«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Alex

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 14
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     acetera (11-го, 30 лет)
  •     alisa88 (11-го, 30 лет)
  •     Khan (11-го, 41 год)
  •     Selena Gugo (11-го, 41 год)
  •     Леля (11-го, 30 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1963 Кигель
    Организационные вопросы Доска объявлений 9 NikiTA
    Флудилка Курилка 1962 NikiTA
    Дискуссии ПЕСНЯ ГОДА 1990! 2 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1678 Герман Бор
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 138 Моллинезия
    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 240 Моллинезия
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Проклятие волка-оборотня Часть 2

    Будильник зазвонил как обычно, в 6.30. Было утро понедельника, начало рабочей недели. Антон нащупал на тумбочке телефон и прикоснулся к экрану. Мелодия умолкла. Они в Васькой заснули только три часа назад. Вообще, ее полное имя было Василиса, и она просила называть ее Лисой, делая ударение на первом слоге. Но ему это было настолько непривычно, что он называл ее Васькой. «Как дворового кота», - с обидой говорила она. Тогда он стал ее называть ее полным именем, но это было громоздко и неудобно. Поэтому он продолжал называть ее Васькой, а она всегда поправляла его, как нерадивого ученика. В этом терпения ей было не занимать.
    - Пора вставать, - тихо проговорил он, теребя девушку, которая спала сладким сном.
    - М-м-м… - она приоткрыла глаза и перекинулась на спину, положила тонкую руку на лоб, отводя с лица волосы. Антон улыбался.
    Будильник зазвонил еще раз. За окном занимался рассвет, и день обещал быть солнечным.
    - Чертова работа. – громко сказала Васька в потолок. – Опять восемь часов в офисе сидеть.
    - А чем бы ты хотела заняться вместо работы? – Антон уже встал и собирал разбросанную по полу одежду.
    - Я хотела бы оказаться на море. На необитаемом острове, - также глядя в потолок, говорила Васька, - где нет людей, будильников и метро.
    - Где есть только ты и я, - продолжил за нее Антон, присев на кровать рядом с девушкой и пытаясь поймать ее руку.
    - Ну да, - как-то быстро проговорила она и встала.
    И Антон в который раз поразился тому, насколько совершенные творения может создавать природа. Василиса была не просто красива, она была божественна. Тонкая талия, стройные бедра, точеные плечи. Ее рыжие волосы спускались до пояса и чуть завивались на концах, блестя на солнце. Антон с восхищением смотрел на нее, и она зажмурилась от удовольствия, польщенная его вниманием. Она любила, когда на нее смотрели, любила, когда ей восхищались. Она впитывала в себя внимание людей, а в особенности мужчин, которые даже на улице оборачивались ей вслед, провожая ее долгими взглядами. Вспыхнувшая в первый день их знакомства страсть была еще совсем юной, необузданной, и они как безумные наслаждались друг другом, забыв о времени.
    - Сделаешь кофе? – спросила Василиса, по-хозяйски открывая стенной шкаф и изучая его рубашки. Она достала одну, идеально выглаженную, и накинула ее на плечи.
    Антон с трудом оторвал взгляд от девушки и направился на кухню. Заварив кофе, он думал только о том, как бы пораньше сбежать с работы и заманить Ваську снова к себе вечером. Он любил оригинально ухаживать и старался никогда не повторяться. Вино и цветы казались ему банальными, поэтому в обеденный перерыв он бегал по сувенирным и антикварным лавкам в надежде отыскать для девушки особое украшение или необычную безделушку. В юности он писал стихи, и, перерыв свои старые дневники, он отыскал несколько подходящих на его взгляд четверостиший, которые он писал ей в смс, когда она была на работе.
    Раздался звук льющейся воды, и Антон с трудом подавил в себе желание забыть о работе и пойти к ней в душ прямо сейчас. В общем, он был по уши влюблен, и ему хотелось верить, что Васька испытывает те же чувства.
    Уже после завтрака, когда он заканчивал последние приготовления к рабочему дню, он сидел в комнате и пролистывал на телефоне журнал звонков. Теперь он отключал его по вечерам, потому что кроме Василисы никто ему не был нужен. Звонок от друга, три пропущенных от Алены. Антон вздохнул и провел рукой по лицу. Об Алене ему думать совсем не хотелось.
    «Ладно, разберусь», - подумал он, положил телефон в карман, подошел к окну и долго смотрел на улицу.
    Вдруг он услышал Васькин крик. Он метнулся на кухню и столкнулся с девушкой в дверях. Она было испугана и тяжело дышала.
    - Что случилось? – Антон тоже испугался.
    - Крыса! У тебя там крыса! – она забежала в комнату и села на диван, поджав под себя ноги.
    - Откуда здесь крыса? Восьмой этаж…
    - Я видела, как она забежала за холодильник!
    Антон зашел на кухню. Из приоткрытого окна дул легкий ветерок. Занавеска колыхалась. Он заглянул в щель между стеной и холодильником, но ничего не обнаружил.
    - Милая, там нет никакой крысы.
    - Она за холодильником! – прокричала Васька из комнаты.
    «Самое время двигать холодильники», - проворчал Антон про себя, но все-таки ухватившись обеими руками за его стенки, начал медленно выдвигать холодильник В образовавшейся щели ничего не было.
    - Иди посмотри, здесь пусто, - крикнул он.
    - Значит она забежала за шкаф!
    Антон задвинул холодильник на место и вернулся в комнату.
    - Ладно, вечером посмотрим, - сказал он.
    - Сам смотри. Ноги моей здесь не будет, пока ты ее не поймаешь, - резко бросила Василиса, вскочила с дивана и, выйдя в коридор, начала обуваться.
    - Подожди, я тоже выхожу… - но она уже хлопнула дверью.
    - А поцеловать? – растерянно сказал Антон вслед закрывшейся двери.
    ***
    В течении дня он так и не смог дозвониться до Василисы. Только ближе к вечеру он получил от нее сообщение «Сегодня занята. Лови крысу.». Возвращаясь в одиночестве домой, он купил по дороге продуктов и решил пораньше лечь спать, чтобы наконец-то выспаться.
    В квартире было тихо. Без Васьки в доме было пусто и неуютно. Брошенная на диван рубашка сиротлива белела в полумраке комнаты.
    - Ну что ж, сегодня я один, - сказал сам себе Антон, прошел на кухню и начал выгружать из пакетов продукты.
    Неожиданно он услышал шорох.
    - Что такое? – он обернулся. Шуршало за холодильником.
