«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper mik58

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 8
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     ntapok (21-го, 24 года)
  •     tanyeri (21-го, 30 лет)
  •     Van Deren (21-го, 18 лет)
  •     Викусик (21-го, 19 лет)
  •     Джиа Брукс (21-го, 22 года)
  •     я пробовал тоже (21-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 239 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Вечность

    Картина

    Я никогда не был любителем искусства и на выставку, посвящённую искусству Индонезии, я пришёл только из-за того, что человек, который должен был её освещать, заболел, а другие были заняты. Я согласился, хотя не был знатоком искусства, но то, что я увидел на выставке, перевернуло всю мою жизнь. Меня зовут Макс Макдугл, я журналист, работаю в газете «Новости Йоркшира», и честно признаюсь, что не часто зарубежные выставки проводят в нашем городе.
    Что меня лично удивило, так это то, что на выставке не было ни одного индонезийца, я уже представил себе заголовок газеты «На выставке, посвящённой искусству Индонезии, не было ни одного индонезийца». У входа на выставку меня встретил куратор–единственный индонезиец здесь.

    -А где остальные? Обычно хозяев выставки больше, чем туристов, — спросил я.

    Куратор только покачал головой и позже ответил: — «Суеверный народ, мои соотечественники». После чего куратор повёл меня для знакомства с экспонатами, я хотел пошутить по поводу суеверия к выставкам, но куратор сам пошёл мне на встречу и рассказал мне, почему его соотечественники не пришли на выставку.

    -Я привёз из одного из городов моей родины картину. Лично я считаю, что все эти суеверия по поводу этой картины– всего лишь бред, но эти люди, даже приняв ислам, остались суеверными.

    -Что за картина? — спросил я.
    -Эта, — куратор остановился возле большого панно, где была изображена девушка верхом на коне, и именно эта картина перевернула всю мою жизнь.

    Это была молодая индонезийка с длинными волосами, в белом платье и с мраморным лицом, она не была всадницей, и, судя по её виду, она пыталась спастись верхом на лошади, на белом платье едва проступали пятна крови, длинные волосы закрывали почти всё лицо. Я словно перенёсся в то время, когда была написана эта картина, я видел деревню, объятую огнём, судя по всему, была ночь, и девушка просто, сев на лошадь, спасалась, но откуда кровь?

    -Завораживает? — мпросил куратор
    -Кто она? — спросил я.
    -Самому бы знать, мне её передал в дар директор музея города Понтианак, — сказал куратор.
    -В дар? — это меня удивило, чтобы музей так легко отдал картину. Так же куратор сказал, что директор музея принёс картину из хранилища.
    -Суеверие, — буркнул куратор себе под нос.
    С этого самого момента эта картина полностью заинтересовала меня, даже сам куратор не знал о происхождении этой картины, однако он упомянул деревню, которая была изображена на панно, — «Блосы».

    -Вы оттуда? — спросил я.
    -Нет, эта деревня погорела в конце 19-го века, никто не выжил, — сказал куратор.
    Я вернулся в редакцию со статьёй о выставке, так же рассказал про местный феномен и про картину с всадницей, моих коллег тоже заинтриговала эта картина, однако мы, англичане, в приметы не верим.
    Дома меня ждала жена, она, в отличие от меня, любила ходить на выставки, и когда я рассказал ей про картину, она только хихикнула.

    -А я думала, что там все мусульмане, — сказала она.
    -Наследственная память, верить в проклятия и подобные вещи, — сказал я.
    Всю ночь я думал об этой девушке на коне, я снова представил себе эту деревню и ещё больше загорелся желанием узнать о загадочной всаднице; она явилась ко мне во сне, с полностью отрешённым взглядом, и исчезала в напольном зеркале. Утром я вновь решил посетить выставку, куратора не было, но мне это не мешало, я решил присмотреться к деталям картины, может это не пожар, а война, а девушка — заложница на этой войне.

    -Я вижу, вас заинтересовала эта картина? — раздался голос за спиной. Я обернулся и увидел пожилого человека, скорее всего он работал уборщиком в музее.
    -Даже после смерти она не оставила своего коня, — продолжил уборщик. На минуту я опять перевёл взгляд на картину, но когда я собрался спросить уборщика про картину или элементы, изображенные на ней, он исчез, словно его и не было.
    Я решил во что бы то не стало узнать об этой загадочной девушке на коне и утром в первую очередь отправился к главному редактору, попросить взять отпуск на неделю. Сказал, что хочу слетать в Индонезию, так как меня заинтересовала их культура.

