроить вечеринку, а то от работы и однообразия совсем скоро крыша поедет», - нашел он способ избавиться от мучивших его мыслей. Но чувство одиночества снова давало о себе знать.
    После развода с женой, которая ушла от него пять месяцев назад, он переехал в свою старую квартиру, которая досталась ему от бабки. «Моя холостяцкая берлога», - так он в шутку обзывал свое жилище, приводя туда друзей или очередную пассию. С тех пор, как он стал жить один, в первое время он часто приглашал к себе гостей, так как вечера в пустой квартире казались ему невыносимыми. Приходя с работы один, он разогревал себе ужин в микроволновке, потом включал телевизор, по которому редко показывали что-нибудь интересное, или просто убивал время за компьютерными играми. В такие вечера он рано ложился спать, но лежа в кровати, он таращился в потолок с открытыми глазами или ворочался с боку на бок, тщетно призывая Морфея. В голове крутились беспокойные мысли, он, склонный к самоанализу, думал о своей бывшей жене, о том, почему распался их брак.
    «Ты трус», -сказала она ему.
    Она была художницей, натурой страстной и одаренной. Когда они только познакомились, она только начинала рисовать под заказ, и тогда их разные характеры и образ жизни не мешали им наслаждать счастьем. Это потом, когда начались тусовки, появились новые знакомые, она стала стесняться своего скучного мужа с неинтересной профессией. Он был всего лишь руководителем отдела продаж, и даже его хорошая зарплата, которая была для нее отличным подспорьем в начале ее карьеры, не могла компенсировать ее стремления к более интересной жизни. У нее завязался роман с каким-то молодым человеком неопределенной профессии, и она все реже стала бывать дома. Тогда-то он и пристрастился к компьютерным играм, буквально став их фанатом. Когда она возвращалась глубокой ночью домой, он все еще сидел за компьютером, погруженный в другую реальность.
    А она все время как-будто ждала от него чего-то. Ее голубые глаза смотрели на него, и в них читался немой вопрос. Он не понимал, чего она хочет от него. До появления другого мужчины в ее жизни, ему казалось, что у них в жизни все нормально. Все ее истерики, которые она ему устраивала, он списывал на отсутствие детей, отсутствие полноценной семьи. Но вместо ребенка у нее появился любовник.
    «Я не могу так жить, я не могу так жить..., - кричала она ему вся в слезах, - Ты тупой, ты глухой, ты не хочешь меня понять! И даже не пытаешься», - эти слова он слушал миллион раз. «Ты можешь хоть что-нибудь сделать?» - этот вопрос всегда ставил его в тупик.
    Всю жизнь он что-нибудь делал. Никогда не бездельничал. После школы поступил в институт, на втором курсе начал подрабатывать, потом уже устроился продавцом на полную ставку и сделал неплохую карьеру. Ему нравилось жить с Леной, и он не видел препятствий для дальнейшего развития их маленькой семьи.
    «Трус» - она швырнула ему это слово в лицо, как до этого швырялась в него подушками. Ими была усыпана вся их небольшая кровать, на которой они провели столько счастливых ночей, особенно в начале их отношений. Лена любила мастерить эти подушки, и, пока у нее не было работы, она нашила их штук 17. Теперь она швыряла эти подушки ему в голову, когда у него уже не оставалось сил для аргументов и уговоров, и он тупо сидел за компьютером, кликая мышкой.
    В этот вечер она от него ушла. Достала с полки оранжевый чемодан на колесиках, смахнула все вещи из шкафа, потом долго гремела косметикой в ванной и, наконец, он услышал, как она застегивает молнию на куртке. Потом она хлопнула дверью. И с этих пор он остался один.
    «Трус», - он мысленно повторял это слово, мучимый бессонницей, - Чего она ждала от меня? Может быть мне стоило...», - на этом мысль останавливалась, и он продолжал жить своей прежней жизнью, только уже без нее. Без женщины, на которой три года была сосредоточена его жизнь.
    Рабочий день начался как обычно. Он поздоровался с коллегами и прошел к своему рабочему месту. Но в последнее время он начал испытывать неудовлетворение рабочим процессом. Если раньше работа не вызывала у него таких чувств, то теперь телефонные звонки, отчеты, разрулирование сложных ситуаций вызывало в нем глухую тоску. Иногда он увлекался рабочим процессом, иногда делал все на автомате, но все чаще у него возникал вопрос: «А что именно я делаю? Для чего все это?»
    И в голову опять лезли мысли, которые плохо влияли на его производительность труда. Он все чаще отвлекался на социальные сети, на разговоры с коллегами, и один раз упустил выгодную сделку, потому что забыл вовремя сделать важный звонок. Он все делал нехотя, как бы через силу.
    Жизнь без Лены как-будто потеряла смысл. Но когда он спрашивал, любил ли он ее, он не мог ответить на этот вопрос. Привязан? Да. Влюблен? Да. Но была ли здесь любовь, которая приходит с годами совместной жизни? Он не знал ответа. На ее месте могла быть какая-нибудь другая девушка, и он часто думал: «Что было бы, если бы я не сделал ей предложение тем июльским вечером?». Ему просто хотелось, чтобы она была рядом каждый день Могла бы быть на ее месте другая? Он не знал ответа на этот вопрос тогда, не знал ответа на этот вопрос и сейчас.
    “Олег. Оле-е-г!», - кто-то негромко позвал его, в то время как он был погружен в свои мысли.
    Это была Вера, сотрудница бухгалтерии.
    «Симпатичная, только очень запаренная», - говорили про нее коллеги в курилке.
    Про Веру толком никто ничего не знал. Ее взяли на работу два месяца назад и сразу завалили работой, так что времени на общение с коллегами у нее не было.
    Когда она приходила на работу, она сразу закрывала дверь в кабинет и выходила оттуда только во время обеда и в конце рабочего дня. Она никем не интересовалась, впрочем никто из-за этого не переживал. Симпатичных девчонок в офисе хватало.
    В этот раз она подошла к нему с какими-то документами, и долго что-то объясняла на непонятном для простых смертных языке. Он отметил про себя, что у нее красивые волосы, мелодичный голос и в целом, она вызывала у него симпатию.
    И вот неожиданно для себя, он сказал:
    «Вера, а Вы не хотите сходить куда-нибудь сегодня вечером?»
    Она не ожидала такого поворота событий и даже открыла рот от удивления. Ее брови поползли вверх, глаза изумленно распахнулись.
    Пауза продолжалась минуту. Затем она так же неожиданно улыбнулась и сказала:
    «А почему бы и нет?»
    Олег почему-то не ожидая такого ответа, неуверенно произнес:
    «Сегодня вечером?»
    «После работы?»
    «Да, давайте.»
    «Отлично, встретимся вечером», - с этими словами она развернулась и ушла обратно в свой кабинет под оживленный шепот коллег.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: coritsa
    Категория: Мистика
    Читали: 61 (Посмотреть кто)

    Размещено: 4 декабря 2016 | Просмотров: 111 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.