    - Неужели и вправду крыса? – Антон заглянул за холодильник.
    «Придется опять выдвигать», - чертыхнулся он, и на всякий случай плотно закрыв дверь, начал медленно выдвигать холодильник. Раздался негромкий топот, и какая-то тень метнулась прочь от света.
    - Там действительно крыса! – воскликнул Антон.
    Он схватил контейнер из-под картошки, стоявший в углу, и швабру, и попытался достать животное. Было темно, и он не видел крысы, но слышал, как она мечется, пытаясь убежать. Наконец, она нашла щель и выбежала из-под холодильника. Крыса метнулась за шкафчик с посудой и засела там. Забаррикадировав щель между стеной и холодильником табуреткой, он принялся двигать шкафчик.
    - Ну теперь ты от меня никуда не денешься, - морщась от натуги, сказал он.
    Крыса метнулась от шкафчика к двери, и тогда Антон накрыл ее контейнером.
    - Попалась! – воскликнул он.
    Придавив прозрачный пластик табуреткой, он решил рассмотреть свою жертву. Подошел ближе и …
    Это была не крыса! Это было существо. Величиной с кошку, оно стояло на двух ногах и даже было одето в какую-то одежду. Это был маленький человечек с длинной бородой, большим носом и маленькими черными глазами, которые загадочно таращились на Антона из-под пластика. Молодой человек так же таращился на него. И тут рот человечка расплылся в улыбке, его губы зашевелились. Антон услышал, как он сказал басом: «Привет» и помахал рукой. Не будучи в состоянии совладать с шоком, Антон потерял сознание и рухнул на пол.
    ***
    Он медленно приходил в себя. Голова болела. Поднявшись, он сел на холодном полу и с трудом различил, как пойманный им человечек сидит на перевернутом контейнере, скрестив ноги.
    - Очнулся? – спросил он басом.
    Антон помотал головой, отчего она разболелась еще больше.
    - Ты кто?
    - Я? – также спросил человечек. – Я Хранитель Рода. Но ты можешь называть меня просто Дед.
    Антон со стоном попытался встать, держась за голову.
    - Ты посиди. А лучше полежи. Голова-то и пройдет.
    Антон пощупал затылок. Там образовывалась шишка.
    - Наверное, мне действительно лучше поспать. А то мерещится всякое, - вслух сказал он и поднялся на ноги. С опаской обогнув контейнер с человечком, он прошел в комнату и рухнул на кровать. Он погрузился в глубокий сон, как только его голова коснулась подушки.
    ***
    Будильник зазвонил как обычно, в 6.30. Антон нехотя открыл глаза. В зашторенные окна пробивался рассвет.
    - С Днем Рождения, - сказал кто-то басом.
    Антон повернул голову и увидел вчерашнего человечка, который сидел на тумбочке.
    - Что такое? – тихо спросил Антон.
    - С этого дня прошу тебя ничему не удивляться. Да, ты меня правда меня видишь. У тебя нет галлюцинаций. Это не следствие удара головой. Просто пришло время.
    - К-какое время? – Антон даже стал слегка заикаться.
    - Время исполнения проклятия, наложенного на твой род.
    Антон в нерешительности протянул руку и попытался дотронуться до человечка. Тот отпрянул.
    - А вот этого я не люблю. Почему вы все тянете сразу ко мне свои руки? Я самый обычный дух, который будет сопровождать тебя, когда ты будешь обращаться.
    - Обращаться во что? – Антон сел на кровать и все в таком же замешательстве смотрел на человечка.
    - Ох, ну это долгая история. Ты так сразу все не пояснишь. Советую тебе встать, умыться, выпить кофе, а там и поговорим. И не звони никуда. А то знаю я вашего брата: после встречи с мной вы либо бежите добровольно сдаваться в психушку, либо вызываете стражей порядка. Твой отец, например, кричал, что на него напал цирковой карлик. Еле угомонил его.
    - Мой отец? Он же…
    - Погиб, я знаю. Но я был с ним знаком. Давай, вставай.
    Антон, не спуская глаз с человечка, медленно поднялся и прошел в ванную. Он долго стоял под душем, пытаясь смыть с себя наваждение, все еще надеясь на то, что это ему мерещится. Но, когда он вышел из ванной, человечек не исчез. Он по-хозяйски сидел на столе, скрестив ноги, и ждал Антона.
    Косясь на него, Антон стал заваривать кофе. Наконец, он сел за стол и, обхватив руками кружку, вопросительно посмотрел на человечка.
    - Ну и кто ты?
    - Я тебе уже говорил, я – Хранитель рода.
    - Какого рода?
    - Вашего.
    - Ты человек?
    - Нет, я дух.
    - Привидение что ли?
    - Какое привидение? Дух…
    - Я во всю эту чушь не верю. Я скептик. Поэтому не надо морочить мне голову.
    - Ну а что ты скажешь на это, скептик?
    Человечек махнул рукой и электрический чайник включился сам по себе.
    Антон с показным безразличием смотрел на него.
    - И даже не думай… - человечек предупреждающе поднял указательный палец вверх.
    - Не думать о чем?
    - О том, чтобы поймать меня. У тебя это все равно не получиться.
    Антон какое-то время сидел молча, потом неожиданно вскочил и бросился на карлика. Руки схватили пустоту.
    - Говорю тебе, даже не думай. – раздался голос сверху. – А то я рассержусь.
    Человечек парил в воздухе. Антон встал на табуретку и провел рукой над его головой.
    - Ты на чем подвешен?
    - Не на чем. Я левитирую.
    Антон снова попытался схватить человечка.
    - Хватит! – неожиданно громким и страшным голосом крикнул тот.
    Антон не угомонился. Он продолжал пытаться схватить человечка, но руки проходили сквозь его туловище. Он был нематериален.
    - Ты же топал вчера… Я тебя поймал.
    Неожиданно лицо человечка нахмурилась и в квартире потемнело.
    - Если ты не угомонишься, я покажу тебе, на что я способен, - в его голосе звучала угроза.
    - Ну давай, покажи на что ты способен! – крикнул Антон.
    - Ну хорошо, ты сам захотел.
    Окно с треском распахнулось, задул сильный ветер. В кухне стало темно. Сам человечек начал увеличиваться в размерах, и вот уже вместо дружелюбного гнома в воздухе парил седовласый старик в балахоне, подвязанном поясом. Его волосы развевались, лицо было грозным. Он взмахнул рукой, и только что кипевший чайник вспыхнул ярким пламенем.