    -Я полагаю, это из-за картины? В таком случае, я дам вам отпуск, если вы возьмёте интервью у местных искусствоведов об этой картине и об изображенной на ней девушке, — сказал редактор. Я согласился.

    Вечность

    Полёт занял три дня, и, честно сказать, он был не очень приятный, самолёт постоянно трясло, и это заставило меня подумать о том, зачем я вообще согласился на это дело. Я оставил свою жену и свою страну ради какой-то мифической девушки, поэтому, когда самолёт приземлился в аэропорту Джакарты, я первым делом связался со своей женой и сказал ей, что я её люблю. Куратор дал мне первые наводки, нужно поехать в Понтианак– город, который находится на острове Калимантан. Именно оттуда была вывезена картина. Ехать туда сейчас было сложно, так как из-за постоянных морских бурь, единственный порт Джакарты, ведущий к этому острову, был закрыт. Я не хотел торопить событие, решил взять номер в местном отеле и заодно познакомиться с местными жителями. Куратор был прав, хоть индонезийцы исповедуют ислам, образ жизни тут совсем не изменился, некоторые люди до сих пор верят в то, во что раньше верили их предки, к Алаху они обращаются только когда у них совсем не осталось надежды или когда надо кого-то похоронить.
    На моё счастье я встретил единственного не суеверного человека, это был Мулла из главной мечети Джакарты. Мы разговорились, и я рассказал ему, что собираюсь ехать в Понтианак и поговорить с директором местного музея.

    -Вы интересуетесь искусством? — спросил Мулла.
    -С недавних пор, — я поведал историю моего приезда сюда.
    -Печальная история, эта страна тонет в собственных грехах, — вздохнул Мулла.
    -Вы о чём? — просил я.
    -Вы думаете, что это суеверие отпугивает их портрета несчастной? Вовсе нет, их собственные прегрешения заклеивают им уста и туманят их разум, — сказал Мулла. Тут Мулла поведал мне историю деревни Блоссы, он рассказал историю своих предков, его предки были имамами которые прибыли в Индонезию, чтобы проповедовать ислам, жители неохотно расставались со своими старыми богами, но, тем не менее, они приняли эту религию, и вот его прадед сохранил в своих записях историю деревни Блоссы, деревню словно обошли сами боги. Народ там был не самый лучший, постоянные между усобицы, неприязнь к остальным индонезийцам и под конец гражданская война, которая привела к тому, что в древне начали от неизвестных причин умирать люди.

    -И они считают что девушка с картины виновна во всём этом? — спросил я.
    -Она пришла в деревню в самый тяжёлый для неё момент и покорила всех своей добротой, она ухаживала за больными и работала в конюшне, казалось, что все беды прошли, но после появления девушки, не все были рады ей, я уже говорил, что люди там не от мира всего.
    -То есть виной всему послужила зависть? — спросил я. Мулла кивнул, он так же согласился переправить меня в Понтианак, когда стихнет буря.
    -Вы сами всё увидите, я рассказал вам, то, что я узнал о деревне, я сам хотел узнать побольше об этой девушке и освятить деревню, чтобы злоба людей, которые жили там, рассеялась, и чтобы новые люди пришли и заняли это место.
    Мы договорились встретиться в порту, после того, как буря утихнет, а пока я решил поговорить с местными жителями, но как только они услышали про деревню Блоссы, то реакция была у всех разная: старики плакали, взрослые люди предпочли молчать, а дети дрожали в страхе. Тот Мулла был прав, грехи прошлого поработили всех жителей Индонезии.
    Буря прошла, и я в компании Нижара Муххамада, так звали Муллу, отправился в Понтианак, я поинтересовался, как он собирается провести обряд изгнание бесов из деревни.
    -Я всего лишь прочту пару аятов из Корана, что бы успокоить неупокойные души, надеюсь, это поможет, — сказал Мулла.
    Это на самом деле путешествие в вечность, город и сам остров как будто застряли в прошлом, даже само название города повествует о том, что люди тут древнее, чем сама Индонезия, ведь его назвали в честь одного фольклорного персонажа — призрака женщины, умершей при родах, по их поверию, прогнавшего первого султана с острова. Я отметил, что если бы султан тут остался, ничего бы не изменилось.