    - Тебе еще нужны доказательства?
    Антон кубарем скатился с табуретки и с немым ужасом наблюдал за происходящим, прислонившись спиной к стене. Старик раскинул руки и опустился на пол. Он приблизился к Антону, так, что тот мог различить цвет его глаз и морщины на лице.
    - Верь мне, - тихо сказал старик, - я здесь, чтобы помочь.
    - Я верю, верю… - прошептал Антон.
    - Ну вот и ладушки, - неожиданно весело сказал старик, и ветер утих, на кухне снова стало светло, пламя погасло.
    Антон поднялся на ватных ногах и сел за стол. Отхлебнул кофе, продолжая смотреть на старика.
    - Итак… - сказал тот и тоже присел за стол. – Если в этом облике я тебе привычнее, то, пожалуй, останусь таким.
    - Я просто никогда не сталкивался с духами, - сказал Антон, с трудом воспринимая происходящее.
    - Знаешь, я бы очень хотел, чтобы ты и впредь с ними не сталкивался. Но что поделаешь… - старик вздохнул. – Я ведь тоже был когда-то человеком.
    - Человеком? – переспросил Антон.
    - Да, человеком. Обычным крестьянином. Землю пахал, дом выстроил. Вольным я был. Хорошо с женой жили. Но вот повадился к нам барин один. Говорит, землю хочу вашу купить. Ну мы с женой кумекать стали, может и вправду в город переехать. Думали-думали, а этот барин тем временем все приезжает и приезжает. Жене моей подарки все дорогие делает. Застукал я их как-то в сенях, она визжит дурным голосом, а он крепко так держит и смеется. Охватила меня тогда ярость, я вилы схватил и в спину ему воткнул. А он жену бросил, повернулся ко мне и говорит: «Ты на кого руку поднял?» И стоит невредимый. Глаза гневом сверкают, сам страшный. И поднялся тогда ветер сильный, а этот черт и говорит: «Быть тебе проклятым во веки веков, и всем потомкам твоим мужеского пола. Быть тебе не человеком, не зверем, а волком-оборотнем. Души живые губить будешь, мясом сырым питаться, в обличье волчьем бегать». И исчез. А я с этих пор стал чуять, что-то неладное со мной происходит. В лес меня ночами стало тянуть, и телом другим стал постепенно становится. В полнолуние места себе не находил от тоски звериной. И мяса, сырого мяса мне хотелось. А однажды смотрю, руки мои и лицо шерстью обрастают, клыки пробиваются. И превратился я в волка. Стал по селам бегать, страх на людей наводить. Жену задрал. Ребятишки все мои от страха поразбежались кто куда. Так и жил до самой смерти. Днем человек, ночью – волк. Помирать стал, да не помер. Душа неуспокоенная была: как там ребятишки мои? А если с сердцем неспокойным умираешь, то и после смерти нет тебе покоя. Стала душа моя скитаться, сыновей искать. А проклятье-то на них тоже перешло. И вот помогал им, чем мог. Где направлю, где посоветую. Так и переходил из века в век. Вот теперь твой черед пришел. Двадцать шесть тебе стукнуло.
    - А при чем тут двадцать шесть?
    - Так со мной это все случилось, когда мне 26 было. Так и вы теперь маетесь.
    - Стоп, ты хочешь сказать, что я тоже…
    - Из моего рода. И отец твой был, и дед.
    - Оборотнями?
    - Оборотнями. Днем человек, ночью волк.
    - Ага, и я тоже оборотень? – Антон со смехом поднялся.
    - Да, внучок, и ты, - грустно сказал старик.
    - Да какой… какой я тебе внучок?
    - Такой внучок.
    - Ну, у меня шерсть не отрастает и клыки не пробиваются. Я человек, понимаешь? Че-ло-век, - Антон в волнении заходил по полу.
    - Будет, будет пробиваться. И мясо будешь есть, души живые губить.
    - Знаешь, старик…
    - Дед…
    - Ну дед, какая разница. Мне на работу собираться надо. Очень рад, что навестили нас из своего потустороннего мира, но пора и честь знать. Адьос, ариведерчи. До свидания – сказал Антон и ушел в комнату.
    - До свидания, внучок, до свидания,- тихо сказал ему вслед старик и растворился в воздухе.
    ***
    Уже сидя в метро, Антон решил никому не рассказывать об утреннем происшествии. «Еще подумают, что я сумасшедший. Или замучают расспросами». Вообще, случай был достоин телевизионного сюжета, и Антон забавлял себя мыслью о том, что журналисты специализированных изданий с энтузиазмом взяли бы его в оборот. Но он такими вещами не интересовался, и поэтому решил благоразумно обо всем забыть. Хотя произошедшее до сих пор не укладывалось у него в голове. «Надо будет найти потом грамотного специалиста по эзотерике, расспросить его о таких вещах». Антон был очень голоден. Он не успел позавтракать, поэтому приехав в офис, сразу отправился в буфет. Он заказал себе сэндвич, который на вкус оказался как бумага, но, подкрепившись, он почувствовал прилив сил. Пройдя на свое рабочее место, он попытался погрузиться в процесс, но мистический старик не выходил у него их головы.
    Коллеги, как всегда, обсуждали начальство. Их директором был человек не самых честных правил, который зарабатывал полученные деньги для себя, экономя на сотрудниках. Исключение составляли самые ценные сотрудники руководящего состава, которые без зазрения совести распределяли денежные средства по своим карманам. Антон давно уже порывался найти себе новую работу, но для того, чтобы устроиться на желаемую должность, ему не хватало опыта.
    Поэтому ему, как и многим, приходилась терпеть директорский беспредел, отрабатывая положенные восемь часов в день. Вот и сейчас, он сидел за компьютером, пытаясь разобраться в проекте, который ему выслали на электронную почту. Но сосредоточиться было крайне трудно. К тому же, не насытившись бумажным сэндвичем, он испытывал сильнейшее чувство голода. С трудом дождавшись обеда, он кинулся в столовую, где заказал себе огромный бифштекс. К нему присоединился его коллега, но Антон слушал его в пол-уха. Он вообще в этот день очень скупо отвечал на вопросы, и даже поздравления с Днем Рождения были ему не в радость. Он желал только одного – чтобы рабочий день поскорее закончился.
    Но домой идти ему не хотелось. Он даже немного побаивался этого возвращения. Антон чувствовал, что эта история с мистическим стариком не закончится, поэтому цеплялся за реальность, как за спасительную ниточку. Написав длинную смску Василисе, он с нетерпением ждал ее ответа. Ему просто хотелось забыться в ее объятьях и не думать о сверхъестественном, оборотнях и старике. Ему очень хотелось думать, что это был просто сон.
    Но сегодня Васька была тоже занята. В конце сообщения она приписала «С Днем Рождения!», и на этом их общение закончилось. Антон вообще был не любитель праздновать свои Дни рождения, но все-таки он ожидал чего-то большего, чем поздравление в смс. Он задумчиво смотрел в окно на офисные постройки, как неожиданно раздался телефонный звонок. Алена. Его девушка.
    Он совсем забыл о ней. Они встречались уже два года, и до знакомства с Василисой Антон подумывал о том, чтобы сделать ей предложение. Ему было хорошо с ней, их интересы были схожи. До знакомства с Василисой Антон думал, что знает, что такое любовь. Но внезапно вспыхнувшая страсть разрушила все его представления об этом чувстве, разрушила все его планы на будущее с женщиной, которая как нельзя лучше подходила ему. Антон затягивал с разрывом, он не представлял, как он будет без Алены. С ней он чувствовал себя нужным. С ней все было правильно. Они полностью доверяли друг другу, и когда он говорил Алене, что задерживается на работе, он не сомневался, что она ему верит. Но сегодня ему совсем не хотелось оставаться одному.
    - С Днем Рождения, - услышал он в трубке ее красивый мелодичный голос, и сразу же понял, как соскучился по ней.
    - Спасибо, родная, - Антон старался придать своему голосу максимально беспечное звучание. Алена была очень проницательна, и ему не хотелось, чтобы она начинала его расспрашивать.
    - Ты куда пропал? Я несколько дней не могла до тебя дозвониться.
    - У меня работы было очень много, я уставал. Приходил и сразу ложился спать.
    Алена молчала, и Антон понимал, что эта девушка догадывается о том, что что-то не так. Врать ей он не умел.
    - Встретимся сегодня? – через некоторое время спросила она. – Я смогу быть у тебя через час.
    - Нет, нет, давай лучше погуляем, - Антону совсем не хотелось возвращаться домой.
    - Хорошо, давай.
    - Через час в парке у входа.
    - Договорились.
    Он повесил трубку и со вздохом начал собираться. К всему прочему он был чертовски голоден.
    ***
    Алена ждала его у входа в парк. В этот раз она надела темно-синее платье, перехваченное поясом. Волосы были распущены по плечам. Она создавала приятное впечатление, умные серые глаза проницательно смотрели на Антона, когда он подошел к девушке.
    Она подставила губы для поцелуя, но Антон, перед глазами которого на мгновение возникло лицо Василисы, уклонился и поцеловал ее в щеку. В глазах Алены что-то промелькнуло, но она погасила свой взгляд и продолжала улыбаться.
    Они зашли в парк. Наступала весна, и на улице было тепло и солнечно. Многие офисные работники вышли на прогулку после работы. Все скамейки были заняты, люди отдыхали. Антон с Аленой молча шли по набережной, он по привычке держал ее за руку.
    - Давай спустимся к воде, - предложил Антон. Больше всего на свете ему хотелось рассказать Алене о том, что с ним произошло. О том, что ему не хочется идти домой, даже о Василисе, которую он не видел два дня, и ему казалось, что прошло уже два месяца. Алена было прежде всего его другом, которой он мог полностью доверять. Секс между ними уже давно утратил былую яркость, но их связывало гораздо большее – взаимопонимание и доверие к друг другу. И здесь, глядя на спокойную поверхность воды, все произошедшее утром казалось нереальным. Человеку свойственно отрицать то, что он не может понять и принять, и Антон упорно старался не думать о произошедшем, отгоняя память о событии, как назойливую муху.
    «Какие духи, какие оборотни? – думал он. – Вот сейчас я сижу здесь с Аленой, которая постоянно как аксиома. Завтра я снова пойду на работу. Васька…»
    В его голове зазвенели тревожные колокольчики. О том, что он неправильно поступает в Аленой, он тоже старался не думать. Ему не хотелось ее терять. Он заглушал свою совесть, которая спала сладким сном в глубине его души. И тревожить ее ему ой как не хотелось.
    - У меня для тебя подарок, - сказала Алена, прервав молчание.
    Антон отвлекся от своих мыслей.
    - Подарок? Очень приятно.
    Алена открыла сумочку и вытащила оттуда небольшой сверток в коричневой бумаге.
    - Что это? – спросил Антон.
    - Открой, посмотри, - загадочно улыбнулась Алена.
    - Спасибо, - Антон в предвкушении разорвал обертку.
    Это был ежедневник из коричневой мягкой кожи, сделанный очень качественно. Антон долго смотрел на обложку, не в силах поверить в то, что он видит. Он сжал зубы и спросил хриплым голосом:
    - Почему ты выбрала это?
    - Ну я подумала, если ты такой занятой, то ежедневник тебе в скором времени может понадобится, знаешь на будущее, когда ты станешь руководителем и будешь назначать мне свидания между деловыми встречами.
    - Нет. Почему… Почему на обложке изображен волк?
    - Потому что ты похож на него. Такой же таинственный и одинокий в душе, даже когда вокруг тебя много людей. Знаешь, ты сейчас даже внешне похож на волка. У тебя сейчас такое хищное и угрюмое лицо, как будто ты готов наброситься на меня и разорвать на клочки. Ты сегодня не брился? – Алена дотронулась пальцем до его щеки, но Антон отпрянул.
    Потом резко поднялся.
    - Знаешь, мне пора. Дела еще есть.
    - Куда ты? – Алена смотрела на него широко распахнутыми глазами.
    - Я устал. Мне вставать завтра рано. Доберешься сама? – он был готов на любую грубость, лишь бы уйти.
    - Антон, что происходит? – в голосе Алены послышались слезы.
    - Прости… - на мгновение в его глазах отразились страх и отчаяние. – Прости меня, - сказал он, развернулся и пошел прочь.
    «Я хочу мяса. Мяса с кровью, - думал он по пути домой. Голод заглушал в нем все его чувства – сожаление, неловкость, стыд. Он мог думать только о еде. Заскочив по пути в магазин, он купил четыре стейка и поспешил в квартиру. Он даже забыл о Василисе, которой собирался позвонить в очередной раз.