    -Может быть и изменилось бы, — сказал Мулла.– Индонезия начиналась отсюда, а после столица переместилась в Джакарту.
    На наше удивление музей был закрыт. Поэтому нам пришлось взять пару лошадей и отправиться в Блоссы, чтобы узнать всю историю этой деревни. Добираться до деревни оказалось куда сложнее, чем до Калимантана, мало того, что она находилась в горах, да и к тому же растительность тут была такая, что вполне могла бы разрушить последние остатки человеческой культуры в этих местах. К счастью, мой собеседник и проводник знал кратчайший путь туда, он предложил проехать сквозь пригород, который раньше был на этом месте.

    -Пригород тоже пострадал после войны? — спросил я у Муллы.
    -Нет, но пожар, который прошёл по деревне Блоссы, перекинулся и на пригород, как уверял мой прадед, это была кара божья, — вздохнул Мулла.
    Я так и думал, что был пожар, который был на картине. Мы прибыли в пригород, который почему-то носил название Верхние Блоссы, хоть это и пригород, но архитектура его вполне могла соперничать с городской. Остатки кирпичных зданий указывали на то, что тут когда-то была бурная жизнь. Я зашёл в разрушенный госпиталь и решил изучить старые медицинские карты, мой спутник только тяжело вздохнул:
    -Много душ унесла эта странная смерть, до сих пор я с содроганием вспоминаю это, — сказал он.

    -Строения тут из нынешнего века, — сказал я ему.
    -В середине 20-го века тут был небольшой госпиталь, поэтому тут всё из бетона, но люди тут не прижились, и бежали, даже технику оставив тут.
    Когда мы наконец миновали пригород, то произошло то, о чём я сам затрудняюсь сказать, мы оказались в разных мирах, притом только я. Когда мои ноги ступили на земли Блоссов, я остался один, мой спутник пропал с поля зрения. Да, это была та самая деревня из картины, но пожара я не увидел, только туман, который покрывал землю. Я ходил от домика к домику, как ни странно, они остались целы спустя столько лет, сгорели всего пару домов и местная конюшня, как только я подошёл к конюшне, поднялся сильный ветер, а затем из тумана показался силуэт девушки на коне.

    -Это она! — воскликнул я. Но это только её призрак и призрак коня, который носился по кругу, словно не мог выбраться. Тут я почувствовал запах дыма, и всё вокруг вспыхнуло огнём пожара, но не пожар меня беспокоил, а та девушка на коне, её лицо изменилось, она словно была в отчаянии. Неужели они подожгли деревню, чтобы не дать выбраться несчастной из неё? Затем всё исчезло, и снова появился туман, мне во что бы то не стало надо было узнать правду о том, что случилось тут, я заглянул в ближайшие два дома, на счастье они не были заколоченные, один из них был пуст, но второй выглядел так, как будто там жили люди, на окне остались непотрёпанные бамбуковые шторы, в шкафу осталась одежда, судя по всему, тут и жила эта девушка, если бы я был экстрасенсом, то смог бы увидеть её прошлое.
    Выйдя из дома, я решил осмотреть окрестности деревни, нашёл своего спутника на старом кладбище, он ходил от одной могилы к другой, читая молитвы. Когда я окликнул его, он улыбнулся и подошёл ко мне.

    -Я думал, что вы испугались, — сказал он.
    -Я заблудился и увидел такое, они подожгли свои дома, что бы не дать ей выбраться, — сказал я Мулле.
    -Да, я тоже видел, но не в деревне, а когда подошёл к кладбищу, она была так молода, так юна и хотела им помочь, но зависть заставила их забыть свои тяжбы и объединиться против неё, сначала её пытали, но она была так сильна душой, что смогла раненной сесть на лошадь и бежать. Они подожгли деревню, чтобы не дать ей выбраться из неё, но бог видит всё, они сами погорели от своих грехов. Миа — прости меня, — сказал мула.
    -Вы знали её? — просил я.
    -Она одна из членов моей семьи, моя прабабушка, — Муллла заплакал, оказывается, он сам хотел посетить это место, чтобы попрощаться со своей прабабушкой.
    -Пусть Аллах простит тех, кто это сделал, я не в силах, — сказал Мулла, вставая с колен.
    Мы заночевали в Верхних Блоссах, в том самом госпитале, и хоть мой спутник спал, как убитый, я ещё долго буду помнить встречу с Мией на коне и поведаю об этом в своей статье, а так же расскажу про грех, который навис над всеми индонезийцами.
    Это конец моего путешествия.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: KittyGood
    Категория: Мистика
    Читали: 37 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 июня 2017 | Просмотров: 55 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.