    Попав ключом в замочную скважину только с третьего раза, он в волнении открыл дверь и заглянул в квартиру. Там было темно и пусто. Никаких духов. С облегчением вздохнув, он начал распаковывать продукты и готовить мясо. Оно уже дожаривалось, и он с нетерпением переворачивал его на сковородке.
    - Проголодался? – услышал он уже знакомый голос.
    Антон как стоял с деревянной лопаткой в руке, так и замер. Потом медленно развернулся.
    За столом сидел вчерашний мистический старик.
    - Ты! – воскликнул Антон. – Ты никуда не делся!
    - А куда же я денусь? Ты же без меня пропадешь. Ты поешь, поешь. Мысли в голове прояснятся.
    Антон выложил мясо на тарелку, сел за стол и начал жевать недожаренный стейк, со злобой глядя на духа. Старик молчал. Наконец, Антон удовлетворил голод и, отодвинул от себя тарелку, долго смотрел на явившееся ему привидение со смесью страха и негодования.
    - Слушай ты…
    - Не ты, а Дед.
    - Слушай, Дед. А не пора ли тебе оставить меня в покое?
    - Как я тебя оставлю, когда ты уже обращаться начал. Тот голод, который ты испытываешь, это так… Скоро ты почувствуешь настоящий голод. Тогда тебе и лошади будет мало. Наступает время, наступает, - со вздохом говорил старик. – Вон и щетина у тебя на лице… Зубы-то не болят еще?
    - Не болят, -сердито бросил Антон, - я не брился сегодня, отсюда и щетина.
    - А ты иди в зеркало на себя посмотри.
    Дед покачал головой. Антон вышел в коридор, где висело зеркало.
    «Да, действительно оброс», - думал он, проводя рукой по щекам и подбородку. Да и весь он как будто похудел, черты лица заострились, глаза смотрели зло и угрюмо. Неожиданно ему захотелось скинуть одежду. Он расстегнул рубашку и, оставшись босиком, с наслаждением ступал по прохладному полу. Его охватила жажда движения. Захотелось бежать куда-нибудь без цели, вдыхая теплый воздух, валятся в траве. Он отмахнулся от наваждения и вернулся на кухню.
    Сел и долго смотрел на духа, который в свою очередь, внимательно смотрел на него.
    - Хочешь сказать, что я превращусь в волка?
    - Да.
    - И буду убивать людей?
    - Да.
    - И выть на луну?
    - Да.
    - И как это будет происходить?
    - Не бойся, боли ты не почувствуешь. Завтра новая луна. Это будет твой первый день. Завтра ты начнешь превращаться. С растущей луной твой организм начнет трансформироваться, перерождаться. Голод будет сопутствовать, только сырое свежее мясо сможет удовлетворить его. У тебя будут болеть зубы, будет чесаться все тело. В полнолуние ты покроешься шерстью и твой цикл превращений будет завершен.
    - Днем – человек, ночью – волк?
    - Да, именно так. Ночью ты будешь становиться волком.
    - Я могу этого избежать?
    - Нет, - Дед сокрушенно покачал головой, - это проклятье преследует весь наш род.
    - Но ведь есть какое-нибудь средство! – в отчаянии воскликнул Антон. – Врачи, наука, экстрасенсы в конце концов.
    - Если ты хочешь провести всю жизнь в стерильном боксе, утыканный шприцами, то вперед. Изучать тебя будут под микроскопом, да так и не изучат. Поверь мне, я знаю, что говорю, давно уже на свете живу. На работе отпуск возьми.
    - На работе? Какой работе? – Антон вскочил и заходил по кухне. – Ты мне говоришь, что через тринадцать дней я превращусь в волка! Я что, при этом смогу работать?
    - Тише, тише, - ответил Дед. – Волком ты только по ночам будешь. А днем – человек. Тебе надо будет соблюдать видимость. Никто не должен ничего заметить. Ты же будешь убивать людей. Я тебя научу.
    - Послушай меня, дед, - Антон оперся руками о стол, - я никого убивать не буду. Слышишь меня? Если все, что ты говоришь, правда, я могу охотиться на лосей где-нибудь в лесу, покупать тоннами сырое мясо, но убивать людей не буду.
    - Можешь, милок, и на лосей охотиться, и покупать, но человеческое мясо самое желанное, самое вкусное. Ни один из нас не смог побороть искушение.
    - Я поборю.
    Дух засмеялся.
    - Это ты сейчас такой добрый. А когда обращаться начнешь, все добро-то в тебе и умрет. Совесть, милосердие, стыд – ты перестанешь все это чувствовать. Голод. Голод будет гнать тебя в темные закоулки, в лесные чащи. Лосем ты не насытишься. Только человек.
    Антон угрюмо смотрел на Деда.
    - Иди-ка ты спать, милок. Вон, смотрю, глаза слипаются. Уставать будешь сильно в первое время. Душа в тебе еще рваться будет, за человеческое цепляться. Много сил это отнимает. На работу позвони завтра, отпуск за свой счет возьми. А то знаешь как – на работе кинешься на кого-нибудь, тут тебя и повяжут, а там и пристрелить могут. Ты пока не умеешь контролировать свою силу…
    Дед еще долго говорил, но Антон уже не различал слов. Его голова сделалась тяжелой, глаза стали слипаться. Он с трудом разлепил веки. На кухне никого не было. Бросив последний взгляд на небо, на котором сиял месяц, он отправился спать.
    ***
    «Мне снился снег. Только что выпавший. Я различал волчьи следы. Снег заметал темные дома, но в одном из них горел свет. Маленькая свеча на подоконнике. Я шел на этот свет. Он становился все ближе и ближе, я шел к нему по волчьим следам. Я подошел к порогу заброшенного дома, дверь была приоткрыта. За дверью послышались шаги. Кто-то настороженно прислушивался к происходящему снаружи. Внезапный порыв ветра распахнул дверь, и в проеме я увидел девушку. Она испуганно смотрела на меня, черный полушубок был накинут на плечи.
    - Как тебя зовут? – спросил я.
    Девушка молчала.
    - Как тебя зовут?
    Я услышал рычание. В темноте горели два желтых глаза. Огромный волк преградил мне дорогу. Снова подул ветер, и дверь захлопнулась. Девушка исчезла.»
    - Решил заняться творчеством? – услышал Антон радостный бас.
    - Да нет, я просто… просто записываю сон, - Антон смущенно захлопнул полученный в подарок от Алены ежедневник и засунул его в ящик стола.
    - А, ну это дело хорошее. Как на этот раз ты себя чувствуешь?
    - Не знаю, не понял пока. Зубы ноют.
    - Это клыки прорезаются. Завтракал? Смотрю, ты все припасы подчистил.
    Антон молчал. За это утро он успел многое переделать. Позвонил на работу, как говорил ему Дед, и попросил отпуск.
    «Уважительная причина, родственница в Липецке заболела, надо съездить. Нет, подъехать не могу, через час поезд. Да, спасибо. Да, буду на связи».
    Остаток утра он провел, изучая интернет. Он прочитал массу статей про оборотней, колдунов, ликантропов, залез в какие-то научные и магические дебри, но вместе с тем сознавал, насколько бессмысленны все его попытки внести информационную ясность в свое положение. У него возникла масса вопросов, и он с нетерпением ждал появления Деда. Коротая время, он сам не зная почему, открыл кожаный блокнот и начал записывать приснившийся ему этой ночью сон. Он хотел запомнить его, смутно осознавая, что это очень важно.
    За этим занятием и застал его Дед.
    Я как раз собираюсь в магазин, - по-будничному сказал Антон.
    - Ну давай, давай, я тебя здесь подожду.
    Антон вышел на улицу. Солнце ярко светило, и в другой раз он бы порадовался незапланированному выходному. Но он чувствовал, что уже не принадлежит этому миру. Или принадлежит только наполовину. Он шел по улице, вглядываясь в прохожих.
    «Я никогда не буду никого убивать, - думал он, -я найду выход».
    Антон равнодушно ходил мимо магазинных полок с продуктами и остановился только у мясного отдела. От запаха сырого мяса у него закружилась голова.
    - Три килограмма, пожалуйста, - сказал он продавщице, которая начала неспешно исполнять его заказ.
    - На шашлык лучше этот кусок взять, - сказала она, подкидывая в руке увесистый кусок говядины с прожилками жира.
    - Давайте, давайте, - торопливо сказал Антон.
    Расплатившись у касс, он поспешил домой. Уже стоя на кухне, он начал разогревать плиту, чтобы приготовить еду. Но запах сырого мяса кружил ему голову. Он как загипнотизированный смотрел на него, и сам не заметил, как взял в руку нож и отрезал маленький кусочек. Он положил его в рот, и почувствовал с каким наслаждением организм принимает эту пищу. За первым куском последовал второй, потом ещё, и вот он уже держал огромный кусок в руках и рвал его зубами. Наконец, он насытился. Половины куска как ни бывало. Антон почувствовал прилив сил и бодрости, усталость как рукой сняло. Настроение улучшилось. Освобожденный от работы, он думал о том, как бы ему провести остаток дня. Вспомнил про Василису. Он бросился в комнату за телефоном. Проходя коридор, он мельком увидел свое отражение в зеркале.
    Лохматый, небритый, на лице и руках красные кровавые пятна. Но больше всего поражало выражение его глаз. Они горели животным блеском, в них не было ничего человеческого. Только холодная ярость зверя, ищущего свою жертву. Он взирал на свое отражение, только сейчас осознавая весь ужас происходящего. Антон бросился в ванную и силой стал намыливать лицо и руки. Потом скинул с себя одежду и встал под мощную струю душа. Он в ожесточении тер себя мочалкой, потом долго чистил зубы, в надежде искоренить даже воспоминание о своем обеде. Надев чистую одежду, он кинулся в кухню и стал судорожно убирать остатки своего пиршества. Но превосходный кусок говядины, лежащий на столе, манил его. Он быстро положил его в пакет и засунул в холодильник. Ему стало страшно.
    - Дед, где ты? Дед! – закричал он. Но в квартире было тихо. Больше всего на свете ему сейчас хотелось поговорить с кем-нибудь. Услышать простые слова о погоде на улице, о транспортных пробках, о чем угодно. Только не оставаться здесь, наедине с собой, со своим страшным отражением.
    Вдруг раздался телефонный звонок. Это была Василиса.
    - Привет, милый, - проворковала она в трубку.
    «Со мной случилась беда! Приезжай!» - хотелось крикнуть ему. Но вместо этого он сдавленным голосом произнес:
    - Привет.
    - На работе?
    - Нет, у меня выходной. Отпуск. Я дома.
    У Антона не хватало сил поддерживать повседневную беседу. Из горла рвался крик ужаса.
    - А я вот на работе парюсь, - как ни в чем ни бывало произнесла Василиса. – Захотелось тебя увидеть.
    - Приезжай! Сейчас приезжай! – Антон с трудом сдерживался.
    - Ну не-е-ет, сейчас я не могу. – протянула она. – Да и надоело, все дома да дома. Пригласи меня куда-нибудь.
    - Куда?
    - Ну не знаю, в какой-нибудь ресторан, - она снова протянула последний слог. – Я сегодня такая красивая. И не только в платье…
    Антон подавил вздох.
    - Скажи где и во сколько, - произнес он.
    - Приезжай по адресу, - она назвала адрес. – Там очень мило. Давай встретимся в семь часов.
    - До семи часов еще целая вечность, родная, - обреченно сказал он. – Я буду.
    - До встречи, - Василиса отключилась.
    Антон положил телефон, бросился на кровать и зарылся лицом в подушку. Отчаяние клокотала в груди и вместе со слезами, наконец, вырвалась наружу. Вскоре он сам не заметил, как заснул.
    ***
    В семь часов он сидел за столиком ресторана. Перед выходом он тщательно побрился, и, ловя свое отражение в зеркалах просторного зала, он не замечал ничего необычного. Он не стал делать заказ, понимая, что ничего из предложенных в меню блюд не удовлетворит его звериный голод. Поэтому он вертел в руках стакан воды и с нетерпением смотрел на часы.
    - Привет, - свежая и прекрасная Василиса села напротив. Она была в коротком платье, украшенном яркими цветами, сверху был накинут короткий пиджак в тон.
    Антон попытался изобразить подобие улыбки.
    - Ты чего такой кислый? Сделал заказ?
    - Нет, я не голоден.
    - А я жутко проголодалась.
    Она изящным жестом открыла меню и начала его изучать.
    - С чего это ты решил взять отпуск? – спросила она, когда официант отошел от их столика.
    - Устал.
    - Ну, я думала, мы проведем отпуск вместе, - надулась Васька, - махнем куда-нибудь на море. Я так и представляю себе, как мы медленно идем вдоль побережья…
    Она продолжала ворковать, но Антон не различал слов. Он смотрел не нее, изучая каждую черточку ее красивого лица, каждый завиток ее рыжих, блестящих на солнце волос. Ему хотелось запомнить ее такой, беспечной и прекрасной, с бокалом вина в руках.
    - Ты меня не слушаешь. Ау-у, Антоша… - она пощелкала пальцами перед его лицом.
    Он перехватил ее руку.
    - Васька… - он с силой сжал ее ладонь. – Ты меня любишь?
    - Что? – опешила она.
    - Ты. Меня. Любишь?
    Василиса отняла руку и перехватила тонкую ножку бокала.
    - У нас же с тобой все хорошо. К чему такие вопросы?
    - Я могу тебе доверять?
    - Антон, знаешь… - Василиса замялась. События развивались явно не по намеченному ей сценарию. – Ты мне очень нравишься. Мы с тобой замечательно проводим время.
    - Но?
    - Но я бы не хотела говорить о серьезных вещах.
    Антон почувствовал злость.
    - Чем же я не хорош для тебя?
    Василиса долго и оценивающе смотрела ему в глаза, потом приблизила свое лицо к лицу Антона и тихо сказала:
    - А ты посмотри на меня. Внимательно посмотри. Что ты можешь мне дать? Ты думаешь я мечтаю проводить по 8 часов в офисе, а потом приходить домой, вытирать сопли и стоять у плиты? Нет, милый, я создана для другого.
    Антон горько улыбнулся.
    - И для чего же ты создана?
    - Для другой жизни. Я, например, хочу жить в большом доме, а не в твоей типовой квартире. А у тебя средний потенциал, ты не сможешь дать мне то, что мне нужн…
    - Средний потенциал? Да ты хоть понимаешь… - он грубо схватил ее за руку, - ты хоть понимаешь?
    - Отпусти, ты делаешь мне больно! – Василиса повысила голос. Она вырвала руку и потянулась за сумочкой. – Псих! – поднявшись, она поправила платье, бросила напоследок: «Позвони, когда будешь в лучшем настроении», - и ушла, громко стуча каблуками.
    Антон остался за столиком один. Внезапно он вскочил и бросился за ней.
    - Молодой человек, расплатитесь по счету, - официант преградил ему дорогу. Антон сунул ему в руки купюру и последовал дальше. На улице он увидел, как Васька садится в такси и бросился к машине. С силой распахнув дверцу, он залез в салон и схватил девушку.
    - Пусти меня, пусти… - отбивалась она.
    - Не могу дать тебе того, что тебе нужно?
    Он силой повернул ее голову и впился губами в ее губы. Он так сильно прижал ее к дверце машины, что Василиса не могла вырваться. Обнажив ее плечо, он порывисто начал целовать загорелую кожу, запуская руку все глубже ей под платье. Наконец, она с силой его оттолкнула.
    - Ты с ума сошел. Не здесь же, - она назвала адрес Антона деликатно молчащему водителю. Антон чувствовал только голод.
    ***
    «Мне снова снился снег. Он скрипел под ногами, падал с неба, устилая черную землю и деревья прозрачным покрывалом. Он оседал на плечах, руках, лице. Я стряхнул с волос снежную шапку, было очень холодно. Вдруг впереди замелькали лучи фонарей, Это были люди, и они шли сюда. Я стоял посреди заброшенного здания, впереди была только ночь. Вдруг я услышал осторожные легкие шаги. Здесь был кто-то еще! Я увидел тень в проеме полуразвалившейся двери. Тень приложила палец к губам. Потом она исчезла на лестнице.
    Я посмотрел вниз и увидел, как к дому приближается маленькая фигурка. Она двигалась осень быстро. Забежав в здание, в котором находился я, фигурка чуть задержалась на первом этаже, затем я услышал топот ног по лестнице.
    Я смотрел на все это со стороны. Я не мог ничего предпринять. Вот по лестнице вверх бежит девушка, дышит, как загнанный зверь. Она в панике и бежит, не разбирая дороги. Мне хочется крикнуть ей, остановить, помочь, но я не могу вымолвить ни слова. Я вижу, как ее фигурка убегает все выше и выше, слышу топот ног – это люди, которые гонятся за ней.
    Из проема двери появляется незнакомая тень. Она приближается ко мне, и я вижу молодого мужчину, его глаза изучающе смотрят на меня.
    - Ты знаешь, что такое любовь? – спрашивает он.
    Я стою, словно парализован.
    - Знаешь? – продолжает спрашивать он. – Когда только присутствие человека в твоей жизни меняет тебя, делая все, что было до этого бессмысленным и тусклым. Когда одна улыбка переполняет тебя, и ты готов на все, чтобы она улыбалась. Когда в твоих мыслях только она, ее имя, ее глаза, ее боль и ее беда. Ты знаешь, что такое любовь?
    Я скован по рукам и ногам, крик, который рвется из груди, остается неуслышанным.
    Мужчина улыбается уголками губ и медленно достает из-за спины стальную стрелу. Я вижу арбалет в его руках.
    - Ты убьешь ее? – наконец, удается вымолвить мне.
    Я слышу шаги по лестнице. Несколько человек поднимаются вверх.
    Незнакомец бросает на меня последний взгляд и делает шаг навстречу людям, поднимающимся по лестнице.
    - Куда она побежала? Ты видел ее? – спрашивают они незнакомца. Но тот неожиданно прицеливается и стреляет в первого из них.
    - Что ты… Что ты делаешь? – кричит второй, но тут же падает замертво, его грудь пронзает стрела арбалета. Остается последний. Он пытается убежать, но незнакомец нагоняет его и ударяет стальным углом оружия в висок. Преследователи мертвы.
    Незнакомец, тяжело дыша, оглядывает дело своих рук и снова смотрит на меня.
    - Вот что такое любовь, - говорит он и спешит вверх по лестнице. Через некоторое время я вижу, как он спускается и бережно несет на руках девушку, которая убегала от погони.
    Я смотрю ему вслед и по-прежнему не могу вымолвить ни слова…»
    ***
    Будильник зазвонил в 6.30. Равнодушному гаджету было плевать, что нормальные рабочие дни Антона закончились. Мелодия переливалась в предрассветной тишине, а Антон был не в силах подняться, чтобы выключить будильник. Наконец, Васька оторвала голову от подушки и, протянув руку к тумбочке, взяла телефон.
    - Доброе утро, - сказало она Антону, и на ее лице промелькнула улыбка. Антон лежал и молча смотрел в потолок. Наконец, он повернул голову и с тоской посмотрел на Василису.
    - Да что с тобой такое? – она вскочила с кровати, и откинув с лица волосы, начала одеваться. Бросив на Антона полный недоумения взгляд, она направилась в ванную, и вскоре оттуда раздался звук льющейся воды. Антон не пошел за ней, он даже не думал о том, чтобы сварить ей кофе или приготовить завтрак. Он закрыл глаза и долго лежал так, не шевелясь.
    Васька демонстративно стучала посудой на кухне.
    «Никто не должен ничего заподозрить.» - Вспомнил Антон слова Деда. Он со вздохом поднялся с кровати.
    - Ну наконец-то его величество соизволили встать, - пробурчала полу-сердито Васька, но в то же самое время в ее интонациях проскальзывала нежность.
    Антон широко улыбнулся, подошел к девушке и крепко ее поцеловал. Василиса обняла его за шею, ее грудь под тонкой футболкой касалась его обнаженной кожи.
    - Я могу сегодня отпроситься с работы, - прошептала она, захватывая губами его мочку уха.
    Антон отстранился.
    - Не стоит, - сказал он, - у меня дела сегодня.
    Василиса изменилась в лице.
    - Странный ты какой-то… - сказала она через некоторое время. Потом она внезапно прищурилась и взгляд ее стал острее ножа.
    Антону хотелось уйти от неприятного разговора, поэтому он назначил Василисе встречу на завтра и поспешил от нее скорее избавиться. Как только за ней захлопнулась дверь, он бросился к холодильнику.
    - Да, женщины будут тебя любить… - через некоторое время услышал он уже привычный бас.
    - А, это ты, - Антон уже не удивлялся появлению призрака, как будто дух стал частью его жизни.
    - Слушай, да ладно тебе, не все так плохо, - попытался утешить его Дед, видя в каком состоянии находится Антон. – Обращаться волком – это даже приятно и интересно. Бегать быстрее ветра, спать на траве, чувствовать свою силу – вот, что ты получаешь взамен своей человеческой сущности. Я по первости тоже страдал, совестью мучился. Но мы не выбираем себе судьбу. Было, видимо, на роду написано, так оно и случилось… Смирись…
    ***
    . Не находя себе места в квартире, Антон вышел пройтись, и ноги сами понесли его на окраину города, в лес. Какое-то неутолимое чувство гнало его прочь от людей, в глухую чащу, и он почти бежал, не чувствуя усталости. Дома показывались все реже и реже, он шел мимо одноэтажных бытовых построек, и вот, наконец, оказался в месте, где город заканчивался.
    Он ступил в заповедную зону, под ногами шуршали прошлогодние листья. Снег уже почти сошел, и земля была черной и холодной. Деревья еще только начали одеваться в свежую листву, пахло сыростью. Антон уходил все глубже в лес, уже давно сойдя с протоптанной тропинки, и бесцельно бродил между деревьев, глубоко вдыхая свежий апрельский воздух. Природа всегда действовала на него умиротворяюще, но в этот раз он испытывал другое, необычное своей новизной чувство. Пристально вглядываясь в открывающийся перед ним лесной пейзаж, он ощущал себя частью этой земли, этих деревьев. Под его ногами хрустели ветки, и он неосознанно пытался сделать свой шаг как можно более осторожным, как можно более мягким. Он как будто крался за невидимой добычей, огибая поваленные стволы деревьев, редкие кустарники. Подняв голову вверх, он поразился тому, насколько ярким и красивым бывает цвет неба, какие причудливые формы принимают облака.
    Вот из кустов вспорхнула птица, Антон замер. Птица взлетела на ветку, раздалась переливчатая трель. Не шевелясь, он слушал эту бесхитростную песенку маленького создания, внимал каждому звуку. Вглядываясь в беспечную птицу, он мог различить каждое перышко на ее крыльях, видел как она с опаской косит взглядом в его сторону. Ему захотелось поймать ее. Он сделал шаг. Птица оставалась на месте. Шагнул еще. И снова. Он был уже совсем близко к ней, но вот под ногами предательски хрустнула ветка, и птица упорхнула.
    Антон слушал. Лес был наполнен звуками. Пение птиц, треск сучьев, шуршание листьев. Он слышал, как где-то в глубине, в чаще, среди деревьев пробуждается жизнь, ему неведомая, но в то же самое время хорошо знакомая, манящая запахами и звуками. Он стоял и внимал этой зарождающейся жизни, чувствуя прилив радости и восторга.
    Когда он очнулся, уже начинало темнеть. Но несмотря на сумерки, его зрение оставалось таким же острым, он без труда вернулся обратно по своим следам. На выходе из леса он услышал голоса. Ломающийся мужской баритон и звонкий девчачий. Парочка подростков сидела на поваленном бревне, рука молодого человека лежала у девушки на талии, обтянутой тонкой курткой из нейлона.
    Антон остановился. Он прислушивался, принюхивался, он подкрадывался ближе. Голод, неутолимы дикий голод, проснулся в нем. Он стоял за деревом совсем недалеко от них и выжидал. Он выжидал мгновения слабости, удачного момента, когда можно будет… Можно будет что? Антон начал пятиться. Под ногами захрустели ветки. Парень повернулся на звук и увидел молодого небритого мужчину, который пристально смотрел на них. Его глаза горели животным блеском охотника.
    Девушка обернулась вслед за ним, и вот уже две пары юных глаз с недоумением и страхом уставились на Антона.
    - Вам чего? – спросил парень.
    Антон мотнул головой, как бы говоря: «Ничего». От волнения у него как будто пропал голос. Наконец, он нашел в себе силы ответить:
    - Шли бы вы отсюда.
    Парень с девушкой переглянулись.
    - Ну! – внезапно крикнул Антон. Он сжал кулаки и сделал шаг вперед. – Пошли отсюда!
    Девушка вскочила, парень тоже поднялся. Она потянула его за руку и сказала:
    - Пойдем.
    Парень нехотя последовал за ней, и вот уже Антон смотрел вслед двум быстро удаляющимся фигуркам.
    - Псих какой-то, - услышал он. В воздухе еще витал их запах.
    Домой Антон вернулся уже затемно. Он шел дворами, быстро, стараясь не смотреть на людей. Дорогу он помнил безошибочно, усталости не чувствовал. Отперев входную дверь, он не стал включать свет. Он прислонился спиной к стене и медленно сполз на пол. Обхватив колени руками, он опустил голову и долго сидел так не шевелясь.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: coritsa
    Категория: Мистика
    Читали: 14 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 ноября 2018 | Просмотров: 20 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.